понедельник, 2 февраля 2015 г.

Демократия не работает в России

Григорий Голосов: "Самый элементарный факт о демократии состоит в том, что она обеспечивает мирную сменяемость власти. Если власть не меняется, то граждане страны оказываются в беде..."

Леонид Радзиховский: "Пушкин, в одном из последних стихотворений, которое можно считать его "философско-политическим завещанием", писал:
"Не дорого ценю я громкие права,
От коих не одна кружится голова…"
Информационное агентство Би-Би-Си (BBC) цитирует двух россиян, которые обсуждают проблемы демократии в России.

Политолог Григорий Голосов, профессор Европейского университета в Санкт-Петербурге объясняет, чем грозит отсутствие демократии любому государству.

 Политолог, профессор Григорий Голосов 
 Самый элементарный факт о демократии состоит в том, что она обеспечивает мирную сменяемость власти.
Если власть не меняется, то граждане страны оказываются в беде, и это по двум причинам.
Во-первых, правители – не святые, и рано или поздно их забота о собственных интересах заходит за ту грань, где начинается прямой ущерб благосостоянию народа.
Во-вторых, если правитель не боится потерять власть, то рано или поздно он утрачивает реальную перспективу на мир и начинает совершать фатальные, непоправимые ошибки.
Хорошо, если идиллическая любовь между вождем и народом заканчивается посмертным разоблачением или тихим дворцовым переворотом.
Иногда дело оборачивается хуже: катастрофическими военными поражениями, экономическими провалами, и как следствие – гражданскими конфликтами и кровопролитием.
Демократия предотвращает подобные исходы, предлагая в качестве альтернативы выборы, то есть волю народа, выраженную обязательным для власти способом.
Но народ состоит, в массе, из простых людей, которые далеки от сложных вопросов государственного управления. Как доверить им право такого ответственного выбора?
О народных массах и политиках в книге "Колбасно-демократическая революция в России".

Людей не интересует политика



Многие теоретики демократии игнорировали этот очевидный вопрос. И сегодня ее приверженцы часто рассматривают избирателей как заинтересованных и информированных граждан.
Но этот взгляд не согласуется с фактами. Когда в США в 50-х годах начались научные, основанные на опросах общественного мнения исследования поведения избирателей, то ученые были поражены уровнем некомпетентности избирателей.
В основной массе, люди просто не интересуются политикой. И это не потому, что они глупые, а потому, что у них есть более интересные и важные занятия. Может быть, стоило бы оставить электорат в покое и доверить принятие ключевых решений узкому, но компетентному кругу лиц?
Ответ на этот вопрос – отрицательный, потому что в самом вопросе содержатся неверные допущения. Во-первых, он предполагает, что политическая компетентность сродни технической, то есть что любая проблема, связанная с государственным управлением, может быть решена каким-то одним – правильным – способом.
Но основные дилеммы, с которыми сталкивается политик, таковы, что они предполагают множественность решений.
Правильных ответов на жизненные вопросы о том, повышать налоги или снижать, сводить бюджет с дефицитом или с профицитом, нет.
Отвечая для себя на эти вопросы, политик должен прислушаться к мнению знающих людей, экспертов, но само решение принимается им не столько на основе полученной информации, сколько путем соотнесения возможных последствий и его собственных представлений о правильном устройстве мира.
Разумеется, если политик заинтересован не в вопросах жизнеобеспечения своей страны, а витает в облаках и думает преимущественно о том, чтобы увековечить свое имя в истории, то ошибки возможны, и ошибки катастрофические.
Но одна из задач демократии и состоит в том, чтобы у лидеров не было подобных иллюзий.
Избиратели, при всей их некомпетентности, вполне способны определить параноика и отказать ему в доверии.

Контроль избирателей

Исключения бывают. Скажем, Гитлер пришел к власти в условиях демократии, хотя, вопреки распространенному заблуждению, абсолютного большинства голосов на свободных выборах не получал никогда.
Этот опыт послужил хорошей прививкой для современных демократий: избиратель должен использовать в качестве компаса здравый смысл, а не глубокомысленные построения вроде популярных геополитических фантазий.
Иными словами, некомпетентность избирателя конструктивна.
Второе неверное допущение состоит в том, что просвещенный правитель будет всегда действовать для общего блага.
Но у политиков, как и у всех людей, есть собственные интересы, которые для них важнее общих.
Проблема даже не в том, что политики сознательно жертвуют общим благом во имя своих выгод.
Проблема в том, что их вполне искренние представления о правильном устройстве мира уже включают в себя корыстные мотивы.
К тому же, всегда найдутся эксперты, которые подтвердят, что выгодный для тебя способ – единственно правильный. Других экспертов ты просто не услышишь.
Избиратели не могут быть компетентными в частных вопросах государственного управления.

Основные решения – за политиками.

Но эти решения допускают множественность правильных ответов, чреваты возможностью катастрофических ошибок и не исключают вмешательства корыстных интересов самих политиков. Поэтому и нужен контроль со стороны избирателей.
Для такого контроля их компетентности вполне достаточно.


Журналист Леонид Радзиховский рассуждает о том, почему демократия, якобы, по его оценкам, не работает в России.

Леонид Радзиховский
Добросовестное наблюдение за русской историей показывает – демократические институты в этой стране а) возникают только в экстремальных, революционных условиях и б) когда проходят условия, наступает стабилизация Государства – эти институты или исчезают или деградируют до состояния простой ширмы.
Постоянно и реально действующими эти институты – конкурентные выборы, парламенты разных уровней, СМИ без цензуры, политические партии – не становятся.
Так было в драматичных обстоятельствах 1917 года, когда демократические институты просто запретили – без сильного сопротивления общества (гражданская война шла по совсем иным поводам и причинам). Так было в спокойных обстоятельствах 1990-х, когда все эти институты никто не запрещал, формально они остались, но превратились в простое шоу.
Очевидно, такое повторение не случайно.

Генетика против демократии?


О генетике и революции, о количестве потенциальных политиков в стране - в книге "Колбасно-демократическая револоюция в России".

Россия упорно катится по своей колее – или параллельно демократической, или перпендикулярно, но только не по ней самой. Почему ? Очевидно, что одна из важных причин – тот самый "национальный характер", "уникальный генетический код", как выражается Путин.
Вот как описали основные особенности этого "кода" Пушкин и Толстой.
Пушкин, в одном из последних стихотворений, которое можно считать его "философско-политическим завещанием", писал :
Не дорого ценю я громкие права,
От коих не одна кружится голова …

Дальше он иронически говорит о парламенте, свободе слова, праве участвовать в выработке законов и т.д. И вместо этого -

Иные, лучшие мне дороги права;
Иная, лучшая, потребна мне свобода :
Зависеть от царя, зависеть от народа -
Не все ли нам равно ?
Бог с ними!
Никому 
Отчета не давать, себе лишь самому
служить и угождать …

В переводе на унылый политический язык это значит – принципиальная аполитичность, желание жить только своей частной жизнью и ни во что "не лезть".
Понятно, что кому-кому, а уж Царю такая "свобода подданных" и правда не могла не казаться самой лучшей – Его власти она уж никак не угрожала!
Но интересно, что для самого Пушкина участие в общественной жизни (абсолютно невозможное в Николаевской России) казалось пустым времяпровождением ("Все это, видите ль, слова, слова, слова", - цитирует он Гамлета). Был ли Пушкин искренен или это как раз та самая "зависимость камер-юнкера от Царя" и попытка выдать нужду за добродетель ?
На этот вопрос через 40 лет отвечает Толстой.

Общественное против личного

Прошли Великие реформы. Парламента и Конституции нет, но есть земское самоуправление.
И вот Константин Левин, персонаж "Анны Карениной" и демонстративное alter ego Толстого гневно отвергает все эти "громкие права".
"Я думаю, что двигатель всех наших действий есть все-таки личное счастье. Теперь в земских учреждениях я, как дворянин, не вижу ничего, что бы способствовало моему благосостоянию".
И далее :
"наши учреждения и все это – похоже на березки, которые мы натыкали, как в Троицын день, для того, чтобы было похоже на лес, который сам вырос в Европе, и не могу я от души поверить в эти березки!".

Как и Пушкин – но уж точно без всякого давления сверху – Толстой отвергает любую общественную, тем более политическую активность, как что-то пустое, искусственное, лицемерное, неинтересное, чуждое русскому человеку. "Подражание ради "европриличия" - т.е. ложь.
Что же не ложь ?
То же самое о чем говорит Пушкин – личная жизнь.
Но разве личная жизнь в Системе Государства – не зависит от этого самого Государства ?
И на это у Толстого готов ответ.

Право на бесправие

"Он говорил вместе с Михайлычем и народом, выразившим свою мысль в предании о призвании варягов : "Княжите и владейте нами. Мы радостно обещаем полную покорность. Весь труд, все унижения, все жертвы мы берем на себя; но не мы судим и решаем". А теперь народ, по словам Сергей Иванычей, отрекался от этого, купленного такой дорогой ценой права".
"Михайлыч" - это, понятно, Народ (старик-крестьянин). Сергей Иваныч – барин-либерал, "публицист из Москвы".

Итак – "весь труд, все унижения, все жертвы мы берем на себя". Как писал Пушкин – "вот счастье, вот права …". И за все это народ требует (или все-таки просит ?) об одном праве – "но не мы судим и решаем".

Вот такое понимание "демократических институтов" - мы готовы во всем подчиняться Царю, а взамен нам от Царя нужно лишь одно – чтоб он дал нам право на бесправие, нас избавил от выбора и свободы решений.
В каком смысле я называю это "демократией"?
В том смысле, что по мнению такого знатока народа, как Толстой – так чувствует и мыслит большинство.
Что ж – на такую Народную Демократию и Цари обычно бывают согласны.
Устарел ли Толстой ? Ведь нет больше неграмотных Михайлычей, никто не рвется трудиться и жертвовать, люди предпочитают получать социальную ренту …
Нет. Думаю, что политическая интуиция Толстого ничуть не устарела – как и его литературные образы.
Ровно о том же – о смешном бессилии, об имитации любой "общественной деятельности" писали Ильф и Петров. Они издевались и над "диссидентами" ("Союз меча и орала", "пикейные жилеты") и над советской "общественной работой" (Скумбриевич). И та и другая общественная активность – одинаковая смешная ЧУШЬ.

"Общественная активность" - не средство передвижения общества и не роскошь даже, а просто имитация.
То же самое мы видим сегодня. Невозможность ничего толком организовать снизу. И достаточно точные термины – "управляемая демократия", "суверенная демократия", "сувенирная демократия". Имитация.
Люди отвергают всякую общественную работу, общественную структуру, считают их неинтересной, ненужной нагрузкой.
Всерьез они относятся лишь к своим сугубо личным интересам. Анархисты – в смысле отрицания любой общественной структуры.
И вместо своей активности легко принимают диктат Царя.
ПОЧЕМУ в России это так?
На этот вопрос я ответа не знаю. Но констатировать это – вслед за классиками России – могу.


Источник: www.bbc.co.uk

Судьба России в XXI веке
Справка об этом сайте.

Блог начат после выборов в декабре 2011 года, которые, по мнению проигравших партий, были сфальсифицированы.
Народ возмутился столь явным обманом и вышел на митинги. Авторы публикаций в этом блоге философ Лев Семашко, писатель Александр Сазанов, политик Павел Цыпленков, интеллигент Леонид Романков, правозащитник Сергей Егоров, искуствовед Сергей Басов, общественник Юрий Вдовин в декабре 2011 года критиковали фальсификацию выборов.
Какая власть сложится в России в 21 веке: олигархия, монархия, демократия, деспотия, анархия или, может быть, гуманизм?

Группа депутатов Ленсовета 21 созыва (полномочия с 1990 по 1993 год) и сегодня озабоченно следят за судьбой России, помещают в этом блоге свои газетные вырезки, заметки, предложения, статьи, ссылки на интересные сообщения в Интернете, наблюдения.

На страницах этого сетевого журнала - публикации о культуре, экономике, истории, войне, политике, финансах:




Судьба революционных реформ в книге
«Колбасно-демократическая революция в России. 1989-1993»

The Fate of Russia in XXI Century
Information about this site.

Deputies of Lensoviet convocation currently preoccupied follow the fate of Russia, publish in this online journal his Offers, observation, articles, press clippings, links to interesting posts on the Internet, Notes.
Blog created after the election in December 2011, which, according to lost parties were rigged.
The people protested usurpation and went Square in Moscow and St. Petersburg. Deputies of in while made declarations.

What kind of state will become Russia in the 21st century: democracy, despoteia, monarchy, oligarchy, anarchy or, perhaps, humanism?

On the pages of this Blog - publication of the History, Culture, Finance, Politics, War, Economy:




Modern History of Russia in the book
« Sausage-democratic revolution in Russia. 1989-1993»


Комментариев нет :

Отправить комментарий