суббота, 30 сентября 2017 г.

О судьбе России, скрепах и украинской революции

"Россия в отношении Крыма
лишь спешно исправляла
те грубейшие нарушения
новой киевской властью
ключевых прав и свобод
собственных граждан"
В.Зорькин

Статья Валерия Зорькина "Право - и только право" появилась в "Российской газете" 23 марта 2015 года и, очевидно, не потеряла актуальности доныне, коль скоро в статье речь идет о судьбе России в 21 веке.

Текст: Валерий Зорькин (доктор юридических наук, профессор)Российская газета - Федеральный выпуск №6631 (60)

"Новая газета" опубликовала 19 марта статью Елены Лукьяновой "О праве налево", призванную доказать, что Россия не имела права присоединять Крым. Статья начинена реверансами в адрес господина Обамы, объявленного "тонким юристом-конституционалистом" современности, и поношениями в адрес российского Конституционного cуда.
Я никогда бы не стал отвечать на статью любого юриста, даже более профессионального и более глубоко погруженного в специфику конституционного права. Но в данном случае речь идет не о статье госпожи Лукьяновой, постоянно стремящейся усидеть на двух стульях - псевдокоммунистическом и псевдолиберальном - и постоянно меняющей свою позицию в соответствии с конъюнктурой.

Речь буквально идет о судьбе России, о ее способности выстоять в нынешней ситуации, не сорваться в очень крупный гражданский эксцесс, к которому ее буквально подталкивают и определенные слои нашего общества, претендующие на элитность и просвещенность, и обслуживающие эти слои юридические двурушники. Готовые бесконечно обсуждать процессуальные тонкости, якобы нарушенные Россией, и не готовые обсуждать чудовищные по грубости нарушения, совершенные другими любезными их сердцу действующими лицами, включая "тонких юристов-конституционалистов".
О судьбе России и зависимости этой судьбы от всего, что связано с правом, я пишу сейчас как гражданин России. Это не политическая а, если хотите, философская и даже экзистенциальная статья, посвященная одной из самых трагических тем российской истории.

Скрепы общества, легитимность власти и право

Столетиями и даже тысячелетиями Россия была скрепляема высшими духовными скрепами, называвшимися по-разному в разные времена. Будучи скреплена этими скрепами, она могла относиться к скрепам правовым с большим или меньшим пренебрежением. Я не буду обсуждать, хорошо это или плохо. Не буду обсуждать и разницу между римским подходом, в рамках которого хитросплетения юридических формул являются системообразующим фактором, и иными подходами, отрицающими такое значение этих хитросплетений.



Я не являюсь безоговорочным поклонником той традиции, которую олицетворяет Древний Рим с его юридической щепетильностью. При том, что эта традиция, конечно же, должна быть названа великой. И должно быть признано, что именно эта традиция построила весь средневековый и современный Запад.
Ведь, отдавая должное римской правовой традиции, нельзя не признать и того, что как Древний Рим, так и его последователи прекрасно сочетали юридическую щепетильность, доходящую до тонкой казуистики, и невероятную жестокость. Причем такую жестокость, которая ошеломляла другие миры, в которых юридическая щепетильность не была укоренена, но которые каким-то способом эту жестокость вводили в определенные берега.
О судьбе России и зависимости этой судьбы от всего, что связано с правом, я пишу сейчас как гражданин России
И если бы Россия продолжала оставаться страной духовно-центрической, то есть делающей ставку на идеологический, а не правовой консенсус, как это было и в православный, и в коммунистический период, то правовая проблематика не имела бы для нее столь судьбоносного характера.
Для меня, посвятившего себя именно этой проблематике и придающего ей решающее значение, право все равно было бы сверхценным. Однако я бы понимал, что такая сверхценность права не тождественна вопросу о том, быть или не быть России вообще.
Но Россия, отвергнув советский идеологический системообразующий принцип, являющийся новой редакцией такого же православно-самодержавного принципа, перестала быть хотя бы "относительно правонезависимой" страной. В отсутствие идеологических скреп единственно возможными скрепами являются скрепы правовые. Если их нет, страна рушится в бездну. И в каком-то смысле сверхценность правовой проблематики как раз и связана с невозможностью скрепить эту общность чем-либо, кроме права.
Этот вопрос стал особенно острым для Запада в период религиозных войн и последующий период перехода западной цивилизации от религиозности к светскости. Как все мы понимаем, речь идет о легитимности.
Французский монарх мог быть легитимен для католиков, потому что римский папа благословил его, и он был помазан в Реймсе. И в условиях такой легитимности правовая легитимность не имела решающего значения. Но для гугенота благословение римского папы и помазание в Реймсе было знаком антилегитимности. И французскому обществу для того, чтобы сохранить единство, надо было делать ставку на что-то иное, нежели духовное единство общества.
Этим иным сначала был абсолютный и все более проблематичный авторитет монарха как высшего суверена. Что это такое, понимают все, изучавшие французский и общеевропейский абсолютизм, высшим выражением которого является фраза короля-солнца Людовика XIV "государство - это я". Все, кто это изучал, понимали, что французские короли эпохи увядания монархии делали ставку на абсолютизм не от хорошей жизни. А от того, что религиозная легитимность рушилась, и скрепой становилась личностная, харизматическая легитимность.
Но она может что-то скреплять, только если монарх по-настоящему сильная личность, каковой и был Людовик XIV. Как только абсолютистским лидером становится личность слабая, абсолютизм рушится.
Однако катастрофа такого обрушения (а она, как мы знаем по истории французской революции, была ужасной) - это еще полбеды. Возникает вопрос, как и чем все скреплять "по ту сторону катастрофы". Причем в отсутствие той социальной стратификации, которую предлагал феодализм, в отсутствие тех традиционалистских тормозов, которые существовали в рамках предыдущего типа жизни, как его ни называй - формацией, укладом, жизнеустройством. Победивший буржуазный класс разрушает традиционные устои, снимает тормоза, пускает общество вразнос, создает пресловутый дух "войны всех против всех" (она же рыночная конкуренция), уничтожает существовавшие коллективистские скрепы.
И вот тогда вопрос о праве становится совсем иным, нежели в предыдущий период. Тогда общество окончательно понимает, что либо оно обрушится в беспредельный хаос, в бездну асоциальности, либо оно сумеет связать себя правовыми скрепами. Потому что других-то у него в этой новой постидеологической ситуации просто нет.
Лишившись идеологических скреп в ходе перестройки и окончательно потеряв их в постсоветский период, Российская Федерация должна была чем-то скрепить самое себя. Чем? Только правом. Увы, понимание судьбоносности постсоветского вызова, понимание того, что теперь-то либо право, либо ничто, отсутствовало у нашего так называемого "просвещенного слоя", сумевшего завоевать авторитет в обществе к началу так называемой перестройки и остававшегося для общества авторитетным в начальный постсоветский период.
В дальнейшем этот слой потерял свой авторитет - во многом потому, что не осознал вызова и не ответил на него. Но он продолжает занимать весьма серьезные позиции в нашем обществе. Причем серьезность этих позиций никак не пропорциональна его новой, гораздо меньшей, авторитетности. Но она имеет место. И ее необходимо учитывать.
Поэтому я считаю своим долгом отвечать на некоторые якобы просвещенные и моральные, а на самом деле вопиюще циничные, меморандумы, которые подписываются то мудрыми и благородными юристами, то философами, находящимися в услужении у международных уголовников типа Браудера.
Не в этих лицах дело и не в их рупорах, и не в их международной поддержке. Дело в нормативных, моральных и даже экзистенциальных установках целого слоя, чьи позиции все еще достаточно серьезны для того, чтобы в случае, если этот "просвещенный слой" не опамятуется, Россия оказалась бы резко дестабилизирована.
А значит, слой должен опамятоваться. И я говорю сейчас со слоем, а не с его отдельными представителями и трансляторами определенных позиций.

"Просвещенный слой" и его mea culpa

Помните ли вы 1993 год, когда, согласно вашей кровожадной и циничной оценке, Конституционный cуд не выполнил свою функцию. Каковая якобы состояла в том, чтобы поддержать любимого вами президента-харизматика?
Вы помните те вопли "раздавить гадину", те свирепые расстрелы и неправовые преследования, те репрессии разного рода, которым подвергались люди и институты, не внявшие вашим призывам?
И неужели вы не способны связать свое тогдашнее поведение со всем, что за этим последовало? Вы определенным образом повели себя осенью 1993 года. Платой за это ваше поведение был триумф Жириновского и сокрушительное фиаско на выборах ваших представителей, вопреки захвату вами фактически диктаторской позиции в российском обществе.
Вы в этот момент осуществили то, что в психоанализе называется переносом. И возложили ответственность за этот ваш провал на Россию, заявив, что "она одурела". Но одурели-то на самом деле вы. И понятно, почему. Потому что растоптали право. И назвали тех, кто его отстаивал, то есть спасал все вместе - и Россию, и ваш авторитет, и просвещенность, и многое другое, пособниками сил, толкающих страну к катастрофе.
Но в тихую катастрофу грабительских бесчестных приватизаций, социальных бесчинств, деградаций и кровавых конфликтов страну тогда толкнули вы. И сделали вы это одним-единственным шагом - не заметив вопиющих правовых нарушений, совершенных Ельциным, издавшим указ №1400. Ельцин растоптал право, а вы его поддержали.
Конституционный долг Конституционного cуда состоял тогда в одном - немедленно зафиксировать вопиющее нарушение права.
Указ №1400 нарушал право так грубо, так вульгарно и неприкрыто, что для того, чтобы это зафиксировать, не надо было быть высоким юридическим профессионалом. Надо было просто осознавать новую суперценность права, его характер уникальной скрепы. Надо было осознавать свой долг перед Россией и поддержать эту суперценность. Вот и все.
Одни это сделали, а другие нет. И все мы вкусили от горьких плодов, которые выросли в результате благословленного вами неправового посева. И неужели у кого-то из вас хватает сегодня цинизма или бездумия для того, чтобы не осознать хотя бы постфактум, что совершенное находится в категории mea culpa, что в переводе означает "моя вина"?
Перестаньте хотя бы теперь глупо и грубо перекладывать, как говорят в народе, с больной головы на здоровую. Потому что, продолжая заниматься этим скверным делом, вы, и именно вы подталкиваете страну к тяжелейшим гражданским потрясениям.
Но и это не все. Вам в конце концов придется осознать, что именно вы в 1993 г. в очень большой степени способствовали тому, чтобы не только в России, но и во всем мире открылся правовой "ящик Пандоры", из которого далее полезли все демоны глобальной политической дестабилизации.
Не понимаете? Придется объяснять.
Дело в том, что горячо поддержанный вами указ Ельцина №1400 стал первым в новейшей истории прецедентом грубейшей интерпретации конституционного права (то есть его фактической отмены) в одной из ключевых стран мира. И этот прецедент не случайно был восторженно встречен и признан благим и справедливым решением политической проблемы почти везде на Западе. Ведь именно этот прецедент был усвоен и присвоен вашими западными единомышленниками как новая и допустимая норма. Которую, в зависимости от потребностей применения, называют то "демократия важнее закона", то "справедливость важнее закона". В любом случае закон уже был выброшен из приоритетов.
Потом эту норму оснащали технологиями разного рода "мягкой силы". Включая тотальный контроль над ключевыми СМИ (прежде всего всепроникающим телевидением), позволяющий донести до массового гражданина-избирателя любым образом искаженную "картинку реальности". То есть навязать обществу свой фальсифицированный ряд событий, свои интерпретации этих событий и свой (пусть даже вопиюще неправовой) вердикт насчет того, что в этих событиях является справедливым и благим.
Осознайте, что именно из прецедента указа №1400 и вашего оправдания его благого характера, невзирая на противоречие Конституции, далее прорастали методология и технологии многочисленных "цветных революций". Тех самых, в которых обрушение конституционных норм и незаконное силовое свержение легитимной власти объявляли, следуя созданному вами прецеденту, "справедливой борьбой народных масс за демократические преобразования". Тех самых, из-за которых мир второго десятилетия XXI века называют "погружением в глобальный хаос".
Дело ведь еще и в том, что российский прецедент 1993 года резко расширил то - и без того достаточно широкое - пространство интерпретаций международного права, в котором прячутся ключевые возможности международной хаотизации.
Все юристы знают, что законодательные нормы любой мыслимой правовой системы не могут быть настолько полны и совершенны, чтобы исчерпать бесконечное многообразие жизненных ситуаций. И потому и в любой национальной правовой системе, и в системе международного права (впрочем, как и в традиционных системах обычного права) правоприменителю вменяется в обязанность верное толкование, то есть интерпретация правовой нормы в соответствии с ее буквой и духом. Причем такое верное толкование предполагает - и это также обязанность правоприменителя - рассмотрение внешних обстоятельств, то есть контекста рассматриваемой правовой проблемы.
В системе национального, в том числе конституционного, права рассогласование правовых норм-принципов (и, соответственно, широкий простор для интерпретаций) встречается редко. Именно по этой причине прецедент указа №1400 был столь очевиден в своей вопиющей неконституционности. А вот в системе международного права, увы, налицо существование принципов, между которыми возможны коллизии.
Например, в числе Основополагающих Принципов, вошедших в Декларации ООН, возможны коллизии между Принципом неприменения силы и угрозы силой и Принципом невмешательства в дела, входящие во внутреннюю компетенцию государств, между Принципом территориальной целостности государств и Принципом равноправия и самоопределения народов, между Принципом разрешения международных споров мирными средствами и Принципом уважения прав человека и основных свобод. Эти принципы формально равнозначно важны, из них ничто не "главнее". И здесь возникает пространство для взаимоисключающих интерпретаций.
А поскольку этим интерпретациям невозможно придать правовую безусловность, они обрамляются комплексом нужным образом созданных СМИ информационных фальсификаций и "сконструированных" контекстов, а также дальнейших интерпретаций этой "фальсифицированной реальности". Причем интерпретаций опять-таки не правовых, а политических и эмоциональных: "демократия и воля народа", "справедливость", "страдания жертв" и т.д.
Это опять-таки тоже к вашему сообществу относится, и к российскому 1993 г. Ваши заявления о том, что против замечательного Ельцина на улицы Москвы вышли фашисты, и требования "раздавить гадину" - не припоминаете?
Я все это к чему пишу? К тому, что именно созданный вами катастрофический прецедент российского 1993 года в очень большой степени стал базой для дальнейшего "творческого развития" международного права. И в части фальсифицированной реальности, и в части ее интерпретаций.
Так было, например, при начале войны в Ираке без мандата ООН, когда высокие представители США и Великобритании с международных трибун предъявляли фальсифицированные (что позже было доказано и признано) доказательства наличия у Саддама Хусейна оружия массового поражения.
Так было во время нападения Грузии в Южной Осетии, когда ведущие мировые телеканалы предъявляли зрителям съемки продвижения грузинских войск, объявляя их "вторжением в Грузию российских танковых колонн".
"Правовой Запад" настойчиво поддерживал сдвиг противостояния на Украине к силовому захвату власти
Так было во время всех "революций арабской весны". Так было во время операции НАТО в Ливии, когда глобальные СМИ предъявляли миру фальсифицированный фото- и видеоряд "зверств войск Муамара Каддафи против собственного народа". Но так же это было в Египте, Тунисе, Сирии.
И так же это дошло до Украины 2014 года. И до тех вопиющих нарушений права в ходе появления и становления киевской "постмайданной" власти, которым вы опять-таки отказываетесь давать надлежащую оценку, надевая псевдоправовую маску и подменяя правовой анализ глупейшим и пошлейшим юридическим крючкотворством.

"Майданная" Украина и право

К моменту начала "майданного противостояния" в ноябре 2013 г. на Украине была полностью сформированная система власти по конституции 2010 г. (президентско-парламентская республика). Были избранные и признанные международным сообществом президент В. Янукович и парламент (Верховная рада), было законно сформированное президентом и Радой правительство.
В ноябре 2013 года президент Янукович отказался от немедленного подписания Соглашения об ассоциации Украины с ЕС. Уже тогда парламентская оппозиция фракций "Батькивщина" (глава Арсений Яценюк), "УДАРа" (Виталий Кличко) и "Свобода" (Олег Тягнибок) объявила, что Янукович предал уже сделанный Украиной "европейский выбор" (хотя никаких референдумов о таком выборе на Украине не проводилось), призвала граждан на киевскую Площадь Независимости (майдан) для протеста и возглавила этот протест. Все западные СМИ и многие политики тут же начали повторять тезис оппозиции о "предательстве Януковичем европейского выбора".
Уже к началу декабря 2013 года действия майдана вышли за рамки законности. На майдане звучали прямые призывы к свержению власти. Начались силовые эксцессы в отношении правоохранителей на улицах Киева, которые проводили отряды незаконной "Самообороны майдана". В тот момент украинская власть должна была в соответствии с Конституцией и законодательством страны пресечь действия "майданной оппозиции". Так, как это жестко делает на Западе власть любой страны (включая администрацию "тонкого юриста" Барака Обамы в США) в случае нападений протестующих на полицию.
Тем более требовали жесткого пресечения - по закону и Конституции - действия "майданной оппозиции" в январе и феврале 2014 года. Когда "сотни самообороны Майдана" начали все более массированно применять против правоохранителей бутылки с зажигательной смесью ("коктейли Молотова"), дубинки, железную арматуру, а далее и огнестрельное (в том числе, боевое) оружие.
Все это фиксировалось фотографиями и видеозаписями. Которые и на Украине, и в России хорошо известны. Но которые практически не попадали в сюжеты западных новостных каналов. Не попадали в эти сюжеты и захваты "сотнями самообороны" административных зданий в центре Киева. Не попадали в эти сюжеты и факельные шествия вооруженных украинских майданных неонацистов по улицам Киева в масках-балаклавах, с фашистской эмблематикой и речевками "москалей на ножи".
Знал ли об этом российский "образованный слой", с которым я здесь говорю? Разумеется, знал. Некоторые его представители отшатнулись в ужасе и осудили или просто отвернулись. А некоторые горячо и громко поддержали именно такое "общенародное стремление украинцев в цивилизованную Европу".
Знали ли об этом ведущие западные политики? Разумеется, знали. И активно поддерживали. Включая замгоссекретаря США г-жу Викторию Нуланд, лично раздававшую оппозиционерам на майдане "печеньки", и сенатора Джона Маккейна, лично обнимавшего на сцене майдана лидера крайней праворадикальной партии "Свобода" Олега Тягнибока. И эти политики, включая президента США Барака Обаму, публично и жестко требовали от Януковича "уважать выбор украинского народа" (который, вновь подчеркну, никакими законными конституционными способами выявлен не был), а также (вопреки закону!) исключить какие-либо силовые действия правоохранителей против оппозиции.
То есть "правовой Запад" настойчиво и последовательно поддерживал сдвиг политического противостояния на Украине к неконституционному силовому захвату власти.
18 февраля майданные лидеры оппозиции во главе с Яценюком и Тягнибоком фактически повели колонну боевиков на штурм Верховной рады, требуя немедленно поставить на рассмотрение вопрос о возвращении Конституции 2004 г. Колонна прорывала оцепление здания Рады, забрасывая милицию "коктейлями Молотова", а затем пустила в ход огнестрельное оружие. Милиция отвечала слезоточивым газом, светошумовыми гранатами и резиновыми пулями - огнестрельное оружие "Беркуту" не выдали. По сводке МВД, в этот день у милиции было "7 погибших, 39 получили огнестрельные ранения, 35 в тяжелом состоянии. За медицинской помощью обратились 184 сотрудника, 159 госпитализированы". В этот же день произошли многочисленные захваты власти в регионах (зданий обладминистраций, милиции, СБУ) "отрядами самообороны", в результате чего уже к ночи на киевский майдан было переправлено множество "стволов" боевого оружия.
19 февраля Яценюк, Кличко и Тягнибок потребовали от Януковича "признать волю собравшегося на Майдане народа" и сдать власть. На следующий день, 20 февраля, с ультимативным требованием "признать волю украинского народа" к президенту Украины обратился президент США, "тонкий юрист" Барак Обама. Хотя Обама не мог не знать, что даже в пиковые моменты численность протестующих в Киеве и других регионах не превышала полутора миллионов человек, и что они никак не могли представлять волю 45-миллионного украинского народа. Который, к тому же, о его "воле" конституционными способами никто не спрашивал.
А 20 февраля, когда президент Украины объявил "антитеррористическую операцию" и разрешил выдать "Беркуту" боевое оружие, в "майданное противостояние" включились "неизвестные снайперы" в зданиях вокруг майдана. В результате в этот день было убито около 60 правоохранителей и протестующих, несколько сотен были ранены.
Россия немедленно потребовала международного расследования этих событий. Однако США и Европа это требование не поддержали и обвинили в трагедии Януковича и "Беркут". Не потребовали они такого расследования и позднее, когда киевская власть спиливала деревья с застрявшими в них пулями, уничтожая возможность выявить направления стрельбы и другие улики. Не потребовали они такого расследования и тогда, когда глава МИД Эстонии Урмас Паэт сообщил, что, по всем данным, "неизвестные снайперы" были наняты майданной оппозицией.
Вместо расследования бойни 20 февраля главы МИД Польши, Германии и Франции потребовали от Януковича заключить "мирное соглашение" с оппозицией на условиях отмены "антитеррора", вывода "Беркута" и внутренних войск из Киева, а также начала процесса формирования "переходного правительства", возврата к конституции 2004 года и досрочных выборов президента и Рады.
Ночью было подписано такое "мирное соглашение", которое в качестве гарантов утвердили главы МИД Германии, Франции и Польши. Присутствовавший в качестве спецпредставителя Путина В. Лукин не подписался и заявил, что сомневается в гарантиях.
Сразу вослед за этим подразделения "Беркута" и внутренних войск, понимающие, что Янукович, оппозиция и европейские министры ничего не гарантируют, а у майдана уже сотни боевых "стволов", начали спешно покидать Киев. Янукович, как позже выяснилось, уже под обстрелом бежал из Киева. Бежала и значительная часть депутатов от правящей Партии регионов и коммунистов.
Наутро "сотни" майдана заняли уже неохраняемый правительственный квартал. А Верховная рада приняла следующее постановление: "В связи с тем, что президент Янукович самоустранился и покинул столицу, Рада вынуждена объявить о досрочных выборах главы государства".
При этом Рада приняла по упрощенной процедуре и с фальсификацией голосования депутатскими карточками, отнятыми у несогласных депутатов (что документально зафиксировано), закон о возврате к конституции 2004 г. А также постановления о прекращении огня, о выводе спецназа из центра Киева и о запрете на применение силовиками огнестрельного оружия.
То есть Верховная рада, которая после изгнания Януковича оказывалась единственным избранным (то есть законным и хоть как-то легитимным) органом власти, начала "постмайданную" работу с грубейших нарушений Конституции. Поскольку в ней у пришедшей к власти оппозиции было всего около 150 голосов. То есть у нее не было не только конституционного (300 голосов), но даже простого (226 голосов) большинства.
И тогда - что также задокументировано - в ход пошли "методы убеждения" с использованием майданных боевиков. Несговорчивых депутатов "убеждали" появлением в их квартирах вооруженной "охраны" из боевиков. Другие боевики выставляли караулы на выходах из Рады. И прямо объясняли собравшимся журналистам, что не выпускают депутатов, чтобы они не сбежали и чтобы хватило голосов для принятия решений. А иногда те же журналисты наблюдали, как эта "охрана" прямо на пороге Рады избивает "не так голосовавших" депутатов.
В зале Рады несогласных депутатов тоже избивали - коллеги и новая "охрана" Рады. А также отнимали карточки и голосовали за них. Задокументированы случаи, когда на депутатских местах коммунистов сидели 7-8 человек, а в протоколе оказывалось, что голосовали более 30 членов фракции КПУ.
Особенно показательна с точки зрения "новой постмайданной законности" была процедура "импичмента" президента Януковича.
По Конституции Украины для импичмента президента в обязательном порядке требуется:
- подозрение в совершении президентом преступления, которое сформулировано обращением депутатского большинства в 226 голосов;
- создание парламентской комиссии для предварительного расследования подозрения;
- назначение для участия в расследовании специального прокурора;
- рассмотрение выводов парламентской комиссии на заседании Рады;
- выслушивание объяснений подозреваемого президента;
- обращение в Верховный суд с требованием дать предварительное заключение по обвинениям президента;
- предоставление Раде такого заключения Верховного суда;
- принятие не менее чем двумя третями депутатского состава (не менее 301 голоса) постановления Рады о предъявлении президенту обвинения в преступлении;
- обращение в Конституционный суд с затребованием его заключения "…в отношении соблюдения конституционной процедуры расследования и рассмотрения дела об импичменте";
- получение и рассмотрение заключения Конституционного суда;
- включение в повестку дня Верховной рады вопроса об импичменте Президента на основании решения не менее 3/4 конституционного состава Рады (не менее 338 голосов).
Ни одно из перечисленных обязательных требований Конституции Украины при отстранении В. Януковича от власти выполнено не было.
Более того, при последующем голосовании за импичмент необходимой численности депутатов в зале Рады тоже не было. В момент решения об импичменте президента в зале было всего 313 депутатов, из которых за отставку Януковича проголосовали 283 человека (на 55 депутатов меньше, чем требует Конституция).
То есть только при принятии решения об отставке президента В. Януковича Верховная рада Украины допустила двенадцать грубых нарушений Конституции. Это решение, как бы и кто бы ни относился к Януковичу, неконституционно и нелегитимно. Соответственно неконституционны и нелегитимны и последующие, из этого вытекающие решения Рады о назначении исполняющим обязанности президента А. Турчинова, о назначении внеочередных выборов президента, о назначениях новых министров и так далее.
Но далее 23 февраля Рада отменила закон 2010 года о региональных языках. По этому закону язык, который более 10% населения считают родным, в соответствующем регионе являлся официальным наравне с украинским. Хотя позже это решение Рады не утвердил и.о. президента А.Турчинов, все национальные меньшинства на Украине в тот момент поняли, какой по ним звонит колокол.
24 февраля Верховная рада своим постановлением уволила "за нарушение присяги" - опять-таки без какого-либо соблюдения установленной законом парламентской процедуры, пятерых членов Конституционного суда Украины, назначенных по квоте Рады. И заодно потребовала уволить и конституционных судей, назначенных по президентской квоте.
Тем самым Рада лишила все новые украинские властные органы, пришедшие к управлению страной в результате вооруженного государственного переворота, еще одного, причем важнейшего - конституционно-правового - основания легитимности.
Знали ли западные политики и представители российского "образованного слоя", рьяно поддерживающие такой путь Украины "в цивилизованное сообщество народов", о фальсифицированной процедуре отстранения Януковича, о "силовых" фальсифицированных голосованиях и махинациях с депутатскими карточками в зале Рады, о других нарушениях Конституции и законности "постмайданной" Украиной?
Я убежден, что не могли не знать. Свидетелями этих событий было множество украинских и западных журналистов. Однако - вновь обращаю внимание - западные СМИ эту правовую изнанку "новой украинской демократии" не транслировали. А официальный представитель Еврокомиссии О. Байи на следующий день после незаконного импичмента заявил, что ЕК "настаивает на легитимности Верховной рады и призывает соблюдать территориальную целостность Украины". И что назначенный Радой "президент Турчинов для нас является президентом Украины". Далее заявления о несомненной легитимности новой украинской власти наперебой прозвучали из уст высших политиков стран Запада, включая США.
Россия понимала, что на Украине при солидарной поддержке ведущих стран Запада произошел антиконституционный военный путч. Но одновременно Россия понимала, что в качестве хоть какого-то партнера по крайне необходимому диалогу с Киевом лучше такая власть, чем неограниченная уличная власть вооруженных нацистов в балаклавах с факелами и речевками "москаляку на гиляку".
И потому после прошедших на Украине выборов Россия формально признала избранные в результате этих выборов властные органы.
Однако подчеркну, что Запад - и США, и Европа - ухитрились все перечисленные выше грубейшие нарушения права новой украинской властью "как бы не заметить" и информационно сфальсифицировать, и затем "интерпретировать" как юридически правомерные.
Но госпожа Лукьянова, представившая в своей статье  "О праве налево" мнение российского "образованного слоя" о присоединении Крыма к России, эти нарушения права на Украине не заметить не могла. Она, конечно, не практикующий профессионал-конституционалист. Но она и не дикарь из джунглей. И понимает, что в ходе переворота "майдана-2014" были нарушены все нормы права вообще и конституционного права в частности. И понимает необходимость включения этих нарушений в контекст правового обсуждения "крымской проблемы". Но надевает очередную псевдоправовую маску…

А есть ведь еще и собственно крымский контекст!

Когда Верховная рада отменила закон о региональных языках, то есть лишила почти 2 миллиона жителей Крыма права официально использовать родной язык, русскоязычное большинство жителей полуострова было глубоко оскорблено и возмущено. Но еще сильнее это большинство возмутилось и обеспокоилось, когда представители новой власти объявили о сборе и погрузке эшелонов майданных "добровольцев" для "наведения украинского порядка в Крыму".
Очень обеспокоилась и Россия. И о подавляющем русскоязычном большинстве крымчан, у которого с Россией давние и широкие семейные и дружеские связи. И - наверняка - о судьбе Черноморского флота, который представители новой украинской власти наперебой обещали быстро выгнать из Севастополя, предложив эту важнейшую военно-морскую базу новым партнерам из стран НАТО, столь активно поддержавшим "украинскую революцию".
В связи с этим Россия не могла не вспомнить положение Декларации Генеральной Ассамблеи ООН "О принципах международного права" 1970 года. То самое, которое в своей статье цитирует г-жа Лукьянова. И которое гласит: "Ничто не должно истолковываться как санкционирующее или поощряющее любые действия, которые вели бы к расчленению или к частичному или полному нарушению территориальной целостности или политического единства суверенных и независимых государств, соблюдающих в своих действиях принцип равноправия и самоопределения народов".
В связи с этим Россия не могла не вспомнить и о другом, сравнительно новом, Основополагающем Принципе международного права, который еще не введен официально в Устав ООН, но общепризнан и уже широко применяется. А именно, о Принципе "Обязанность защищать", требующем от международного сообщества прямой защиты граждан страны, которая грубо нарушает основополагающие права собственных граждан, включая право на жизнь и безопасность, и не хочет или не может прекратить эти нарушения прав.
Именно потому, что после принятия нового закона о языке подготовленный к отправке в Крым "вооруженный майданный десант" намеревался предъявить проживающим в Крыму гражданам свои представления о гражданственности и равноправии акциями "хто не скаче, той москаль" и воплями "москаляку на гиляку", а также силовыми действиями, - Россия воспрепятствовала такому вопиющему нарушению прав крымчан. А далее поддержала реализацию гражданами Крыма их права на самоопределение путем проведения референдума о статусе полуострова и Севастополя.
То есть? То есть Россия в отношении Крыма лишь спешно исправляла те грубейшие нарушения новой киевской властью ключевых прав и свобод собственных граждан, которые вы - надев очередную маску "поборников законности" и в полном согласии с заинтересованной частью "мирового сообщества - предпочитаете не замечать.
При этом Россия, введя в Крым дополнительный военный контингент для предотвращения появления на полуострове "майданных десантов", не нарушила Договор с Украиной о базировании Черноморского флота.
По этому договору максимальная численность российского контингента не могла превышать 25 тыс. чел. И это ограничение было соблюдено. По этому договору российские военнослужащие имели право выходить за пределы объектов базирования при необходимости защиты членов своих семей. Что они и сделали.
А затем, после крымского референдума, обнаружилось, что Киев собирает для наведения в Крыму "украинского порядка" уже не только эшелоны "майданных добровольцев", а крупные военные силы.
России пришлось - причем вновь спешно - реагировать (в том числе посредством Конституционного суда) на новую угрозу проживающим в Крыму гражданам. На этот раз - рассмотрением и принятием правовых решений, следующих из законного и демократичного волеизъявления этих граждан.
Оценивая эти правовые решения, вы вдруг становитесь - в отличие от вашей оценки ельцинского указа №1400 - на позиции строгого юридического крючкотворчества. И лишаете Конституционный cуд России права на толкование Конституции и международных норм в соответствии с их духом. И пытаетесь уличить КС в нарушениях конституционной "буквы". А заодно категорически выводите "за скобки" тот важнейший, приведенный выше, контекст событий, который просто обязан принимать во внимание любой честный юрист-правоприменитель.
Возникает впечатление, что это не просто непоследовательность и не правовая наивность. Возникает впечатление, что вы, крайне негативно относясь к нынешней власти и не веря в свою способность породить такое же отношение в обществе, присягаете силе, причем не своей, а иноземной. И выступаете в качестве пособников этой силы, натягивая при этом на себя разного рода лицемерные маски, правовую в том числе.
Возникает впечатление, что именно по этой причине вы предлагаете России играть на мировой доске по строгим правилам в геополитические шахматы - с шулерами, не стесняющимися украсть с доски пару-тройку фигур. Причем играть именно так в ситуации, когда ставка в игре - существование российской государственности. И что именно по этой причине вы отказываете Конституционному суду России в том праве на интерпретацию юридических норм в единстве их буквы и духа. В то время, как уж совсем беззастенчивую и "отвязную" интерпретацию таких норм  используют ваши западные единомышленники. 
По вашему мнению, которое приводит в своей статье г-жа Лукьянова, Конституционный суд РФ в вопросе о Крыме интерпретировал нормы международного права и нашей Конституции недопустимым образом, и потому "Крым не совсем наш". По вердикту КС, наша интерпретация была обоснованной и допустимой. И в том числе поэтому "Крым совсем наш".
И напоследок о еще одном мнении вашего сообщества, опубликованном г-жой Лукьяновой: мол, именно Конституционный суд под руководством своего председателя загнал Россию в "неспособность давать оценку, исходя из верности духу права, духу цивилизации, на этом праве построенной". То есть в "варварство".
Сейчас мы видим со стороны Запада и его российских поклонников невиданные по размаху информационные фальсификации событий на Украине и их контекста. Мы видим, что все официальные западные правовые интерпретации этих событий настойчиво и однозначно объявляют "кругом виноватой" Россию. Мы слышим, как крупные западные политики открыто заявляют, что России объявлена новая "холодная война", цель которой - "майдан" в Москве и смена российской власти. И мы видим и читаем, как вы - кто осторожно "покусывая по мелочам", кто открыто и развернуто - со всем этим солидаризуетесь.
Для меня это означает, что сейчас наша Россия переживает очередное нашествие западных (и внутренних прозападных) "цивилизованных варваров". Нашествие - пока - происходит в формах и механизмах постмодернистских информационных фальсификаций, неприкрыто наглых интерпретаций права и экономических санкций. Однако это нашествие по масштабу и намерениям вполне соразмерно варварским нашествиям тевтонских рыцарей или армий Наполеона.
Нашествие "новых варваров" - объявлено. Наша задача, даже в этих условиях, изо всех сил защищать ПРАВО.

Полностью публикация: https://rg.ru/2015/03/23/zorkin-site.html

четверг, 28 сентября 2017 г.

Социализм. Вспомним о будущем.

В.Я. Мач

Ограниченность социалистической идеи


Плакат с сайта https://sahallin.livejournal.com/tag/%D1%81%D0%BE%D1%86%D0%B8%D0%B0%D0%BB%D0%B8%D0%B7%D0%BC
Я люблю социализм. Плакат.
Давно назревавший кризис советской общественно-экономической системы, неотвратимое приближение которого тщательно скрывалось политическим руководством СССР, был все-таки непроизвольно вызван новой генеральной линией КПСС, именуемой "перестройкой".
Задуманная в качестве средства оздоровления полностью обездвиженного в партийных идеологических тисках советского общества, перестройка началась с неограниченной свободы слова, обернувшейся затем неконтролируемой свободой действий в виде неуправляемого самопроизвольного процесса в общественных и экономических отношениях.
Задуманная в качестве средства повышения эффективности управления народным хозяйством страны, доведенного до критического уровня застойных явлений, перестройка резко ускорила развал народно-хозяйственного комплекса СССР, ограничившись бесплодными призывами к гласности и переходу к некоему новому мышлению. В результате относительно спокойное протекание процесса загнивания и разложения советского общества сменилось резким его обострением, исключившим для партийного руководства страны всякую возможность влияния на дальнейшее развитие общественно-экономических процессов.
Неограниченная свобода слова нарушила существовавшее ранее сплоченное единомыслие советских экономистов, бывших до того убежденными сторонниками социалистического реализма в экономике. Можно было бы подумать, что все они определили свои новые взгляды на основе глубокомысленных научных рассуждений, если не глядеть на то, с какой злобой они швыряют друг в друга увесистые идеологические булыжники, подчинив свою профессиональную деятельность корыстным интересам тех или иных беспринципных политиканов. Одни из них, безошибочно почувствовав собственную выгоду, без каких-либо колебаний отдали бывших советских трудящихся на откуп новоявленным нуворишам. С достойным лучшего применения усердием превозносят они общечеловеческие ценности, которые представляются им в виде переполненных прилавков тамошних супеpмаpкетов. Другие все еще блуждают в поисках сермяжной правды, предлагая более справедливо переделить неделимое. Никого из них нисколько не смущает то обстоятельство, что еще совсем недавно все они угодливо, стройным хором и наперебой, спешили обосновать задним числом любые некомпетентные исторические решения высшего партийного руководства страны в народно-хозяйственной сфере.
Политика всегда там, где происходят столкновения человеческих интересов, которые не в состоянии разрешить любая естественная наука, так как даже самая фундаментальная из них изучает не более, чем столкновения физических объектов в окружающем нас материальном мире. Выяснить возможность приемлемого для всех разрешения экономических противоречий в человеческом обществе должна была бы такая общественная наука как политическая экономия, однако введение в свое время в псевдонаучный обиход Краткого курса пролетарской политэкономии надолго приостановило ее собственное развитие. Действительно, разве можно представить себе пролетарскую физику или, скажем, буржуазную математику? Вот так и политическая экономия, являясь ведущей общественной наукой, должна выяснить возможность перехода к более качественной общественной и экономической организации к нашему всеобщему, а не только пролетарскому, удовольствию.
Очевидно, что более чем недостаточная экономическая эффективность советской общественно-экономической системы является следствием утверждения в стране впервые победившего социализма крайне некачественных экономических отношений. Причиной тому могут быть два обстоятельства: либо экономическая теория Маркса является следствием искаженного отражения в его сознании основных закономерностей общественного бытия, либо имеет место неправильное ее толкование и соответственное практическое применение. Прежде, чем приступить к решающему испытанию догматов коммунистической веры, обратимся к социалистической идее, являющейся одним из множественных проявлений гуманизма, который, в свою очередь, представляет собой течение человеческой мысли, возникшее на основе длительного наблюдения издавна утвердившейся в человеческом обществе несправедливости. Социалистическая идея получила свое обоснование и развитие в теоретических трудах и практических социальных экспериментах основоположников и последователей утопического социализма. Но и до социалистов были люди, которые считали необходимым, чтобы члены общества, имеющие слишком много, поделились частью своего непомерного богатства с теми, которые и вовсе ничего не имеют. Однако, такое перераспределение материальных благ, пусть и в далеко не достаточной мере, уже осуществлялось отдельными членами общества подачей милостыни сидящим на церковной паперти, например, и в виде других индивидуальных актов благотворительности.
Первым достижением в процессе теоретического развития социалистической идеи явилась мысль о необходимости участия в помощи нуждающимся всем, достаточно для того имущим. Следующий шаг в этом направлении сделали социалисты-утописты, потребовавшие, уже от капиталистов, не только обязательность участия, но и необходимость обеспечить, уже рабочим, определенные человеческие условия существования. Если обязательность вместе с необходимостью выражались ими в сослагательном наклонении, то социал-демократы придали им категорическую форму, твердо и недвусмысленно заявив о том, что выполнение принятых ими решений является для капиталистов обязательным. Представляется очевидным, что теоретическое и практическое развитие социалистической идеи, должное выяснить хотя бы принципиальную возможность перехода к более качественным общественным и экономическим отношениям, происходило в направлении организационного совершенствования, самопроизвольно возникшей на определенном этапе имущественного расслоения человеческого общества, добровольной благотворительности. Однако просматриваемое в социалистической идее стремление к всеобщему равенству, явно не устраивало значительную и наиболее могущественную часть общества. Капиталисты не шибко торопились следовать настойчивым призывам социалистов, имея собственное, более соответствующее их корыстным интересам, представление о необходимых человеческих условиях существования рабочих.

Не испытывая никаких иллюзий относительно возможности получить в обозримом будущем добровольное согласие капиталистов на выполнение выдвигаемых ими требований, наиболее настойчивые из социалистов выдвинули коммунистическую идею, в соответствии с которой эксплуатируемые и угнетенные, избавившись неведомым, правда, образом от своих угнетателей, самостоятельно построят общество всеобщего благоденствия. Выдвижение коммунистической идеи представляло собой попытку преодолеть не только сопротивление капиталистов, но и заметную уже тогда недостаточность идеи социалистической. Эта ее недостаточность озадачила некогда одного из известнейших социалистов-утопистов своего времени, которым являлся Оуэн. Проведя очередной социальный эксперимент, он, к своему величайшему огорчению обнаружил, что участвовавшие в его затее рабочие, несмотря ни на что, оставались его рабами. Неудовлетворенность полученным результатом он объяснил себе тем, что еще не создал для своих рабочих необходимые человеческие условия существования. В действительности причина заключалась в том, что оказавшись между капиталистом и рабочими, он превратился для последних в непосредственный источник материальных благ, чем вполне объясняется образование непреодолимой социальной пропасти между незадачливым экспериментатором и остальными участниками неудачного социального эксперимента. Вместе с тем выдвижение коммунистической идеи убедительно свидетельствовало о том, что на этот раз наиболее решительная часть социал-демократии одними благостными увещеваниями не ограничится, что и было подтверждено дальнейшим ходом событий. Такой, заведомо неприемлемый для капиталистов оборот обусловил превращение глухого неприятия ими социалистической идеи в крайне враждебное отношение к идее коммунистической и превращение плохо скрываемой неприязни к социал-демократии в открытую ненависть ко всем последователям коммунистического учения, которые не замедлили ответить со своей стороны полной взаимностью.
Несмотря ни на что, для всех предшественников Маркса необходимость избавления от капиталистов оказалась неразрешимой задачей. Большей частью последователи коммунистической идеи ограничивались гневными обличениями многочисленных пороков современного им капиталистического общества или описаниями умозрительных построений свободных от эксплуатации и угнетения человеческих общностей: «Солнечный город» - Кампанелла, «Утопия» - Т. Мор. Однако сам Маркс, решительность которого оказалась безграничной, предложил использовать для избавления одной части общества от другой набор весьма жестких способов - от экспроприации до физической ликвидации. С целью теоретического обоснования правомерности подобных действий он разработал соответствующую революционную теорию, утверждающую о настоятельной необходимости осуществления диктатуры победившего пролетариата во время переходного от капитализма к коммунизму периода, которой, в ее более развитом виде, мы имели несчастье воспользоваться после Октября 1917 года. Эта псевдонаучная людоедская теория пришлась весьма кстати в качестве незаменимого практического руководства к действию для будущих экспроприаторов и ликвидаторов, которыми оказались большевики, победивших всех чужих и всех своих.
Между тем, полная ликвидация капиталистов в отдельно взятой стране исключила всякую возможность использования в советском обществе социалистического распределения. В результате сплошного обобществления и поголовной коллективизации оказалось, что давать надо всем, а ведь обещано было немеряно, а вот тех, у которых для этого можно было бы хоть что-нибудь взять, в порыве революционного энтузиазма искоренили вчистую. Социалистическая идея, следовательно, не получила в СССР никакого практического применения. Использование социалистического распределения в отношении всех членов общества и вовсе не имеет никакого смысла, так как сущность социальной политики есть перераспределение материальных благ в пользу только тех членов общества, которые в социальной защите нуждаются.
Примером наиболее эффективного использования социалистического распределения является пресловутая шведская модель гуманного и демокpатического капитализма, представляющая собой как, впрочем, и все иные модели не более, чем социал-демократический тупик. Сохранение очень значительного социального неравенства даже в наиболее развитых капиталистических странах свидетельствует об ограниченности социалистической идеи, оставляющей заведомую возможность одним членам общества ущемлять интересы других. А использование социалистического распределения в отношении вполне здоровых и полностью работоспособных членов общества свидетельствует о ее несомненной порочности. Предпринятая шведской социал-демократией наименее болезненная попытка решительного продвижения к обществу всеобщего благоденствия также оказалась бесплодной, обернувшись потерей динамизма экономического развития, застойными явлениями в производстве, политическим поражением социал-демократов. Настолько обескураживающий отрицательный результат объясняется тем, что социалистическое распределение является по своей сути распределением внеэкономическим. Его доля в совокупном результате общественного производства материальных благ имеет некоторый предел, одновременно с преодолением которого значительно ограничивается положительный субъективный фактор в производстве, так как даже сам капиталист теряет всякий личный интерес в дальнейшем развитии своего производства. Дальнейшее увеличение доли внеэкономического pаспpеделения заменило бы товарно-денежные отношения тотальным центpализованным pаспpеделением совокупного результата общественного производства, буpжуазную паpламентаpную демокpатию – тоталитаpной диктатурой, экономическое неpавенство – неравенством номенклатуpным. Однако проявленное шведской социал-демократией здоровое благоразумие позволило стране своевременно вернуться к пока еще более приемлемой общественной и экономической организации.
Не в пример Швеции, утвердившиеся в СССР общественно-экономические отношения явились результатом практической материализации неприкаянно бродившего до тех пор по Европе призрака. Коммунистическая идея, получив свое воплощение в виде крайне некачественной системы общественных и экономических отношений, составляют которую всеобъемлющая тоталитарная власть и тотальное централизованное распределение совокупного результата общественного производства, оказалась полностью несостоятельной. А воображаемые заманчивые видения бесконфликтного коммунистического общежития обернулись загаженными советскими коммуналками и переполненными бараками Гулага. Социалистическая идея, следовательно, возвестив о своем пришествии звоном первого, брошенного в качестве подаяния медного пятака, получила свое наиболее полное практическое воплощение в виде развитой системы социальной защиты. Будучи доведенной посредством государственного регулирования до наиболее высокоорганизованной формы благотворительности, она уже полностью себя исчерпала, исключив тем самым для социал-демократов всякую возможность дальнейшего теоретического и практического продвижения к своей заветной цели, которой является общество всеобщего благоденствия. Энергичная и достаточно результативная некогда деятельность социал-демократии направленная на переустройство общества превратилась со временем в вялотекущую и совершенно непродуктивную составляющую мирового общественно-исторического процесса. Это означает, что за социалистическим распределением в условиях капиталистического общества никакого социализма в качестве самостоятельной общественно-экономической системы нет и быть не может в принципе.
Таким образом, для выяснения возможности перехода от капитализма к более качественной общественной и экономической организации необходимо преодолеть ограниченность и порочность социалистической идеи, благоразумно воздержавшись от попыток достижения заманчивой химеры идеи коммунистической в виде скачкообразного перехода к обществу всеобщего и вечного благоденствия.

вторник, 26 сентября 2017 г.

Рожденные в СССР

Молодым - везде у нас дорога...
Б. Лебедев-Кумач



Всё чаще и чаще на просторах интернета встречаю статьи, где рассказывается о том, каким же было "счастливое советское детство"! Мол, в СССР дети только и делали, что читали хорошие книжки, питались хорошими продуктами, а воспитывали их добрые и заботливые воспитатели в детских садах и учителя в школах. "Всё было государственным, всё контролировалось, государство плохого не пожелает!"

На самом же деле при ближайшем рассмотрении все эти "плюсы советского детства" оказываются обычными мифами, которые непонятно по какой причине кочуют из форума в форум. В этом посте собраны основные мифы о "счастливом советском детстве", в которые многие (и, возможно, вы сами) продолжаете свято верить.


1. Миф про «отличные ясли и детсады».

Практически все годы своего существования СССР гордился тем, что мол у него детских садов больше, чем в США — стало быть, эти проклятые пиндосы скоро загнуться. Этот миф базируется на той же основе, что и мифы о бесконечно огромных тоннах чугуна и намолотах зерновых, якобы должных показать отличную ситуацию в экономике.

Миллиардов тонн чугуна в США не было по одной простой причине — в более современных производственных цепочках он попросту не был нужен. С детсадами была примерно та же ситуация — в США один работающий член семьи (чаще всего — отец) мог отлично обеспечивать семью. С Советском же союзе оба родителя были вынуждены работать, чтобы прокормить семью и не считаться "тунеядцами" (уголовная статья в СССР), "декретный отпуск" для матери (размером в год) в СССР ввели только в 1968 году — вот вам и вся причина такого огромного количества детсадов и яслей.

Теперь о качестве. Как и во всех других сферах, в советских детсадах процветала казёнщина и принудиловка. За какие-то невинные проступки детей наказывали стоянием в углу в одних трусах и нередко могли ударить — в СССР телесные наказания считались нормой. Нередко ребенок даже не понимал, за что его наказывают, но приучался к мысли, что "власть всегда сильнее" и "надо слушаться".

Чисто советская "коллективщина" начиналась уже с детсада — детей, еще достаточно свободных и разных, втягивали во всякие коллективные игры и хороводы, пение хором, хождение строем и т.д. — приучая к мысли, что индивидуальные стремления и желания это очень плохо, а вот ходить строем — это хорошо.

Если вы всё еще тоскуете по детскому садику "как в СССР", просто подумайте, хотите ли вы отдать своего ребенка в заведение, где его будут ходить учить строем, давать по рукам за малейшее "вольнодумство", какая-то толстомясая бабища сможет в любой момент его стукнуть, а ещё ребенку будут внушать мысль, что вот этот плешивый дед с портрета — это гений всех времен и народов, которого никому не дано превзойти.

Ну что, хочется отдать малыша в такой детсад? То-то.





2. Миф про «отличное детское питание, без ГМО!»

Я уже не раз писал про миф о каком-то "особенно хорошем" советском питании (состоящим из сосисок, каш, картошки, разбавленного молока и синих кур), но на детском нужно остановиться отдельно. Начнём с того, что многие дети в СССР воспитывались без грудного молока — в советской пренатальной системе это считалось абсолютной нормой. Чем это плохо — гуглите, слишком много писать.

Что было дальше? Из роддома ребенок попадал домой, где для него не было нормального детского питания. Ради интереса поспрашивайте у своей мамы, чем она кормила вас в этот период, узнаете много интересного — как из подручных продуктов с помощью разбавленного молока, манной крупы и мясорубки матери пытались приготовить хоть что-то, годное для питания ребенка. По данным ВОЗ, в 1970-е годы (тот самый ваш "благословенный застой"), около 70% советских младенцев страдали ожирением из-за питания практически исключительно углеводами.
Зато ракеты были — ого-го! А спутники — эге-гей!
А также в области балета мы дали Штатам пиз..лей.

Затем ребенок попадал в ясли или детский сад (практически обязательно, см. миф номер 1), где кормежка была, как правило, ужасной — даже в том случае, если "по правилам" полагалось что-то неплохое. Вспомните детсадовских поваров и работников столовых в СССР. Что, вспомнили? Помните там хоть одну худую тетку даже в "худшие перестроечные времена"? Их просто не было — из детсадовских столовых продукты тащили баулами, причем тащили все — от старшего повара до последнего завхоза, должность означала лишь "ранжирование стыренного" по качеству и количеству. Что оставалось детям? Детям оставалось есть жидкие противные борщи, водянистую манку с комками, вонючие хлебно-чесночные мякиши под названием "котлеты" и разваренные до состояния клейстера макароны — от детсадовской жрачки многих детей просто рвало (в прямом смысле).

И если про другие факты об СССР вы можете сказать — "ты Максим не помнишь, как там было", то свой советский детский садик я запомнил очень хорошо — был всё именно так, как я пишу. И это был еще один из лучших детсадов в столице БССР! Мне страшно представить, что было в провинции.




3. Миф про «отличное детское образование и школы».

Миф про "отличное советское образвование" — пожалуй, один из самых живучих и вредных. Я ещё напишу отдельно, как "высокообразованные советские люди" в конце восьмидесятых годов заряжали банки с водой у телевизора, а сегодня поговорим о школе.

Точно так же, как и в детском саду, в советской школе навязывали "корпоративные ценности" и учили ходить строем. Все должны были носить одинаковую форму и галстуки, проходя соответствующий "обряд инициации". Образование строилось на принудиловке — левшей насильно переучивали в правшей, талантливых и одаренных детей совковые училки часто заклевывали до полуовощного состояния — "будь как все, не выделяйся, не выпендривайся!" Были популярны и расправы над "белыми воронами" — класс, состоящий из средненьких умов, поощряемый и управляемый бандой из 3-4 двоечников, мог всячески травить и издеваться над "отличниками и зубрилами" — то есть теми, кто хотел и мог учиться хорошо, много читал и т.д. Конечно, так было не везде — но случалось очень часто и при полном попустительстве учителей.

Сама советская система образования была построена на том, чтобы "давать показатели". Никто не заботился  о том, чтобы дать ребенку какие-то фундаментальные знания и научить свободно мыслить — главное, чтобы он оттарабанил всё заученное и получил хорошую отметку, показателем "успешности класса" считалось отсутствие в нём двоечников, а не наличие каких-то одаренных умов.

В общем, из советской школы дети часто выходили с весьма посредственными знаниями, но с привитым (часто — на всю жизнь) ощущением, что надо "слушаться коллектив" и не спорить с властью.




4. Миф про «свободу детей в СССР».

Советские идеологи тех лет везде трубили о том, что мол в СССР дети какие-то "особенно свободные", мол только в советской системе это стало возможным и т.д.

На самом деле детство советского ребенка было полно настоящего принудительного труда в полном смысле этого слова. Начиная с детского садика детям навязывались "дежурства" — дети были ОБЯЗАНЫ по очереди делать какую-то казарменную работу, например по уборке помещения, мытью окон, прополке грядок на пришкольном участке и т.д. "Отказников" подвергали всяческому остракизму как со стороны "власти" (педагогов, воспитателей), так и внутри коллектива.

Больше того, считалось "нормой" сослать детей "на картошку", а в Средней Азии — "на хлопок", где с помощью принудительного детского труда достигались показатели "колхозов-миллионеров". Знаете, что такое уборка хлопка? Это не приятные прогулки луноликой Айгюль по залитым солнцем полям — это тяжелейшая работа по перетаскиванию 20-килограммовых мешков и ручной сбор обрызганных дефолиантами и десикантами растений. С этих работ дети часто возвращались больными. Денег за это не платили, эта работа считалась "пионерским долгом".

В общем, никакой "свободы детей" в СССР не было — была самая настоящая эксплуатация.




5. Миф про «особую безопасность советского детства».

Отдельный и очень популярный миф якобы про "особую безопасность" советского детства — якобы, в то время "даже двери не запирали на замок, все люди были братья!". Да, а ещё все жили до 150 лет и просыпались по ночам от счастливого смеха.

Всем верующим в этот миф рекомендую ознакомиться с советской статистикой по грабежам и бандитизму — показатели были весьма высокими даже по официальным данным. Кроме того, в те годы было немало серийных маньяков и убийц — вроде Чикатило или менее известного московского маньяка по имени Мосгаз — да, эти страшные чудища в человеческом обличьи были рождены именно в СССР и орудовали при советской системе. К педофилии в те годы было тоже намного более терпимое отношение — ну ущипнул дяденька девочку за попку, ну что тут такого! Случаи изнасилования детей также были весьма нередки — часто это случалось на той самой "картошке", куда девочек отправляли из школы.

В этом пункте хочется затронуть ещё один вопрос — собственно, безопасность среды для ребенка. Из-за скученного и тесного жилья дети немалую часть времени проводили на улице. Я вырос в девяностые, когда оставались популярными еще многие "советские развлечения" из 1970-80-х годов, вроде бросания в костёр баллонов из-под дихлофоса, пугачей из болтов, карбида, ракет из селитры а также прогулок по крышам и стройкам.




Надо быть полным идиотом, чтобы утверждать, что нынешние дети, проводящие больше времени за компьютером и цивилизованным активным отдыхом, вроде велопрогулок или покатушек на скейтах, чем-то "обделены" в сравнении с советскими. Нынешнее детство намного интереснее и безопаснее, чем детство в СССР.

Источник: https://maxim-nm.livejournal.com/357294.html

понедельник, 4 сентября 2017 г.

Феодализм в 21 веке

РФ – РОССИЯ ФЕОДАЛЬНАЯ! Модернизированный феодализм в России.


Когда речь заходит про феодализм в современной России у многих на лице появляется скептическая улыбка, мол, да ладно тебе, не гони пургу. Как метафора хороша, но не более того, не надо сгущать краски, загляни в школьные учебники, почитай классиков, Маркс, всё давно уже расставил на свои места. У нас бандитский капитализм, или даже фашизм и всё что угодно, но только не феодализм.
Я давно задавался таким вопросом: «Почему интеллектуалы не видят, что в России феодализм?»? И пришёл к выводу, что часть просто не курсе, что такое классический феодализм, другая уверена, что у нас не может быть феодализма, т.к мы уже прошли эту стадию общественного развития. А дважды в одну реку нельзя войти. Вот поэтому я и  решил написать эту статью, чтоб расставить все точки над «i».

Должен сразу сказать, что в научном мире историков нет единого понимания того, что такое феодализм, некоторые вообще не признают этот термин. Но раз уж он вошел в нашу жизнь ещё со школьной скамьи, то давайте всё же считать его применение правомерным.
Что нам достоверно известно про феодализм? Очень много, и пожалуй это самое сложное, запутанное и разнообразное по своему строению государственное устройство в средних веках.
Классический феодализм выглядит довольно просто. Есть некое средневековое государство, оно располагалось на определенной территории. Во главе государства стоял монарх, он единолично управлял всем. Для функционирования власти монарха требовались деньги, особенно много их требовалось для армии и ведения захватнических и оборонительных войн. А где их взять? Естественно, со своих граждан, но весь вопрос — КАК? Основная масса народа это сельские жители, а городские ремесленники и мастера не в счёт из-за их малочисленности. Сам монарх ( и его чиновники) был не в состоянии проконтролировать всех плательщиков. Самое простое решение это отдать все сельхоз земли с живущими на ней крестьянами преданным феодалам под определённый договор. Феодал бесплатно получает землю с людьми на своё «кормление», но взамен феодал обязан был быть лояльным монарху, всегда участвовать во всех войнах, снабжать людьми, провиантом и скотом армию монарха, и платить монарху некую фиксированную дань, которую он собирал со своих же крестьян. Ему это было сделать гораздо проще, ведь у феодала земли было гораздо меньше, чем во всем государстве и каждый крестьянин был на учёте.
Именно этот формальный территориальный принцип, который был на поверхности и  был ошибочно заложен всеми учеными и историками в определении феодализма, как главный и основной, а именно от  формы производственных отношений в сельском хозяйстве, ведь тогда по большому счёту других то отношений не было, если не считать городских ремесленников. Никто не обратил внимания на другую сторону  феодализма, на его функциональный принцип таких производственных отношений, как право феодала на «кормление» взамен на его абсолютную  лояльность к вышестоящему сюзерену. С каждым годом в феодальном государстве менялось соотношение граждан проживающих в городе и селе. У монарха стали появляться и другие источники денег для гос казны. Особенно это усилилось после буржуазных революций. Уменьшалась доля сельхоз производства и росло число городских ремесленников, мастерских, цехов, появлялись ткацкие станки и тд



Но там где не было буржуазных революций, феодализм не исчез, а стал приспосабливаться к новым условиям. Формальный территориальный признак стал уступать функциональному.  Принцип «ты мне свою лояльность, я тебе право на кормление в какой ни будь отрасли производства или общественных отношений» стал доминантным. Именно в этом направлении стал впоследствии модернизироваться феодализм в России.  Казалось бы, территориальный признак классического феодализма остался далеко в прошлом, ведь сельское хозяйство сейчас не является ключевым фактором пополнения казны государства, но нет, жив ещё и этот принцип. В частные хозяйства Калужской области прислали уведомления о поставках продукции в военное время
В Калужской области в частные хозяйства начали рассылать уведомления о том, что в военное время они должны будут поставлять свою продукцию для государственных нужд. Об этом стало известно корреспонденту «Медузы».
В законе «О военном положении» есть следующая статья: «На территории, на которой введено военное положение, применяются меры по организации производства продукции (выполнения работ, оказания услуг) для государственных нужд, обеспечения Вооруженных Сил РФ и для нужд населения».
1 июля президент Владимир Путин подписал изменения в федеральный конституционный закон «О военном положении»: он был дополнен статьей 10.1, в соответствии с которой на территории РФ или в отдельных ее местностях, где введено военное положение, ведется «территориальная оборона».
Сейчас в России вы не найдет других свидетельств классического феодализма по территориальному признаку на основе сельскохозяйственных отношений, хотя признак «кормления» условного «феодала» от вверенных ему территории остался, но в сильно изменённом виде. Если раньше, при классическом феодализме, крупный военачальник был феодалом, то сейчас это чиновник федерального уровня с чином   генерал-губернатора а у некоторых и более высокий статус президента республики, например Чечни. Разве президент Чечни не феодал, причем со своей армией? Более того это особый «феодал», который за свою лояльность получил в «кормление» не только всю территорию Чечни, но и получает ещё и дотации из федерального бюджета.
Но это ещё не полная картина нашего феодального общества, «феодалами» стали не только чиновники федерального уровня, но и рангом мельче, на муниципальном уровне. И функциональный принцип всё тот же. Мэры городов и поселков остаются на этой должности «кормления» до тех пор пока они доказывают свою лояльность главному кремлёвскому «феодалу» результатами на выборах. Для кремлёвского феодала это главнее, чем просто деньги снизу.  А чем же они «кормятся» на этой должности? Возможностей много и специфика обширна. Откаты, коррупция, торговля землёй для бизнеса и частного строительства итд . Пока выборы у «феодала» под контролем, то ему многие нарушения прощаются, но аккуратно складывается в папочку до лучших времён.
Но не думайте, что список «феодалов» на этом заканчивается. Вспомните, как пышно проходили похороны воров в законе, а ведь они тоже «феодалы» но в своей сфере и тоже строго привязаны к определенным территориями. У них так же есть договор на «кормление» взамен на лояльность, но не виде выборов, а в области стабильности межнациональных отношений, этнического терроризма и вообще, они ведь «смотрящие», без них у суда было бы дел гораздо больше.  У них форма «кормление» несколько иная. Рэкет, рейдерство, крышевание бизнеса, решение споров в бизнесе, поддержка нужных политиков и чиновников. Инструменты – стрелки, шантаж. Не брезгуют и чисто уголовными делами от убийства неугодных,  до торговли наркотиками, оружием и проститутками. Думаю, многим будет интересно узнать, как спортсмены становились бандитскими «феодалами» и уходили в политику.
А цыгане во главе с своим цыганским бароном, разве не вписываются в современный феодализм? Да, они все последние 100 лет всегда были вписаны, но только частично и со своей национальной спецификой. Кремлёвский «феодал» отдал им в кормление практически всю страну, а взамен хочет получить только одно, чтоб они сами своим существованием в стране  не создавали проблем властям. А них сейчас «кормление» одно это наркотики.
А наши СУДЫ? А разве они не в договоре с кремлёвским сюзереном? Функциональный принцип всё тот же. Власть (сюзерен) отдаёт всю эту сферу в «кормление» судейским чиновникам, которые кормятся только тем, что им принесут в конверте за нужное судебное решение, но взамен они должны соблюдать лояльность к своему сюзерену нужными политическими решениями по знаковым процессам. Кого то на десять лет, формально не за что, а кому то условное или же с отсрочкой исполнения лет так на 20 за реально уголовное преступление.
Я думаю, что  про все силовые структуры, а именно МВД, ФСБ, Нацгвардия и пр. вообще можно не пояснять, чем они кормятся и что они за это должны своему сюзерену.
Тоже самое можно сказать и про все СМИ, культуру, историческую науку. И здесь, если внимательно присмотреться, то можно увидеть отдельных «феодалов» со всеми признаками «кормления» и их лояльностью к  кремлёвскому сюзерену. Последние события с Серебренниковым это демонстративно показывают всю суть такого общественного договора- мы вам даем право на «кормление» и даже подкармливаем из бюджета, как того же феодала в Чечне, а от вас требуется только безоговорочная лояльность и гарантированная поддержка на всём информационном фронте существующего  режима, умалчивать о том, что в России всё ещё феодализм. Вот они и талантливо стараются оболванить свой народ, сделать из него быдло, чтоб оно ни о чем не догадывалось и считало себя свободными и счастливыми.
Вполне допускаю, что читатели сами могут отыскать ещё какие то сфера феодальных отношений в нашем обществе, взять тех же депутатов, РПЦ, спорт, профсоюзы, армию, банки, назначенных олигархов  итд.  Вы будете удивлены, если я скажу, что даже главврач больницы тоже «феодал» и у него тоже есть своё «кормление» и есть свой сюзерен в ФСБ. Вспомните, что происходит с оппозиционерами и активистами, если они попадают вдруг в больницу. Везде, там где есть свои «феодалы» с их правом на »кормление», есть  и их лояльность и преданность сюзерену. Тем же, кто хочет узнать, как именно модернизировался феодализм в России из классического в авторитарно-бюрократический  могу предложить свою статью : « А это точно, что умом Россию не понять?» , которая есть в интернете, в частности и здесь:
Я нисколько не удивлюсь тому, что ситуация в Украине практически такая же, как и в России, ведь мы вышли из одной шинели. Но есть очень существенное различие между нами — Украина интуитивно выбрала вектор на сближение с Европой, а значит, она хочет порвать связь с феодализмом, а мы пока ещё не додумались до такого шага и не осознали это.
В современном мире, феодализм как бы он не был модернизирован, не может быть конкурентоспособен капитализму.
К тому же феодализм, это самая благоприятная среда для узурпации власти, т.к функциональный признак феодализма напрямую способствует узурпации власти.
Только хорошая Конституция гарантированно исключает узурпацию власти стране, а это главная основа для демократии, при которой есть свободные СМИ и разделение власти на ветви, нет коррупции, пропаганды и зомбирования, значит народ из состояния быдло будет обязательно превращаться в свободных граждан. Свободные граждане это основа для зарождения гражданского общества и институтов, рыночной экономики и бизнеса. Свободные граждане + правильные Законы это благоприятная среда для инвестиций и подъема экономики, а это прямой путь к росту благосостояния народа и его покупательной способности.
Но до тех пор пока в России будет авторитарно бюрократический ФЕОДАЛИЗМ, страна будет продолжать падать в пропасть экономических проблем, до полного и окончательного краха..
Наверняка кто то возразит мне, мол и в США тоже можно отыскать все эти функциональные признаки феодализма, а значит мы ничем не отличаемся в этом плане от США.  Надо напомнить существенную разницу в этом плане между нашими странами. В США никогда не было вообще феодализма, они из страны, в которой было фактически законное рабство сразу перешли в капитализм, отменив  рабство. США, страна свободных граждан, которые имеют право на оружие, и там никогда не было узурпации власти. А в России крепостное право формально никто не отменял в 1861 году, его только модернизировали. Да, в феврале 1917 года была буржуазная революция, но она не победила окончательно, т.к в октябре того же года был большевистский переворот и страна опять вернулась в феодализм, но только уже в новую формацию.
Ну, скажите мне на милость, почему же наши интеллектуалы не видят, что в России сейчас феодализм? Не уж то всё так сложно и запутанно?  А может вы, интеллектуалы, кровно заинтересованы в таком развитии России?
Полностью источник: РФ – РОССИЯ ФЕОДАЛЬНАЯ! Модернизированный феодализм в России.

суббота, 2 сентября 2017 г.

Владимир Путин о судьбе России сказал молодежи

Выступая в Ярославле с открытым уроком «Россия, устремленная в будущее», Владимир Путин обращался к школьникам. Но на самом деле речь президента в День знаний отражала его понимание того, что такое Россия — в прошлом, настоящем и будущем. Его веру в Россию и призыв к прорыву, к рывку — перед лицом стоящих перед нами вызовов.

В.В.Путин в Ярославле. 1.09.2017.
В.В.Путин в Ярославле. 1.09.2017.


Владимир Путин впервые выступал с лекцией в формате всероссийского открытого урока. За 11-минутным выступлением последовал диалог с участниками форума «ПроеКТОриЯ». Было видно, что президенту нравится новый формат общения с школьниками и студентами — а в разговоре участвовали не только собравшиеся в зале, были и прямые видеовключения. Путин отдельно отметил, что теперь уже представители многих ведущих отечественных компаний, что называется, бегают за талантливыми студентами, а не они за ними.
Президент говорил, как важно сделать выбор и быстрее определиться с будущей профессией, чтобы потом добиться в ней большего, интересовался конкретными темами и проектами, которыми занимаются его юные собеседники: от искусственного интеллекта до космического ядерного двигателя. Да и сам с воодушевлением рассказывал о том, что со временем можно будет долететь от Калининграда до Владивостока за полчаса.
Но центральным в выступлении Путина оказалось осмысление того, что именно через понимание прошлого мы получим ответ на вопрос, какое нас ждет будущее.
Причем эта часть выступления Путина, судя по всему, отчасти родилась экспромтом. На мысли о прошлом его навел сам Ярославль — городу более тысячи лет, а наша страна, напомнил президент, существует еще больше, гораздо больше. Сказанное Путиным дальше стоит процитировать подробно:
«Посмотрите, далеко не все страны, не все народы смогли пройти такое испытание временем, существовать, развиваться, преодолевать трудности и укреплять себя более чем тысячу лет.
А эту тысячу лет наши предки, поколения, которые жили до нас, предприняли колоссальные усилия для того, чтобы наша страна стала той державой — могучей, великой державой, — какой она является сегодня, вышла к Тихому океану, добилась высоких результатов в науке, технике, образовании.
Все последующие поколения, а это избитая фраза, вы много раз ее слышали, всегда лучше, чем предыдущие, добиваются большего. И это правда. Только это вполне естественно, потому что новые поколения приходят на тот фундамент, который был создан предыдущими.
Знания стали шире, глубже; техника стала сложнее, интереснее, это создает возможности для нового шага. Но ваша задача — не просто сделать что-то новое. Это само собой разумеется, оно будет новым на базе того, что создано раньше. Ваша задача — сделать принципиально новый шаг.
Жизнь — она, как говорят, сложна и многообразна. Всегда сложна с точки зрения конкуренции. Конкуренция всегда очень сильная и мощная, но сегодня посмотрите, как активно развивается мир. Мы говорим: „Наша страна большая, могучая, великая“.
Все правда, и все соответствует действительности. Но посмотрите, как мир развивается. Есть страны, которые по количеству населения несопоставимо больше нашей страны. Есть страны, государства, где технологии, современные способы управления гораздо эффективнее, чем у нас.
Но возникает вопрос: если мы существуем более тысячи лет, так активно развиваемся и укрепляем себя, значит, что-то у нас есть такое, что этому способствует. Это что-то — это внутренний „ядерный реактор“ нашего народа, нашего человека, русского человека, российского человека, который позволяет двигаться вперед. Это некая пассионарность, о которой Гумилев говорил в свое время, которая толкает нашу страну вперед.
Вам, тем, кто сейчас вступает в активную жизнь, нужно иметь это в виду, знать это и добиваться не просто лучших результатов, чем прежние поколения, а качественно лучших, и не только по сравнению с тем, что было сделано в нашей стране, но и по сравнению с нашими конкурентами во всем мире. Я не говорю про всяких врагов, сейчас не будем говорить о грустном. Говорю о конкурентах, а конкуренция всегда очень мощная.
У нас есть такая избитая фраза: это мы сделали не хуже, чем где-то в другом месте. Мы лучше должны делать всегда именно в силу тех обстоятельств, о которых я только что сказал. И по населению есть страны более мощные, чем мы, и по технологиям, по способам управления. Для того чтобы нам и дальше сохранить свой суверенитет, сделать жизнь наших людей и будущих поколений, ваших детей и внуков, лучше, чем сегодня, нужно добиваться качественного продвижения вперед».
О чем говорит Путин? О том, что наш народ и его государство существуют больше тысячелетия не просто так. Не потому, что нам повезло или все так могут. Нет — потому, что у нас есть внутри «ядерный реактор», пассионарность, которая позволяет двигаться вперед. Это можно назвать волей, характером, силой — но русские действительно доказали, что они упрямо продвигаются вперед, падают, потом встают и выбираются даже из самых безнадежных ситуаций. Эти качества относятся, естественно, и к русскому народу, и к его государству.
Которое буквально на наших глазах рухнуло, развалилось — и многим казалось, что оно будет дробиться и разваливаться и дальше. Но вместо этого оно стало собираться с силами, не только физическими, но и умственными, и душевными — и начало возрождаться.
«Встает с колен» стало уже затасканной метафорой. На самом деле мы потушили пожар, который грозил сжечь весь наш дом до основания. И стали отстраивать заново — что-то восстанавливая по старым чертежам, что-то строя уже по новым проектам, придуманным нами или позаимствованным у заграницы. Что-то было полезным, что-то не очень, а что-то просто вредным.
Ведь мы не только строили у себя заводы по сборке чужих автомобилей, но и копировали чужие реформы в образовании и здравоохранении, которые не работают на Западе, внедряли финансово-банковскую систему, которая своей «торговлей воздухом» довела и саму западную экономику до кризиса.
Но этот этап уже закончен — и об этом и говорит Путин. Он призывает не делать «не хуже иностранного» — он говорит о том, что нужно делать лучше всех. То есть мы должны совершить качественный рывок, качественный прорыв. Путин прямо не говорит о том, что нам нужен прорыв, подобный космической программе, но по сути он имеет в виду именно это. И сделать это нужно не из-за какой-то прихоти или амбиций — а потому что в противном случае нас сомнут, раздавят, мы исчезнем.
Да, именно об этом говорит Путин, когда в качестве причин для прорыва указывает — «для того, чтобы сохранить свой суверенитет». Это сказано не для придания излишнего пафоса — Путин дважды напоминает, что есть страны, которые гораздо больше и мощнее нас. И по населению, и по технологиям, причем как промышленным, так и управленческим. Понятно, что речь идет и о Китае с США, и о Германии с Японией. Путин переводит разговор в область конкуренции между странами, специально оговариваясь, что не затрагивает тему врагов — но и в терминах конкуренции угрозы не становятся меньше.
Мы действительно потеряем суверенитет, если проиграем конкуренцию — геополитическую, военную, экономическую, научную, идейную, духовную. Русская цивилизация и даже наша сегодняшняя страна слишком велики, чтобы проиграть на поле боя, да и ядерный щит никто не отменит — но инфраструктурное, научное и даже физическое топтание на месте приведут нас к краху.

  • Физическое — это отсутствие ощутимого прироста населения, то есть не увеличение, а вымирание русского народа. 
  • Научное — это зависимость от внедрения чужих изобретений и технологий.
  • Инфраструктурное — это отсутствие условий жизни, достойных 300 миллионов человек, которые должны населять Россию к концу XXI века.

И если мы ставим перед собой такие цели, то уже к середине этого столетия мы будем летать из Камчатки в Карелию за полчаса, а изобретенный нами искусственный интеллект сделает нас «властелинами мира» — нашего, русского мира.
Альтернативы у нас все равно нет — потому что в противном случае через сто лет будет мир без России. Что нам нужно для качественного рывка? По сути, только одно — нужно научится грамотно использовать энергию, вырабатываемую нашим внутренним «ядерным реактором». Который максимально эффективно работает только в режиме общего дела, общих идеалов, общих ценностей.