вторник, 19 июня 2012 г.

Закон о митингах. Комментарии об ужесточении.

Изгнание А.Э.Сердюкова из правительства взволновало общество. Читайте статьи в этом блоге.

Опубликовано 9 июня 2012 г.
----------------------------------
Вступает в силу: 9 июня 2012 г.

Федеральный закон Российской Федерации от 8 июня 2012 г. N 65-ФЗ г. Москва "О внесении изменений в Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях и Федеральный закон "О собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетированиях"

Принят Государственной Думой 5 июня 2012 года
Одобрен Советом Федерации 6 июня 2012 года


Статья 1

Внести в Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях (Собрание законодательства Российской Федерации, 2002, N 1, ст. 1; N 30, ст. 3029; N 44, ст. 4295; 2003, N 27, ст. 2700, 2708, 2717; N 46, ст. 4434; N 50, ст. 4847, 4855; 2004, N 31, ст. 3229; N 34, ст. 3529, 3533; N 44, ст. 4266; 2005, N 1, ст. 9, 13, 40, 45; N 10, ст. 763; N 13, ст. 1075, 1077; N 19, ст. 1752; N 27, ст. 2719, 2721; N 30, ст. 3104, 3131; N 40, ст. 3986; N 50, ст. 5247; N 52, ст. 5574; 2006, N 1, ст. 4, 10; N 2, ст. 172; N 6, ст. 636; N 10, ст. 1067; N 12, ст. 1234; N 17, ст. 1776; N 18, ст. 1907; N 19, ст. 2066; N 23, ст. 2380, 2385; N 31, ст. 3420, 3438, 3452; N 45, ст. 4641; N 50, ст. 5279, 5281; N 52, ст. 5498; 2007, N 1, ст. 21, 25, 29; N 7, ст. 840; N 15, ст. 1743; N 16, ст. 1825; N 21, ст. 2456; N 26, ст. 3089; N 30, ст. 3755; N 31, ст. 4007, 4008; N 41, ст. 4845; N 43, ст. 5084; N 46, ст. 5553; 2008, N 10, ст. 896; N 18, ст. 1941; N 20, ст. 2251, 2259; N 30, ст. 3604; N 49, ст. 5745, 5748; N 52, ст. 6227, 6235, 6236; 2009, N 1, ст. 17; N 7, ст. 777; N 23, ст. 2759, 2776; N 26, ст. 3120, 3122; N 29, ст. 3597, 3642; N 30, ст. 3735, 3739; N 45, ст. 5265, 5267; N 48, ст. 5711, 5724; N 52, ст. 6412; 2010, N 1, ст. 1; N 18, ст. 2145; N 19, ст. 2291; N 21, ст. 2525; N 23, ст. 2790; N 27, ст. 3416, 3429; N 30, ст. 4002, 4006, 4007; N 31, ст. 4158, 4164, 4192, 4193, 4195, 4206, 4207, 4208; N 41, ст. 5192; N 49, ст. 6409; 2011, N 1, ст. 10, 23, 29, 33, 54; N 7, ст. 901; N 15, ст. 2039; N 17, ст. 2310; N 19, ст. 2714, 2715; N 23, ст. 3260; N 27, ст. 3873; N 29, ст. 4289, 4290, 4298; N 30, ст. 4573, 4574, 4585, 4590, 4598, 4600, 4601, 4605; N 45, ст. 6325; N 46, ст. 6406; N 47, ст. 6602; N 48, ст. 6728; N 49, ст. 7025, 7061; N 50, ст. 7342, 7345, 7346, 7351, 7352, 7355, 7362, 7366; 2012, N 6, ст. 621; N 10, ст. 1166; N 19, ст. 2278, 2281) следующие изменения:


Группа, в которой обсуждаются причины, события и результаты демократической революции в России, которая началась в 1989-1993 годах. Похоже, до сего дня эта революция так и не завершилась. А это очень плохо и для экономики страны, и для населения. 

The group, which discusses the causes, events and results of the democratic revolution in Russia, which began during 1989-1993. It seems that to this day, the revolution has not ended. And this is very bad for the economy and the population. 

1989-1993の間に始まったロシアの民主革命の原因は、イベントとその結果を説明し、グループ、。これは、この日に、革命が終了していないようだ。そして、これは経済と人口のために非常に悪いです。

Санкт-Петербург.
Закон о митингах

Законодательное собрание Петербурга не будет рассматривать изменения в городской закон о митингах до конца весенней сессии. Об этом в среду, 20 июня, сообщил журналистам спикер ЗС Вячеслав Макаров. Он отказался озвучить свое личное отношение к документу. "Когда будем рассматривать, тогда он и получит соответствующую оценку", – сказал Макаров.
Напомним, что вслед за вступлением в силу федерального закона, ужесточающего правила проведения массовых акций, регионы должны принять собственные нормативные акты. Во вторник, 19 июня, в ЗС поступил проект изменений в городской закон "О собраниях, митингах, демонстрациях". Этот документ разделяет всю территорию города на три части. Первая из них – своеобразный "гайд-парк", где можно будет проводить массовые акции без уведомления. Во вторую войдут места, где митинги и шествия запретят в принципе. Туда включены почти все центральные площади: Исаакиевскя, Дворцовая, Восстания, Сенатская, Сенная, Диктатуры Пролетариата, Растрелли, Казанская, Греческая, Искусств, Манежная, Островского, Московская, Биржевая. Запрещено будет митинговать на Невском, Суворовском, Литейном, Лиговском, Адмиралтейском и Московском проспектах и на Конногвардейском бульваре. На остальной территории манифестанты смогут собираться только с разрешения властей.
1) в статье 3.2:
а) часть 1 дополнить пунктом 10 следующего содержания:
"10) обязательные работы.";
б) в части 3 слова "в пунктах 3 - 9" заменить словами "в пунктах 3 - 10";
2) в части 1 статьи 3.3 слова "дисквалификация и административное приостановление деятельности" заменить словами "дисквалификация, административное приостановление деятельности и обязательные работы";
3) в абзаце первом части 1 статьи 3.5 слова "для граждан в размере, не превышающем пяти тысяч рублей; для должностных лиц - пятидесяти тысяч рублей" заменить словами "для граждан в размере, не превышающем пяти тысяч рублей, а в случаях, предусмотренных статьями 5.38, 20.2, 20.22, 20.18, частью 4 статьи 20.25 настоящего Кодекса, - трехсот тысяч рублей; для должностных лиц - пятидесяти тысяч рублей, а в случаях, предусмотренных статьями 5.38, частями 1 - 4 статьи 20.2, статьями 20.22, 20.18 настоящего Кодекса, - шестисот тысяч рублей";
4) главу 3 дополнить статьей 3.13 следующего содержания:
"Статья 3.13. Обязательные работы
1. Обязательные работы заключаются в выполнении физическим лицом, совершившим административное правонарушение, в свободное от основной работы, службы или учебы время бесплатных общественно полезных работ. Обязательные работы назначаются судьей.
2. Обязательные работы устанавливаются на срок от двадцати до двухсот часов и отбываются не более четырех часов в день.
3. Обязательные работы не применяются к беременным женщинам, женщинам, имеющим детей в возрасте до трех лет, инвалидам I и II групп, военнослужащим, гражданам, призванным на военные сборы, а также к имеющим специальные звания сотрудникам органов внутренних дел, органов и учреждений уголовно-исполнительной системы, Государственной противопожарной службы, органов по контролю за оборотом наркотических средств и психотропных веществ и таможенных органов.";
5) часть 1 статьи 4.5 после слов "о промышленной безопасности" дополнить словами ", о собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетированиях";
6) абзац второй статьи 5.38 изложить в следующей редакции:
"влечет наложение административного штрафа на граждан в размере от десяти тысяч до двадцати тысяч рублей; на должностных лиц - от тридцати тысяч до пятидесяти тысяч рублей.";
7) статью 20.2 изложить в следующей редакции:
"Статья 20.2. Нарушение установленного порядка организации либо проведения собрания, митинга, демонстрации, шествия или пикетирования
1. Нарушение организатором публичного мероприятия установленного порядка организации либо проведения собрания, митинга, демонстрации, шествия или пикетирования, за исключением случаев, предусмотренных частями 2 - 4 настоящей статьи, -
влечет наложение административного штрафа на граждан в размере от десяти тысяч до двадцати тысяч рублей или обязательные работы на срок до сорока часов; на должностных лиц - от пятнадцати тысяч до тридцати тысяч рублей; на юридических лиц - от пятидесяти тысяч до ста тысяч рублей.
2. Организация либо проведение публичного мероприятия без подачи в установленном порядке уведомления о проведении публичного мероприятия, за исключением случаев, предусмотренных частью 7 настоящей статьи, -
влечет наложение административного штрафа на граждан в размере от двадцати тысяч до тридцати тысяч рублей или обязательные работы на срок до пятидесяти часов; на должностных лиц - от двадцати тысяч до сорока тысяч рублей; на юридических лиц - от семидесяти тысяч до двухсот тысяч рублей.
3. Действия (бездействие), предусмотренные частями 1 и 2 настоящей статьи, повлекшие создание помех движению пешеходов или транспортных средств либо превышение норм предельной заполняемости территории (помещения), -
влекут наложение административного штрафа на граждан в размере от тридцати тысяч до пятидесяти тысяч рублей или обязательные работы на срок до ста часов; на должностных лиц - от пятидесяти тысяч до ста тысяч рублей; на юридических лиц - от двухсот пятидесяти тысяч до пятисот тысяч рублей.
4. Действия (бездействие), предусмотренные частями 1 и 2 настоящей статьи, повлекшие причинение вреда здоровью человека или имуществу, если эти действия (бездействие) не содержат уголовно наказуемого деяния, -
влекут наложение административного штрафа на граждан в размере от ста тысяч до трехсот тысяч рублей или обязательные работы на срок до двухсот часов; на должностных лиц - от двухсот тысяч до шестисот тысяч рублей; на юридических лиц - от четырехсот тысяч до одного миллиона рублей.
5. Нарушение участником публичного мероприятия установленного порядка проведения собрания, митинга, демонстрации, шествия или пикетирования, за исключением случаев, предусмотренных частью 6 настоящей статьи, -
влечет наложение административного штрафа в размере от десяти тысяч до двадцати тысяч рублей или обязательные работы на срок до сорока часов.
6. Действия (бездействие), предусмотренные частью 5 настоящей статьи, повлекшие причинение вреда здоровью человека или имуществу, если эти действия (бездействие) не содержат уголовно наказуемого деяния, -
влекут наложение административного штрафа в размере от ста пятидесяти тысяч до трехсот тысяч рублей или обязательные работы на срок до двухсот часов.
7. Организация либо проведение несанкционированных собрания, митинга, демонстрации, шествия или пикетирования в непосредственной близости от территории ядерной установки, радиационного источника или пункта хранения ядерных материалов и радиоактивных веществ либо активное участие в таких публичных мероприятиях, если это осложнило выполнение работниками указанных установки, источника или пункта своих служебных обязанностей или создало угрозу безопасности населения и окружающей среды, -
влечет наложение административного штрафа в размере от ста пятидесяти тысяч до трехсот тысяч рублей или административный арест на срок до пятнадцати суток; на должностных лиц - от двухсот тысяч до шестисот тысяч рублей; на юридических лиц - от пятисот тысяч до одного миллиона рублей.";
8) дополнить статьей 20.22 следующего содержания:
"Статья 20.22. Организация массового одновременного пребывания и (или) передвижения граждан в общественных местах, повлекших нарушение общественного порядка
1. Организация не являющегося публичным мероприятием массового одновременного пребывания и (или) передвижения граждан в общественных местах, публичные призывы к массовому одновременному пребыванию и (или) передвижению граждан в общественных местах либо участие в массовом одновременном пребывании и (или) передвижении граждан в общественных местах, если массовое одновременное пребывание и (или) передвижение граждан в общественных местах повлекли нарушение общественного порядка или санитарных норм и правил, нарушение функционирования и сохранности объектов жизнеобеспечения или связи либо причинение вреда зеленым насаждениям либо создали помехи движению пешеходов или транспортных средств либо доступу граждан к жилым помещениям или объектам транспортной или социальной инфраструктуры, за исключением случаев, предусмотренных частью 2 настоящей статьи, -
влекут наложение административного штрафа на граждан в размере от десяти тысяч до двадцати тысяч рублей или обязательные работы на срок до пятидесяти часов; на должностных лиц - от пятидесяти тысяч до ста тысяч рублей; на юридических лиц - от двухсот тысяч до трехсот тысяч рублей.
2. Действия, предусмотренные частью 1 настоящей статьи, повлекшие причинение вреда здоровью человека или имуществу, если эти действия не содержат уголовно наказуемого деяния, -
влекут наложение административного штрафа на граждан в размере от ста пятидесяти тысяч до трехсот тысяч рублей или обязательные работы на срок до двухсот часов; на должностных лиц - от трехсот тысяч до шестисот тысяч рублей; на юридических лиц - от пятисот тысяч до одного миллиона рублей.
Примечание. Организатором не являющегося публичным мероприятием массового одновременного пребывания и (или) передвижения граждан в общественных местах для целей настоящей статьи признается лицо, фактически выполнявшее организационно-распорядительные функции по организации или проведению не являющегося публичным мероприятием массового одновременного пребывания и (или) передвижения граждан в общественных местах.";
9) в статье 20.18:
а) абзац первый после слова "коммуникаций" дополнить словами ", за исключением случаев, предусмотренных частью 3 статьи 20.2 и статьей 20.22 настоящего Кодекса,";
б) абзац второй изложить в следующей редакции:
"влечет наложение административного штрафа на граждан в размере от пятидесяти тысяч до ста тысяч рублей или обязательные работы на срок до ста часов; на должностных лиц - от ста пятидесяти тысяч до трехсот тысяч рублей; на юридических лиц - от двухсот пятидесяти тысяч до пятисот тысяч рублей.";
10) статью 20.25 дополнить частью 4 следующего содержания:
"4. Уклонение от отбывания обязательных работ -
влечет наложение административного штрафа в размере от ста пятидесяти тысяч до трехсот тысяч рублей или административный арест на срок до пятнадцати суток.";
11) в статье 23.1:
а) в части 1 цифры "20.2, 20.3," заменить цифрами "20.2, 20.22, 20.3,";
б) в части 3:
дополнить новым абзацем третьим следующего содержания:
"Дела об административных правонарушениях, предусмотренных статьями 5.38, 19.3, 20.1 - 20.3, 20.18, 20.29 настоящего Кодекса, рассматриваются судьями районных судов.";
абзацы третий - пятый считать соответственно абзацами четвертым - шестым;
12) в абзаце втором части 3 статьи 25.1 слова "административный арест или административное выдворение за пределы Российской Федерации иностранного гражданина либо лица без гражданства," заменить словами "административный арест, административное выдворение за пределы Российской Федерации иностранного гражданина либо лица без гражданства или обязательные работы,";
13) в пункте 14 части 1 статьи 27.2 слова "17.15 и 17.16 настоящего Кодекса" заменить словами "17.15, 17.16, частями 1 и 4 статьи 20.25 настоящего Кодекса";
14) в пункте 10 части 1 статьи 27.3 слова "17.15 и 17.16 настоящего Кодекса" заменить словами "17.15, 17.16, частями 1 и 4 статьи 20.25 настоящего Кодекса";
15) в статье 28.3:
а) в пункте 1 части 2 цифры "20.2, 20.3," заменить цифрами "20.2, 20.22, 20.3,";
б) пункт 77 части 2 после цифр "19.7" дополнить словами ", частью 4 статьи 20.25";
16) часть 2 статьи 31.6 после слов "постановление об административном аресте" дополнить словами ", обязательных работах";
17) главу 32 дополнить статьей 32.13 следующего содержания:
"Статья 32.13. Исполнение постановления о назначении обязательных работ
1. Постановление судьи о назначении обязательных работ исполняется судебным приставом-исполнителем в порядке, установленном федеральным законодательством.
2. Виды обязательных работ и перечень организаций, в которых лица, которым назначено административное наказание в виде обязательных работ, отбывают обязательные работы, определяются органами местного самоуправления по согласованию с территориальными органами федерального органа исполнительной власти, уполномоченного на осуществление функций по принудительному исполнению исполнительных документов и обеспечению установленного порядка деятельности судов. Виды обязательных работ, для выполнения которых требуются специальные навыки или познания, не могут определяться в отношении лиц, не обладающих такими навыками или познаниями.
3. Лицо, которому назначено административное наказание в виде обязательных работ, привлекается к отбыванию обязательных работ не позднее десяти дней со дня возбуждения судебным приставом-исполнителем исполнительного производства.
4. Судебные приставы-исполнители ведут учет лиц, которым назначено административное наказание в виде обязательных работ, разъясняют таким лицам порядок и условия отбывания обязательных работ, согласовывают с органами местного самоуправления перечень организаций, в которых лица, которым назначено административное наказание в виде обязательных работ, отбывают обязательные работы, контролируют поведение таких лиц, ведут суммарный учет отработанного ими времени.
5. Лица, которым назначено административное наказание в виде обязательных работ, обязаны соблюдать правила внутреннего распорядка организаций, в которых такие лица отбывают обязательные работы, добросовестно работать на определяемых для них объектах в течение установленного судом срока обязательных работ, ставить в известность судебного пристава-исполнителя об изменении места жительства, а также являться по его вызову.
6. Предоставление лицу, которому назначено административное наказание в виде обязательных работ, ежегодного оплачиваемого отпуска по основному месту работы не приостанавливает исполнение административного наказания в виде обязательных работ.
7. Лицо, которому назначено административное наказание в виде обязательных работ, вправе обратиться в суд с ходатайством об освобождении от дальнейшего отбывания обязательных работ в случае признания его инвалидом I или II группы, наступления беременности либо тяжелой болезни, препятствующей отбыванию обязательных работ. Об удовлетворении данного ходатайства судья выносит постановление о прекращении исполнения постановления о назначении административного наказания в виде обязательных работ.
8. Обязательные работы выполняются лицом, которому назначено административное наказание в виде обязательных работ, на безвозмездной основе.
9. Срок обязательных работ исчисляется в часах, в течение которых лицо, которому назначено административное наказание в виде обязательных работ, отбывало обязательные работы.
10. Время обязательных работ не может превышать четырех часов в выходные дни и в дни, когда лицо, которому назначено административное наказание в виде обязательных работ, не занято на основной работе, службе или учебе; в рабочие дни - двух часов после окончания работы, службы или учебы, а с согласия лица, которому назначено административное наказание в виде обязательных работ, - четырех часов. Время обязательных работ в течение недели, как правило, не может быть менее двенадцати часов. При наличии уважительных причин судебный пристав-исполнитель вправе разрешить лицу, которому назначено административное наказание в виде обязательных работ, отработать в течение недели меньшее количество часов.
11. На администрацию организации, в которой лицо, которому назначено административное наказание в виде обязательных работ, отбывает обязательные работы, возлагаются контроль за выполнением этим лицом определенных для него работ, уведомление судебного пристава-исполнителя о количестве отработанных часов или об уклонении лица, которому назначено административное наказание в виде обязательных работ, от отбывания обязательных работ.
12. В случае уклонения лица, которому назначено административное наказание в виде обязательных работ, от отбывания обязательных работ, выразившегося в неоднократном отказе от выполнения работ, и (или) неоднократном невыходе такого лица на обязательные работы без уважительных причин, и (или) неоднократном нарушении трудовой дисциплины, подтвержденных документами организации, в которой лицо, которому назначено административное наказание в виде обязательных работ, отбывает обязательные работы, судебный пристав-исполнитель составляет протокол об административном правонарушении, предусмотренном частью 4 статьи 20.25 настоящего Кодекса.".

Статья 2

Внести в Федеральный закон от 19 июня 2004 года N 54-ФЗ "О собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетированиях" (Собрание законодательства Российской Федерации, 2004, N 25, ст. 2485; 2010, N 50, ст. 6602; 2011, N 50, ст. 7366) следующие изменения:
1) в статье 5:
а) часть 2 дополнить пунктом 11 следующего содержания:
"11)лицо, имеющее неснятую или непогашенную судимость за совершение умышленного преступления против основ конституционного строя и безопасности государства или преступления против общественной безопасности и общественного порядка либо два и более раза привлекавшееся к административной ответственности за административные правонарушения, предусмотренные статьями 5.38, 19.3, 20.1 - 20.3, 20.18, 20.29 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, в течение срока, когда лицо считается подвергнутым административному наказанию;";
б) часть 3 дополнить пунктом 6 следующего содержания:
"6) требовать от уполномоченного представителя органа внутренних дел удалить с места проведения публичного мероприятия лиц, не выполняющих законных требований организатора публичного мероприятия.";
в) в части 4:
пункт 4 изложить в следующей редакции:
"4) требовать от участников публичного мероприятия соблюдения общественного порядка и регламента проведения публичного мероприятия, прекращения нарушения закона;";
дополнить пунктом 71 следующего содержания:
"71) принять меры по недопущению превышения указанного в уведомлении на проведение публичного мероприятия количества участников публичного мероприятия, если превышение количества таких участников создает угрозу общественному порядку и (или) общественной безопасности, безопасности участников данного публичного мероприятия или других лиц либо угрозу причинения ущерба имуществу;";
дополнить пунктом 11 следующего содержания:
"11) требовать от участников публичного мероприятия не скрывать свое лицо, в том числе не использовать маски, средства маскировки, иные предметы, специально предназначенные для затруднения установления личности. Лица, не подчинившиеся законным требованиям организатора публичного мероприятия, могут быть удалены с места проведения данного публичного мероприятия.";
г) дополнить частью 6 следующего содержания:
"6. Организатор публичного мероприятия в случае неисполнения им обязанностей, предусмотренных частью 4 настоящей статьи, несет гражданско-правовую ответственность за вред, причиненный участниками публичного мероприятия. Возмещение вреда осуществляется в порядке гражданского судопроизводства.";
2) статью 6 дополнить частью 4 следующего содержания:
"4. Участники публичных мероприятий не вправе:
1) скрывать свое лицо, в том числе использовать маски, средства маскировки, иные предметы, специально предназначенные для затруднения установления личности;
2) иметь при себе оружие или предметы, используемые в качестве оружия, взрывчатые и легковоспламеняющиеся вещества, иметь при себе и (или) распивать алкогольную и спиртосодержащую продукцию, пиво и напитки, изготавливаемые на его основе;
3) находиться в месте проведения публичного мероприятия в состоянии опьянения.";
3) статью 7 дополнить частью 11 следующего содержания:
"11. Уведомление о пикетировании, осуществляемом одним участником, не требуется. Минимальное допустимое расстояние между лицами, осуществляющими указанное пикетирование, определяется законом субъекта Российской Федерации. Указанное минимальное расстояние не может быть более пятидесяти метров. Совокупность актов пикетирования, осуществляемого одним участником, объединенных единым замыслом и общей организацией, может быть признана решением суда по конкретному гражданскому, административному или уголовному делу одним публичным мероприятием.";
4) в статье 8:
а) дополнить частью 11 следующего содержания:
"11. Органы исполнительной власти субъекта Российской Федерации определяют единые специально отведенные или приспособленные для коллективного обсуждения общественно значимых вопросов и выражения общественных настроений, а также для массового присутствия граждан для публичного выражения общественного мнения по поводу актуальных проблем преимущественно общественно-политического характера места (далее - специально отведенные места). Порядок использования специально отведенных мест, нормы их предельной заполняемости и предельная численность лиц, участвующих в публичных мероприятиях, уведомление о проведении которых не требуется, устанавливаются законом субъекта Российской Федерации, при этом указанная предельная численность не может быть менее ста человек.";
б) дополнить частью 12 следующего содержания:
"12. При определении специально отведенных мест и установлении порядка их использования должны обеспечиваться возможность достижения целей публичных мероприятий, транспортная доступность специально отведенных мест, возможность использования организаторами и участниками публичных мероприятий объектов инфраструктуры, соблюдение санитарных норм и правил, безопасность организаторов и участников публичных мероприятий, других лиц. В случае направления организаторами нескольких публичных мероприятий уведомлений о проведении публичных мероприятий в специально отведенных местах в одно и то же время очередность использования специально отведенных мест определяется исходя из времени получения соответствующего уведомления органом исполнительной власти субъекта Российской Федерации или органом местного самоуправления.";
в) дополнить частью 21 следующего содержания:
"21. После определения органом исполнительной власти субъекта Российской Федерации в соответствии с частью 11 настоящей статьи специально отведенных мест публичные мероприятия проводятся, как правило, в указанных местах. Проведение публичного мероприятия вне специально отведенных мест допускается только после согласования с органом исполнительной власти субъекта Российской Федерации или органом местного самоуправления. Орган исполнительной власти субъекта Российской Федерации или орган местного самоуправления отказывает в согласовании проведения публичного мероприятия только при наличии оснований, предусмотренных частью 3 статьи 12 настоящего Федерального закона.";
г) дополнить частью 22 следующего содержания:
"22 . В целях защиты прав и свобод человека и гражданина, обеспечения законности, правопорядка, общественной безопасности законом субъекта Российской Федерации дополнительно определяются места, в которых запрещается проведение собраний, митингов, шествий, демонстраций, в том числе если проведение публичных мероприятий в указанных местах может повлечь нарушение функционирования объектов жизнеобеспечения, транспортной или социальной инфраструктуры, связи, создать помехи движению пешеходов и (или) транспортных средств либо доступу граждан к жилым помещениям или объектам транспортной или социальной инфраструктуры.";
5) в статье 9 слова "позднее 23 часов" заменить словами "позднее 22 часов, за исключением публичных мероприятий, посвященных памятным датам России, публичных мероприятий культурного содержания";
6) в части 1 статьи 10 слова "подачи уведомления о проведении" заменить словами "согласования с органом исполнительной власти субъекта Российской Федерации или органом местного самоуправления места и (или) времени проведения";
7) в статье 12:
а) пункт 3 части 1 дополнить словами "и в орган внутренних дел для организации взаимодействия по надлежащему обеспечению общественной безопасности участников публичного мероприятия и иных лиц";
б) дополнить частью 3 следующего содержания:
"3. Орган исполнительной власти субъекта Российской Федерации или орган местного самоуправления отказывает в согласовании проведения публичного мероприятия только в случаях, если уведомление о его проведении подано лицом, которое в соответствии с настоящим Федеральным законом не вправе быть организатором публичного мероприятия, либо если в уведомлении в качестве места проведения публичного мероприятия указано место, в котором в соответствии с настоящим Федеральным законом или законом субъекта Российской Федерации проведение публичного мероприятия запрещается.";
8) статью 16 дополнить пунктом 3 следующего содержания:
"3) неисполнение организатором публичного мероприятия обязанностей, предусмотренных частью 4 статьи 5 настоящего Федерального закона.".

Статья 3

1. Настоящий Федеральный закон вступает в силу со дня его официального опубликования, за исключением подпункта "б" пункта 11 статьи 1 настоящего Федерального закона.
2. Подпункт "б" пункта 11 статьи 1 настоящего Федерального закона вступает в силу с 1 января 2013 года.
3. Положения Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях (в редакции настоящего Федерального закона) в отношении административного наказания в виде обязательных работ применяются с 1 января 2013 года.
4. Законы субъектов Российской Федерации, указанные в части 11 статьи 7, частях 11, 12 и 22 статьи 8 Федерального закона от 19 июня 2004 года N 54-ФЗ "О собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетированиях" (в редакции настоящего Федерального закона), и решения органов исполнительной власти субъектов Российской Федерации, указанные в части 11 статьи 8 Федерального закона от 19 июня 2004 года N 54-ФЗ "О собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетированиях" (в редакции настоящего Федерального закона), должны быть приняты и вступить в силу не позднее 31 декабря 2012 года.

Президент Российской Федерации В.Путин

Судьба России в XXI веке
Философия блога.


Петербургские политики и сегодня озабоченно следят за судьбой России, помещают в этом блоге свои газетные вырезки, заметки, предложения, статьи, ссылки на интересные сообщения в Интернете, наблюдения.
Блог начат после выборов в декабре 2011 года, которые, по мнению наблюдателей, были сфальсифицированы.
Народ возмутился пренебрежением его мнением и вышел на митинги. Авторы публикаций в этом блоге действительный государственный советник Леонид Романков, философ Лев Семашко, юрист Сергей Егоров, искуствовед Сергей Басов, политик Павел Цыпленков, правозащитник Юрий Вдовин, журналист Александр Сазанов в декабре 2011 года критиковали фальсификацию выборов.
Каким государством станет Россия в 21 веке: анархия, демократия, олигархия, монархия, деспотия или, может быть, клерикализм?

На страницах этого дневника вы найдете интересные статьи:




Судьба революционных реформ в книге
«Колбасно-демократическая революция в России. 1989-1993»

The Fate of Russia in XXI Century
History of the online journal.

What kind of state will become Russia in the 21st century: despoteia, oligarchy, democracy, monarchy, anarchy or, perhaps, clericalism?

Blog launched after the election in December 2011, which, according to observers were rigged.
The people protested usurpation and went rallies. Deputies of in while made declarations.
Deputies of Lensoviet convocation (powers from 1990 to 1993) currently closely follow the fate of Russia, put in this blog his observation, Notes, Offers, links to interesting posts on the Internet, articles, press clippings.

On the pages of this online journal - publication of the Economy, War, Finance, Politics, History, Culture:




The fate of the revolutionary reforms in the book
« Sausage-democratic revolution in Russia. 1989-1993»

Андрей Коновал. Записки постороннего в Живом журнале

Комментарий практикующего организатора митингов

Начиная с 2005 года я участвовал в организации в Ижевске не менее полусотни уличных акций - от небольших пикетов до массовых митингов с участием от 1 до 8 тыс. человек. Кроме того, в 2011 году являлся координатором двух крупных межрегиональных акций: автомобилистов против роста цен на бензин (более 70 городов-участников) и молодых матерей против сокращения «декретных» пособий (пикеты и митинги в 20 городах). Поэтому то, как работает нынешний закон «О собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетированиях» №54-ФЗ - по крайней мере в регионах, - знаю не понаслышке и чётко представляю к каким последствиям приведет инициатива "единороссов» ввести штрафы до 1,5 млн руб. за нарушения на публичных мероприятиях.

То, что поправки «Единой России» направлены против развития массового гражданского движения и на консервацию в стране авторитарного режима, - очевидно, пожалуй, всем.
Но сейчас важны конкретные аргументы в пользу того, что новая редакция закона о публичных мероприятиях:
1) носит репрессивный характер;
2) ограничит конституционное право граждан России «проводить собрания, митинги и демонстрации, шествия и пикетирование» (статья 31 Конституции РФ), а также избирательны права граждан.

Что известно о поправках?

На сайте Госдумы законопроект еще не выложен, но сообщается, что это просто ужесточенная версия проекта поправок в КоАП (Статья 20.2. Нарушение установленного порядка организации либо проведения собрания, митинга, демонстрации, шествия или пикетирования), который был внесен еще в апреле депутатом от Общероссийского народного фронта (ОНФ) из фракции «Единая Россия» Александром Сидякиным.
Член ОНФ и «Единой России» Сидякин.

Разница заключается только в том, что, если в апреле г-н Сидякин и другие подписавшие законопроект депутаты-«единороссы» предлагали установить штрафы организаторам акций в размере от 10 тыс. до 100 тыс. руб., а простым участникам от 1 тыс. до 10 тыс. руб., то после событий 6 мая законопроект устанавливает штраф уже до 1,5 млн руб. организаторам и до 900 тыс. руб. участникам. В качестве альтернативы предусмотрены «обязательные работы» на срок от 20 до 240 часов.
Основной аргумент сторонников ужесточения санкций сводится к тому, что нарушения во время митингов часто приводят к серьезным негативным последствиям для общества, а предусмотренные законодательством санкции незначительны (штрафы от 1000 до 2000 руб. для организаторов акций и от 500 до 1000 руб. для простых участников).
На самом деле утверждение о незначительности санкций против «митинговых» нарушителей - это большая ложь.
Штраф в 1000 руб. – это, по сути, наказание за нарушение формальных правил, регулирующих порядок проведения акций. За незаконные действия организаторов и участников митингов, несущие серьезный вред и угрозу обществу, в российском законодательстве предусмотрены вполне жесткие и адекватные санкции – вплоть до административных арестов на 15 суток и уголовного заключения на долгие годы.
В пояснительной записке г-на Сидякина говорится:
«Во многих случаях проведение публичных мероприятий препятствует доступу граждан к месту проживания, работы или учебы, общественным местам досуга и отдыха, а хозяйствующим субъектам к офисным и производственным помещениям; наносит ущерб местам озеленения (цветникам), иным объектам благоустройства территорий, ухудшает санитарно-эпидемиологическую ситуацию, мешает проезду общественного и специального транспорта, проходу пешеходов».
Однако, во-первых, за ущерб благоустройству, хозяйствующим субъектам и пр. организатор и участники акции могут быть привлечены к возмещению ущерба в гражданско-правовом порядке. Российские граждане при обращении к чиновникам с жалобой на нарушение своих прав уже привыкли получать стандартный ответ – идите в суд. Так вот и тут действует то же правило. Привлечение организаторов митинга к возмещению ущерба через гражданские иски имеет место в российской судебной практике. Если, например, муниципалитету нанесен ущерб на полтора миллиона, пусть муниципалитет требует через суд полтора миллиона возмещения - причём тут штраф?
Во-вторых, целый ряд законодательных норм предусматривает административную и уголовную ответственность.

Навскидку несколько примеров.

Статья 20.18 КоАП РФ. Блокирование транспортных коммуникаций

Организация блокирования, а равно активное участие в блокировании транспортных коммуникаций - влечет наложение административного штрафа в размере от 2000 до 2500 рублей или административный арест на срок до 15 суток»
То есть к штрафу за нарушение порядка организации митингов могут быть добавлены:
1) гражданский иск на возмещение всей суммы ущерба – будь то 10 тыс. руб., или полтора миллиона,
2) 2 500 руб. штрафа или арест до 15 суток.

Статья 19.3 КоАП РФ. Неповиновение законному распоряжению сотрудника полиции…

…Влечет наложение административного штрафа в размере от 500 до 1000 рублей или административный арест на срок до 15 суток.
Если нарушители закона о митингах выполнили требования полиции – инцидент исчерпан и угрозы общественным интересам нет, если не выполнили – то им грозит арест до 15 суток. Если г-н Сидякин считает, что отсидеть 15 суток в российской тюрьме – это слабое наказание, то пусть попробует провести там хотя бы сутки.


Статья 20.1 КоАП. Мелкое хулиганство

1. Мелкое хулиганство, то есть нарушение общественного порядка, <…> сопровождающееся <…> уничтожением или повреждением чужого имущества, - влечет наложение административного штрафа в размере от 500 до 1000 рублей или административный арест на срок до 15 суток.
Очевидно, что масштабный ущерб городскому хозяйству и общественному спокойствию может быть нанесен, если участники митинга участвуют в массовых беспорядках. В этом случае наступает уже уголовная ответственность.

Статья 212 УК РФ. Массовые беспорядки

1. Организация массовых беспорядков, сопровождавшихся насилием, погромами, поджогами, уничтожением имущества, применением огнестрельного оружия, взрывчатых веществ или взрывных устройств, а также оказанием вооруженного сопротивления представителю власти, - наказывается лишением свободы на срок от 4 до 10 лет.
2. Участие в массовых беспорядках, предусмотренных частью первой настоящей статьи, - наказывается лишением свободы на срок от 3 до 8 лет.
3. Призывы к массовым беспорядкам <…> наказываются ограничением свободы на срок до 2 лет, либо принудительными работами на срок до 2 лет, либо лишением свободы на тот же срок.
Есть и отдельная статья в отношении драк с полицейскими без применения оружия

Статья 318 УК РФ. Применение насилия в отношении представителя власти.

Здесь наказание составляет либо штраф до 200 тыс. руб. или в размере дохода осужденного за период до 18 месяцев, либо арест на срок до 6 месяцев, либо лишение свободы на срок до 10 лет.
Я уж не говорю об уголовной ответственности по так называемым "экстремистским" статьям.
Таким образом, новый законопроект депутатов ОНФ и «Единой России» призван не столько ввести адекватное наказание за нарушение правил проведения публичных мероприятий, сколько сделать невозможным нормальное проведение массовых публичных мероприятий оппозиции.

Почему я так считаю?

Рассмотрим действовавший до 9 июня 2012 года закон о митингах №54-ФЗ.
Формально закон, в полном соответствии с 31 статьей Конституции РФ, предполагает уведомительный, а не разрешительный характер проведения публичных мероприятий. Организатор подает в адрес властей уведомление о своем решении провести митинг, шествие или пикетирование. Муниципалитет или орган региональной государственной власти обязаны оказывать содействие организатору.
Однако в законе есть норма, которая фактически позволяет муниципалитету создать для организаторов из оппозиции непреодолимые препятствия в нормальной организации и проведении акции – особенно массовой.
"Организатор публичного мероприятия не вправе проводить его, <…> если с органом исполнительной власти субъекта Российской Федерации или органом местного самоуправления не было согласовано изменение по их мотивированному предложению места и (или) времени проведения публичного мероприятия" (ст. 5, ч.5).

Несколько случаев из собственной практики.

10 апреля 2010 г. Координационным Советом гражданских действий Удмуртии (КСГД) были запланированы митинги и демонстрация с 2 тысячами участников от Центральной площади до здания мэрии. В ответ городские власти неожиданно назначают «массовые праздничные гуляния» «С Днем рождения, любимый город!», хотя официальный День города у нас только 12 июня. Нам же предлагается перенести время или место акции, идут угрозы со стороны силовых структур. Естественно, мы не можем перенести митинг без ущерба для его численности, люди уже оповещены. Наши юридические аргументы о незаконности действий чиновников отвергаются. За сутки до акции администрация города Ижевска дрогнула и все-таки была вынуждена частично согласовать проведение акции – только в части демонстрации, но не в отношении митингов.
Тем не менее, еще вечером накануне митинга в 16.37 на сайте Прокуратуры Удмуртии появляется заявление: «Законных оснований для проведения запланированного мероприятия не имеется, граждане, которые примут участие в мероприятии, в случае нарушения общественного порядка могут быть привлечены к предусмотренной законом ответственности».
В результате, на наш митинг собирается все-таки не менее 1000 человек, а на небольшом «кусочке» огромной Центральной площади идет концерт коллективов художественной самодеятельности, - вот и все «праздничные гуляния».
Полиция выставляет кордон на пути демонстрации к зданию «мэрии».
Площадь перед зданием мэрии, где согласно официальному плану мероприятий, должно проходить «открытое первенство по мотомногоборью», перекрыта милиционерами и омоновцами.
На деле «мотомногоборье» выглядит так – пустая площадь и полтора десятка никем не востребованных мопедов и квадроциклов под присмотром ответственных за них лиц.
Мы вынуждены принимать резолюцию акции протеста на небольшом пятачке перед милицейским оцеплением. Подведение итогов акции трактуется полицией как несанкционированный митинг. Поскольку резолюцию зачитывал я, меня штрафуют, насколько помню, на 1000 руб. за нарушение порядка проведения публичных мероприятий. Хотя к ответственности привлекать надо было бы городские власти

Абсолютно аналогичная ситуация имела место 9 июня 2011 года на акции против роста цен на бензин с участием 500 человек и 250 автомобилей. Горадминистрация заявляет нам, что как раз на это время, она уже запланировала у мэрии чемпионат города по фристайлу и скейтингу, приуроченный к празднованию… опять же Дню города. В итоге никакого чемпионата опять же не было, а на огороженной территории шел наспех придуманный чиновниками малочисленный праздник «Мороженое против пива» с выступлениями нескольких спортивных коллективов – каратистов и гимнастов.


Все повторяется. Митингуем "сбоку", на том же месте.

Большую часть из 250 автомобилей участники акции были вынуждены оставлять во дворах окрестных домов.
Еще один пример - отказ в проведении на Центральной площади 3 октября 2010 г. выборного митинга «Патриотам России», по списку которых в Гордуму шли наши гражданские активисты. Предложено было изменить место на парк им. Кирова (окраина города). Кандидатом-«единороссом» якобы раньше нас на этом месте уже был заявлен митинг «воинов-афганцев» с участием полутора тысяч человек.
Однако в заявленный час огромный квадрат Центральной площади, огражденный переносными конструкциями, пустовал. Лишь с самого его края кругами ездили несколько юных мотоциклистов. Вместо митинга его организаторы объявили «День школы мотоспорта», на который приглашались дети от 5 до 16 лет и их родители. «Единороссы» традиционно уже для Ижевска прикрылись детьми.

Вот он - "полуторатысячный" митинг «воинов-афганцев», заявленный членом «Единой России».

А это наш пикет, который мы вынуждены проводить на другой стороне улицы
вместо заявленного в полном соответствии с законом
митинга на Центральной площади. 
А это наш пикет, который мы вынуждены проводить на другой стороне улицы вместо заявленного в полном соответствии с законом митинга на Центральной площади.
В марте этого года, зная поганую привычку властей Удмуртии устраивать провокации и натравливать полицию на оппозицию, активисты движения «За честные выборы» подали заявки на три разных дня – на 5 марта у здания Госсовета УР, где располагается ЦИК УР, 9 и 10 марта - на Центральную площадь. И на все заявки от чиновников были получены отказы. Согласно полученным ответам, выходило, что территория перед Госсоветом УР 5 марта будет занята митингом «Единой России», а вся Центральная площадь в выходные дни – пикетом «Молодой Гвардии Единой России» (причем с утра до вечера!), и митингом «официальных» профсоюзов по заявке их руководителя, члена Политсовета УРО «Единой России» Сергея Шерстобита.

Однако 9-го никакого пикета «нашистов» обнаружить не удалось в принципе, а 10-го весь митинг многотысячных профсоюзов свелся к странному пикету из двух человек с транспарантом «Будущее за нами!».

"Тысячи" участников митинга "единороссов".


Я специально привожу так много примеров (они могут быть и продолжены), чтобы показать, что использование «лазейки» в законе чиновниками в интересах «партии власти» не исключение, а система.
Да, часть наших акций успешно проходила согласования. Но это потому, что мы практически никогда не поддавались на провокации и, так или иначе, продавливали наше конституционное право на проведение акции. Следует отметить, что в Удмуртии еще исторически сложилось относительно разумное отношение правоохранителей к акциям протеста (хотя бывали очень острые моменты – особенно в дни приезда в Ижевск первых лиц государства). В целом же в большинстве регионов, по ряду причин, картина гораздо более печальная.
С введением штрафных санкций до 1,5 млн руб. можно не сомневаться, что власти в регионах, да и в Москве, не устоят перед искушением «подставить» и наказать оппозицию и будут целенаправленно «работать» над созданием ситуаций, в которых организаторы акций протеста будут вынуждены или отказываться от их проведения в неудобное время и место или будут попадать под репрессивные меры.
Фактически речь в подобных случаях идет о преступном сговоре между «партией власти» и чиновниками-исполнителями, а иногда и руководством силовых структур, в целях срыва законно планируемых и организуемых мероприятий оппозиции.
Законодательством предусмотрена административная (ст. 5.38 КоАП РФ) и уголовная (Ст. 149 УК РФ) ответственность за незаконное воспрепятствование проведению публичных мероприятий. Законопроект Сидякина, кстати, предполагает также увеличение административных штрафов на должностных за воспрепятствование митингам. Однако не до 1,5 млн руб., а до суммы от 50 тыс. до 200 тыс. руб.

Лицемерие этого жеста состоит в том, что:

1) в уголовном кодексе и так предусмотрена серьезная ответственность для должностных лиц (и штраф в 300 тыс. руб. и даже лишение свободы до 3 лет),
2) это абсолютно неработающая норма в условиях сложившегося в стране и регионах политического режима, который характеризуется срастанием судебной, административно-политической и правоохранительной власти.

Интернет пестрит сообщениями о привлечении к ответственности участников и организаторов митингов, но разве кто-нибудь слышал о наказании чиновника за воспрепятствование акциям протеста?

Авторы законопроекта цинично ссылаются в пояснительной записке на опыт «всех развитых демократических стран мира».

«…Западное законодательство отличается более конкретным и более жестким (по сравнению с российским) набором требований к порядку проведения демонстраций и шествий. Это более длительный срок рассмотрения заявок в крупных городах (США), запрещение маскировки лица (Германия), существование «черного списка» для организаторов ранее запрещенных или разогнанных демонстраций (Швеция), право запрещать любые демонстрации по усмотрению местных властей (Франция), практика временных мораториев (Великобритания). В марте 2012 года в одном из кантонов Женевы (Швейцария) на референдуме был одобрен законопроект об ужесточении правил проведения уличных демонстраций – за участие в уличной акции без соответствующего разрешения или нарушение правила поведения на разрешенной акции устанавливается штраф до 110 тыс. евро или лишение права принимать участие в демонстрациях в течение пяти лет».

Однако ставить на одну доску сложившийся в России режим с «развитыми демократическими странами», где есть независимость судебной системы, нет монополии на власть одной политической силы, не выстроена монолитная «вертикаль власти», велико влияние общественных организаций и профсоюзов, не уничтожена свобода СМИ – просто смешно.
Кстати, и сравнивать негативные аспекты оппозиционных акций в России с тем, что происходит во время массовых демонстраций протеста в Европе, где для радикальной части митингующих стало традицией переворачивать машины и бить витрины, неправомерно. Даже в событиях 6 мая мы видим, что изначально единственное, на что пошла радикально настроенная группа протестующих, - это продавить давлением собственных тел оцеплением ОМОНа. Драки с сотрудниками полиции, начались уже позже – в ответ на задержания без разбору и жестокие избиения участников митинга правоохранителями. Единственный сопоставимый с тем, что имеет место в европейских странах, инцидент имел место в знаменитом бунте на Манежной футбольных фанатов после неудачного матча с Японией, но при чем тут политические митинги?

Особенно серьезно поправки в КоАП ударят по оппозиции в регионах, где большую часть участников акций протеста пока составляют граждане старшего поколения, менее затронутые влиянием Интернета. В условиях негласной политической цензуры в традиционных СМИ (прежде всего ТВ), власти затягивая процедуру согласования времени и места публичных мероприятий вплоть до дня их проведения, будут теперь иметь все возможности сорвать подготовку сколько-нибудь массовых митингов оппозиции. Это приведет к нарушению не только права на свободу собраний, но ограничению гарантий избирательных прав граждан, поскольку массовые митинги являются необходимым элементом избирательных кампаний.
Как это сочетается с завяленным руководством страны курсом на демократизацию хотя бы на региональном и муниципальном уровне – непонятно. Тактически, возможно, власть и выиграет, но стратегически это создает ситуацию завинченного кипящего котла, который рано или поздно взорвётся с самыми непредсказуемыми для общества последствиями.


Экспертное заключение на Федеральный закон «О внесении изменений в Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях и Федеральный закон «О собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетированиях»»


07 июня 2012 года. Настоящее заключение подготовлено для представления Президенту Российской Федерации В.В. Путину экспертами Рабочей группы по гражданским свободам и гражданскому участию Совета при Президенте Российской Федерации по развитию гражданского общества и правам человека. 

Анализ процедуры принятия и нормативного содержания Федерального закона «О внесении изменений в Кодекс Российской Федерации об административных правонарушениях и Федеральный закон «О собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетированиях»» (законопроект № 70631-6, далее - закон), принятого Государственной Думой Федерального Собрания Российской Федерации 6 июня 2012, одобренного Советом Федерации Федерального Собрания Российской Федерации и представленного на подпись главе государства, дает основания для следующих выводов:
  •  главный порок закона состоит в том, что он, по сути, предполагает криминализацию процедуры использования базового конституционного права - права собираться мирно;
  •  наказание уголовного характера предусматриваются за совершения деяний не получающих в нормах закона должной конкретизации, тем самым открывается пространство для полного административного произвола
  •  закон не соответствует Конституции Российской Федерации по порядку его принятия (нарушена ч. 3 ст. 104 Конституции РФ);
  •  закон не соответствует Конституции Российской Федерации по содержанию имеющихся в нем предписаний (нарушена ст. 31 Конституции
  • РФ);
  •  закон противоречит основополагающим принципам Кодекса об административных правонарушениях РФ, Уголовного кодекса РФ, Трудового кодекса РФ и Гражданского кодекса РФ;
  •  закон противоречит Руководящим принципам по свободе мирных собраний, подготовленным Европейской комиссией за демократию через право (Венецианская комиссия Совета Европы).

Настоящие выводы обосновываются следующим:


1. Проект закона рассматривался в отсутствие заключения Правительства РФ, наличие которого является обязательным в силу требований ч. 3 ст. 104 Конституции РФ. В данном случае очевидно, что
установление нового вида административного наказания в виде обязательных работ (ст.ст. 3.2, 3.3, 3.5, 3.13, 20.2, 20.25, 32.13 КоАП РФ в редакции законопроекта) повлечет дополнительные расходы, покрываемые за счет федерального бюджета: а) на организацию обязательных работ; б) на выплату компенсаций в случае отмены постановления судьи о назначении обязательных работ; в) на увеличение штата сотрудников Федеральной
службы судебных приставов и т.д.
2. Введение обязательных работ в КоАП РФ в качестве административного наказания противоречит установленному международным правом запрету принудительного труда. Исключения из принципа запрета принудительного труда установлены исчерпывающим образом в ст. 4 Трудового кодекса РФ. Таким образом, содержащиеся в законе предложения не скоординированы ни с международными обязательствами Российской Федерации, ни с ч. 2 ст. 37 Конституции РФ, ни с трудовым законодательством РФ.
3. Увеличение максимального размера административного штрафа сверх пяти тысяч рублей приведет к смешению уголовной и административной ответственности. Согласно существующему ныне разделению административного штрафа, налагаемого на граждан, и штрафа, налагаемого на граждан в порядке уголовного наказания, первый может иметь размер от 100 рублей до 5 тыс. рублей (ч. 1 ст. 3.5. КоАП РФ), а второй - от 5 тыс. рублей до одного миллиона рублей (ч. 2 ст. 46 УК РФ).
Предлагаемое в законе повышение верхнего уровня размера административного штрафа на граждан до 300 тыс. рублей стирает различие между этими двумя принципиально разными видами наказания, тем самым нарушая общие принципы построения правовой системы Российской Федерации.
Фактически, поправки в ч. 1 ст. 3.5. КоАП РФ вводят уголовное наказание за административное правонарушение. При этом очевидно, что уровень процессуальных гарантий прав граждан в административном процессе значительно ниже, чем в уголовном процессе, а никакие дополнительные процессуальные гарантии анализируемым законопроектом не предусматриваются.
4. Предлагаемые в законе размеры штрафов ведут к нарушению положений ч. 2 ст. 4.1. КоАП РФ, согласно которой при назначении административного наказания физическому лицу учитывается, наряду с прочими факторами, его имущественное положение. Совершенно очевидно, что предлагаемые размеры штрафов явным образом несоразмерны имущественному положению большинства граждан Российской Федерации и установленному государством минимальному размеру оплаты труда.
5. Установленные законом размеры штрафов в отношении граждан по ст. 20.2 КоАП РФ (в редакции законопроекта) резко контрастируют с размерами штрафов за административные правонарушения, имеющие точно такие же последствия. В частности, создание помех в движении транспортных средств влечет штраф размером 300 рублей. Те же действия, повлекшие причинение вреда здоровью, влекут штраф до 1500 рублей (ст. 12.30. КоАП РФ). В то же время, в ч. 3 ст. 20.2 КоАП РФ (в редакции закона) создание помех движению пешеходов или транспорта наказывается штрафом от 30 тыс. до 50 тыс. руб.
К аналогичным выводам приводит сравнение санкций за умышленное повреждение или уничтожение чужого имущества, влекущее штраф до 500 рублей (ст. 7.17 КоАП РФ), и повреждение имущества в ходе публичного мероприятия - от 100 тыс. до 300 тыс. рублей (ч. 4 ст. 20.2 в редакции закона).
Наиболее ярко отмеченное несоответствие проявляется при сравнении санкций, содержащихся в ч. 4 ст. 20.2 и ч. 2 ст. 20.2.2 КоАП РФ (в редакции закона) и ст.ст. 115 и 167 УК РФ. Получается, что если действия правонарушителя не содержат уголовно наказуемого деяния, то ему может быть назначено административное наказание в виде штрафа от 100 тыс. до 300 тыс. рублей. В случае же, если его действия содержат уголовно наказуемое деяние, то санкция в виде штрафа не может превышать 40 тыс. рублей. Абсурдность подобного подхода к установлению санкций очевидна.
6. Понятие «нарушение установленного порядка организации либо проведения собрания, митинга, демонстрации, шествия или пикетирования», предусмотренное в ч. 1 ст. 20.2. КоАП РФ (в редакции закона), никак не конкретизировано в диспозиции данной правовой нормы. Оно не имеет легального определения и в Федеральном законе от 19.06.2004 г. № 54-ФЗ «О собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетированиях».
Возникает вопрос: какие конкретно нарушения порядка организации или проведения публичного мероприятия могут быть содеяны его организатором, чтобы повлечь привлечение к административной ответственности. Очевидно, что под «нарушением установленного порядка организации и проведения» публичного мероприятия можно понимать самые разные действия, в том числе не представляющие никакой общественной опасности (например, нарушение регламента выступлений на митинге).
Другая ситуация - организатор может по ошибке подать уведомление о предстоящем публичном мероприятии не в тот орган, не в том порядке, не в той форме. Есть ли в его действиях состав административного правонарушения? Формально, есть: налицо нарушение порядка организации публичного мероприятия, но вовсе не организация несанкционированного публичного мероприятия.
Раскрытие содержания понятия «нарушение установленного порядка организации и проведения» публичного мероприятия является абсолютно необходимым с учетом того, что ужесточение наказания предполагается именно за это правонарушение. Важно детализировать состав правонарушения, с тем, чтобы дифференцировать ответственность за конкретные действия или бездействие.
Следует отметить, что рассмотренная норма противоречит «Руководящим принципам по свободе мирных собраний», подготовленному Венецианской комиссией Совета Европы и имеющему рекомендательный характер, но в полной мере отражающей Европейские стандарты по свободе мирных собраний.. Согласно пункту 5.6 указанных «Руководящих принципов...» «организаторов собраний не следует привлекать к ответственности за невыполнение ими своих обязательств при условии, что они прилагали разумные усилия к их выполнению».
7. В законе не сбалансирована ответственность по ст. 20.2 и ст. 20.22
КоАП РФ, с одной стороны, и по ст. 5.38 КоАП РФ, с другой. Представляется необходимым абзац первый статьи 5.38. КоАП РФ «Нарушение законодательства о собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетировании» изложить в следующей редакции: «Воспрепятствование организации или проведению собрания, митинга, демонстрации, шествия или пикетирования, организуемых и (или) проводимых в соответствии с законодательством Российской Федерации, либо участию в них, а равно принуждение к участию в них».
Эту же статью необходимо дополнить частью 2 следующего содержания: «Нарушение законодательства о собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетировании путем необоснованного понуждения организатора публичного массового мероприятия к изменению места, времени либо иных условий его проведения, в том числе, путем утверждения схемы организации движения, создающей угрозу возникновения пешеходных заторов, а также необоснованного приостановления или прекращения публичного массового мероприятия - влечет наложение административного штрафа на должностных лиц в размере».
8. Вызывает серьезные сомнения правовое содержание статьи 20.2.2 КоАП РФ. Формулировка «организация не являющегося публичным мероприятием массового одновременного пребывания и (или) передвижения граждан в общественных местах» представляется крайне расплывчатой, чреватой произвольным усмотрением правоприменителя. Фактически она позволяет любое скопление людей (очередь у касс, пребывание зрителей у входа в театр во время антракта и т.д.) интерпретировать как противоправное «массовое пребывание». Данная юридическая конструкция представляется совершенно искусственной. Ее юридическая неопределенность может реально угрожать конституционному праву граждан Российской Федерации собираться мирно, без оружия. А именно на обеспечение данного права нацелен названный Федеральный закон (преамбула).
Конституция Российской Федерации в статье 31 устанавливает без каких-либо оговорок, что граждане вправе собираться мирно, без оружия, проводить собрания, митинги и демонстрации, шествия и пикетирование. А ведь всё это по определению создаёт помехи движению пешеходов и транспорта и зачастую требует привлечения дополнительных сил и средств полиции, даже если участники публичных мероприятий ведут себя вполне мирно.
9. Установление в ст. 20.2. КоАП РФ ответственности за «массовое одновременное пребывание и (или) передвижение граждан в общественных местах», создавшее «помехи движению пешеходов или транспортных средств либо доступу граждан к жилым помещениям или объектам транспортной или социальной инфраструктуры» не соответствует пункту 3.2. указанных «Руководящих принципов...»: «собрания являются таким же законным использованием публичного пространства, как и торговля, движения транспорта или пешеходов. Это соображение должно учитываться при рассмотрении необходимости каких-либо ограничений». Пункт 2.2. «Руководящих принципов» устанавливает «Позитивное обязательство государства по содействию мирным собраниям и их защите... В частности, государство всегда должно стремиться способствовать проведению мирных собраний в предпочтительных для их организаторов местах, защищать эти собрания, а также должно обеспечить отсутствие помех при распространении в обществе информации о предстоящих собраниях».
Как отметил Европейский суд по правам человека в решении по делу Баранкевич против России «право на свободу собрания покрывает как частные встречи, так и общественные встречи в местах публичного проезда, а также стационарные митинги и общественные процессии; в дополнение оно может осуществляться теми, кто участвует в собрании и теми, кто его организует... Государства должны воздерживаться от применения произвольных мер, которые могут быть помехой праву собираться мирно...».
10. Следует исключить слово «несанкционированных» из диспозиции ч. 7 статьи 20.2. КоАП РФ (в редакции закона), так как оно противоречит духу и букве Федерального закона «О собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетированиях». Последний не предполагает «санкционирование» либо «согласование» публичных мероприятий.
11. Вызывает возражения содержащаяся в законе норма, расширяющая круг лиц, которые не могут быть организаторами публичного мероприятия, за счет лиц, которые ранее привлекались к административной ответственности по ст.ст. 5.38, 19.3, 20.1 - 20.3, 20.18, 20.29 КоАП РФ (п. I1 ч. 2 ст. 5 Федерального закона от 19.06.2004 г. № 54-ФЗ «О собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетированиях» в редакции закона). Во-первых, эта норма абсолютно неэффективна, так как легко обходится. Во- вторых, она свидетельствует об ограничении дееспособности гражданина в отношении одного отдельно взятого правомочия и только на основании факта привлечения к ответственности по узкому кругу составов правонарушений. В-третьих, подобное ограничение в правах должно рассматриваться как дополнительное наказание, что возможно лишь в судебном порядке. В-четвертых, рецидив в отношении административного правонарушения не знаком российскому административному праву вообще, а применительно к данному случаю представляется абсолютно одиозным, поскольку ведет к ущемлению политических прав и свобод граждан. В- пятых, фактически на организатора публичного мероприятия возлагается обязанность представить для согласования публичного мероприятия справку об отсутствии факта привлечения его к административной ответственности по соответствующим статьям КоАП РФ. Наконец, в-шестых, данная новелла уже предлагалась в 2010 году, однако Президент РФ наложил вето на принятый федеральный закон.
12. Вводимое законом дополнение статьи 5 Федерального закона 19.06.2004 г. № 54-ФЗ «О собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетированиях», возлагающей гражданско-правовую ответственность за причиненный вред на организатора публичного мероприятия, противоречит положениям Гражданского кодекса РФ о возмещении вреда. В случае, когда вред причинен совместными действиями нескольких лиц, они несут солидарную ответственность, а никак иначе (ст. 1080 ГК РФ). Возложение ответственности на третье лицо совершенно не укладывается в отечественную гражданско-правовую доктрину.
13. Неудачно решен в законе вопрос об установлении специально отведенных мест для коллективного обсуждения общественно значимых вопросов. Вызывает недоумение тот факт, что проведение публичных мероприятий в таких местах должно подчиняться общим уведомительным процедурам. Представляется, что любые публичные мероприятия, проводимые в пределах территории общего пользования, не предназначенной для движения транспортных средств, вообще не требуют направления соответствующего уведомления в орган исполнительной власти. Такие мероприятия могут проводиться свободно, при тех условиях, что участники мероприятия не выходят на проезжую часть и не перекрывают пешеходное движение. Аналогичным образом закон и должен вторгаться в вопросы проведения собраний в помещениях, за исключением, например, вокзалов и т.д.
14. В целом, при реформировании Федерального закона от 19.06.2004 г. № 54-ФЗ «О собраниях, митингах, демонстрациях, шествиях и пикетированиях» целесообразно уточнить его основные понятия, чтобы избежать их расширительного толкования. В частности, определение собрания как совместного присутствия граждан «в специально отведенном или приспособленном для этого месте для коллективного обсуждения каких- либо общественно значимых вопросов» может с равным основанием распространяться на производственные совещания, заседания кафедр, редакционные летучки и т.д. При реформировании данного Федерального закона целесообразно также предусмотреть нормы, определяющие статус общественных наблюдателей на публичном мероприятии. Этот статус может быть выработан по аналогии со статусом уполномоченного представителя органа исполнительной власти, обязанного присутствовать на публичном мероприятии и оказывать содействие в его проведении. Согласно пункту 5.9 указанных «Руководящих принципов...» «независимый мониторинг публичных собраний является важнейшим источником информации о поведении участников собрания и сотрудников правоохранительных органов.... Неправительственные организации (НПО) и организации гражданского общества играют принципиальную роль «общественного контроля» в рамках демократического общества, и поэтому им следует в обязательном порядке разрешать беспрепятственный мониторинг публичных собраний.»
15. Необходимо также обратить внимание на принципиальные проблемы правоприменительной практики по законодательству о публичных мероприятиях. Судебная практика по этой категории административных дел характеризуется явным обвинительным уклоном.
15.1. Условием точной квалификации правонарушений, совершенных в ходе публичных мероприятий, как их участниками, так и сотрудниками правоохранительных органов, должны стать данные, полученные с помощью стационарных или мобильных камер наружного наблюдения. При отсутствии таких данных административная ответственность должна быть исключена. Полагаем, что имеющийся опыт уже показал эффективность такого контроля и выполнимость данного условия с технической точки зрения.
15.2. Следует исключить практику задержания участников публичных мероприятий, в действиях которых отсутствует состав правонарушения, и которые лишь оказались в пределах досягаемости сотрудников правоохранительных органов. Последние вправе задерживать только тех, кто нарушает общественный порядок.
15.3. Важным представляется вопрос об идентификации сотрудников правоохранительных органов, участвующих в охране общественного порядка при проведении публичных мероприятий. Накопленный опыт свидетельствует о том, что такая идентификация оказывается затруднена. Полагаем, что данная проблема могла бы быть решена, если бы сотрудники полиции были бы обязаны носить специальные нагрудные знаки, а на специальном снаряжении бойцов ОМОН были бы цифровые обозначения, которые позволяли бы их идентифицировать. Поскольку законопроект запрещает участникам публичных мероприятий скрывать свои лица, постольку необходимы и уравновешивающие меры в отношении сотрудников правоохранительных органов.

Представляется, что изучение и учет предложений, связанных с законопроектом, вызывающим столь большой общественный интерес, - важнейшее условие для принятия выверенных в правовом плане решений.

Эксперты Рабочей группы по гражданским свободам и гражданскому участию Совета при Президента Российской Федерации по развитию гражданского общества и правам человека.

Страшун Б.А., доктор юридических наук, профессор
Шаблинский И.Г., доктор юридических наук, профессор
Насонов С.А., кандидат юридических наук



Комментариев нет :

Отправить комментарий