понедельник, 23 апреля 2012 г.

Путин после выборов

Алексей Малашенко – политолог, эксперт Московского центра Карнеги:
- Несмотря на то, что Владимир Путин остался президентом, путинизм, как модель управления, сработанной под одного человека, опирающегося на узкий клан близких ему людей, истаяла.
Полностью читать на сайте BBC.


Андрей Будаев. Календарь «Передвижники 2012»

Что ждет страну после выборов президента?

Что, собственно говоря, уже происходит?
Прежде всего, отметим, обе избирательные – парламентская и президентская – кампании засвидетельствовали тот факт, что в российском обществе произошел сдвиг: в стране ускоряется формирование "среднего класса" (даже если применительно к России это понятие достаточно условно), как субъекта политики.
Осознает ли власть, эти изменения?
С одной стороны, судя по ее мелкой мести своим оппонентам, может показаться, что нет.
Об этом свидетельствует и жесткое отношение к тем, кто продолжает митинговать, и критика оппозиционеров в средствах массовой информации, венцом которой стал глуповатый и непрофессионально сделанный фильм "Анатомия протеста", который был дважды показан по НТВ.
Контроль над СМИ остался прежним, косметическая предвыборная либерализация испарилась.
Однако здесь нужно учитывать также "обидчивость" путинской команды, в сознании которой переплетаются мания величия и комплекс неполноценности (такие случаи хорошо известны из медицины).
Тем не менее, правящий класс, включая поменявшихся креслами членов "тандема", игнорировать обозначившуюся на рубеже 2011-2012 гг. трансформацию российского общества не может.

Что делать с неформальной оппозицией?

Надо подумать над созданием новой – лояльной власти оппозиции, для чего расстаться с исчерпавших свой ресурс либерал-демократами Жириновского, возможно, «Справедливой Россией», провести "омоложение" КПРФ, и создать новую либеральную партию (имя для нее еще только подбирается), на место лидера которой претендует Михаил Прохоров.
Вопрос же об отношениях Кремля с "неформальной оппозицией" будет решен в зависимости от готовности последней играть по "кремлевским правилам".
Если некоторые ее лидеры, на это согласятся, а предпосылки к этому уже заметны, то впоследствии эти лица будут допущены в Госдуму.
Скорее всего, "новая оппозиция", пусть даже она формируется с согласия, а то и в соответствии с рекомендациями Кремля, станет чуть более самостоятельной, что приведет к, пусть незначительному, оживлению партийно-политической жизни. На российском небосклоне наконец-то засверкают молодые амбициозные личности.
В общем, несмотря на то, что Владимир Путин остался президентом, путинизм, как модель управления, сработанной под одного человека, опирающегося на узкий клан близких ему людей, истаяла.
Она уступает место иной более сложной, полицентричной конструкции, от эффективности которой зависит ближайшее будущее страны.

Запутанные реформы

У Путина обязательно должна возникнуть мысль о неэффективности, выработавшей свой срок прежней системы управления государством и необходимости перехода к новой, более современной, адекватной новой сложившейся ситуации. Не говоря уже о необходимости завершения начатых прежде реформ (медицинской, военной, пенсионной и т.д.), которые при старой системе должной отдачи не принесли.
Свидетельством понимания кризиса системы являются провозглашенные Дмитрием Медведевым политические перемены – выборы губернаторов, изменения в избирательной системе, в регистрации партий.
Пока эти реформы выглядят не совсем вразумительно, и даже кажутся сознательно запутанными. Например, проект закона о регистрации новых партий составлен таким образом, что его легко использовать де-факто как препятствие к регистрации.
Все это наводит на мысль, что эти новации – скорее тактический ход Кремля во имя усиления собственной власти, его стремлением в иных условиях сохранить контроль над государством и обществом.
Да и трудно представить почти полтора десятка лет находящегося у власти человека с устоявшимся мировоззрением и психологией, который станет изменять им даже под влиянием внешних, пусть даже очень убедительных обстоятельств. Скорее он будет тяготеть к сохранению status quo.
С другой стороны, нельзя не признать и того, что, несмотря на имитационный характер перемен, им присущ ограниченно-демократический флер. Так что речь может идти об очень ограниченной и вынужденной либерализации.
Россия не Советский Союз, а Путин пока еще не Брежнев (хотя параллели временами и возникают), и ему предстоит внести коррективы в им же созданную политическую систему, получившую название "вертикаль власти".
Какие?
Во-первых, создать креативное правительство, которое будет не только следовать указаниям лидера, но и предлагать и отстаивать собственные взгляды по тем или иным вопросам.
В этом контексте интересно наблюдать, как формируется это новое правительство, кто в нем останется, – пока что "старики" цепляются за свои места, – кто придет взамен им. Конкуренция отдельных персоналий "за место под солнцем" в каком-то смысле отражает противостояние консервативной и модернизационной тенденций.
Во-вторых, переформатировать партийную систему. Это означает тотальную перестройку непопулярной и раздражающей общество правящей «Единой России». Весьма вероятно, что от нее вообще придется избавляться. Или попробовать расчленить ее на три крыла с последующим формированием трех различных партий.

"Внутренняя эмиграция" или борьба: что выберет оппозиция?

Артем Кречетников, Би-би-си, Москва

То, что победу на президентских выборах одержит Владимир Путин, сомнений не вызывало. Но столь высокого результата мало кто ожидал. Если бы Путин набрал от 50 до 55%, можно было бы сказать: да, победил, но страна необратимо изменилась, и ему теперь неизбежно придется меняться. Какую стратегию изберет теперь российская оппозиция?

"Нудная, трудная работа"

Независимый политолог Алексей Воробьев еще до выборов призывал либералов не обольщаться надеждами на скорую победу, а настраиваться на длительную, упорную, спокойную борьбу.
"Нас ожидает нечто вроде трехлетней "столыпинской реакции", - заявил Русской службе Би-би-си поэт и публицист Дмитрий Быков. - Возникла пауза, в течение которой надо вырастить партию и законным путем привести ее к власти, чтобы за февральской революцией не последовало октябрьской".
"Оппозиция должна заявить о своем существовании через мирные массовые акции, не столько под знаменем недоверия к процентам подсчета голосов, сколько напоминая, что выборы прошли в условиях системы, которая самой властью ныне признана несправедливой и отжившей, - считает президент Института национальной стратегии Михаил Ремизов. - Далее предстоит нудная, трудная работа по выращиванию политических структур и приобретению базы поддержки на местах. На горизонте сейчас не федеральные, а региональные выборы, на них и нужно сосредоточиться".
"Выступать под лозунгом "Путин должен уйти!" не имеет смысла, - считает ведущий эксперт Центра политической конъюнктуры Павел Салин. - Прежде всего, нужно добиваться принятия законопроектов о возвращении губернаторских выборов и регистрации партий в том виде, в котором их внес Медведев. Должны возникнуть новые правила обновления как правящей, так и оппозиционной элиты, новые лидеры на местах, и лишь затем станет возможным обновление на федеральном уровне".
"Новый класс" не исчезнет. Подобно декабристам, разночинцам, стилягам и интеллигенции эпохи позднего Брежнева, современные "сердитые горожане" остаются меньшинством. Новая политическая ситуация, о которой так много говорили в последние три месяца, состоит не столько в количественном росте оппозиции, сколько в повышении ее активности.

Что теперь делать оппозиционерам?

Людей, реагировавших на азиатскую монархическую стилистику государственного управления презрительным пожиманием плеч, в России хватало и в нулевые годы. Но тогда они махнули рукой на политику, сосредоточившись исключительно на строительстве личного благосостояния.
Скептически относясь к Владимиру Путину, эти люди не являлись и его убежденными последовательными противниками. Теперь у президента возник жесткий и устойчивый антирейтинг.
"Это меньшинство, но меньшинство с повышенной информационной и деловой активностью, с которым придется считаться", - указывает Михаил Ремизов.
При этом Дмитрий Быков уверен, что "протестный класс будет очень быстро расти".
"Есть запрос на то, чтобы во главе страны был не национальный лидер, а наемный менеджер. Через год-два средний класс все еще останется меньшинством, но уже не абсолютным", - уверен Павел Салин.

"Окно возможностей" для Путина

Характер поддержки Путина тоже изменился, считают эксперты.
"Большинство тех, кто в этот раз проголосовал за Путина, вовсе не выписали ему карт-бланш на что угодно, - говорит Михаил Ремизов. - В ходе предвыборной кампании он дал массу обещаний касательно превращения квалифицированных бюджетников в средний класс, антикоррупционной санации общества, модернизации армии, демократизации. Он обещал достаточно, чтобы его можно было ловить на слове, и желающие это делать, несомненно, найдутся".
По мнению аналитика, для Владимира Путина сейчас "открылось окно возможностей".
"Если Путин понимает подлинную цену своей победы, то хорошо. А если впал в эйфорию и искренне уверовал во всенародную любовь к нему, то плохо"

"Полученный результат позволяет ему действовать с позиции силы и играть на опережение, - поясняет  Павел Салин, эксперт, свою мысль. – Реформы не будут выглядеть как уступка и слабость. Конечно, было бы хорошо, если бы система пошла по пути диалога и поиска социального баланса".
Павел Салин затрудняется строить прогнозы.
"Что заставило Путина прослезиться на митинге его сторонников вечером в воскресенье? – рассуждает эксперт. - Если это продуманный пиар-ход, и он понимает подлинную цену своей победы, то хорошо. А если впал в эйфорию и искренне уверовал во всенародную любовь к нему, то плохо".
По мнению Дмитрия Быкова, с точки зрения оппозиции даже лучше, чтобы Путин остался консерватором.
"Трудно иметь дело с властью, у которой есть мощный интеллектуальный ресурс и которая способна удивлять, - говорит он. - А с властью предсказуемо упрямой и неразумной бороться просто, мяч всегда будет у ее ворот".

Проблема лидерства

В начале 1990-х годов разношерстная антикоммунистическая оппозиция победила во многом благодаря мощной харизме Бориса Ельцина.
По практически единодушному мнению экспертов, одной из главных проблем нынешней оппозиции является отсутствие у нее не то что Ельцина, а вообще какого бы то ни было лидера.
Перед выборами аналитики указывали, что триумфом для политического новичка Михаила Прохорова стали бы третье место по стране, Нажать второе - в Москве и Санкт-Петербурге и 10% голосов. Первую и вторую планки Прохоров взял, до третьей несколько не дотянул.
Дает ли полученный результат возможность и моральное право объединить несогласных?
"Прохоров добился успеха не благодаря своим выдающимся качествам, а потому что оказался единственным кандидатом, отражавшим либеральные взгляды, - считает Михаил Ремизов. - В частности, ему сыграло на руку снятие Явлинского. Пока ему выдан кредит доверия".
Политик уже заявил, что намерен участвовать в следующих президентских выборах, но до них еще дожить нужно. Все будет зависеть от того, сумеет ли он создать партию и привлечь в нее ярких знаковых лиц оппозиции, считают эксперты.
"Мало кто сомневается, что изначально Прохоров пошел в политику по инициативе Кремля, - говорит Павел Салин. - Но в последние недели было явно заметно, что политика начала ему нравиться, у него появился драйв. Он сумел получить поддержку снизу, зацепить ядерный электорат, который за Путина никогда голосовать не будет, и при этом политически активен. Поживем, увидим".
Михаил Ремизов напоминает, что, если регистрация политических партий будет упрощена, то на Прохорове свет клином не сойдется.
"Прохоров - либерал, и никакого другого варианта для него нет, - замечает эксперт. – Не надо думать, что либеральный сектор - это вся оппозиция. Больший потенциал имеют люди типа Алексея Навального, которые не несут никакой ответственности за дела 1990-х и нулевых годов и способны выразить ожидания разных групп общества".

"Крот истории"

Каждый человек, выросший в СССР, знает анекдот, как жандарм отечески увещевал 17-летнего Владимира Ульянова: "Ну, что вы бунтуете, молодой человек? Ведь перед вами стена!"
"Стена, да гнилая!" - ответил тот.
Даже если это выдумка, то поучительная.
Итальянский журналист некогда спросил Андрея Сахарова, зачем он занимается своим безнадежным делом.
"Крот истории роет незаметно", - сказал академик.
Существующая в Британии мажоритарная избирательная система по своей природе дает фору двум основным партиям и "затирает" маленькие, прежде всего, либеральных демократов, которые всегда получали меньше мест в Палате общин, чем голосов на выборах. Сложилось распространенное мнение, что голосовать за либдемов не имеет смысла, "они никогда не выиграют".
Лет десять назад партия провела кампанию: изготовила большое количество одинаковых фанерных кругов на палках, которые люди прикрепляли к своим домам и устанавливали на лужайках, с надписью: "Либеральные демократы выигрывают здесь!"
Если вдуматься, это и есть позиция истинного либерала: пускай вся страна делает, что угодно, а в моем сердце и в моем доме моя партия побеждает, и будет побеждать! И пусть все видят, что нас не так мало, как, возможно, кому-то хочется!
В 2010 году либеральные демократы впервые в истории вошли в правительство, пусть на правах младшего партнера.
"Хотите, верьте, хотите, нет, но эта победа Путина - последняя", - уверен Дмитрий Быков.

Судьба России в XXI веке
Философия блога.


Петербургские политики и сегодня внимательно следят за судьбой России, помещают в настоящем блоге свои заметки, наблюдения, предложения, газетные вырезки, ссылки на интересные сообщения в Интернете, статьи.
Блог создан после выборов в декабре 2011 года, которые, по мнению наблюдателей, были сфальсифицированы.
Народ возмутился столь явным обманом и вышел на митинги. Авторы публикаций в этом блоге искуствовед Сергей Басов, автор концепции сферной политики Лев Семашко, журналист Александр Сазанов, действительный государственный советник Леонид Романков, политик Павел Цыпленков, петербургский адвокат Сергей Егоров, правозащитник Юрий Вдовин в те тревожные дни призвали власти разобраться со всеми фактами фальсификаций.
Какое государство сложится в России в 21 веке: демократия, деспотия, монархия, олигархия, анархия или, может быть, клерикализм?

На страницах этого блога - публикации о культуре, финансах, политике, экономике, войне, истории:




Судьба революционных реформ в книге
«Колбасно-демократическая революция в России. 1989-1993»

The Fate of Russia in XXI Century
Philosophy of blog.

What kind of state will become Russia in the 21st century: democracy, oligarchy, monarchy, despoteia, anarchy or, perhaps, humanism?
Petersburg politics convocation currently preoccupied follow the fate of Russia, publish in this blog his Offers, press clippings, Notes, articles, links to interesting posts on the Internet, observation.

Blog coined after the election in December 2011, which, according to observers were rigged.
The people protested so obvious fraud and went rallies. Deputies of in while made declarations.

On the pages of this online journal - publication of the Politics, Culture, War, Economy, Finance, History:




The fate of the revolutionary reforms in the book
« Sausage-democratic revolution in Russia. 1989-1993»


Комментариев нет :

Отправить комментарий