четверг, 21 ноября 2013 г.

Судебная реформа: три главных направления.


Сергей Егоров: «Судья должен не даровать справедливость, а разрешать споры»


С.Н.Егоров
Корреспондент «Новой газеты» Анджей Беловранин беседует с профессором права, в 1990-1993 годах депутатом Ленсовета Сергеем Нестеровичем Егоровым о том, что  представляет собой нынешняя судебная система в России, и как ее максимально быстро, безболезненно и эффективно реформировать.


История человечества на всем своем протяжении показала, что при любых формах правления неизменно существовал институт, без которого и ныне жизнь цивилизации немыслима судопроизводство. Поначалу право судить принадлежало лишь «помазаннику Божию»: он был и присяжными, и исполнителем приговора, и его слово приравнивалось к самой истине. Но постепенно суд отделился от исполнительной власти, потом впервые в Британской Великой хартии вольностей — реализовалась идея суда равных над равными.
История также свидетельствует: каждый раз, когда проводилась прогрессивная судебная реформа, страна, в которой это происходило, делала мощный экономический рывок. Типичный пример - экономический бум конца XIX века в России.

— На мой взгляд, это следствие именно реформ Александра II 1864 года, — полагает Сергей Егоров, адвокат, доктор юридических наук, один из известнейших в Санкт-Петербурге критиков действующей в России Конституции. — Если два человека заключают договор и один из них его нарушает, а второй не может с этим ничего поделать, то никакая деловая активность невозможна. Когда же появляется третий, который может рассудить, и принудить к соблюдению договора это окрыляет честного предпринимателя. Хоть и не сразу: людям нужен срок, чтобы поверить в то, что система работает. 

Ответ один - демократизация

Позиция Сергея Егорова — понять миссию судебной системы в обществе:
— Чтобы указать пути реформирования судебной системы, нужно определить вначале, какова её задача? На этот вопрос сами судьи любят давать эмоционально-философские ответы: обеспечение правосудия, воцарение справедливости, установление истины, наказание виновных... На самом деле задача у суда одна — разрешать споры. В том числе гражданские: между гражданами; уголовные: между гражданами и обществом; административные: между госорганами и т.п. И другой задачи НЕТ. Если есть спор значит, есть разные и равные стороны. Судья ничем принципиально не отличается от врача или официанта: он предоставляет услугу по законному и обоснованному разрешению споров. Именно это нужно от него обществу.

— И как, вы считаете, способен российский суд начать разрешать споры?

— Нет ничего невозможного. Причем наладить работу суда можно и в рамках той судебной системы, которая существует. В России судебная система сформирована по принципу самоуправляющейся профессиональной корпорации. Возможны и другие принципы ее организации. Но раз сложилась такая система, будем рассуждать в этих рамках. Чтобы эта корпорация перестала вызывать у общества неудовлетворение и взялась, наконец, за разрешение споров, нужно провести реформы в трех направлениях: работа системы внутри себя, работа системы при взаимодействии с участниками процесса, а также качество судейского корпуса.

— Как функционирует судебная система внутри себя в России?

— Структура судебного самоуправления у нас такова. Во главе стоит Съезд, который собирается раз в четыре года. Он избирает Совет судей, который является главным органом в перерывах между Съездами, и Квалификационную коллегию судей, которая участвует во всех назначениях и продвижениях судей по службе, в том числе может лишить судью статуса, а также организует проведение судейских экзаменов - т.е. фактически стоит за назначением новых судей. Эти органы есть на федеральном уровне, они повторяются на уровне каждого субъекта Федерации. Что можно сделать для совершенствования этого аспекта? Все просто - нужна демократизация, т.к. эта «самоуправляющаяся» система на деле очень хорошо управляема.
Например, как делегаты попадают на Съезд? Как раньше депутаты в Верховный совет СССР: в результате выборов одного из одного. Фактически, едут те, кого назначает Председатель суда. Процедура выдвижения кандидатов, составления бюллетеней для голосования законом не регламентирована.

— Как же вы предлагаете выдвигать делегатов?

— В бюллетень должны быть включены ВСЕ судьи соответствующего суда. И каждый судья должен иметь два голоса, которые можно отдать только за разных кандидатов: наиболее вероятно, что один голос он отдаст за себя - тогда «вторые голоса» и определят действительно достойных, пользующихся авторитетом. Думаю, далеко не все председатели судов попадут в число избранных на съезд, конференцию.

— Почему бы не сделать такую же систему на выборах в Госдуму?

— При формировании органов судейского сообщества нет необходимости в отборе кандидатов. Каждый судья - готовый кандидат для выборов на любую выборную должность судейского сообщества. Основанием для такого утверждения является то обстоятельство, что общество доверяет судьям принимать решения, от которых может зависеть благополучие и даже жизнь любого человека: смертная казнь (пожизненное заключение) или полное оправдание, лишение имущества. Если судьям поручается принимать решения, которые касаются жизни человека, то нет никаких оснований считать, что какие-то из этих людей не могут принимать участия в любых решениях, касающихся внутреннего устройства судейского сообщества. Иными словами если каждый из них может быть судьей, то каждый из них может стать и председателем суда, и членом квалификационной коллегии, и членом соответствующего Совета судей и т.д. Никакого дополнительного отбора для этого не требуется.
Совет судей и Квалификационная коллегия судей должны избираться по тому же принципу — все делегаты соответствующей курии включаются в бюллетень для избрания в Совет судей и Квалификационную коллегию.
Кроме того, эти органы - это практически пожизненная синекура. Если избранный туда не будет выкаблучиваться, он останется там навсегда. Поэтому, принимая решения об организации работы сообщества, он понимает, что ему-то жить по этим правилам не придется: он никогда больше простым судьей не станет. Как в Госдуме: депутаты получают пенсию по другому списку...
Если бы они понимали, что избраны лишь на 1-2 года (для этого Съезд должен собираться не реже одного раза в год), а потом обязаны уйти, то и действовали бы по-другому. Сделать обязательную ротацию просто: члены Совета и Коллегии автоматически не должны попадать в число делегатов, т.к. они не будут являться членами судов и не попадут в следующий раз на съезд или конференцию.
Квалификации любого судьи вполне достаточно, чтобы работать в Совете или Коллегии.
Такая демократизация за несколько лет сможет переменить судебную систему. Я глубоко убежден, что все люди хорошие в большей степени, чем плохие. Судьи тоже люди. Проявление плохого в человеке всегда связано с чем-то внешним: квартирный вопрос, судебная система... Если система хороша, то и человек проявляет свои лучшие, а не худшие качества.
Пример из жизни: прокурор Ленинграда Веревкин в свое время был снят усилиями Ленсовета. И одно время в городе не было главного прокурора. В это время прокуратура стала работать, как часы. Оказалось, что они знают, как надо поступать по закону, и если нет никаких дополнительных привходящих условий -делают по закону. Как только появился новый начальник - снова появились эти условия, и все вернулось на круги своя.

Урезать дышло

— Теперь расскажите о взаимодействии судебной системы с теми, кого судят.

— Главное в этом вопросе: нужно больше внимания уделить процессуальным нормам. Ст. 120 Конституции гласит: «Судьи независимы и подчиняются только конституции и закону». Ее цитируют обычно не до конца, остановившись на слове «независимы» - забывая о том, что закону-то судьи все-таки должны подчиняться. Только вот в нынешних процессуальных законах судьям подчиняться особенно нечему.
Идеально было бы, чтобы судья по внутреннему убеждению принимал в процессе только одно решение: взвешивал доказательства сторон и решал, кто прав, чьи аргументы перевесили (а при наличии присяжных, не должен делать и этого). Это и так достаточная нагрузка и ответственность, поэтому все остальные процессуальные моменты теоретически должны быть прописаны в процессуальных законах.
Если рассмотреть любой процессуальный закон и по нему составить логическую блок-схему по принципу: если есть условия А, то надо осуществить действие Г, а если есть условие Б, то надо сделать действие Д, то окажется, что в схеме, построенной по процессуальному закону, большому числу определенных условий ничего не соответствует и судья может поступить, как ему заблагорассудиться. В итоге процессуальное дышло закона поворачивается в зависимости от пристрастий, образованности, усталости или заинтересованности судьи.
Например, из-за законодательной неопределенности судья иногда не рассматривает сразу поданное ходатайство - и «откладывает его рассмотрение». Как в этом случае дальше действовать в процессе? Если бы судья ходатайство удовлетворил или отклонил — это были бы две абсолютно разные линии поведения! Такое «отложение» нужно запретить.
В идеале лакун вообще не должно быть. Достичь этого, конечно, невозможно, но сократить в разы вполне решаемо. При этом замечу в скобках, что для конституционного и административного судопроизводства в принципе не существует процессуальных законов...

— Есть ли возможность, что эти «пробелы в блок-схемах» заполнятся?

— Для этого нужно желание, обществом должна быть поставлена такая задача. В 2001 году рассматривалось два проекта ГПК: мой и тот, что предложил Верховный суд. Мой был в полтора раза толще, но за него дали всего 64 голоса в Думе, за ныне действующий более 280 голосов. Очевидно, что в нынешних условиях проработанные процессуальные кодексы судебному начальству не нужны. Например, в нынешнем ГПК, в отличие от моего проекта, есть три типа судопроизводства: исковое — где есть ответчик, особое — где ответчика быть не может (например, дела о признании умершим), и третье, например,— по гл. 25: оспаривание действий должностного лица. Очевидно, что должностное лицо и здесь должно быть ответчиком, а не заинтересованным лицом! Если бы по таким делам были ответчики, это, конечно, их бы дисциплинировало.

— Процессуальные кодексы хороши, но они предохраняют только от общего судейского произвола в процессе. А как быть с вынесением сугубо неправомерных решений - например, в результате подкупа судьи?

— Достоверно узнать, что кто-то дал судье взятку, мы никогда не сможем. Это можно установить только в процессе следствия.
Судья оценивает доказательства по внутреннему убеждению. Но и этот вопрос можно и нужно максимально формализовать. Например, нередко в решении или приговоре суда может рассматриваться лишь часть доказательств одной стороны, а другие судья может «не заметить» и не описать в решении. Конечно, это может быть следствием лени: если из семи аргументов стороны мне для вынесения решения в ее пользу достаточно двух, остальные можно и не рассматривать - но тогда в тексте решения об этом так прямо и должно быть сказано.
Но чаще-то бывает наоборот: проигравшая сторона высказывает 10 аргументов, из которых в решении оцениваются лишь два-три. Для преодоления подобных процессуальных недостатков я предлагаю ввести специальный суд присяжных, который рассматривал бы только один вопрос: нарушил ли судья процессуальный закон в данном конкретном деле. И каждый год в каждом субъекте Федерации один судья по уголовным делам, один по гражданским и один из арбитражного суда должны перестать быть судьями на основании статистики: у кого таких процессуальных нарушений больше всех.

Конкурс вместо «конкурса»

— Осталось обсудить проблему качества судейского корпуса.

— Формально все судьи назначаются указом президента, но фактически, кого взять на освободившееся место, решает председатель суда.
Чтобы получить возможность стать судьей, человеку достаточно иметь юридическое образование и пятилетний стаж по юридической специальности. Нужно еще пройти экзамен на должность судьи: ответить специальной комиссии на несколько из 100-150 вопросов, касающихся разных областей права. Причем Квалификационная коллегия организует этот экзамен, как ей в голову взбредет. Законом такой порядок не установлен.
После этого, если появится вакансия, человек может поучаствовать в конкурсе и стать судьей. Слова о том, что судьи должны назначаться по конкурсу, впервые появились в 1991 году в концепции судебно-правовой реформы, оттуда перекочевало в ФКЗ «О судебной системе РФ» и с тех пор никто так и не решился их оттуда убрать. А очень хочется! Однако расшифровывать эти слова так и не стали. И за 20 лет система подстроилась, организовав «конкурс» без конкурса.
Конкурс предполагает две обязательные вещи: наличие двух и более кандидатур и заранее известный критерий победы в конкурсе. Ни того, ни другого закон не предусматривает. На мой взгляд, экзамен и конкурс нужно объединить: результаты первого должны стать критерием победы по второму.
Необходимо изменить и подход к самому экзамену. Во-первых, будущий судья должен ответить на сто вопросов из не менее, чем тысячи заранее известных, подготовленных квалификационной коллегией вопросов. Во-вторых, сдавать нужно только процессуальное право, которое судья должен знать назубок, причем либо уголовный процесс, либо гражданский, либо арбитражный, в зависимости от вакансии.
Результаты экзамена станут критерием для принятия решения о победе в конкурсе: кто лучше сдал, тот и становится судьей.
Правильно было бы ввести конкурс и на любое продвижение по служебной лестнице: например, стать судьей горсуда может только районный судья, и для этого ему также нужно пройти экзамен, соревнуясь с другими претендентами. Это только самые основные моменты, каждый из которых можно подробно детализировать.

Судьба России в XXI веке
Справка об этом сайте.

Блог начат после выборов в декабре 2011 года, которые, по мнению проигравших партий, были сфальсифицированы.
Народ возмутился узурпацией власти и вышел на площади в Москве и Петербурге. Депутаты Ленсовета в декабре 2011 года сделали соответствующие заявления.
Какая власть сложится в России в 21 веке: монархия, демократия, деспотия, анархия, олигархия или, может быть, клерикализм?
Группа депутатов Ленсовета 21 созыва (полномочия с 1990 по 1993 год) и сегодня озабоченно следят за судьбой России, публикуют в настоящем блоге свои газетные вырезки, заметки, статьи, наблюдения, предложения, ссылки на интересные сообщения в Интернете.

На страницах этого блога - публикации о экономике, культуре, политике, войне, истории, финансах:




Новейшая история России в книге
«Колбасно-демократическая революция в России. 1989-1993»

The Fate of Russia in XXI Century
Information about this site.


What kind of state will become Russia in the 21st century: democracy, oligarchy, despoteia, anarchy, monarchy or, perhaps, clericalism?
Blog coined after the election in December 2011, which, according to lost parties were rigged.
The people protested usurpation and went rallies. Deputies of in December 2011 made declarations.
A group of deputies of Lensoviet 21 convocation currently closely follow the fate of Russia, put in this blog his links to interesting posts on the Internet, articles, observation, press clippings, Offers, Notes.

On the pages of this online journal you will find interesting articles:




Modern History of Russia in the book
« Sausage-democratic revolution in Russia. 1989-1993»

Комментариев нет :

Отправить комментарий