вторник, 3 апреля 2012 г.

Леонид Полохов: Мы с Путиным несли бревна в разные стороны


Изгнание А.Э.Сердюкова из правительства России в ноябре 2012 года взволновало общество. Читайте статьи в этом блоге.


Леонид Михайлович Полохов
родился в 1947 году в Читинской области, куда после окончания Великой Отечественной войны его отец - майор Полохов Михаил Петрович - был направлен для прохождения военной службы, а потом вместе с семьей жил и служил в Забайкалье, в Москве, в Ставрополе, Нальчике и Орджоникидзе (ныне Владикавказ).
В Майкопе Леонид окончил школу, организовал и играл на фортепиано в эстрадном оркестре, занимался баскетболом и футболом, в который играет с друзьями до сих пор. Затем была работа токарем на о. Сахалин, учеба в военном училище, срочная служба в армии. В 1975 году закончил юридический факультет Ленинградского государственного университета, однокурсник В.В.Путина.
С 1975 по 1999 год работал в Военной прокуратуре Ленинградского военного округа, прошел путь от следователя до начальника следственного отдела и военного прокурора. В 1987 году первым из прокуроров рассказал СМИ об ужасающей дедовщине в армии. В начале 1990-го опубликовал открытое письмо начальнику Генштаба, где первым предложил перевести армию на контрактную службу и ввести альтернативную службу.
Избран депутатом Ленсовета (1990 - 1993), в сентябре 1993 года поддержал антипарламентский контрреволюционный переворот, подписав следующее обращение к Президенту России:

Уважаемый Борис Николаевич!

Вами принято решение, которого так ждал народ, оказавшийся в результате паралича центральной власти заложником преступных групп и местных бюрократов.

Решительных действий требовали от вас те, кто видит незазершенность преобразований в нашей стране и гибельность этого затянувшегося переходного состояния, кто уверен в том, что демократические реформы должны быть доведены до конца и возврат к тоталитарному прошлому - это преступление против народа России.

Мы понимаем, как трудно было принять такое решение вам, убежденному стороннику демократии и правового государства. Безусловно, это жертва, но жертва во имя спасения России.

С вашей стороны - это акт гражданского мужества, который мы, депутаты Петербургского городского Совета, высоко ценим и в целом поддерживаем.

Мы вносим на ваше рассмотрение следующие предложения, которые могут быть использованы в процессе поэтапной конституционной реформы и послужить укреплению позиций демократии:
Одновременно с выборами в Государственную думу провести выборы в верхнюю палату парламента - Совет федерации. Создаваемый сейчас Совет Федерации из председателей Советов и глав администраций субъектов Федерации действительно приемлем лишь как консультативный орган на переходный период до парламентских выборов.
После принятия Конституции провести выборы в органы государственной власти и управления субъектов Федерации и органы местного самоуправления.

На этом трудном пути желаем вам твердости и успеха.

Мы призываем всех людей, кому дорога судьба России, решительно поддержать президента в этот исторический чаc.

«Вечерний Петербург», 25 сентября 1993 года
В 1999 году организовал и по настоящее время возглавляет общественную организацию «Комитет социально-правовой защиты военнослужащих». Преподает в Санкт-петербургской юридической академии. Полковник юстиции. Награжден рядом государственных наград, в их числе медаль ордена «За заслуги перед Отечеством» II степени.
Опубликовал открытое письмо Владимиру Путину в 2007 году, где резко оценил работу президента и задал ему ряд важных вопросов.
Ответа на письмо не получил. 
Леонид Полохов: Мы с Путиным несли бревна в разные стороны. Интервью газете «Собеседник» 2010, №45, с. 12-13 (полная версия)
Перелистывая пожелтевшие страницы старых газет, мы, нередко, видим материалы, которые приобретают новую жизнь и новый смысл в наши дни, весной 2012 года. Особенно это касается воспоминаний депутатов Ленсовета о своих сослуживцах, однокурсниках, одноклассниках, волею судьбы и российской истории вознесенных на вершины власти.
3 апреля мы отмечаем годовщину начала работы Ленсовета XXI созыва. Весна 1990 года по праву считается временем мирной демократической революции в России, а «самый демократичный» Ленсовет (с сентября 1991 года – Петербургский горсовет) является примером самосовершенствования и самоорганизации либеральной интеллигенции в мощный орган власти Северной столицы России. Леонид Михайлович Полохов был депутатом Ленсовета, не особенно выделялся красноречивыми и задорными спичами с трибуны Мариинского дворца, но и не растворился среди 378 избранных депутатов. В начале 21 века открылось, что депутат Полохов, оказывается, близко знаком с самим Владимиром Путиным. Об этом в нашем блоге уже говорилось.
Настоящая публикация из архивных бумаг Леонида Михайловича продолжает серию статей «про Путина». Никаких сенсаций с криминальной подоплекой в статях прокурора Полохова нет. Любителям острых сюжетов читать дальше неинтересно и бесполезно.

Юрфак ЛГУ

Мы учились в разных группах с Путиным, я – в первой, он – в четвертой. Я на юрфак поступил, уже поработав и поучившись в военном училище, так что был старше остальных на несколько лет. В нашей группе учились еще Ильгам Рагимов и Виктор Хмарин. В одной группе с Путиным учился и нынешний и.о. председателя Следственного Комитета РФ Саша Бастрыкин. С первыми двумя мы сдружились на спортивной почве: я – футболист, баскетболист и спорторг курса, а они – борцы, самбисты… Витя был кандидатом в мастера спорта, а Ильгам и Путин – разрядники (Путин занимался на Каменном острове, в «Динамо», выиграл несколько боев и вскоре тоже стал кандидатом в мастера спорта). А с Бастрыкиным мы сошлись на почве музыкальной: я организовал на курсе ансамбль, и Саша был в нем бас-гитаристом.
Ильгаму родители снимали комнату. Он приезжал из Азербайджана, привозил бочонок коньяку, мы у него собирались тут же... Иногда собирались у меня – мой отец, генерал-лейтенант, после Дальнего Востока был направлен советником на Кубу, а перед моим окончанием юрфака вернулся (он стал зам. командующего войсками Ленинградского военного округа) и ему дали квартиру. К себе Путин не звал никогда, хотя иногда с нами выпивал.
Саша был отличным парнем, я был у него свидетелем на свадьбе. Путин был тихий, не душа компании.
Спустя года два после университета я иногда встречал кого-то с курса, и меня спрашивали: «С кем ты видишься?» «Да с Путиным, мы рядом работаем», - отвечал. А меня переспрашивали: «С кем-кем?». Его не помнили, так как он был очень тихим. А теперь, когда он побывал президентом, с ним бревно носят уже два курса... У меня была записная книжка, так я ее сжег, чтобы журналисты не приставали: там у меня было много интересных для них телефонов.
Путин, кстати, в институте дружил еще и с Колей Егоровым — очень умный студент был, у него потрясающая башка. Коля остался в аспирантуре. Сейчас у него офис на Невском проспекте «Егоров и партнеры» - адвокатствует. По слухам, это правая рука Путина. Пишут, что Рагимов и Тимченко… Но и Коля - тоже.
Володя был очень спокойным, уравновешенным парнем. У нас на факультете, помню, был такой случай - кто-то из студентов проворовался. Как он тогда защищал этого парня! Куда же, мол, он пойдет, надо простить… У него был характер справедливого человека на тот момент. Я тоже был полностью за то, чтобы простить – ведь я вырос на Кавказе. И когда после школы поехал служить на Дальний Восток, многих русских там не понимал. Ведь на Кавказе как - если я, например, вдруг заболею, у подъезда будет сто человек стоять: что там с Леней произошло? И я к людям так же относился. Взаимовыручка и дружба всегда были на первом месте. Иногда, может, и не совсем законно. Но раз человек мой друг, ему надо помочь… Конечно, если что-то страшное - тут уж надо строго по закону. А так, по мелочи – почему не простить...

Группа, в которой обсуждаются причины, события и результаты демократической революции в России, которая началась в 1989-1993 годах. Похоже, до сего дня эта революция так и не завершилась. А это очень плохо и для экономики страны, и для населения. 


Прокурор и оперативник

После юрфака как-то так получилось, что я ни с кем, кроме Хмарина и Путина, не общался. Бастрыкин отдалился (он все карьеру себе в комсомоле делал), Рагимов уехал… А Хмарин жил неподалеку от меня. Путин работал рядом: я - в военной прокуратуре, а Путин через дорогу, в КГБ. Он ко мне частенько заходил на работу.
Он служил тогда в оперативном отделе КГБ. Придет ко мне в кабинет, сядет, ждет, когда я закончу. Я обычно давал ему почитать какое-нибудь уголовное дело. Он его листает и говорит: «У тебя такая работа интересная». «А у тебя?» «Никто и звать никак.» «Ладно, Вова, ты еще свое возьмешь.»
И ведь взял! Тогда, впрочем, я не акцентировался на таких его замечаниях, но все равно было видно, что он о себе как-то все так говорил: надо мне выше, надо мне больше… У меня приоритетов таких никогда не было – лезть наверх.
Никакой холодности в Путине я тогда не замечал. Нормальный открытый парень. Но он не высовывался никогда, и никуда не лез, ни в какие руководители – ни по комсомолу, ни по другим линиям.
Что мне в нем всегда нравилось – это его хорошее чувство юмора. Он может подколоть и сейчас, хотя не всем такой юмор по нраву.
Девчонок у него не было, это я видел. на первом месте у него была работа. А однажды он вдруг приехал ко мне в прокуратуру (у него тогда была красная шестерка и он часто ставил ее на парковку прокуратуры, у нас было спокойнее) с девушкой, красивой такой студенткой филфака… Я очень за него обрадовался.
Однажды я был у него на работе, в КГБ - это было, когда мы только начинали работать. Он меня сам пригласил. «Контора» же – всем интересно...
У них на дверях даже не было номеров кабинетов. «Вова, - спрашиваю, - кто здесь работает?» И показываю на дверь соседнего кабинета. «Тихо. Какое твое дело? Шеф – начальник отдела – сказал: вы тут, в своем кабинете, дружите и знаете друг друга. А кто в соседнем - это не ваше собачье дело.» Спрашиваю: «Так ты не знаешь, кто напротив твоего кабинета сидит?» «А зачем?», - отвечает…
В те годы в прокуратурах – в районных, в городской, в военной прокуратуре - было намного демократичней, мы работали с душой. Мы раскрывали дела, пили с ментами водку, устраивали гульбища в кабаках… Я, например, мог выпить и сесть за ресторанный фоно в форме капитана и играть. Мы танцевали, потому что дело раскрыли… А у них — все тихо и таинственно.
Мне кажется, что таким, как сейчас, Путина сделала «Контора» и еще его работа в мэрии, а скорее всего, именно работа в мэрии.

Депутат Полохов и советник мэра Путин

Потом я на пять лет выезжал за границу: работал в военной прокуратуре в нашей группе войск в Венгрии. Многие связи за это время потерял. Когда приезжал в отпуск, звонил Хмарину (он практически в моем дворе жил тогда, да и сейчас рядом живет): «Витюля, я приехал.» «Ну все, мы с Путькой к тебе придем…».
За это время Путин женился. Свадьба прошла без меня… Когда я вернулся из-за границы и снова стал работать в военной прокуратуре, мы опять стали встречаться с Вовкой и с Витькой. Потом уже Путин уехал за границу...
В общем, из-за наших зарубежных командировок, Путин в те годы как-то потерялся. Потом мне вдруг говорят знакомые, уже после его возвращения из Германии: Вова – помощник ректора университета (ЛГУ) по международным вопросам. Я подумал тогда, что он в комитете работает и заодно курирует университет...
В 1987 году в Ленинграде было совершено страшное преступление, которое потрясло весь город – молодой солдат внутренних войск рядовой А. Сакалаускас в вагоне расстрелял караул и проводника, которые сопровождали осужденных. В то время я был начальником следственного отдела военной прокуратуры и в производстве следователей были уголовные дела в отношении военнослужащих войск, где служил и А. Сакалаускас. В основном это были дела о неуставных отношениях или так называемые дела о «дедовщине». И сам А. Сакалаускас заявил на первом же допросе, что причиной его действий стало издевательство над ним со стороны сослуживцев дело было шумное, общественный резонанс высокий. Даже поставлен фильм кинодокументалистами Литвы. В общем эта «дедовщина», выражаясь модным современным языком, меня «достала». Я дал развернутое интервью журналисту газеты «Смена» Татьяне Зазориной с которой, мы в будущем организовали общественный «Комитет социальной защиты военнослужащих». В «Комитет» обращались военнослужащие и члены их семей, а так же граждане, кто за помощью, кто за советом, а то и просто поговорить. Именно работа в «Комитете» и помогла мне принять решении о согласии баллотироваться кандидатом в депутаты Ленсовета. Кстати, к нам обращался за помощью и будущий депутат Сергей Степашин. Члены «Комитета» помогли ему в составлении предвыборных документов.
В 1990 году меня избрали депутатом Ленсовета (но я оставался и прокурором). И вскоре мы столкнулись с Путиным — он в это же время стал советником Анатолия Собчака, тогда председателя Ленсовета. Я спросил, по каким он вопросам у Собчака. По экономическим, ответил. Он же кандидат экономических наук. Защищался в Горном институте. Кажется, у него диссертация про алмазы и экономическую безопасность страны, а защищался он, вроде, у нынешнего главы Совета Федераций Сергея Миронова.
... Мы с ним часто сидели на заседаниях Ленсовета в задних рядах, шушукались. Вроде дружили, но он никогда не рассказывал о своей семье, и меня про домашних никогда не спрашивал, в гости не звал…
Он не понимал, что происходит в России — он же долго был в Германии. Я ему объяснял, что такое «Народный фронт», кто такие «Выборы-90»... Некоторых людей, впрочем, он знал — по своей работе в органах — там разработка на них была.
И вот 1991 год. Подходит ко мне известный в городе депутат Верховного Совета РФ и говорит: «Надо бы вам с Курковым (начальник управления КГБ по Питеру и Ленобласти) поговорить. Они все хотят уходить в отставку после путча. Прослышали, что якобы сюда хотят назначать человека со стороны, не из органов».
Я к Путину... Он тогда уже был председателем Комитета по внешним связям мэрии Санкт-Петербурга. Он мне сказал: «Начальником КГБ города и области будем назначать Степашина. Хозяин так сказал.» Я ему: «Вова, мозги совсем отсырели? Я против Сергея Вадимовича ничего не имею, мы с ним даже знакомы. Но не понимаю, как человека приглашают на такую должность, и он может соглашаться, зная заранее, что он не справится?»
Пошел к Куркову. Он меня хорошо знал (я по линии военной прокуратуры курировал в КГБ следствие), и с порога говорит: «Пять моих замов написали рапорта в отставку. И я сам…» Я уговаривал остаться – мол, Степашин неплохой парень…
Ведь надо было людей как-то остановить - они так возмущались: их просто уничтожили этим назначением…
Я ведь к Вовке несколько раз приходил перед этим назначением: все пытался образумить - что вы делаете? А он говорил: «Это не наш с тобой вопрос. Давай о тебе поговорим.»
У него была идея – меня куда-то приткнуть. Не в прокуратуру. Работать в городе. Например, курировать игорный бизнес по линии местного правительства. Он сказал: «Если мы не будем сами его курировать, от мэрии, тогда это захватят бандюги.» Я отказался, и сказал ему: «Вы уже пол-Питера продали.» Он на меня обиделся…
Моя жена – врач. Однажды ко мне, как к депутату, пришли врачи, говорят: «У нас есть аптека, мы хотим ее приватизировать. Нам не дают. Деньги нужны. Они есть у людей, которые могут купить аптеку, но не имеют права работать. Как быть? Помогите через Путина.» Он тогда всем занимался.
Я пошел к Путину. Он говорит: «Я тебе предлагал самому заниматься, ты отказался. Это не наши вопросы. Это все у хозяина в руках.»
Он ни разу не помог тем людям, по которым я обращался (он вообще помогал только своим — с кем дружил, с кем спортом занимался...). Причем, обращался как депутат, не по своим проблемам. Звоню, например: «Вова, есть вопрос. Нужна твоя помощь.» Он мне всегда отвечал: «Приходи.» Никогда не было слова «нет»… Вначале встреч у нас всегда была маленькая перепалка по поводу власти. Его традиционная прелюдия к разговору, - о том, что все кругом козлы. А уж потом спрашивал – что случилось. Я объяснял: на моей территории избиратель, у него такая-то проблема. Писал ему на листочке фамилию, адрес, проблему. «Разберемся», - обещал Путин. Я так раз оставил бумажку, другой… Спросил один раз про первого, получил в ответ: «Решается вопрос»… Пришел в другой раз, спрашиваю уже и про второго, третьего, четвертого… Все решается. Я не стал больше ходить к Путину, пошел другим путем - стал обращаться к депутатам районного совета на той территории, где проблема. Те все сделали.
Хотя ради справедливости замечу, что однажды он все-таки помог. У меня был близкий друг (он уже умер), и когда он уволился из прокуратуры, Путин помог ему найти приличную работу.

Собчак недоволен

Анатолий Собчак и Владимир Путин на прогулке у озера, вероятно, того самого, где кооператив "Озеро", фото из газеты "Собеседник"
Хотя мы общались с Путиным, с Собчаком у меня были отношения очень непростые. Был однажды случай. Собчак чуть не час выступал перед сессией депутатов – прямо как лектор перед студентами на тему: «Питер – город свободной экономической зоны.»... И вот я подхожу к микрофону, Собчак мне со злорадством: «Проходите к трибуне, вам и место здесь, как прокурору.» Я обращаюсь к нему: «Анатолий Александрович, не знаю, кому вы читали лекции в университете. Слава богу, что не мне. Вы сейчас рассказали ни о чем. А насчет свободной зоны, то я знаю одну, как прокурор. Но она не свободная, зона-то.» Зал грохнул. После этого аншлаги в газетах: «Прокурор Полохов: «Зона несвободы».
Проходит пара дней, Вова меня встречает: «Хозяин недоволен, нас всех собирал. Просил меня поговорить с тобой - чего ты кидаешься на всех.» А я ведь никого не трогал, кроме Собчака…
Но больше всего обиделся на меня даже не сам Собчак, а его жена, Людмила Нарусова. И вот из-за чего. Существовала такая программа на ТВ - «Альтернатива». И вот меня снимают – прямо в моем кабинете, и я говорю про Собчака (помните, были возмущения по поводу его квартиры?): «Вот живу я – угол Просвещения и Композиторов. Рядом, через квартал, живет Собчак. У меня квартира государственная, от Минобороны. У Собчака - приватизированная. У него побольше на 5 метров. Я хочу поменять свою квартиру, тоже на центр, ближе к родителям. Без доплаты не получается. Денег у меня нет. А Собчак, будучи председателем Ленсовета, забирает из жилого фонда комнату, присоединяет ее к своей квартире, сдает ее государству, и ему дают четырех (или пяти, не помню) - комнатную. Я тоже вроде депутат, но у меня так не получается.»
После этого шебутной (и уже покойный) депутат Госдумы Марычев появляется с плакатом у дома мэра: «Собчак, вон из квартиры!» Но я ж не виноват, что он с этим плакатом туда пришел...
Собчак опять вызывает Путина… А Нарусова пишет на меня жалобу генпрокурору. Якобы я так сказал, потому что Собчак меня не назначил прокурором города.

Почти прокурор Питера

Но, во-первых, прокуроры назначались тогда отнюдь не приказами глав мэрий, а приказом Генерального прокурора (так что Нарусова здесь не права - ее муж не имел права назначать прокурора). Во-вторых, в 1992 в Верховном Совете РФ готовился, т.е. обсуждался новый закон «О прокуратуре РФ». И в этом законе впервые предлагалось перед назначением прокурора учитывать мнение законодательной власти региона. В связи с этим Ленсоветом и было принято решение представлять свои кандидатуры.
 Вот и представили наши со следователем Николаем Ивановым кандидатуры, хотя я об этом узнал уже после решения - от секретаря Комиссии по законодательству и работе правоохранительных органов.
А какой я прокурор города? Я военный прокурор армии, я бы пошел замом по следствию, но никак не прокурором города. Хотя в прокуратуре меня поддерживали... В общем, без меня меня женили.
… Когда Собчак узнал, что депутаты меня «делегировали» в прокуроры, он, мне прямо сказали, был в ужасе (да и от кандидатуры Иванова тоже). Тут же Путин на проводе: «Надо встретиться срочно.» Я приезжаю в Смольный. «Будешь в нашей команде, - говорит мне Вова, - хозяин сказал, что поддержит твою кандидатуру.» Я говорю: «А если так получится, что мне придется браслеты надевать на кого-то из вас, что будет? Я же могу.» «Разговор же идет не о браслетах…» «Но я же пока еще прокурор. И с печатью. А в законе, Вова, написано, кто санкцию дает: прокурор. Я – прокурор, ты меня не путай.» «Я тебе про команду говорю, а не про прокуратуру.»
Я в команду не пошел. Они хотели иметь прокурором кого-то типа Саши Бастрыкина - свой человек, следователем не работал и будет выполнять все указания...

Выборы не нужны

Летом 1991 года (как раз только Собчака избрали мэром) мы до хрипоты спорили с Путиным о выборах: «Чем меньше депутатов, тем меньше с ними возни», - говорил он. «Вова, а зачем тогда выборы?», - спрашивал я… «Да, они, эти  «выборы»,  не нужны...»
Он заверял: «Мы боимся, что сейчас начнутся выборы, криминал попадет во власть. Как в Новокузнецке, где в мэры выбрали бывшего уголовника.» А я ему: «Какая опасность, Вова? Ну, изберем мы судимого человека. В милицию его не возьмут работать, в КГБ. А если народ избрал, может, он хороший мэр будет.» Он мне: «Ты с ума сошел? Представляешь, сколько по России могут таких мэрами стать?»
А зачем тогда, спрашивается, закон о выборах принимали?

Уголовное дело

В 1996-м Собчак проиграл губернаторские выборы, и в отношении администрации Санкт-Петербурга его периода правления начали расследование. Путин тоже был в списке. Не секрет, что я приезжал в прокуратуру и говорил: «Не троньте моего друга. Вова там не при делах.»
Дело в том, что я видел эти дела. Наш однокашник Юра Ванюшин, мой друг, был следователем-«важняком» следственного отдела Генпрокуратуры. Так вот, Юра приезжал бригадиром от Генпрокуратуры в Питер и эти дела здесь раскручивал. Он просил меня вывести его на людей, которые работали со Смольным. Так что я видел материалы (чего там только не было!)... И не поверил, что Путин может быть при делах.

Старые счеты

Источник: журнал «ИТОГИ», 13.10.1997

С ОМОНом или без, но факт остается фактом: человека, за которого проголосовала почти половина жителей второго по величине города России, насильно доставили в прокуратуру. А оттуда увезли в больницу: одни говорят, с инфарктом, другие — с острой сердечной недостаточностью. Во всяком случае ясно, что не с насморком. История эта вызвала в городе, что называется, неоднозначную реакцию. Немалая часть петербуржцев продолжает симпатизировать Анатолию Собчаку, несмотря на поток разоблачительных материалов, хлынувший в свое время с полос центральных средств массовой информации. Тем более что несостоятельность обвинений в свой адрес бывший мэр до сих пор всякий раз с успехом доказывал в суде.
Анатолий Собчак в самолете, возможно, по направлению в Париж. Фото из журнала  «Огонек» 


Безусловно, харизмы у известнейшего демократа первой волны сильно поубавилось, однако Собчак для многих по-прежнему остается «визитной карточкой» Петербурга, поскольку «прораб» Яковлев, день и ночь занятый починкой разбитых дорог, как-то не очень подходит к этому, напирающему на свою «европейскость» городу.
Опыт, приобретенный за последние годы российскими гражданами, научил их пользоваться не только черной и белой красками в оценке политических фигур. Отнюдь не все те, кто выступает в защиту бывшего мэра, убеждены в том, что он сохранил свои демократические одежды девственно чистыми. Однако откровенно демонстративный характер действий правоохранительных органов вызвал почти всеобщее возмущение и многих заставил искать политическую подоплеку в этих событиях.
Председатель петербургского отделения ДВР Виталий Сычев считает, что «единственным результатом подобных расследований, тянущихся годами, оказывается компрометация и вытеснение из политической и экономической жизни людей, чья вина так и остается недоказанной», а использование правоохранительных органов и суда в политических целях — «прямой путь к полицейскому государству». Петербургские гайдаровцы, не слишком жаловавшие Собчака в бытность того мэром, сейчас твердо стоят на том, что никакого криминала в действиях бывшего городского главы не было и быть не могло. Примерно той же точки зрения придерживаются Олег Басилашвили, Яков Гордин и многие другие известные деятели культуры города. «Собчак не преступник, — заявила писательница Нина Катерли. — Он мог наделать финансовых ошибок и глупостей, как все люди, пришедшие во власть не из партийной номенклатуры… Что касается хозяйственной деятельности Собчака, то ведь его замом по хозяйственной части был нынешний губернатор».
В защиту Собчака выступили и те, кого никак нельзя заподозрить в симпатиях к Анатолию Александровичу. Даже его преемник Владимир Яковлев, заявил с присущей ему изысканностью выражений, что «к людям надо подходить не с такими формами и методами».
Что касается оценки правоведов, то, по мнению председателя ассоциации юристов Петербурга Алексея Александрова, дело это затягивают намеренно, а операция по задержанию Собчака носила демонстративно-запугивающий характер.
Городская пресса тоже практически единодушно встала на сторону бывшего мэра. Еще в годы своего правления Собчак пользовался неизменной симпатией масс-медиа. Решительная поддержка, оказанная газетчиками главе городской администрации во время предвыборной кампании, сослужила им плохую службу: отношения с новой администрацией с самого начала оказались испорчены. Так что звучавшие тогда обвинения в адрес Смольного — мол, тот хочет экономически задушить прессу, — видимо, не были лишены оснований. Но надо отдать должное журналистам — они не кинулись угождать новым хозяевам города и не включились в травлю проигравшего выборы экс-мэра. Напротив, большинство газет неизменно выступали в его защиту, порой даже в ущерб объективности. И нынешний эпизод, один из самых драматичных в биографии Собчака, не исключение.


Северная Пальмира или северное Палермо?

Источник: Невское время, 22.05.1999

Анатолий Собчак в прекрасном Париже написал трогательную, ностальгическую и философскую книгу под названием «Из Ленинграда в Петербург: путешествие во времени и пространстве». Эпиграф — из Бэллы Ахмадулиной: «Я этим городом храним И провиниться перед ним Не дай мне Бог, Не дай мне Бог — вовеки!»
Собчак полуиронически предлагает новый эпитет Питеру — вместо постылого «города трех революций» именовать его столицей пяти революций — ведь коммунисты забыли посчитать восстание декабристов и выборы 1989 года, когда первыми в стране петербуржцы дружно отказали в доверии всем кандидатам — членам обкома КПСС.
Главы книги — этапы жизни Питера. Малоизвестные архивные подробности «Ленинградского дела» сталинских времен, события августа 91-го изнутри, из штаба сопротивления путчу, новейшая история города, упущенные возможности, публицистическое и полемическое эссе «Монархический Петербург», уникальные документы, связанные с историей и мученической гибелью царской семьи… Грустная книга, наполненная горечью от собственных кадровых и человеческих ошибок. Радостная книга, полная любви к самому прекрасному городу мира и веры в его великое будущее.

Анна Полянская

Николай Троицкий о Собчаке


Потом он не сразу, но вовремя примкнул к Межрегиональной депутатской группе. Не то что бы вступил, но частично солидаризировался.
Когда Собчак почуял, что Горбачев скоро кончится, тихонько перебежал в стан сторонников Ельцина. С чутьем у него было всё в порядке.
На этой волне прошел в мэры Санкт-Петербурга. Собственно, всё, что он сделал в своей жизни - переименовал город, в котором жил.

На том исчерпался. Мэром оказался никаким. На этой работе уметь шевелить языком - мало. Надо что-то уметь делать. А что умел профессор-юрист и бывший адвокат?
Не знаю, воровал он или нет. Люди, к которым я отношусь с уважением, жители Питера, утверждали, что если сам и не крал, то покрывал чужое воровство.
Был там еще какой-то мелкий, неавантажный скандальчик с квартирой. Неохота копаться в этих дрязгах.
В России власти без коррупции не бывает, так что Собчак ничем не выделялся. Это не главное. Важнее то, что руководить хоть чем-нибудь крупнее собственного письменного стола Собчак был решительно не способен.

Бесславно провалил свое мэрство. Позорно скрылся во Франции - что и породило слухи о наворованных миллионах. Дескать, на какие шиши он жил в Европе?
Но под конец жизни Собчаку несказанно повезло - его бывший заместитель прошел в дамки.
Когда он внезапно умер в Калининграде, мне стало грустно. Жаль, что так вышло. Жил бы и жил. Пустой человек, но безвредный. И очень типичный для той дурацкой переломной эпохи. Которая его и перемолола.

Я убежден: если бы не понесло Собчака в гибельные выси, перескочил бы в российские депутаты, остался бы он парламенте, выступал, толкал речуги и представительствовал - праздновал бы сейчас юбилей.

Анатолий Гловацкий.

Бегство Собчака на спортивном самолете финской фирмы во Францию.


Бывшие руководители РУБОПа Шаханов и Милин совместно с Путиным и начальником УФСБ по Санкт-Петербургу Григорьевым осуществили вывоз А. Собчака во Францию. Накануне при допросе Собчака в Генеральной прокуратуре спецотряд быстрого реагирования (СОБР) РУБОПа по просьбе Путина вывез Собчака в больницу, где начальник Военно-медицинской академии Шевченко установил "липовый" диагноз.

Разговор Путина с Н.Геворкян и ее коллегами, относящийся к бегству бывшего мэра Санкт-Петербурга А. Собчака во Францию после серии громких скандалов о коррупции в Северной столице : 

- Когда Собчак улетал в Париж, где вы были?

- B Петербурге, хотя работал уже в Москве.

- Расскажите.

- А что рассказывать?

- А там какая-то хитрая история была с его отъездом…

- Ничего хитрого. Я был в Питере, встречался с ним, в больницу к нему приходил, навещал.

- Вы просто прилетели попрощаться?

- Нет, я не прощался, я навестил его в больнице, и все. Он лежал в кардиологической больнице, а потом начальник Военно-медицинской академии Юра Шевченко перевел его к себе. И 7 ноября его друзья, по-моему, из Финляндии прислали санитарный самолет, и он на нем улетел во Францию, в госпиталь.

- То есть вот так, ничего никто не организовывал, просто прислали самолет?

- Да, друзья прислали самолет. Поскольку это было 7 ноября, когда страна начала праздновать, то его отсутствие в Санкт-Петербурге обнаружилось только 10-го.

- Внешне это выглядит как спецоперация, хорошо организованная профессионалом

- Да, ну? Ничего здесь не было особенно специального. В газетах писали, что его провезли без досмотра. Ничего подобного, он прошел и таможенный, и пограничный контроль. Все как положено. Штампы поставили. Положили в самолет. Все.

Итак, бегство в Париж, по выражению Путина, «порядочного на сто процентов человека» он не организовывал. И раз об этом говорит сам президент России, обязанный прежде всего не лгать, а говорить правду, ему волей-неволей приходится верить.

Валерий Лебедев о жизни А.Собчака в Париже

  
С любовью и раньше у Собчака было хорошо, когда служил мэром и привлекал властью. И даже потом, когда были деньги. 
Данные из быстро закрытого сайта "Слуховое окно" о делах минувших дней:
Бывший мэр Санкт-Петербурга Анатолий Собчак и его всемирно известная спутница жизни, депутат ГосДумы ФС РФ Людмила Нарусова фактически более не являются мужем и женой.
Анатолий Собчак в настоящее время (1997 год) живет в Париже со своей новой пассией, 35-летней Натальей Бергер, и ее 12-летней дочерью по имени Рашель. Собчак и Бергер арендуют квартиру у личного приятеля экс-мэра северной столицы примерно за FF 8000 в месяц. 
А.Собчак является рантье: он зарабатывает около FF 300 тыс. в год в виде процентов по депозитам и трастам, размещенным в банках Credit Lyonnais и BNP (Banque National De Paris). В бытность мэром С.-Петербурга Собчак помог этим финансовым институтам открыть дочерние банки в России; Credit Lyonnais и BNP в долгу не остались. Оснований полагать, что известный демократ вернется в Россию и снова займется публичной политикой, на сегодняшний день практически нет. 
Людмила Нарусова, по-прежнему живущая в Петербурге, все чаще открыто появляется в обществе со своим новым другом - директором Государственного Эрмитажа Борисом Пиотровским; в узком кругу знакомых Нарусова и Пиотровский не скрывают своих отношений.

(Возможно, всё сказанное про любовь Собчака в Париже и источники его доходов, а также про Нарусову и Пиотровского - враньё. - П.Ц.) 

Инфаркт


Крепкие хозяйственники крепко взялись за дело, и через каких-то два или три года на первую волну постсоветских либералов стали смотреть как на трепачей и позеров. 
Звоню другу в Питер: что говорят в городе о Собчаке?
- Да говорят, болтун он был и больше ничего.

Как же быстро нам подменили головы, если мы забыли, что Собчак сделал для города главное - вернул ему имя, 

(Это уж точно неправда, как и последующие похвальные тезисы. Историческое первоначальное наименование Санкт-Петербург вернул городу на Неве Ленинградский городской совет народных депутатов весной-летом 1991 года. При этом следует учитывать, что соответствующий Указ Президиума Верховного Совета РСФСР подписал Руслан Хасбулатов 6 сентября 1991 года. Собчак, как полагают, в это время находился в заграничной поездке. - П.Ц.),

самоуважение, столичный статус! Поддержал его как центр всемирного туризма, став одной из главных его достопримечательностей! Защитил его от ввода войск во время ГКЧП! Воспитал генерацию людей, для которых нонконформизм - норма. Именно он превратил Питер в тот анклав свободы мнений, которым город остается по сей день: его семидесятническая фронда превратилась в стойкую идиосинкразию к любому культу личности.
Это и есть острая сердечная недостаточность - верить крепким хозяйственникам, считать либералов идеалистами и продаваться за чечевичную похлебку, отрекаясь от былых кумиров только за то, что они не погрузили нас в молочные реки с кисельными берегами. От этой недостаточности тоже умирают - не отдельные люди, а целые нации.
Остается надеяться только на одно. На то, что Владимир Путин сам не скомпрометирует своего учителя и докажет, что помимо готовности отстаивать свои принципы у него имеются и сами принципы. Потому что, если Путин не будет совмещать прагматизм с гуманизмом, если, защищая свободу, истребит ее до конца - значит, дело Собчака действительно пропало даром.
Впрочем, и тогда не все потеряно. Потому что есть несколько миллионов человек, которым в 1985 году было по семнадцать лет и которые никогда не забудут ничего.

Дмитрий БЫКОВ

(Дмитрий Зильбельтруд, по фамилии матери - Быков, род. в Москве 20 декабря 1967 года. С 1985 года работает в «Собеседнике», с 1993 печатается в «Огоньке» (обозреватель — с 1997 года). Он выпустил пять романов и шесть стихотворных сборников, а также три книжки статей и сказок. Жена — Ирина Лукьянова, прозаик и переводчик. У Быкова двое детей и много домашних животных. Иногда по вечерам Быков ведет программу «Времечко» на ТВЦ.)

... Вова мне позвонил в два часа ночи и сказал: «Меня завтра вызывают. Брат, помогай. Плохо дело». Звоню своим людям, которые по поручению Юры Ванюшина занимаются этим делом в Питере. Говорю: «Не троньте Путина. Есть у вас на него что-нибудь?» Если бы они мне сказали – есть, я бы сказал: извините, я пошел. Но они сказали – нет.
Вечером правда, мне из следственной бригады звонят: «Если подходить формально, есть кое-чего. В основном командовал хозяин. Но есть согласования.» Это когда присылают документ, который должен куда-то идти дальше. Написано: с кем надо согласовывать данные вопросы. С председателем комитета по внешним связям. А Путин ведь еще стал и первым замом Собчака. Первый зам пишет: согласовано. И ставит подпись.
А что здесь такого?
Я всегда говорил: вы доказали? Нет. Свечку кто-то держал? Нет. До свидания.
Сейчас мне некоторые однокашники говорят: зря ты так поступил...

Обязан отставкой

Я с Путиным последний раз разговаривал в 1998 году, когда он был директором ФСБ.
... Если бы я ему тогда не позвонил, чувствую, все было бы по-другому и со мной, и с моими людьми. Но тогда я думал — поможет.
Звоню. Поднимает трубку офицер, подполковник или полковник. Я представился. Спрашивает: «Вы откуда его знаете?» «Мы с ним учились на одном курсе.» «Понял.» Через двадцать минут звонит мне: «Соединяю с Путиным.»
Я говорю: «Вовка, ты знаешь главного военного прокурора Демина? Контору нашу решили сократить дочиста. Ты пойми, решается не моя судьба. У меня и выслуга, и звание, и пенсия приличная. Я хоть завтра уволюсь. Мальчишек куда девать? Поговори…» Ответил: «Легко.»
…У нас была армейская прокуратура в/ч 52322. С 1996 года она стала прокуратурой гарнизона, но непонятно какого. Получилось три гарнизонных прокуратуры: Санкт-Петербургского гарнизона, военно-морских частей и моя. Надо бы их объединить и обслуживать все войска. Но нас решили сократить…
А еще у меня был прозорливый помощник. Он все всегда заранее знал: специально пойдет — выяснит... Так он мне и говорит: «Шеф, мы зря Путину звонили. Теперь нас точно разгонят.» Я не поверил. А зря…
И вот звонит мне Путин через неделю. Сам, напрямую: «Слушай, давай сделаем так. Ты сейчас пойди к прокурору округа и скажи, что дано сверху добро, чтобы ты написал рапорт и обосновал то, что ты мне рассказал. Ну что я буду лезть в ваши дела? Демин скажет: что меня какой-то полковник учит, как надо работать.» Я говорю: «Я этого делать не буду. Дай команду, пусть позвонят прокурору округа, пусть он мне даст указание. Я для него составлю справку.»
Звонит мне прокурор округа через какое-то время: «Надо срочно справку.» Составил...
Так после этой справки приказ о нашем полном расформировании состоялся быстрее, чем мы ожидали. Все говорят, что это я виноват.
Кстати, в том, первом разговоре я у него спросил: «Ну как у тебя там? Трудно?» Он говорит: «Не то слово, сам знаешь.» «А зачем сунулся?» Не помню, что он на это ответил, а потом спросил: «А ты не хочешь?» «Нет.» «Ты и не пойдешь.» «Не пойду.», - отвечаю. «Знаешь, почему? – спрашивает. - Потому что ты дальновидный.» Но получается, что это он дальновидный.
... Я не стал после нашего сокращения звонить Путину. Мы же друзья были, он знал, что нас расформировывают, позвонил бы, по-человечески сказал: ничего не смог сделать. А так... Вскоре я уволился.
Перед этим мне дали медаль ордена «За заслуги перед Отечеством». Дали втихую — в кабинете прокурора вручили, чтобы никто не знал...

Интервью для президента

После увольнения я заново создал общественную организацию «Комитет защиты прав военнослужащих» - несколько человек, военные юристы. Люди к нам приходили за помощью, в основном офицеры. Проблем было много. 1999 год – сокращение армии, увольнения незаконные. Был бардак. Сейчас, впрочем, не лучше. Денег мы за это не брали, располагались у военных, аренду не платили. Я договорился с командованием так: когда был у вас прокурором, люди шли ко мне. Все знают меня. Теперь тоже ко мне пойдут. Мы их будем учить поступать таким образом, чтобы проблемы постараться решать без судов. Я и решал проблемы военных через начальство. Звонил командующему, договаривался. Всем было легче.
Но вскоре нас выгнали - чтобы освободить помещение для дочки-адвоката одного из начальников. Я пришел к Хмарину (я тогда уже преподавал в юридической академии, а у него там юридическая консультация адвокатская): «Местечка не найдется под комитет?»
Витя меня привел к человеку: «Вот тебе помещение.» Я посмотрел – там «купи-продай», это не мое, говорю. А он мне: «Я тебе помещение даю, принимай здесь людей.» Я отказался, сам потом нашел место.
А через некоторое время узнал, что благодаря этой организации Витя поднялся сильно: ее делали для будущих выборов президента. А для кого, я тогда не знал. Потом до меня дошло: это для Вовки, что ли?
Витя Хмарин - умный парень, смотрит далеко. Он знал, если я туда приду, начну принимать людей, для него это ненакладно. Зато поможет военным. Под выборы можно будет об этом сказать…
Он, кстати, меня на интервью про Путина толкнул в 2000 году. Витя звонит: «Дай интервью, расскажи о Вовке. Мне это нужно.» Потом я узнал, что он просил об этом многих однокурсников – все отказались… А я согласился, только условие поставил – буду говорить все, что считаю нужным. Интервью получилось, на мой взгляд, объективное, хотя и резкое в некоторых местах.
И вот Путин стал президентом. А у нас – встреча однокурсников, в Мраморном зале Дома Юриста. Кто-то мне руку жал: «Молодец, все правильно сказал», но говорил шепотом и тут же уходил. Кто-то, наоборот, тянул: «Ну-у-у, ты как всегда!» Я подошел к Хмарину: «Витя, а кто отказался?» Он начал перечислять... «Так они же все здесь, его ждут..»
В тот год собрались все, кто давно не приезжал. Собрались даже те, кто и фамилию-то Путина после института вспомнить не мог. А он не приехал…
Вот с тех пор я и не хожу на встречи выпускников. Я говорю однокащникам: «Это не вы собираетесь, это он вас собирает. И вы идете к нему, а не встречаться со всеми. Соберитесь в кабаке на Невском, я туда приеду.» Девчонки на меня здорово обижаются…
Почему я изменил отношение к Путину
В этом смысле поворотным для меня стал 1999 год.
Во-первых, он (тогда еще глава ФСБ) поступил не по-мужски и не как юрист, когда в прямом эфире «сдал» похожего на генерального прокурора Ю.Скуратова, когда тот якобы развлекался с «девочками» в бане (он тогда с ходу заявил, что пленка – настоящая, хотя такого рода экспертизы делаются очень долго).
Но я понимал, что Вова, конечно, никакой не лидер. Он попал в лихое, пьяное время, когда на должности назначались по звонку. Но, тем не менее, я был рад за Вову. Но, когда он «сдал» Скуратова, я вычеркнул его из списка своих друзей, пожалел, что помогал ему и с удовольствием дал интервью в газете «Московский комсомолец», где уже возмущался не только его поступком в отношении генпрокурора.
Потом в том же 1999-м он стал сначала и.о премьер-министра, а потом и премьером. И это совпало с началом крупномасштабной операции против чеченских боевиков, вторгшихся в Дагестан. Путин вроде как возглавил эту операцию. И вот по первому каналу показывают эпизод на военную тему. Три машины залпового огня «Град» производят выстрелы. Куда? Одному Богу известно!
Невоенный человек даже представить не может, столько людей погибло от этих залпов.
Для меня это был удар ниже пояса: ты служил в КГБ, ты такие вещи должен понимать. Если не понимаешь, пригласи опытных ребят, которые соображают в этом, и спроси по-простому: если мы так будем стрелять, что будет?
В итоге сколько мы людей там погубили зря!
Когда прозвучали эти выстрелы в Чечне, я пришел на передачу к Столярову. Он меня спросил: что происходит? Я ему ответил: «Когда у тебя гибнут в Чечне 18-летние мальчики, не обученные ничему, а ты в это время катаешься в ста километрах от них на лыжах, можно ли говорить о хорошем руководителе?»
Да ты вызови этого полковника Масхадова и поговори: «Здорово, я полковник Путин. Давай поговорим, как мужик с мужиком. Чего у вас там происходит?»
А если ты не понимаешь, что такое Кавказ, что с этими людьми надо говорить, надо быть хитрым, умным, чтобы с ними говорить, надо их даже похваливать постоянно.. Тогда, конечно, остается только «Град»…
Да вы сядьте и поговорите. Где этот разговор? Давай сразу палить из пушек.
Почему он не сел поговорить? Потому что он выше этого – раз. Не умеет этого – два…
Потом - «Курск». Он ничем не мог помочь «Курску», это правда. Но ему нельзя было загорать в Сочи, когда люди гибнут. И улыбаться при этом. Кощунственно было заявить лучшему журналисту Америки на его вопрос «Что с лодкой «Курск»?» - «Она утонула». Я возмущался, что он не поехал в Североморск. Тогда бы он, кстати, ох сколько баллов заработал себе.
Потом был «Норд-Ост», когда он просто испугался - три дня ничего не говорил.
Потом самое страшное – Беслан. В школу идут Аушев, врач Рошаль, Анна Политковская… А он сидит в Кремле. И - ни звука.
Сейчас он научился выступать, ездить… А тогда это была настоящая трусость.
У Владимира Путина есть, на мой взгляд, чисто профессиональная проблема, как у управленца. Он до работы у Собчака никогда никем не руководил. С 1975 по 1990 год – этот человек не был даже начальником отдела. Подсчитайте - 15 лет после окончания юрфака – тебе уже хорошо за тридцать, ты уже зрелый мужчина, ты должен что-то понимать в этой жизни, должен чему-то учить людей. Быть руководителем - это же ответственность перед всеми.
А он все эти зрелые годы никем не руководил, он крутился в чекистской системе как оперативный работник. Как исполнитель. И вдруг в одночасье он попадает к Собчаку, его сразу кинули замом. Подняли. Сами его и испортили...
… В общем, каждый день подбрасывал мне повод для возмущения. В какой-то момент мне надоело на это смотреть, и в 2007 году я написал Путину открытое письмо. Прорвало. С большим трудом я смог это письмо опубликовать (все отказывались). Реакции на это Вовы я не знаю. Видели это письмо наши однокурсники. Они мне звонили и говорили свое обычное: «Ну ты даешь!»

Послесловие

Думаю, со мной согласится большинство россиян: в нашем обществе есть люди, обладающие государственным мышлением, умеющие и разрабатывать важные для развития страны программы, и воплощать их в жизнь. Но мы не знаем этих людей. Потому что в стране нет свободных выборов.

Ни Владимира Путина, ни Дмитрия Медведева не избирали в том первоначальном смысле этого слова. Первого назначил своим преемником Борис Ельцин, второго уже выбрал в свои преемники сам Путин. Теперь, видимо, они будут поочередно сменять друг дргуа…

Нужен новый закон о выборах Президента, Государственной Думы, Совета Федерации, законодательных собраний, губернаторов, мэров, глав муниципальных образований. Такие полноценные выборы, мне кажется, были только в 1989-1990 годах - прямые, безальтернативные, без административного ресурса… Благодаря тем выборам появились Борис Ельцин, Евгений Примаков, Андрей Сахаров, Дмитрий Лихачев и другие. Кстати без тех выборов не было бы сегодня ни Путина, ни Медведева.

Кандидаты в депутаты всех уровней и кандидаты на должность в исполнительную власть должны иметь равные права на озвучение своих программ в СМИ, перед избирателями в округах и т.д. Только при таких условиях у нас появятся настоящие лидеры нации.

Комментарии добрых людей

К данной публикации на сайте газеты «Собеседник» в сети Интернет есть интересные комментарии. Я не со всеми суждениями могу согласиться, однако, ознакомьтесь.

Михаил Блинов, 2010/11/25 - 17:13
И всё-таки... Хорошее это дело - студенческое братство. Но вот набрал Путин себе друзей, знакомых и руководит. Руководит так, как
 получается. А умный, честный, прямой, знающий что делать - в команду не пошёл...
А мог бы и Путину помочь, и нас, разнолюдие, достойной жизнью порадовать.
Очень жаль.
Гость, 2010/11/25 - 21:40
Путин должен быть отправлен в отставку, как не справившийся с работой, разваливший экономику страны, судебную систему, основавший беспрецедентную коррупцию, путем окружения себя своими дружками, Ответить за преступление - разгром ЮКОСА, за дикую зимнюю олимпиаду в Сочи, и многое многое другое,
 Россияне должны требовать отставки Путина!

Гость, 2010/11/25 - 23:34
Даже не знаю как реагировать на это. Понимаю, что человек не врет. Но зачем это? Люди мы все разные и поступаем по-разному. 90-е лихие оставили в душе горечь и пепел в душе. Но так хочется верить нашим молодым и умным руководителям. Вроде идет всё к лучшему. Не знаю...

Гость, 2010/11/26 - 01:08
Bravo!!! Ozenj smelo

Гость, 2010/11/26 - 12:50
Теперь понятно, почему Путин Собчака за границу в санитарном самолете переправил, когда на того дело завели. Боялся, что заговорит и лишнее скажет. Хотя ведь можно было и проще...

Гость, 2010/11/26 - 12:54
И зря мужик не поверил, что Вова может быть замешан, и защищал его. Завели бы дело, может быть и не было бы у нас сейчас такого бардака.

Гость, 2010/11/26 - 13:07
Ох, хорошая статья. Если б еще и Путин ее прочитал, да прислушался бы к умному человеку.


Гость, 2010/11/27 - 20:33
Каков поп таков и приход. Примитивные личности, отовсюду с экранов ТВ, России нужен адекватный лидер. Где его взять?

Гость, 2010/11/28 - 14:55
Ну уж нет, чем такие выборы, когда вылазят Ельцины и К, лучше так. Все выборы приводят к власти бандитов, т.к. у них есть бабки, а такие вот писаки и работают на них, за 30 сребренников

Гость, 2010/11/28 - 23:05
Вот не повезло Путину! Знаем мы таких друзей! Сам не смог и теперь сычит и плюётся ядом. Почему верить мы должны ему?
 А мы почитали и забыли, а выбирать будем ПУТИНА!

Гость, 2010/11/30 - 18:59
Юрист, военный прокурор и сочинитель плохих песен Л.Полохов отлично знает Марину Салье по совместной депутатской работе в Ленсовете ( http://www.pzarch.h1.ru/article/pro.htm ). Он отлично знает, что криминальную деятельность Путина хотели расследовать и вменяли ему не абстрактные мелкие нарушения законов, а участие в воровских схемах хищений значительных средств совместно с Собчаком. Товарищ Полохов разумеется знаком и с докладом М.Салье на ссылках: ( http://www.compromat.ru/page_21848.htm ) и ( http://www.svobodanews.ru/content/article/1972366.html )
Но теперь перед нами он предпочитает валять дурака, разыгрывать благодушного дядьку пенсионера, дружка Путина по учебе и пьянкам, который ненавязчиво журит высокопоставленного приятеля за его недостатки и называет это "говорить правду в глаза". Докладу Салье около 20 лет. Он появился, когда прокурор Полохов был в самом разгаре своей карьеры, не только прокурорской, но и депутатской. Он как депутат имел право, а как прокурор был обязан потребовать продолжения следствия по Путину в то время, 20 лет назад.
Но он этого не сделал. И не делал этого все 20 лет. Не сделав этого, он нарушил законы как юридические, так и моральные. А сейчас он рассказывает про какие то бревна, что он носил то ли назло, то ли во славу Путина. Это поведение не народного избранника, не прокурора и не офицера.

Гость, 2010/12/12 - 10:53
Не приехал потому, что стал другим. Зачем ему небогатые и без званий сокурсники из бедного прошлого? А вот к Абрамовичу поехал, в Австрию. Поехал к Берлускони. А сокурсники из прошлого, кто они? Владимир перерожденец. Свечи в церкви гаснут, когда в неё заходит Путин.

Гость, 2011/02/11 - 14:38
ВВП не "поднял" Полохова хотя он на это рассчитывал - отсюда и желчь. А вот 27 мая 2000 года на встрече выпускников 1975  г. в доме барона Кербеля, подаренном Собчаком юрфаку универа, на втором этаже, при входе, стояли столы с напитками для всех входящих. Полохов ящик пива поставил под свой стол и распил с соседями по столу. Жлобство?
Комментарии излишни.
А вот ВВП низкий поклон за поднятие престижа России в мире.
 Бестужев в фильме о гардемаринах высказал мысль: "..Я служу России , а потом себе!" Каждый создает свою команду и это правильно, опираться надо на верных тебе людей но профи. Бастрыкин - профи и он на своем месте .

Судьба России в XXI веке
Философия блога.

Блог начат после выборов в представительные органы власти в декабре 2011 года, которые, по мнению проигравших партий, были сфальсифицированы.
Народ возмутился узурпацией власти и вышел на митинги. Авторы публикаций в этом блоге правозащитник Сергей Егоров, правозащитник Юрий Вдовин, автор концепции сферной политики Лев Семашко, писатель Александр Сазанов, искуствовед Сергей Басов, действительный государственный советник Леонид Романков, публицист Павел Цыпленков в декабре 2011 года критиковали фальсификацию выборов.
Петербургские политики и сегодня озабоченно следят за судьбой России, публикуют в этом сетевом журнале свои наблюдения, газетные вырезки, ссылки на интересные сообщения в Интернете, предложения, статьи, заметки.
Какое государство сложится в России в 21 веке: демократия, деспотия, олигархия, монархия, анархия или, может быть, гуманизм?

На страницах этого блога - публикации о культуре, войне, политике, финансах, истории, экономике:




Судьба революционных реформ в книге
«Колбасно-демократическая революция в России. 1989-1993»

The Fate of Russia in XXI Century
Philosophy of blog.

What kind of state will become Russia in the 21st century: anarchy, monarchy, democracy, despoteia, oligarchy or, perhaps, humanism?
Deputies of Lensoviet convocation (powers from 1990 to 1993) currently preoccupied follow the fate of Russia, put in this online journal his press clippings, observation, Offers, links to interesting posts on the Internet, articles, Notes.
Blog launched after the election in December 2011, which, according to lost parties were rigged.
The people protested usurpation and went rallies. Deputies of in December 2011 made declarations.

On the pages of this Blog you will find interesting articles:




The fate of the revolutionary reforms in the book
« Sausage-democratic revolution in Russia. 1989-1993»

3 комментария :

  1. да уж, вроде бы честный человек говорит, и все-же я считаю тут немного приукрашено, да и многое основано на домыслах автора! Будь вы друзьями у вас было общение не деловое как показано во многих высказываниях, а истинно дружеские (ну вы понимаете) .... из прочитанного понял, что автор сам знал Путина не так уж и хорошо...поддерживал общение с человеко который ему был не нужен, может от доброты душевной, в чем я сомневаюсь и все-же...каким человек был в детстве таким он и остался (про Путина) характер этого человека говорит за себя, образ жизни его подвиг быть жестким и в коем образе тираном! а это болезнь и таких людей во главе гос-ва ни один добропорядочный гражданин не захочет видеть!

    ОтветитьУдалить
  2. Можно сказать, что мы имеем дело с собственными кармическими тенденциями и ментальными ограничениями. Никто не знает на самом деле как бы развернулась жизнь в России, будь кто то другой президентом. Есть так как есть. На самом деле все зависит от нашего отношения к происходящему, а само отношение зависит от зрелости человеческого существа. Этот мир не хорош и не плох, он всегда окрашен эмоциями воспринимающего сознания. Богат не тот, у кого много денег и власти (потому что это большая ответственность за большое количество людей. за их благо и самочувствие), богат тот, кому хватает. Желудок человек имеет небольшой объем (где то полтора литра), одежды человеку нужно немного. Без личного авто вполне можно обойтись, можно уехать в деревню и жить на земле, можно сносно существовать в городах.... Главное - это здоровье, а его можно поддерживать в хорошем порядке благодаря правильному питанию и здоровому образу жизни (цигун, йога, искусство брачных покоев). Очень важно научиться правильно медитировать и всрыть ясную и светоносную природу своего ума. который всегда находится вне наших представлений об этом, то есть постичь состояние бессмертия. И пожелаем же нашему ВВП долгих лет жизни и хорошего здоровья. Мы не можем покрыть землю шкурой, но мы можем надеть обувь. Нужно начинать с себя и тогда тысячи вокруг нас спасутся. Невозможно стать счастливым меняя фильтры своего восприятия, но можно достичь этого бессмертного состояния, если человек узнает тайну самого Воспринимающего. Легче всего это можно сделать на Алмазном Пути Тибетского Буддизма.

    ОтветитьУдалить
  3. Чувствуется зависть Полохова к ВВП. Одно название говорит само за себя "Мой друг Вовка". Пренебрежение и комплексушки. Вова оказался тёмной лошадкой. Вырвался вперёд,хотя никто на него не ставил. Сам то Полохов не такой уж и простой, папа генерал. Путин тоже, дед работал поваром у Ленина.Да в этом ВУЗе все не простые были.

    ОтветитьУдалить