понедельник, 6 апреля 2015 г.

Социолог-коммунист в Ленсовете

Умер Альберт Баранов.
Это случилось 8 января 2015 года.
60-летним известным в своей науке ученым Альберт Васильевич был избран в Ленсовет депутатом. Теперь он ушел из жизни, а не все его коллеги-депутаты, соратники по революции 1990 года даже знают об этом печальном событии.

А.В.Баранов окончил философский факультет ЛГУ, кандидат философских наук, Санкт-Петербург. Основные области исследования: социология города, демография, экология. А.В.Баранов - один из первопроходцев отечественной социологии, ученый и общественный деятель, человек, пользовавшийся уважением и любовью как сподвижников, так и учеников.
Светлая память! .

Приводим отрывки из его большой автобиографической статьи "А все-таки она вертится".

Интервью взяла  Мария Алесина

После XX съезда партии был XXI, холодный, возвратный, теперь о нем забыли. И вот когда был возвратный ледниковый период, меня начали исключать из аспирантуры. Отношение ко мне поменялось. Сначала я был любимым ребенком для Тугаринова. Как-то он сказал: «Я давно искал человека, который бы занялся этим!» А тут он заявил на Ученом совете:«Баранов меня не слушает, Баранов не наш человек. Он восхищался восстанием в Венгрии, такие, как он, создали в ноябре 1956 г. в Будапеште клуб Петефи в поддержку Имре Надя».
В Венгрии осенью 1956 г. народ прогнал с поста руководителя страны коммуниста Ракоши и захотел демократии. Советские войска в ноябре вошли в Венгрию, в Будапешт, и подавили вольномыслие, расстреляв без суда и следствия лидера венгерских коммунистов с социал-демократическим уклоном Имре Надя, возглавлявшего тогда партию и правительство. Так что я и Ш. Петефи – были по одну сторону баррикады, только он в 1848 г. за свободу Венгрии от Австрии, а я в 1956г. – за демократизацию Венгрии и СССР.

Записки и очерки о Ленсовете-21. 2015 год.

Единственный и неповторимый...
It is the one and only...

Кронштадт, Ленсовет, юбилейное заседание

Размышления на юбилейном собрании депутатов Ленсовета 21 созыва и после него
Thoughts on the anniversary meeting of the deputies of the Leningrad City Council of 21 convocation and after it

Владимир Беляков, Сергей Егоров, видео, Ленсовет, депутат, выборы, партия, КГБ-ФСБ, Ельцин, Путин

Ленсовет-Петросовет XXI созыва действует!
St.Petersburg City Council working right now
!
Ленсовет, Сазанов, юбилейное заседание, 10 апреля 2015 года

Ленсовет и А.Чубайс
Lensoviet and Anatoly Chubais

Ленсовет, Чубайс, Санкт-Петербургский горсовет, Юлий Рыбаков

25 лет назад начал свою работу Ленсовет 21 созыва. Конференция. Видеофильм.
25 years ago Lensoviet of 21st convocation started. Conference. Videos

видео, Ленсовет, Сергей Егоров, Conference, Videos

Социолог-коммунист в Ленсовете
Sociologist-Communist at the City council of St.Petersburg

Альберт Баранов, Ленсовет, Собчак, социология

Ученые вспоминают о Ленсовете
Scientists remember the City council of St.Petersburg

Ельцин, Ленсовет, Путин, Салье, Собчак, Филиппов

На руинах СССР
On the ruins of the USSR

Анатолий Собчак, Васюточкин, Ленсовет, Россия, СССР

Мемуар про Ленсовет
Memoir about Lensoviet

демократия, депутат, Ленсовет, Невское Время, революция, Санкт-Петербург

25 лет Ленсовету
The Leningrad City Council celebrated 25 years

Ленсовет, статья Александра Сазанова

О чем мечтали в Ленинграде 25 лет назад
About the dream of Leningrad 25 years ago

Александров, Виталий Васильев, Горбачев, депутат, Ленинград, Ленсовет, первая сессия, Салье, Севенард, Собчак

Ленсовет вспоминают добром
Residents of the city of Leningrad remember Soviet the good word

ЗакС, история, Ленинград, Ленсовет, Санкт-Петербург, фальсификация

Валерий Зорькин об Указе №1400 (21.09.1993)
Valery Zorkin remembered Decree №1400

Борис Ельцин, Валерий Зорькин, Киев, Крым, майдан, революция, Украина

Новое - это незабытое старое.
Modern - it is unforgotten old.

Борис Вишневский, выборы, демократия, Ленсовет, свобода

Судьба Моссовета
Fate of Moscow City Council

КПСС, Моссовет, революция, Россия, СССР, как буржуи уничтожили советскую власть в России

Анатолий Собчак и Ленсовет
Anatoly Sobchak and Lensoviet

lensoviet, Анатолий Собчак, депутат, Ленсовет, Петербургский горсовет, Санкт-Петербург

Депутатские записки.
Notes of deputies

deputy, lensoviet, депутат, Ленсовет

Юбилейное заседание депутатов Ленсовета 5 апреля 2010 года.
Anniversary meeting of the Leningrad Council at April 5, 2010.

депутат, Ленсовет, юбилейное заседание

Краткая история Ленсовета
Brief history of Lensoviet

депутат, история, Ленсовет, Петербургский горсовет, политика

Избранные места из воспоминаний друзей
Selected passages from the memoirs of friends

leningrad, lensovet, lensoviet, Pavel Tsyplenkov, Ленсовет, Павел Цыпленков

Демократия и Ленсовет
Democracy and the Lensoviet

демократия, Ленсовет, ЛНФ, Михаил Журавлев, реформа, Россия, Сергей Егоров

Перчатка, брошенная общественному разуму
Glove thrown to the public mind

власть, государство, демократия, колбасно-демократическая революция, Россия, Сергей Егоров

Последние ландыши советской власти. Лето 1993.
Recent lilies of the valley for Soviet power. Summer 1993.

Анатолий Собчак, Ленсовет, малый совет, Петербургский горсовет, Санкт-Петербург

Владимир Сергеевич Жаров
V.S.Zharov. Deputy of Lensoviet died.

Автовские ведомости, Владимир Жаров, Жаров, Ленсовет, Трусканов, Цыпленков

Новому петербургскому парламенту исполнилось 20 лет
New Petersburg parliament celebrated its 20th anniversary

Ватаняр Ягья, Законодательное собрание, ЗакС, Ленсовет, Санкт-Петербург, Санкт-Петербургские ведомости, Ягья

Революционеры и бунтовщики. Из книги "Колбасно-демократическая революция в России". Политический спектр депутатов Ленсовета
Revolutionaries and rebels. From the book "Sausage-democratic revolution in Russia". Political spectrum of deputies of the Leningrad City Council

бунтовщик, консерватор, Ленсовет, Петербургский горсовет, радикал, реакционер, революционер, реформатор, центрист


Вы профессионально работали в качестве социального психолога только как преподаватель, читая лекции в Университете марксизма-ленинизма (УМЛ)?
Нет. Не только. Мне пришлось реально работать урбансоциологом, вытесняя «коммунальный образ жизни» из планов строительства городов и жилищ. В УМЛ я 10 лет, с 1970 по 80-й г., читал годичный курс социальной психологии в Таврическом дворце, на факультете партхозактива, на отделении социологии и социальной психологии, где я был единственным лектором. При двухгодичном сроке обучения на первом курсе читалась социальная психология, а на втором – социология.
На курсе было порядка ста человек: инженеры, руководители промышленности, директора, интеллектуалы. Где-то с конца 60-х – начала 70-х регулярно учились молодые офицеры КГБ, потому что эта организация раньше других почувствовала острую необходимость в этих знаниях, знании людей, особенно – массовой психологии. Их было не более 10% от числа слушателей. И это моё отделение было создано раньше, чем где бы то ни было в СССР. В Москве был аналогичный УМЛ, но отделения социологии и социальной психологии тогда там не было. Оно образовалось только несколько лет спустя, в 70-е годы.
За 10 лет мои лекции прослушали более 1000 человек. А я в начале 80-х годов уже устал от этой работы и передал чтение лекций и ведение курса возвратившемуся в Ленинград опальному комсомольскому лидеру Александру Васильевичу Тихонову, и он там закрепился. Это было для него очень важно, возвращало его в тот мир, из которого его «ушли», то есть, в партийно-политический интеллектуальный мир. Года два, по-моему, он пробыл на моем месте – ведущего лектора отделения социологии и социальной психологии. А в 87-м году начинается перестройка, но идет она сразу в разных направлениях. Закрывается отделение социологии и социальной психологии в 88 году.

Ваши лекции по социальной психологии не были похожи ни на какие другие, это я Вам говорю не только как Ваш слушатель, но и как выпускница отделения социальной психологии Ленинградского университета.
Я преподавал там и был хозяином. У меня там был декан, хорошая женщина, партийный работник, она симпатизировала этому курсу и мне. И директор Университета марксизма-ленинизма Петров тоже мне очень симпатизировал. Его кабинет находился в здании на Мойке, и у меня там был кабинет. Так что мне было хорошо в УМЛ при Горкоме КПСС.
Последний вопрос из памятки Бориса: «Когда и как ты начал двигаться в сторону социологии? Кто, если были такие люди, оказал на тебя наибольшее влияние в твоей профессиональной переориентации?»

Здесь трехшаговое, по-видимому, движение к социологии?
Социальная психология и социология в моем курсе в УМЛ, тем более, когда он был двухгодичным, не разделялись. Я читал и то, и другое. В обществе ведь они тоже не разделялись, но социальная психология была легализована раньше, чем социология. Моя биография связана с социальной психологией, а социология легализовалась позже. И центром легализации был отдел конкретных социальных исследований Осипова в Институте философии, в Москве. А у нас здесь – Лаборатория конкретных социологических исследований Ядова, в НИИКСИ при Ленинградском университете ...

А что у Вас было с ЦК ВЛКСМ?
В сентябре 1965 года меня пригласили в ЦК ВЛКСМ в качестве консультанта по вопросу реформы комсомола. Приглашение официальное. Нас, небольшую группу ученых, куда входил проф. Ю.А. Замошкин, я и еще несколько человек, пригласил секретарь ЦК комсомола Торсуев. Он сказал примерно следующее: «После того, как прекратились великие стройки, комсомол остался, как бы, без стратегически мобилизующих задач. Что делать? Чем занять комсомол численностью 20 миллионов человек? Думайте. Высказывайте любые предложения, даже радикальные!»
Меня поселили в гостевом доме ЦК ВЛКСМ. Через 2–3 дня я предложил 3 проекта. Точнее, два проекта организационной реформы комсомола и один проект «реформы» идеологии.
1) Не надо посылать комсомольцев за тысячи километров от дома, это мешает им учиться, и вообще – плохо для них. Комсомольская задача должна быть серьезной, но – по месту жительства. Есть такая задача: в связи с массовым жилищным строительством и развитием сферы быта постоянно возникает много социальных и человеческих проблем, в том числе, детских. Пока нет общественных организаций, которые бы этим систематически и комплексно занимались. Поручите это комсомолу. Для этого нужно, чтобы первичные комсомольские организации формировались по территориальному, а не производственному принципу. А партия и профсоюз, естественно, остаются на «производстве».
2) Иерархическая структура комсомола сохраняется, но она должна учитывать специфику новых задач, а они – очень разные у молодежи деревни, города и учащейся молодежи – студентов. Поэтому целесообразно разделить комсомол на три организации: крестьянскую (комсомол сельской местности), рабочую (молодежь, работающую на производстве в городах) и студенческий комсомол, вместе с учащимися 9-10 классов.
3) Это все потребует, чтобы каждый комсомолец анализировал, оценивал ситуацию и принимал на месте решение. Потому что ситуации будут чрезвычайно разнообразными, «с местным оттенком». Сегодня решения принимаются иерархически далеко вверху, информация о конкретной ситуации передается по иерархии «наверх» и оттуда спускается решение. Надо принимать решение на месте или на ближайшем иерархическом уровне.
Но такая организация нуждается в ином, чем нынче, человеческом контингенте.
Сегодня «идеальный комсомолец» – тот, у которого иерархия ценностей в его личном сознании завершается «чувством долга» как высшим императивом. Он получает «сверху» решение – приказ и должен его выполнить.
А если человеку нужно принимать решение самостоятельно, «на месте», в нестандартных ситуациях, судьей он должен быть сам. Чтобы это стало для него психологически возможно, высшей ценностью в его личности должен быть не «долг», а «совесть», а «долг» – ниже в нравственной шкале.
В реальности существует и третий вариант высшей ценности – «выжить». Она включается в качестве высшей цели в аварийных ситуациях. Таким образом, преобразование комсомола требует большой целенаправленной подготовительной и воспитательной работы.
К моменту этого задания у меня были результаты контент-анализа газеты «Известия» с 1919 по 1964 гг., и я знал о «десятилетнем цикле» колебаний «атмосферы» общества. На 1964 г. приходится пик «человеческого фактора», т.е. демократизации. Уже в 1967 г., в июне контент-анализ «Известий» показал начавшееся «похолодание». Но чтобы наступила такая суровая «зима», как с августа 1968 г., после подавления «Пражской весны», представить себе было трудно. «Зима» продолжалась до 1973 г.
Бюро ЦК ВЛКСМ приняло решение: в качестве эксперимента провести указанную реорганизацию в двух-трех райкомах в Ленинграде, Узбекистане и Украине. В Ленинграде прошел партхозактив города, где секретарь Горкома КПСС по идеологии сказал: «Предложение социолога Баранова из Академии наук не приемлемо».
Вскоре бывший первый секретарь ЦК ВЛКСМ А.Н.Шелепин был выведен из состава Политбюро ЦК КПСС.
Ректор Академии общественных наук при ЦК КПСС (это Высшая школа для «повышения квалификации функционеров зарубежных компартий, в т.ч., генеральных секретарей) сделал мне предложение перейти к ним на работу преподавателем социальной психологии – с эпизодическими выездами в качестве дипломата в Латинскую Америку. Представивший меня профессор сказал: «Это тот самый бунтарь из Ленинграда, про которого я Вам говорил». – «Против чего бунтовал?» Я: «У меня партийный выговор с занесением в учетную карточку – за неуважение классиков марксизма-ленинизма в курсе лекций». – «Для нас это неважно. Вам придется выучить испанский или английский, а лучше – оба». А потом, помолчав, ректор спросил: «Вас, вижу, что-то смущает?» – «Да, высоко будет падать, если что…» – «От нас низко не падают», – парировал ректор и добавил: «Квартира в строящемся доме Вас ждет. Подумайте». Подумав, я отказался от предложения.
Так закончился мой визит наверх. На следующий год ЦК ВЛКСМ за мою работу наградил меня туристской поездкой в Югославию, на Адриатическое море. Это было великолепное турне. А «хождение во власть» мне еще предстояло в начале 1990-х годов, но я тогда об этом не мог знать.
Когда началась перестройка второй половины 80-х – начала 90-х годов, нужно было не только менять политическую идеологию, а повернуть советское общество в сторону европейского образца, то есть, демократии, урбанизации, социологии и т.д.
И все, что происходило в стране, побудило меня к участию в политике...
Но это уже другое...
Надо рассказать. Это всё было в 1990 году, и мы – я, Кесельман и Андрей Алексеев… В апреле секретарем нашего партийного комитета был Докторов. И он вместе с Фирсовым, я думаю, Фирсов сыграл свою роль, там не может быть без него, они совратили, другого слова я не скажу, руководство Коммунистической партии города Ленинграда на подключение в качестве советника Горкома и Обкома партии Институт социально-экономических проблем (ИСЭП). И чтобы выразить это своё подключение каким-то демократическим образом, секретари Обкома и Горкома пришли в Институт, он тогда располагался на улице Воинова, и в одной из аудиторий Борис Докторов вёл это заседание … Это уже не был Партком, это было… Словом, на собрании присутствовали Андрей Алексеев, Кесельман, Шелищ, я и высшая партийная власть города. Первый секретарь Обкома Юрий Соловьев сказал: «Мы пришли к вам, чтобы узнать – или понять, какое слово вам будет удобнее, – почему партийные кандидаты города проиграли выборы. Выборы в Верховный совет СССР. Проиграли выборы первые секретари Обкома, горкома, вторые секретари, командующий Ленинградского военного округа».

Все они проиграли?
Да-да, все, и они спрашивают у нас. А мы, я и Петр Шелищ, в следующем, 1990г., были избраны депутатами Горсовета Ленинграда и Верховного Совета РСФСР, соответственно, от Народного Фронта.
Докторов хорошо ведет, он говорит: «Я могу сказать, но моё мнение мало значит, вот люди, которые включены в эту жизнь. Вот Андрей Алексеев, он выступает, что-то говорит, Кесельман, который тогда начал уличные опросы, и, вот, Баранов. Я же говорить не буду, мне не хочется выступать, мне достаточно того, что скажут Алексеев, Кесельман. Из гостей выступал первый секретарь Обкома КПСС Соловьев и кто-то ещё… Филлипов, третий секретарь Обкома, по-моему. Потом перерывчик был, и в этот перерыв Филлипов, этот обкомовский секретарь, пытал меня в коридоре, всё пытал, пытал, вопросы какие-то задавал, я аккуратно отвечал, без рассерженности. Самое удивительное, что мы восприняли это нормально: нас слушают первые лица города, пришли к нам и сидят не в президиуме, а на стульях, у меня за спиной сидит первый секретарь Горкома партии Герасимов. И в перерыве пытается узнать. «Расскажите, почему мы проиграли?» – основной вопрос.
«Почему мы проиграли выборы? Я, первый секретарь, второй секретарь, третий секретарь Обкома, первый секретарь и третий секретарь Горкома» – пять человек, а шестой проигравший – это генерал-летейнант Самсонов, командующий округом. «Почему мы проиграли? Почему выиграли демократы? Почему, объясните нам. Что произошло со страной?»
Это было в апреле 90-го года, в ИСЭПе, который располагался на улице Воинова. Главная магистраль – от Смольного до КГБ ... Только сейчас пришла в голову эта прямая линия. Мы находились между этими организациями. Вот почему они к нам и пришли.
Вы хотели рассказать о днях путча …
Дж. Кеннеди, президент США, сказал: «Поражение, как правило, – сирота, а у «победы» оказывается много родителей». А Борис Пастернак: «И пораженье от победы ты сам не должен отличать» – сомнительный совет.
Я беру эти высказывания великих людей как «крестное знамение» верующего при подходе к «святому» или «нечистому» месту – к политике. Я был депутатом Ленинградского Городского Совета народных депутатов с апреля 1990г. по декабрь 1993г., когда Совет, за три месяца до окончания своих полномочий, был распущен указом Президента Ельцина по просьбе мэра Петербурга А. Собчака.
19 августа 1991г., в первый день путча ГКЧП, на сессии Городского Совета я был избран в состав штаба по защите города. На следующий день был назначен председателем редакционной комиссии по подготовке решения Объединенного Собрания Городского и Областного Советов депутатов. Текст решения написал и докладывал я. За несколько минут до выхода на трибуну я показал проект решения Собчаку. В решении было три пункта:
1) Рекомендация войскам Ленинградского военного округа не исполнять приказы ГКЧП и оставаться в казармах.
2) Благодарность милиции города за поддержание порядка на улицах.
3) Предложить президенту и Верховному Совету России взять всю полноту государственной власти на территории республики в свои руки.
Анатолий Александрович минуты 2–3 думал над третьим пунктом и предложил мне исключить его. Я возразил: «Редакционная комиссия приняла этот текст, и единолично я не могу его изменить». На самом деле члены комиссии не смогли выработать согласованную резолюцию, а мой текст даже не видели. Я вышел на трибуну и предложил свое «Решение». Сопредседатели (от области – Яров и от города – Беляев) предложили принять за основу без голосования; текст решения за минуту до моего выступления был роздан примерно четыремстам депутатам обоих советов, находившимся в зале. Таким образом, идея выхода России из состава СССР впервые на официальном уровне прозвучала 20 августа 1991 г. в Петербурге.
Еще одно мое, отнюдь не тривиальное, предложение было осуществлено 22 августа. По телевизору я увидел, что в Москве на победном митинге участники пронесли огромное полотнище трехцветного флага, бывшего государственным флагом дореволюционной России, а в 1991 г. – знаменем партии «Демократический Союз».
Я подозвал депутата Ленсовета Виталия Скойбеду, члена этой партии, способного на смелые поступки, и предложил ему срочно подготовить полотнище флага для поднятия его в качестве нового государственного флага над Мариинским дворцом, официальной резиденцией нашего Совета. Поручение было принято и выполнено к сроку – 17 часов. Несколько позже, когда у меня появилась уверенность, что флаг будет готов вовремя, я высказал идею поднятия флага Беляеву, он – Собчаку. Идея обоим понравилась. В 17 часов 22 августа 1991г. на большом балконе Мариинского дворца собрались дюжина чиновников мэрии и столько же депутатов и Собчак с Беляевым. Собчак по микрофону – на площади было несколько сот человек – отдал команду: «Спустить флаг Российской Федеративной Социалистической Республики!»
Прошла минута молчания. И новая команда: «Поднять флаг Российской Федерации!» И Виталий Скойбеда, который был на крыше, поднял триколор под аплодисменты площади. К сожалению, я забыл организовать «Гимн великому городу» Глиэра, который к тому времени уже стал гимном Петербурга. Так произошла смена государственного флага в России. В Москве эта церемония прошла дня на три позднее.

Судьба России в XXI веке
Справка об этом сайте.

Какая власть сложится в России в 21 веке: монархия, олигархия, демократия, деспотия, анархия или, может быть, клерикализм?

Петербургские политики и сегодня озабоченно следят за судьбой России, публикуют в этом блоге свои статьи, наблюдения, заметки, газетные вырезки, предложения, ссылки на интересные сообщения в Интернете.
Блог придуман после выборов в декабре 2011 года, которые, по мнению проигравших партий, были сфальсифицированы.
Народ возмутился столь явным обманом и вышел на площади в Москве и Петербурге. Авторы публикаций в этом блоге журналист Александр Сазанов, юрист Сергей Егоров, культуролог Сергей Басов, интеллигент Леонид Романков, автор концепции сферной политики Лев Семашко, общественник Юрий Вдовин, политик Павел Цыпленков в те тревожные дни сделали соответствующие заявления.

На страницах этого блога - публикации о истории, войне, культуре, политике, экономике, финансах:




Новейшая история России в книге
«Колбасно-демократическая революция в России. 1989-1993»

The Fate of Russia in XXI Century
Information about this site.


A group of deputies of Lensoviet 21 convocation today preoccupied follow the fate of Russia, publish in this online journal his observation, articles, Offers, Notes, links to interesting posts on the Internet, press clippings.
Blog coined after the election in December 2011, which, according to observers were rigged.
The people protested usurpation and went rallies. Deputies of in December 2011 made declarations.
What kind of state will become Russia in the 21st century: anarchy, democracy, oligarchy, despoteia, monarchy or, perhaps, clericalism?

On the pages of this online journal - publication of the War, Culture, History, Economy, Finance, Politics:




The fate of the revolutionary reforms in the book
« Sausage-democratic revolution in Russia. 1989-1993»




Комментариев нет :

Отправить комментарий