пятница, 6 апреля 2012 г.

Что такое Конституция

Продолжаем публикацию глав из редкой и революционной книги Сергея Егорова и Сергея Басова
Гуманизм: от Манифеста — к Конституции России. — СПб.: СПИКС, 2011. — 92 с.
ISBN 978-5-7288-0193-5
В книге представлены Гуманистический манифест и проект Конституции Российской Федерации, разработанные участниками Гуманистического движения.

Авторы-составители, депутаты Ленсовета:
С.Н.Егоров, доктор юридических наук
С.А.Басов, кандидат педагогических наук

Материалы книги, опубликованные в этом блоге:



«Любая могучая идея абсолютно восхитительна
и в высшей степени бесполезна,
пока ты не решишься заставить ее работать»
Ричард Бах  

Что такое Конституция?

Напомним читателю, что же это такое — Конституция, какой смысл мы придаем этому понятию. Единственным источником политической власти мы признаем населяющих Россию граждан, т. е. совокупность людей, проживающих на территории России и объединившихся на определенных принципах.

С легкой руки Ж.Ж.Руссо такое объединение людей на определенных принципах называется общественным договором, а свод этих принципов сегодня носит название Конституции. В чем смысл общественного договора, закрепляемого в Конституции? «Найти такую форму ассоциации, которая защищает и ограждает всею общею силою личность и имущество каждого из членов ассоциации, и благодаря которой каждый, соединяясь со всеми, подчиняется, однако, только самому себе и остается столь же свободным, как и прежде» (Ж.Ж. Руссо).
Вот он идеал: соединяясь со всеми, оставаться таким же свободным, как и прежде! Именно к этому идеалу мы и стремились, формулируя статьи Главного закона жизни целой страны.
Конституция это свод основополагающих правил функционирования государства. Именно государства, как совокупности органов и должностных лиц. Для того, чтобы государство могло функционировать, оно должно быть наделено полномочиями, в том числе и властными.
Откуда эти полномочия могут взяться у государства? Разные формы государств решают этот вопрос по-разному. При организации гуманистического государства имеется только один способ — сами граждане должны наделить государство полномочиями, отдав ему часть своей личной (внешней) свободы. Это должен сделать каждый и, желательно, в равной степени. Наделяя государство властными полномочиями, мы тем самым не делаем ему подарка. Конституция — это общественный договор. В обмен на полномочия мы имеем полное право получить от государства соответствующую «плату». Конституция — это закон, в котором мы, граждане, должны точно и четко оговорить те условия (ту «плату»), на которых мы соглашаемся передать государству часть нашей свободы. От того, насколько точно и четко мы сформулируем эти условия, напрямую зависит их будущее выполнение государством.
«Необходимо, чтобы закон обязывал людей исполнять известные правила поведения. Но какие же должны быть эти правила, — вот в чем самый важный для людей вопрос, а между тем, за весьма некоторыми только исключениями, это один из тех вопросов, в разрешении которых сделано наименее успеха». Полтора века назад великий пропагандист свободы — Д.С.Милль — сформулировал эту несложную мысль, однако на этом пути, по-прежнему, «сделано наименее успеха».
В книжных магазинах всегда можно найти до десятка и более книг с названием «Теория государства и права», в том числе и книг самых новейших. Когда читаешь такую книгу, то, прежде всего, бросается в глаза отсутствие постоянства законов права в пространстве и во времени. Разные книги по этому предмету представляют почти несметное многообразие правовых установлений (законов) в различные эпохи и у разных народов. Их перемены, иногда разительные, происходят нередко на протяжении жизни одного поколения (чему и мы с вами свидетели).
Упомянутые книги недаром называются теориями государства и права. Явно или скрыто они — почти все — производят право от государства: то, что устанавливает государство, то и есть право. А ведь государства создаются людьми. Чаще всего в истории это происходило на основе «права» сильнейшего, в новейшие времена главное значение начинают приобретать писаные правила — законы, включающие наши представление о должном. О том, каковы правила сосуществования людей, объединившихся для совместной жизни на определенной территории. «Где та книга, которая была бы способна пробудить правосознание нашей интеллигенции?», — вопрошал Б.А.Кистяковский в «Вехах» в начале ХХ века. — «Где наш “Дух законов”, наш “Общественный договор?”». Весь характер, весь пафос статьи Б.А.Кистяковского говорит о том, что для него эти вопросы — риторические. А между тем, на них есть вполне конкретные ответы. Такие книги есть. Эти «наши книги»: «Право естественное» Александра Петровича Куницына и «Энциклопедия права» Евгения Николаевича Трубецкого, гуманистов ХIХ века. Эти книги «наши» только потому, что они написаны в России на русском языке. Но, к сожалению, они не стали «нашими» в том смысле, что гуманистические идеи, заложенные в этих книгах, не стали господствовать в русских умах ни в веке ХIХ, ни в веке ХХ. Начало ХХI века, к сожалению, пока также не дает нам оптимистического прогноза. Написанная почти двести лет назад книга А.П.Куницына не только тогда, но, пожалуй, и сегодня является лучшей книгой о праве как о должном, о том, каким должно быть гуманистическое право и почему оно должно быть именно таким. А.П.Куницын заложил теоретические основы почти по всем необходимым направлениям теории гуманистического права. Для того, чтобы сделанное им обрело завершенность, ему не хватило последнего шага, не хватило создания того стержня, на котором разработанные им основы обрели бы окончательную стройность. Таким стержнем может быть только правильное осмысление и, следовательно, определение понятия «право». Соотнесение права как видового понятия с чем-то еще более фундаментальным — понятием родовым. Многие исследователи пытались в качестве такого родового понятия приспособить разное: волю, правило, интерес, порядок и т.п.
Однако, ни одно из них не могло выдержать обрушивавшейся на него нагрузки, стать тем стержнем, на котором можно было бы собрать воедино все основы, создать теорию гуманистического права. Выковать такой стержень удалось только Е.Н.Трубецкому.
В качестве такого стержня Трубецкой использовал понятие «внешняя свобода», одну из трех важнейших ценностей гуманизма. Не свобода вообще по причине её неопределимости. Не свобода внутренняя — свобода воли, которую безуспешно пытался использовать Гегель, а именно свобода внешняя как возможность человека действовать в обществе себе подобных. Внешняя свобода, осуществляемая в рамках «правил поведения», и есть содержание гуманистического права.
Такой подход к праву как к внешней свободе, подчиненной определенным правилам, оказывается очень плодотворным. Сразу становится ясно, о чем должны быть эти правила — о границах внешней свободы, как отдельных людей, так и органов и должностных лиц государства. Тут же возникает и центральный вопрос теории права: какие принципы нужно соблюсти (или какие цели достигнуть), формулируя эти ограничения. Иначе говоря, каковы должны быть правила формулирования законов.
Принципы ограничения внешней свободы не могут иметь непреложности законов природы. Они должны быть установлены в зависимости от того, чего мы хотим добиться, формулируя правила поведения, нормы права. От наших целей. А цели могут быть разными, совсем не только гуманистическими. Для того, чтобы правильно сформулировать цель, можно и нужно предварительно рассмотреть существующие, существовавшие, могущие существовать правовые системы, заложенные в них идеи для того, чтобы, опираясь на максимально возможный объём уже существующей информации, сформировать свое достаточно полное и непротиворечивое представление о должном. За время своего существования человечество испробовало сотни вариантов правил поведения. Сегодня на планете больше двух сотен государств и, следовательно, более двух сотен вариантов конституций. Такое разнообразие не случайно. Оно обусловлено разным сочетанием бытующих в человеческом сообществе политических идей и культурных традиций.
Чаще всего политические идеи принято располагать по одной линии — от самых левых до самых правых (или наоборот). Носителями политических идей являются люди, которых мы привыкли именовать политиками. Они называют себя самыми разными словами: консерватор, либерал, национал-социалист, демократ, коммунист… Этот ряд легко продолжить. Если вспомнить, что политики обычно группируются в некие подмножества, именуемые в просторечии партиями, то и здесь мы увидим линейный ряд — правые партии, центристы, левые партии. Анализ программных документов выявляет их общее качество: хаотичность и бессистемность принципов, ценностей и целей.
Политические идеи не могут существовать в отрыве друг от друга, они должны быть связаны друг с другом закономерно, т.е. представлять из себя некоторую систему, целостное единство. Линейное расположение бытующих политических идей не позволяет описать их в виде такой системы: что в подобном ряду закономерно должно быть левее — христианское или демократическое?
Представляется возможным сгруппировать все существенные политические идеи вокруг трех осей, создав таким способом «политическое пространство», в котором бытуют наши представления о должном, — принципы, определяющие способы сосуществования людей в обществе.

Первой осью такого политического пространства является ось безусловных ценностей: человек — общество — государство (красный цвет). На одном конце этой оси расположена политическая идея, согласно которой каждый человек является наивысшей ценностью — центром вселенной, ради которой всё существует и функционирует. Общество — это совокупность отдельных личностей, не должная иметь ни на какую личность никаких прав, никаких интересов, противоречащих интересам отдельной личности. Государство — инструмент, предназначенный для организации сосуществования людей и, так же как и общество, не имеет никаких прав на отдельную личность и никаких интересов, интересам этой личности противоречащих.
На другом конце этой оси расположена политическая идея, согласно которой государство — это все. Человек — винтик, роль и функция которого определена государством. Любое предписание государства законно и подлежит неукоснительному исполнению. У человека нет никаких самостоятельных целей. Общество — инструмент государства, помогающий методами солидарной ответственности (один за всех и все за одного) принудить отдельного человека исполнять любые предписания государства.
Примерно в центре рассматриваемой оси расположена политическая идея, согласно которой наивысшей ценностью является общество. Общество ставит цели жизни и развития своим отдельным членам. Общество дает оценку действиям человека с точки зрения их полезности для достижения целей общества — его сохранения и развития. Человек вправе преследовать любые цели, не противоречащие интересам общества как целого, обязан соблюдать права других людей, исполнять свои добровольные обязательства и все предписания общества, направленные на достижения его, общества, целей. Государство обеспечивает выполнение этих обязанностей каждым человеком.
На протяжении всей первой оси присутствует элемент — государство, как совокупность структур и механизмов управления, объем и характер функций которого в зависимости от положения на оси изменяется. Но как государство образуется, что является источником его власти? На эти вопросы отвечают политические идеи, расположенные вдоль второй оси нашего политического пространства — оси источников права (зеленый цвет).
На одном конце второй оси расположена политическая идея, согласно которой все граждане данной страны являются источником государственной власти и, следовательно, все они вправе управлять государством. Это управление может осуществляться гражданами непосредственно или через своих представителей.
На другом конце этой оси расположена политическая идея, согласно которой государственная власть под тем или другим (иногда благовидным) предлогом может осуществляться единолично. В зависимости от предлога или способа достижения власти она может называться монархия, диктатура, тирания и т. п. История демонстрирует нам большое число разнообразных промежуточных вариантов — двуумвиратов, директорий, семибоярщин и других узурпаций.
Когда мы говорим о демократии как о равенстве прав на управление делами государства, мы говорим, что это равенство касается только граждан. Вместе с тем, существуют политические идеи, которые говорят о том, что отнюдь не все люди достойны называться высоким словом — граждане. Кроме того, наряду с правом на государственное управление каждый человек теоретически может обладать (или не обладать) и иными разнообразными правами. Эти факты не нашли отражения на первых двух осях, следовательно, появляется необходимость во введении третьей оси нашего политического пространства — оси использования права (синий цвет).
На одном конце третьей оси расположена политическая идея, согласно которой есть люди (человек) первого и других сортов. Людям первого сорта принадлежат все права, обусловленные положением на первой и второй оси, а остальные люди не имеют никаких прав. Причем принадлежность к первому сорту может определяться разными обстоятельствами: такими как национальность, религия, происхождение и т.п.
На другом конце этой оси расположена прямо противоположная политическая идея, согласно которой все люди являются гражданами одного «сорта» и никакая исключительность не допускается. Каждый человек обладает точно таким же объемом прав, как и любой другой.
Теперь, когда мы описали трехмерное политическое пространство, становится очевидным, что для описания политических взглядов любого человека, конкретного политика или политического режима, необходимо определить их положение на трех описанных осях. Любой, читающий эти строки, может найти своим взглядам в созданном нами политическом пространстве свое, вполне уникальное место и с высокой степенью достоверности решить: насколько близки ему взгляды, которые мы определили в нашем манифесте как гуманистические.
Точно также мы можем определить в политическом пространстве и современное положение нашего отечественного политического режима, увидеть, в каких направлениях по трем политическим осям мы двигались последние 20 лет: к свободе, демократии и равноправию, или в каком-то ином направлении.
При построении конституции мы должны выбрать конкретную область политического пространства, ограничив ее соответствующими политическими идеями. Очевидно, что для разных областей политического пространства невозможно сформулировать одинаковый набор принципов (аксиом, представлений о должном).
Правовые системы, прилагаемые к разным областям политического пространства, не могут быть описаны в рамках одной конституции. Каждая область политического пространства требует собственной конституции. Конституций, формулирующих «правила жизни» для определенного общества, может быть столько, сколько областей политического пространство мы выделим. Все зависит от системы идей, которые кладутся в основу Конституции.
Вы уже знаете из Манифеста, что гуманисты свой выбор сделали. Гуманисты совершенно сознательно в качестве области политического пространства для реализации выбрали область: «свобода — равноправие — демократия».
К концу девяностых годов стало окончательно ясно, что попытка демократической революции в России провалилась. Правящая верхушка пошла по пути утверждения бюрократического капитализма, соединяющего власть и собственность, используя при этом элементы управляемой (точнее, имитационной – П.Ц.) демократии.
Что же делать тем, кто не удовлетворен такими результатами, таким вектором развития страны, но не хочет возвращаться в коммунистическое прошлое, и не желает встраиваться в существующий порядок ради достижения только личного благополучия?
Прежде всего, необходимо понять, почему желаемый результат — развитие страны по демократическому пути — не был достигнут. Мы полагаем, что ни элиты, ни страна в целом не смогли, или не захотели, ясно и определенно сформулировать общую цель. Каждый хотел чего-то своего, но эти чаяния не были согласованы и объединены в общий вектор развития.
Очевидно, что существующее сейчас российское государство неудовлетворительно по многим основаниям. Но каким должно быть государство для того, чтобы большинство граждан посчитало бы его удовлетворительным, а еще лучше — хорошим? «Да это же просто и понятно!», — до сих пор утверждают большинство нынешних «оппозиционеров». Как же они ошибаются!..
В конце девяностых годов группа энтузиастов, не удовлетворенных сложившимся положением вещей, решила проделать такую работу — описать в форме конституции такое государство, которое, по их мнению, удовлетворило бы большинство граждан. Сделать это оказалось весьма непросто!
Семь лет несколько десятков единомышленников еженедельно собирались и работали над текстом Конституции. Каждое положение, каждое слово этого текста прошли подробное и заинтересованное обсуждение. Мы никуда не торопились, нам нужен был качественный результат, поэтому все вопросы мы старались разрешать консенсусом. Почти всегда это удавалось. В это трудно поверить, но это именно так! Возможно, нам это удалось потому, что мы действительно являемся единомышленниками. Никаких концептуальных, аксиологических расхождений у нас никогда не возникало. Все трудности с достижением консенсуса всегда были связаны исключительно с тем, как лучше достичь той или иной цели, которую мы перед собой ставили.
Мы полагаем, что к такому результату нас привело и то, как была организована совместная работа. Мы не сразу бросились в нормотворчество. На первом этапе мы поставили перед собой задачу: сформулировать основополагающие идеи, своего рода аксиоматическую систему, опираясь на которую, можно было бы спроектировать правовую систему гуманистического государства. Она получили название Скрижалей. Познакомьтесь с ними. Выделенные жирным шрифтом слова (термины) имеют определения, которые приводятся далее.

Судьба России в XXI веке
История создания сетевого журнала.


Блог придуман после выборов в представительные органы власти в декабре 2011 года, которые, по мнению проигравших партий, были сфальсифицированы.
Народ возмутился столь явным обманом и вышел на митинги. Авторы статей в этом блоге писатель Александр Сазанов, общественник Юрий Вдовин, искуствовед Сергей Басов, философ Лев Семашко, интеллигент Леонид Романков, петербургский адвокат Сергей Егоров, публицист Павел Цыпленков в декабре 2011 года критиковали фальсификацию выборов.
Каким государством станет Россия в 21 веке: деспотия, олигархия, монархия, анархия, демократия или, может быть, гуманизм?
Депутаты Ленсовета 21 созыва (полномочия с 1990 по 1993 год) и сегодня внимательно следят за судьбой России, помещают в этом блоге свои статьи, ссылки на интересные сообщения в Интернете, газетные вырезки, наблюдения, заметки, предложения.

На страницах этого блога вы найдете интересные статьи:




Судьба революционных реформ в книге
«Колбасно-демократическая революция в России. 1989-1993»

The Fate of Russia in XXI Century
Information about this site.


What kind of state will become Russia in the 21st century: anarchy, despoteia, monarchy, oligarchy, democracy or, perhaps, clericalism?
Petersburg politics convocation (powers from 1990 to 1993) today closely follow the fate of Russia, put in this online journal his links to interesting posts on the Internet, articles, observation, press clippings, Offers, Notes.
Blog coined after the election in December 2011, which, according to lost parties were rigged.
The people protested usurpation and went Square in Moscow and St. Petersburg. Deputies of in while made declarations.

On the pages of this Blog you will find interesting articles:




Modern History of Russia in the book
« Sausage-democratic revolution in Russia. 1989-1993»

Комментариев нет :

Отправить комментарий