суббота, 11 октября 2014 г.

Право быть крепостным

Как в России возрождается крепостное право, которое пытались отменить ещё в середине девятнадцатого века? В XX веке крепостничество реанимировалось в различных формах: принуждения к прописке или отъема паспортов у колхозников, ограничения выезда за границу или подавления обмена информацией между странами социализма и остальной планетой.
В начале девяностых годов прошлого века мы положили начало либерализму и окончательному освобождению трудящихся от всяких угодных начальству препон. Но ненадолго. Вот что пишут о возрождении крепостного права в России сегодня мыслители и публицисты.


Присоединяйтесь, господа.


Сергей Медведев
историк, журналист

Главная скрепа:
почему в России заговорили
о крепостном праве



Фото Diomedia

В путинской России воспроизведено традиционное для страны ресурсное государство с приданным ему сословным обществом, в котором власть перераспределяет богатство согласно номенклатурной иерархии 
Сегодня критическая оценка крепостничества, унаследованная от советской «свободолюбивой» историографии и ленинской оценки крепостного права как «обратной стороны самодержавия», понемногу сходит на нет. Это только в США из соображений политкорректности практически табуирована тема экономической эффективности рабовладения на американском Юге, а в России – полная свобода мнений. Уже много лет об органичности крепостного права пишет петербургский историк Борис Миронов: «Крепостничество… являлось органичной и необходимой составляющей российской действительности… Оно являлось оборотной стороной широты русской натуры… результатом слабого развития индивидуализма» (Социальная история России периода империи (XVIII — начало ХХ вв.) Т.1, Спб., 2003 г., с.413). А на просторах интернета шутки о благотворности крепостничества давно стали общим местом, от бородатого анекдота «пора о людях подумать» («правильно, Владимир Владимирович, для начала душ по 500 на каждого») до приписываемой главному русского барину, Никите Сергеевичу Михалкову, идеи снять фильм о крепостном праве, «в котором заключена мудрость народа и патриотизм». А недавно по сети разошлась пародийная обложка женского журнала «Крепостная».
В самом деле, крепостное право играло ключевую роль в экономике, политике и культуре на протяжении всей российской истории, а не только в его официальных временных рамках, между Соборным Уложением 1649 года и Манифестом 1861-го. По сути, закрепощены были не только крестьяне, но все сословия, включая дворян, о чем проницательно писал маркиз де Кюстин в 1839 году. Как там было у псевдо-Хармса, когда Пушкин у царя просился за границу? «Не пущу. Вот вернется Тютчев, вернется Гоголь, тогда поедешь». После революции крепостное право возродилось под видом колхозного строя, недаром шутники аббревиатуру ВКП(б) расшифровывали как «второе крепостное право большевиков», а затем под видом прописки. Век за веком российское государство привязывало людей к земле, контролировало их перемещения, расселяло под полицейским надзором в острогах, поселениях, поместьях, посадах, в колхозах и воинских частях, в закрытых городах и на режимных объектах, запрещало им выезд за рубеж и требовало отчета о перемещениях по стране при помощи подорожных и командировочных удостоверений.
Сегодня крепостное право в России может показаться неоархаической антиутопией в духе Владимира Сорокина, но оно во многом сохранилось.
Рабочие в Пикалево или фермеры Кущевки — чем не крепостные? Жители любого региона нашей, по Симону Кордонскому, «поместной федерации», всецело находящиеся во власти местной феодальной элиты — губернатора, чиновников и силовиков, вершащих судьбы региона на барской охоте с вертолета или в бане, — могут ли они распоряжаться собственной жизнью? Да и сами миллионы силовиков (включая их административный и обслуживающий персонал, от секретарей до уборщиц), находящиеся под подпиской о невыезде, чьи загранпаспорта лежат в сейфе у секретчика и которые после Крыма окончательно потеряли свободу выезда за рубеж, являются ли свободными гражданами? Как и сотни тысяч чиновников, которым корпоративный кодекс сегодня предписывает отказ от зарубежной недвижимости и счетов?
За последние десять лет в путинской России была полностью воспроизведено традиционное для нашей страны сырьевое ресурсное государство с приданным ему сословным обществом, в котором власть перераспределяет ресурсы согласно номенклатурной иерархии. В этом обществе миллионы людей — от зэков и спецпоселенцев до жителей ЗАТО и моногородов, от военнослужащих до чиновников — живут фактически в крепостном состоянии, ограниченные в политических и гражданских правах (например, ездить за границу или свободно голосовать на выборах) и зависящие от барской (государственной или корпоративной) «раздачи».
Одновременно в этом обществе четко выделилось сословие власти.
По Кордонскому, это около 7 млн человек: государственные и гражданские служащие, военнослужащие и правоохранители, судьи и прокуроры, депутаты всех уровней и руководящие работники госкорпораций. Это сословие по преимуществу обладает особым юридическим статусом, не прописанным в Конституции, но закрепленным большим количеством подзаконных актов, ведомственных инструкций и правоприменительных практик: особые права проезда по дорогам, фактический иммунитет от судебного преследования (или очевидные преференции при рассмотрении судебных дел), различные бюджетные подачки и бонусы. Чем ближе к вершине этой касты, тем больше набор эксклюзивных прав, вплоть до особого права на собственность, гарантированного госбюджетом («закон Ротенбергов»), и иммунитета от медийного расследования (иски Игоря Сечина к СМИ).
Особые права, стиль жизни и поместья этого «нового дворянства» (как в свое время удачно назвал элиту ФСБ Николай Патрушев), с их регулярными парками, конюшнями и шубохранилищами, по сути своей являются совершенно феодальными. В своем нашумевшем докладе 2012 года про «Политбюро 2.0» политолог Евгений Минченко писал о том, что целью правящей элиты является «обеспечение передачи обретенной в 1990-2000-х годах собственности по наследству». И то ли в шутку, то ли всерьез инсайдеры тогда рассказывали, что глава ФСО генерал Евгений Муров искренне недоумевал, почему он не может передать свой пост по наследству сыну Андрею. 
Возможно, это не за горами. Как замечает историк Иван Курилла, «быстро отслоившаяся «элита», кажется, всерьез рассматривает варианты законодательного закрепления социального неравенства, сложившегося за пару десятилетий». Путинскому сословному обществу требуется легализация. Можно начать с оформления особых прав наследования для людей государственной номенклатуры, их юридического иммунитета и права на ношение оружия. А там и до юридически закрепленных вотчин недалеко, а оттуда и до крепостных. В нынешнем карнавале воскресшей архаики это предположение не кажется таким уж диким наряду с восстановлением монархии, империи или государственной религии. Можно даже предположить, что немалая часть населения с энтузиазмом примет новые крепостные порядки при надлежащим оформлении гарантий со стороны рабовладельца (гарантии работы, дохода, жилья, надлежащего обращения), что обеспечит преемственность с многовековой историей российского патернализма, обеспечив русскому миру долгожданную гармонию: наверху Отец небесный, на земле Царь-батюшка, а в повседневной жизни – барин. И 150 лет без крепостного права покажутся страшным сном, в котором были голод, бунты, терроризм, революции и война, и будущее снова станет ясным и простым. И благодарные батлеры, горничные и кухарки поклонятся в пояс и снова скажут господам: мы — ваши, а вы — наши.

Источник: www.forbes.ru


Матвей Ганапольский 

Гвозди вместо скреп




В Интернете гуляет блистательная пародия-фантазия. Помните советские популярные журналы «Работница», «Крестьянка»? А тут — обложка глянцевого издания с удивительным названием «Крепостная».
На обложке изображена смиренная девушка — «Крестьянка с васильками» (худ. А.Венецианов), а вокруг нее, как полагается, — анонсы главных статей: «Новые забавы барина и барыни: как ухаживать за нестандартным спортивным инвентарем», «Мой барин пьет: 18 рецептов похмелья», «Счастье неволи: исповедь вернувшейся вольноотпущенницы», «Будь в курсе: о чем говорили в барских гостиных в ноябре», «После порки: рецепты прабабушки от синяков и ссадин».
Сразу понимаешь, что перед тобой не просто фантазии, а пародия на тенденции современной России — с ее угрюмой окопностью, прогрессирующей замкнутостью и председателем Конституционного суда, который считает, что крепостное право было одной из важных скреп, объединяющей русский народ.
В общем, идея нового крепостничества неторопливо, но верно овладевает умами власти. На эту идею неустанно работает Госдума, вводя все новые ограничения: не есть чужие продукты, не усыновлять чужакам детей, не носить кружевные трусики, кеды и «балетки», не читать враждебные сайты. А если тебе все это не нравится, то отныне нельзя протестовать по ночам.
Запрещены гастроли популярных артистов: кто-то «замарал» себя Украиной, кто-то подозрительно выглядит и похож на гея...
Короче, достали «до гланд».
Но в деле приватизации государством прав граждан мы не останавливаемся, неустанно идем вперед.
И вот уже нужно бежать в миграционную службу и «сдаваться», что ты потенциальный враг, потому что у тебя есть второй паспорт или даже вид на жительство какой-то другой страны.
Однако мы приватизируем не только права граждан, но и самих граждан. Все больше утверждается мысль, что если чиновники, попавшие под международные санкции, «страдают», то неплохо бы было «страдануть» и всем прочим.
Конечно, заставить простого работягу не поехать летом в Турцию невозможно — тут и на народные вилы можно напороться. То же самое с «пятой колонной»: этим «вшивым интеллигентам» невозможно запретить любоваться зарубежными красотами — такой визг поднимут! Поэтому нужно свободу передвижения, гарантированную Конституцией, откусывать по кусочкам...
«Меньше надо ездить за границу и больше работать для своей страны», — недавно заявил президент. Но при этом не пояснил, какова связь поездки чиновника за рубеж с его работой на своей должности дома. Вот и гадай: то ли вид Бродвея мгновенно делает из человека умственного паралитика; то ли, если ты безвылазно сидишь дома, у тебя растет производительность труда, а у подотчетных тебе коров — надои. Но, видно, государевы люди не разглядели сурово насупленных бровей главы государства и продолжали в упоенном раже покупать путевки и билеты куда-либо, кроме Крыма.
И вот — расплата.
В руководстве страны обсуждается ужесточение законодательства, регламентирующего права на выезд за рубеж чиновников и сотрудников силовых структур, имеющих допуск к секретным сведениям, рассказал прессе источник, близкий к руководству Госдумы: «Речь идет о том, чтобы в обязательном порядке забирать заграничные паспорта у чиновников, имеющих определенный допуск к гостайне, и выдавать их только на время выезда с разрешения руководства».
Выясняется, что существуют разные уровни допуска к гостайнам. Но лишь копнешь, оказывается, что в этих «трех уровнях» участвуют практически все. Высокопоставленные «силовики», члены правительства и депутаты имеют первый и второй уровень допуска. А вот третий уровень — знаете, кто им помечен? Оказывается, это, к примеру, обычные полицейские.
Нет сомнения, что в случае внесения в Госдуму этот закон будет радостно и единогласно проголосован «за», и никто не задаст простые вопросы.
Ну, к примеру, насколько повысится индекс «предательства» простого сотрудника ГАИ, если он съездит в этот треклятый Нью-Йорк, и в чем это предательство выражается. Он менее размашисто станет махать жезлом? Будет неожиданно и невпопад выкрикивать фамилию Обамы? Споит коллег до смерти кока-колой?
А министры наши… Вот что они такое знают, какой такой заповедный секрет матушки России могут передать вражеской Меркель? Давайте спрошу иначе: они вообще знают что-то такое, за что Меркель расплачется и скажет: «Теперь-то моя матушка Германушка рванет вперед!»
А если они знают что-то такое, секретно-высокотехнологичное, кроме секрета, как именно переписывать нелегальную собственность на троюродную бабушку, то почему не поделятся со своим собственным народом, чтобы мы выпустили наконец что-то высокотехнологичное?
И вообще, что такое нынче «российский секрет»? То, что доллар ежедневно «мочит» рубль — может, это секрет? То, что запрещенные продукты идут в Россию с небрежно наклеенными белорусскими наклейками — это секрет?
А то, что российские продукты вдруг и необъяснимо подорожали — может, это и есть тот самый главный секрет России?
Возможно, телевизор, который круглосуточно говорит об Украине, о протестах в Гонконге, облизывает власть и уничтожает и так полуживую оппозицию, но упорно молчит о внутрироссийских проблемах, — может, это и есть та самая главная заповедная тайна?
Не хочу стоять на позиции «чем хуже — тем лучше», однако буду рад понаблюдать, как будут искать новых чиновников, полицейских и прочих государевых людей, готовых снова очутиться в «совке» с отобранным зарубежным паспортом. Хочу увидеть современного россиянина, готового в 2014 году писать заявление: «Прошу разрешить мне выезд за границу в связи…». И дальше — хочу увидеть, как этот несчастный ковыряет ручкой в ухе и вспоминает, кого он уже «похоронил» — всех троюродных бабушек или еще не всех.
Вы хотите сказать, что россияне в XXI веке готовы стать неокрепостными?..
Вот тот журнал, который я описал в начале статьи, — он «датирован» будущей датой — ноябрем 2016 года. Хотя если учесть скорость происходящих событий, то дата не такая уж и далекая.
Конечно, по поводу бесконечных усилий отбросить страну в далекое прошлое можно шутить и зубоскалить. Однако желания такого почему-то нет. И пусть председатель Конституционного суда «научно» объясняет, какой прекрасной скрепой было крепостничество, нужно заявить прямо: любая форма неокрепостничества, в которое власть постепенно загоняет страну, — это никакая не скрепа, а очередной гвоздь в крышку гроба надежд на реформы и движение России вперед.
Стоит ли нам его забивать?

Опубликован в газете "Московский комсомолец" №26645 от 9 октября 2014 




Судьба России в XXI веке
Философия блога.

Какое государство сложится в России в 21 веке: анархия, олигархия, деспотия, демократия, монархия или, может быть, гуманизм?
Группа депутатов Ленсовета 21 созыва (полномочия с 1990 по 1993 год) и сегодня внимательно следят за судьбой России, публикуют в настоящем сетевом журнале свои статьи, предложения, ссылки на интересные сообщения в Интернете, газетные вырезки, заметки, наблюдения.
Блог начат после выборов в декабре 2011 года, которые, по мнению проигравших партий, были сфальсифицированы.
Народ возмутился столь явным обманом и вышел на митинги. Депутаты Петросовета в то время сделали соответствующие заявления.


На страницах этого блога вы найдете интересные статьи:




Судьба революционных реформ в книге
«Колбасно-демократическая революция в России. 1989-1993»



The Fate of Russia in XXI Century
Information about this site.

What kind of state will become Russia in the 21st century: oligarchy, democracy, monarchy, anarchy, despoteia or, perhaps, clericalism?
Blog launched after the election to representative bodies in December 2011, which, according to observers were rigged.
The people protested usurpation and went rallies. Deputies of in while made declarations.


Deputies of Lensoviet convocation currently preoccupied follow the fate of Russia, publish in this blog his links to interesting posts on the Internet, articles, press clippings, Offers, observation, Notes.

On the pages of this Blog - publication about the Finance, History, Culture, Economy, Politics, War:




Modern History of Russia in the book
«Sausage-democratic revolution in Russia. 1989-1993»


1 комментарий :