среда, 25 марта 2015 г.

Ресентимент - состояние мозга России

Ресентиме́нт (фр. ressentiment /rəsɑ̃timɑ̃/ «негодование, злопамятность, озлобление») — чувство враждебности к тому, что субъект считает причиной своих неудач («врагу»), бессильная зависть, «тягостное сознание тщетности попыток повысить свой статус в жизни или в обществе»

Ф.Ницше. К генеалогии морали.

Лидер группы «Машина времени» не часто позволяет себе интервью. Однако регулярно выступает в блогосфере со своей страницы в Фейсбуке. Однако для газеты DW-World он сделал исключение.
По его словам, после того, как он подвергся травли, вызванной его выступлением перед детьми-беженцами из Донецка и Луганска на территории, находившийся под контролем украинских силовиков, теперь его вообще не замечают. Макаревич назвал себя «человеком-невидимкой».
«Меня вроде как не замечают, но меня это вполне устраивает», – сказал он.
Однако, это не значит, что музыкант попал в изоляцию от общества и никак не контактирует с окружающей действительностью.
«Есть радиостанции, на которые меня зовут, есть каналы, на которые меня зовут. Это не основные каналы, не главные, но мне этого вполне достаточно. Я вообще не ставлю перед собой цель нравиться всему человечеству. Меня устраивает моя аудитория», – сказал Макаревич о своем положении в России.
Затронул музыкант в своем интервью и тему, касающуюся российского телевидения. По его словам, необъективность и крайне агрессивная форма подачи информации весьма раздражают.
«Все орут, перебивают друг друга. Это стало нормой, а ведь это передается на тех, кто смотрит. Раздражает обилие военных фильмов. Полное ощущение, что нас готовят к какой-то войне», – сказал Макаревич.
В то же время музыкант надеется, что войны между Россией и Украиной не будет.
«Но вот эта форма пропаганды меня раздражает страшно. Я уже жил при советской власти и знаю, что это такое», – отметил он.

Источник: www.online812.ru

Украинский синдром - любознательность

Одна из удивительных метаморфоз российского массового сознания в 2014 году - его патологическая фиксация на Украине. Cреднестатистический россиянин знает все о конфетном бизнесе Порошенко, визитках Яроша, активах Коломойского, косах Тимошенко, отлично разбирается в географии соседней страны, знает итоги парламентских выборов в Украине гораздо лучше, чем думских выборов в России или региональных выборов у себя дома, и готов часами говорить об «украх», «свидомитах», карателях и Бандере. Есть немало свидетельств того, как люди среднего и старшего поколения после просмотра российских теленовостей про Украину возбуждались до такой степени, что начинали бегать по дому, изрыгая проклятия в адрес «укрофашистов», так что впору говорить о «мании Украины», массовом психозе на почве телевизионной пропаганды. Украина превратилась в ментальный полигон постсоветского сознания, на котором отрабатываются речь вражды (hate speech), приемы конструирования Другого, методы массовой мобилизации населения.


Подобная нездоровая фиксация на соседней стране свидетельствует о глубокой постимперской травме. Украинцы были слишком близкими, слишком похожими, чтобы Россия позволила им так просто уйти. На протяжении всех 23 лет независимости украинская независимость воспринималась как недоразумение, анекдот — само это слово в России обычно произносится с ироническим подтекстом. Молдавскую, таджикскую, даже белорусскую независимость русские восприняли спокойно, а украинскую не смогли, причем речь идет не об имперцах и почвенниках, а о самых широких слоях образованного класса, смотревших на Украину как на банановую республику и одновременно затаивших глубокую обиду на неразумного «младшего брата», который дерзко отринул кровное родство. Эта обида в известном стихотворении Бродского «На независимость Украины» превратилась в неподдельную ненависть:


С Богом, орлы и казаки, гетьманы, вертухаи,
Только когда придет и вам помирать, бугаи,
Будете вы хрипеть, царапая край матраса,
Строчки из Александра, а не брехню Тараса.

«Восстание рабов в морали начинается с того, что ressentiment сам становится творческим и порождает ценности… Мораль рабов всегда нуждается для своего возникновения прежде всего в противостоящем и внешнем мире, нуждается, говоря физиологическим языком, во внешних раздражениях, чтобы вообще действовать, — ее акция исходно является реакцией»
(«К генеалогии морали», 1:10).

Иными словами, как выразился Яков Кротов, «ресентимент — это ненависть раба ко всему, где ему чудится свобода».
Ницше писал о ресентименте в 1887 году, но его слова по-новому зазвучали через четверть века, накануне Первой мировой, в 1912 году, когда монографию о ресентименте написал Макс Шелер, немецкий лютеранин, перешедший в католичество. Человек трагического мироощущения, покончивший с собой в 1928 году, он предчувствовал грядущие потрясения и фактически предсказал «Веймарский ресентимент» в послевоенной Германии. Фигуры из Достоевского, злобные и мстительные.  «Подпольный человек», дорвавшийся до вершин власти, Смердяков на воеводстве. Не случайно в своей работе Шелер обращается к образам русской литературы:
«Ни одна литература так не переполнена ресентиментом, как молодая русская литература. Книги Достоевского, Гоголя, Толстого просто кишат героями, заряженными ресентиментом. Такое положение вещей — следствие многовекового угнетения народа самодержавием и невозможности из-за отсутствия парламента и свободы печати дать выход чувствам, возникающим под давлением авторитета».
По сути дела, Россия — страна классического ресентимента.
Вот уже триста с лишним лет, если отсчитывать от Петра I (или без малого пятьсот, если отсчитывать от первого столкновения России с технологиями пороховой революции при Иване IV), Россия ревниво копирует Запад, то и дело открещиваясь от этого подражательства. Феномен догоняющей модернизации и сохраняющееся отставание от лидеров глобального мира (Британии в XVIII—XIX вв. и США в XX—XXI вв.) по основным социально-экономическим показателям — благодатная почва для внешнеполитического ресентимента. Россия то видит себя в качестве Золушки, несправедливо забытой мачехой и сестрами, то представляет себя как народ-жертву, который своим телом спасает мир от гибели: от татаро-монгольского ига или от «фашистских орд».


Эту виктимность русских неоднократно подчеркивал Розанов, сравнивая их с евреями, у которых также силен комплекс народа-жертвы. Не случайно в России развита конспирология, фантазия о «мировой закулисе», которая веками плетет заговоры против нашей страны, — но все это лишь вариации на тему ресентимента, происходящего от неспособности изменить внешние обстоятельства своего существования, от невозможности догнать Запад, преодолеть собственную провинциальность.

Полностью: cenzoriv.net

Признаюсь: за истекшие годы я немного устал от стандартных контрвозражений – мол, наш народ такой генуинно имперский, что никакой сладкой конфетой федерализма и регионализма его ни за что не приманишь!
В этом случае лозунг региональной свободы станет таким же легко читаемым и популярным, каким был в свое время лозунг Бориса Ельцина: «Берите суверенитет сколько хотите!». А имперский ресентимент, кажущийся сегодня метафизически незыблемым, как и 20 лет назад, уступит место романтической мечте о местной свободе. 
Поскольку нынешний российский авторитаризм со всеми его формальными и неформальными институциями, как на шампур, нанизан на президентскую штык-вертикаль, такое требование будет им воспринято как жизненно опасное и потому решительно отвергнуто. Российское общество готово к тому, чтобы поддержать идею парламентаризма, куда полнее, чем это может показаться на первый взгляд. По сути, в архетипическом плане это не что иное, как слегка видоизмененный лозунг «Вся власть Советам!», который, несмотря на все пертурбации перестроечной и постперестроечной эпох сохранил исходный потенциал прямого демократического обаяния.

Даниил Коцюбинский, историк (Эхо Москвы)

Судьба России в XXI веке
История создания сетевого журнала.

Депутаты Ленсовета 21 созыва (полномочия с 1990 по 1993 год) и в настоящее время внимательно следят за судьбой России, публикуют в настоящем блоге свои статьи, газетные вырезки, предложения, заметки, ссылки на интересные сообщения в Интернете, наблюдения.
Какая власть сложится в России в 21 веке: олигархия, деспотия, монархия, анархия, демократия или, может быть, гуманизм?
Блог придуман после выборов в декабре 2011 года, которые, по мнению наблюдателей, были сфальсифицированы.
Народ возмутился узурпацией власти и вышел на площади в Москве и Петербурге. Авторы статей в этом блоге политик Павел Цыпленков, культуролог Сергей Басов, правозащитник Юрий Вдовин, действительный государственный советник Леонид Романков, философ Лев Семашко, юрист Сергей Егоров, писатель Александр Сазанов в те тревожные дни критиковали фальсификацию выборов.

На страницах этого блога вы найдете интересные статьи:




Новейшая история России в книге
«Колбасно-демократическая революция в России. 1989-1993»

The Fate of Russia in XXI Century
Information about this site.

What kind of state will become Russia in the 21st century: monarchy, democracy, despoteia, anarchy, oligarchy or, perhaps, clericalism?

Blog launched after the election in December 2011, which, according to lost parties were rigged.
The people protested usurpation and went Square in Moscow and St. Petersburg. Deputies of in while made declarations.
Petersburg politics convocation (powers from 1990 to 1993) today closely follow the fate of Russia, publish in this blog his Offers, links to interesting posts on the Internet, Notes, press clippings, articles, observation.

On the pages of this online journal - publication of the Economy, Politics, War, History, Culture, Finance:




The fate of the revolutionary reforms in the book
« Sausage-democratic revolution in Russia. 1989-1993»

Комментариев нет :

Отправить комментарий