пятница, 19 декабря 2014 г.

Плебисцитарная демократия по-русски

  Валерий Островский, политолог 

Россия-2014: плебисцитарная демократия

Газета "Невское время", 18 декабря 2014  

Первый итог нынешнего года – окончание Гражданской войны в душах и мыслях большинства россиян (см. об этом «НВ», 16.12.2014). Но ни этот факт, ни присоединение Крыма не были бы возможны без глубоких базовых изменений в политической надстройке. Речь не об авторитарном режиме. Мы в России получили нечто отличное как от жёсткого или мягкого авторитаризма, так и от тех форм англосаксонского или германо-романского политического устройства, которые традиционно именуются демократией, и это, на мой взгляд, второй итог нынешнего года.

Демократия - власть народа
(его представителей) - это прогресс



Результаты

В начале перестройки получил хождение афоризм Уинстона Черчилля: «Демократия – худшая форма правления, если не считать остальных».
На самом деле Черчилль в речи в палате общин сказал чуть иначе: «…из всех апробированных до нашего времени политических систем».
Безусловно, выдающийся политик прошлого века не был догматиком и предполагал вероятность иных, не менее эффективных и гуманных политических режимов, нежели демократический, а также многовариантность самой демократии.



Современный российский мыслитель Симон Кордонский остроумно заметил, что цикличность российской политической истории состоит в смене периодов депрессии и репрессии. Депрессия у нас называется оттепелью, демократией, а репрессия – мобилизацией, диктатурой. Так вот, как мне кажется, для нашего времени характерна небезболезненная, конечно, попытка выйти из этой замкнутой цикличности. Ни репрессии, ни депрессии в их чистом виде в нынешней России уже невозможны. На пути и тех и других слишком много ограничений: от невозможности информационной закрытости до прочно обретённого нежелания элит подставлять головы под маховик насилия. Но главное в нереалистичности обоих сценариев – историческая память россиян, чьи прошлые поколения пережили и оттепели, и застои. Наконец, нельзя не учитывать и нынешний мировой опыт: «слева» нетрудно разглядеть странности западной демократии, «справа» – несуразицы азиатского покоя.


Наши недавние тучные годы как-то незаметно привели Россию к её особенному политическому режиму, который мы вправе назвать плебисцитарной демократией. В политических науках этот сюжет подробно ещё не исследован. В своё время яростным критиком плебисцитарного устройства был Лев Троцкий, считавший такую модель окончательной победой контрреволюции над пролетарскими массами. Нет уже ни Троцкого, ни восставших пролетарских масс. А плебисцитарная демократия вполне себе укрепилась, и случилось это в 2014 году в России.
Особенность такой демократии – ограничение в выборе между разными неясностями, предлагаемыми для политического рынка. Эта демократия предполагает согласие большинства по ключевым вопросам политического устройства, предпочтение определённости перед турбулентностью. Доказательство тому – серия сентябрьских губернаторских выборов в российских регионах. Если годом ранее на выборах московского мэра англосаксонская модель казалась вполне удобоваримой, то после Крыма она звучала бы откровенным диссонансом. Ни одна из вероятных альтернатив не набирала бы значимого количества голосов.
Плебисцитарное большинство сформировалось органично. Но с одной существенной оговоркой: своё одобрительное голосование в пользу президентских кандидатур оно сопровождало весьма ощутимым набором социально-гуманитарных требований, который не принимать во внимание было просто нельзя. Плебисцитарное молчаливое большинство готово к ответственному диалогу с российской властью и ждёт такой же готовности от власти. В известном смысле в современном российском политическом социуме реализовалась формула, некогда предложенная Константином Аксаковым: «Власть – царю, мнение – народу».Подобная ситуация очень непривычна. Но она отвечает историческому опыту, пространственно-временным характеристикам и общенациональному менталитету. Ею никогда не будут удовлетворены группы гиперактивных, однако спокойные и деятельные могут составить те отряды, которые возьмут на себя ответственность за поиски усовершенствования механизмов такой демократии. Сейчас главное – пройти испытание нынешним кризисом.

Источник: www.nvspb.ru 

Судьба России в XXI веке
Справка об этом сайте.


Каким государством станет Россия в 21 веке: монархия, демократия, деспотия, анархия, олигархия или, может быть, гуманизм?
Депутаты Ленсовета 21 созыва (полномочия с 1990 по 1993 год) и в настоящее время озабоченно следят за судьбой России, помещают в этом сетевом журнале свои газетные вырезки, заметки, ссылки на интересные сообщения в Интернете, наблюдения, предложения, статьи.
Блог создан после выборов в представительные органы власти в декабре 2011 года, которые, по мнению проигравших партий, были сфальсифицированы.
Народ возмутился столь явным обманом и вышел на митинги. Депутаты Ленсовета в декабре 2011 года сделали соответствующие заявления.

На страницах этого блога - публикации о финансах, политике, экономике, культуре, войне, истории:




Новейшая история России в книге
«Колбасно-демократическая революция в России. 1989-1993»



The Fate of Russia in XXI Century
Information about this site.

What kind of state will become Russia in the 21st century: monarchy, anarchy, oligarchy, democracy, despoteia or, perhaps, clericalism?


Petersburg politics convocation currently preoccupied follow the fate of Russia, publish in this blog his observation, Notes, press clippings, Offers, links to interesting posts on the Internet, articles.
Blog launched after the election to representative bodies in December 2011, which, according to lost parties were rigged.
The people protested usurpation and went rallies. Deputies of in while made declarations.

On the pages of this online journal - publication about the War, History, Culture, Finance, Politics, Economy:




Modern History of Russia in the book
«Sausage-democratic revolution in Russia. 1989-1993»


Валерий Островский, политолог 

Гражданская война закончена


 Газета "Невское время",  17 декабря 2014

Главный, совсем не замеченный итог нынешнего года: весной в России де-факто завершилась Гражданская война, начавшаяся весной 1917-го. В советской и постсоветской историографии традиционно утверждалось, что эта война закончилась в Крыму весной 1921-го. Но на самом деле она в тех или иных формах продолжалась ещё долго. На Дальнем Востоке и в Средней Азии, в центральных районах России и на Украине. Великая Отечественная несла в своём малоизученном подполье все признаки гражданской войны. Миллионы коллаборационистов с оружием в руках (или без оружия) выступали против своей страны и своего народа – разве это не гражданская война? Больше того, она продолжалась и после победы – на Западной Украине и в Прибалтике. Актами этой войны были и восстания в ГУЛАГе – например, Кенгирское.
Идея гражданской войны культивировалась в разных сегментах культуры, от либерально-оттепельного с Булатом Окуджавой, воспевавшим «комиссаров в пыльных шлемах», до официального с его телеэпопеями типа «Вечного зова». Одновременно с этим зародился и укреплялся в интеллигентском сознании и «контркультурный» взгляд на историю – с пением под гитару белогвардейских маршей и романсов и сменой героев – с тех, кто в шлемах, на тех, кто в офицерских фуражках. Впрочем, уже тогда, после выхода фильмов «Служили два товарища», «Офицеры», «Бег», часть общественного сознания начала понимать, что все мы – дети одной страны. Эта идея и оказалась самой перспективной.
События перестройки только усилили тенденции гражданской войны – от Карабаха и Баку до Грозного и Нальчика. Кульминацией «второй попытки» гражданской войны стали в 1993 году октябрьские столкновения в Москве.
Установление на территории России режима, получившего название «демократического», породило странное, межеумочное состояние общественного сознания. С одной стороны, оно было мирным, во многом антивоенным, противостоявшим любым попыткам навязать идею конфронтации и братоубийства. С другой – усиливалось ощущение необходимости поисков «особости», идентичности, объединяющей людей, а не разъединяющей их. Этого не понял Эдуард Лимонов со своим национал-большевистским проектом, которое общество отвергло именно потому, что оно не хотело розни, предпочитая поиски общности.
Тучные годы медленно, но верно выводили на первый план ценности нового порядка. Потребительское общество, вкус которого впервые в жизни ощутили миллионы россиян, выдавливало из реальности сами основы идеологии войны. Во многом именно поэтому ни левые идеи (или леволиберальные), ни просвещённо-консервативные (или ретроградно-реакционные) не могли увлечь хоть сколь-нибудь значимое число людей. И именно поэтому, наряду с лимоновским, так быстро провалился и «белоленточный» проект.
Но тут возникла Украина.
Думаю, главная её проблема как раз в неизжитой страсти к гражданской войне. И психологическая реальность её такова: абсолютное большинство русских людей – хорошо знающих историю или не слишком – в своей исторической памяти олицетворяли Крым не с Хрущёвым 1954 года и не с Ельциным 1991-го, а с Гражданской войной и кровавой трагедией 1921 года. Эта подкорковая память не хотела повторения. Более того, эта память просто криком кричала: «Нет гражданской войне в Крыму! Закончим нашу затянувшуюся гражданскую войну именно в Крыму! Поставим там точку на гражданской войне!»
Не надо лицемерить: Крым – территориальное приобретение России после реального окончания гражданской войны. Многие гражданские войны заканчивались именно таким образом: так завершилось присоединение Шотландии к Англии де-юре и де-факто, так в составе Франции навсегда оказалось Савойя, так Юг фактически был включён в политический и хозяйственный оборот США.
Парадоксальное, но ожидаемое свидетельство окончания гражданской войны в России – зрительский и финансовый неуспех фильма Никиты Михалкова «Солнечный удар». Казалось бы, такой современный, он не привлёк людей.
Такова реальность. И это главное достижение новейшей российской истории: в 2014-м у нас закончилась гражданская война.

Источник: www.nvspb.ru

Валерий Островский, политолог 

Паника отменяется

У России в Европе есть лишь два союзника:
русская армия и российский флот.
Александр III, государь-император

 Опубликовано в газете "Петербургский дневник"    19 декбря 2014


Пресс-конференция президента РФ Владимира Путина дала ответы на многие вопросы. И все же самый главный ответ состоит в том, что российская власть остается работоспособной, не впадая в панику.
Паника, как и разруха, как известно, в головах. Пора понять: мы живем в условиях объявленной войны. Цель этой войны – полная капитуляции России, уничтожение ее мировой правосубъектности. Иными словами – насаждение оккупационного режима в приемлемой для вашингтонских планировщиков форме.
Но есть внешний фронт, а одновременно с ним есть и фронт внутренний. Они тесно взаимо­увязаны. Более того, стратеги внешнего фронта делают основную ставку именно на панику на внутреннем фронте. Методы организации такой паники хорошо известны из истории войн. Распространение слухов, создание атмосферы нервозности, неопределенности. Главной целью становится даже не финансовая система, не создание заторов в товаропроводящих путях. В головы рядовых людей вколачивается мысль, что власть стала недееспособной, отказывается принимать решения.
В годы Великой Отечественной войны подобный замысел гитлеровцев, казалось бы, почти удался. Когда 15-16 октября 1941 г. в Москве возникла реальная паника, волнами побежали слухи, что Сталин покинул Москву, и толпы москвичей устремились к выходам из столицы. Предатели из числа "ответработников" загружали машины барахлом, выписывали себе документы на эвакуацию, подогревая накал паники. В ответ на это были приняты очень жесткие меры. И 7 ноября на Красной площади состоялся парад.
А годы спустя, в июне 1945 г., Сталин в своей речи после Парада Победы нашел мужество признать имевшие место ошибки, поблагодарил народы Советского Союза, и прежде всего русский народ, за мужество и выдержку. Сегодня нет необходимости в жестких мерах для подавления паники. Да и паники как таковой тоже нет. Если кто ее и сеет, так это группа профессиональных паникеров из "пятой колонны" да "ответработники", не способные организовать нормальную прак­тику.
Обычные люди, вопреки всему, живут и работают. Чистят дороги, поддерживают в порядке городское хозяйство, учат школьников и студентов, лечат больных, пекут хлеб. Вот к ним-то и обращался президент России. Нет сомнения, что его слова были услышаны. И не только услышаны, но и поняты.
Жизнь продолжается.

Источник: www.spbdnevnik.ru

Валерий Островский, политолог 

Американские горки рубля

Опубликовано в газете "Петербургский дневник"    14 ноября 2014


Кажется, за последние недели мы все стали весьма большими специалистами в вопросах валютных курсов. В каждом выпуске новостей сообщения о колебаниях курса рубля занимали чуть ли не первые места.
Профессиональные экономисты выдвигали самые разные версии происходящего. Основные причины рублевой турбулентности понятны. Среди них и зависимость от импорта, причем не только продовольственного, но прежде всего машиностроительного. Скажем, в 1991 г. СССР входил в четверку основных стран в станкостроении. Сегодня Россия – на 19-м месте в мире по этому показателю. Квазирыночная идеология, гласившая "не надо производить – все можно купить", потерпела несомненный крах. Следует набраться ума, терпения, воли, чтобы изменить такую драматическую ситуацию. Сыграли свою негативную роль и западные санкции. Не стоит, правда, преувеличивать их значение.
Но и преуменьшать – тоже. Можно дискутировать об ошибках Центрального банка. Я полагаю, что рубль можно было отпустить в свободное плавание еще в августе или сентябре.
Но в любом случае меня мало устраивает позиция г-жи Набиуллиной, не назвавшей публично тех спекулянтов, кто разгонял рубль, толкая его вниз по крутым американским горкам.

Примечание.

Эти "спекулянты" - предприниматели-друзья президента России, у которых для целей спекуляции, по словам самого президента России, завалялись в "загашнике" 3 миллиарда долларов. - Ред.

У Центробанка России, Минфина России, финансовой разведки есть все возможности для выявления таких спекулянтов и пресечения их деятельности. Возможности эти использованы явно не были. Конечно, ситуация далека от, скажем, августа 1998 г., когда президент Ельцин под телекамеры клялся, что никаких дефолта и девальвации не будет, а через день все "грохнулось".
Для сравнения стоит также приглядеться к сегодняшней Украине, где гривна после майданного переворота обвалилась более чем на 60 %, а майданный центробанк фактически запретил свободную куплю-продажу иностранной валюты. Сегодня самый популярный украинский бизнес – привести чемодан гривен в Россию, обменять сначала гривны на рубли, затем на доллары и вернуться с ними на Украину. Все равно получается прибыльнее, чем что‑то производить. В России ничего подобного нет и, уверен, не будет. Когда устаканится валютная ситуация – гадать бессмысленно. Главное в том, что российская власть смогла не допустить паники. А за ее отсутствие власть должна поблагодарить и свой народ, сохранявший в эти недели спокойствие и достоинство.

Источник: www.spbdnevnik.ru



Комментариев нет :

Отправить комментарий