пятница, 15 марта 2013 г.

О Сталине (продолжение)

Перепечатка второй статьи историка Владимира Калашникова из газеты "Санкт-Петербургские ведомости"

Читать начало статьи (первая часть) "Как Сталин стал Сталиным"

Resume


In a previous article ("St. Petersburg Vedomosti" on March 7, 2013) stated that the autumn of 1929, Stalin took the course to the forced industrialization and collectivization, fixed the slogan "Great Break", which defined the events of the 1930s.
The strategy of "Change" has been extended to all the years of the first five years and has led to great achievements and great tragedy.
The first five-year plan was the most severe. She formed Stalinism as the ideology and practice of public administration.
In 1931, the expansion of the program of industrial construction continued. Human resources for this were. From 1925 to 1931. population grows annually by at least 2.5 million people., increasing the number of extra workers in town and country.
It was, and industrial equipment. In 1931, the Soviet Union bought a third, and in 1932 - half of the total world imports of equipment. Peak payments occurred in 1931. To pay for imports from the country of everything that could be sold: oil and oil products, timber, furs, gold, silver, platinum, and bread.


Владимир КАЛАШНИКОВ, доктор исторических наук, профессор

Индустриальный рывок и его цена

 "Санкт-Петербургские ведомости" Выпуск № 048 от 15.03.2013

В предыдущей моей статье («СПб ведомости» от 7 марта 2013 года) говорилось о том, что осенью 1929 г. Сталин принял курс на форсированные индустриализацию и коллективизацию, закрепленный лозунгом «Великого перелома», который и определил события 1930-х годов.
Стратегия «перелома» была распространена на все годы первой пятилетки и привела к великим достижениям и огромной трагедии.
Первая пятилетка оказалась самой тяжелой. Она сформировала сталинизм как идеологию и практику государственного управления.


1931 год: достижения и проблемы



Было и промышленное оборудование. В 1931 г. СССР закупил треть, а в 1932-м – половину объема мирового импорта оборудования. Пик платежей пришелся на 1931 год. Чтобы оплатить импорт, из страны вывозилось все, что можно было продать: нефть и нефтепродукты, лес, пушнина, золото, серебро, платина, хлеб.

Хлеба вывозили в два раза меньше, чем в довоенные годы: надо было кормить быстро растущее число рабочих и служащих. Количество граждан, получавших продукты по карточкам, выросло с 26 млн в 1930 г. до 40 млн в 1932-м. Поскольку у колхозов и совхозов доля товарной продукции была в 2 – 3 раза больше, чем у единоличников, в 1931 г. Сталин поставил задачу вовлечь в колхозы до 50% крестьянских хозяйств. Сопротивлявшихся вновь стали высылать. Всего за 1930 – 1931 гг. в отдаленные районы выслали около 380 тыс. семей (1,8 млн чел.), а около 400 тыс. семей (2 млн) были переселены в пределах области. Многие из них не прижились на новом месте и ушли на стройки пятилетки.

В 1931 г. собрали 69,5 млн тонн зерна, т. е. существенно меньше, чем в высокоурожайном 1930-м (83,4 млн т), но из села забрали даже чуть больше – 22,8 млн т (против 22,1 в 1930-м). На экспорт ушло 5,2 млн т (в 1930-м – 4,8 млн). За сданный хлеб крестьяне получили копейки и очень скудные выплаты натурой на трудодни.

Сталин не видел в этом большой опасности. В условиях мирового экономического кризиса он стремился закупить и установить как можно больше оборудования.

Результаты первых трех лет пятилетки в промышленности были высокими: объем производства в первый год вырос на 20%, во второй – на 32%, в третий (1930/1931 гг.) – на 20,5%. На 1932 г. вновь были приняты увеличенные планы: прирост промышленной продукции – 36%, прирост капитальных вложений – 40%. Этим планам не суждено было сбыться.

1932 – 1933 годы: голодная катастрофа

Летом был выращен урожай, объем которого оценивался в 69,9 млн тонн, т. е. урожай был таким же, как и в 1931 году. Однако в основных зерновых районах Украины, Кубани и Дона хлеба было собрано меньше, чем рассчитывали. Урожай пострадал и от засухи, и вследствие «совершенно нетерпимой затяжки срезки хлеба». «Затяжки» были вызваны как нехваткой рабочего скота, так и незаинтересованностью крестьян: зачем работать, если осенью опять, как в 1931-м, хлеб заберут и заплатят копейки. Впрочем, осенью в одном и том же районе одни колхозы выполняли, а другие не выполняли планы хлебозаготовок. Крестьяне-единоличники также действовали по-разному. Большие потери были и при транспортировке и хранении зерна.

Сталин расценил это как саботаж со стороны части крестьян.

7 августа 1932 г. был принят закон, предусматривающий большие сроки заключения и даже расстрел за хищение государственной и колхозной собственности. Этот закон получил название «о пяти колосках», и его порой представляют в литературе как способ преследования умирающих с голода крестьян, которые собирали на колхозных полях оставшиеся колосья. Однако закон появился в августе, когда голода в зерновых районах еще не было, а колхозный хлеб действительно разворовывался, и не столько на полях, сколько на складах и на транспорте. Расстрел применялся за хищения на железнодорожном и водном транспорте.

В октябре в городах хлебный паек был снова уменьшен. Сталин, уверенный в том, что хлеб в зерновых районах есть, потребовал найти и отобрать спрятанные запасы любой ценой. Их и отбирали любой ценой, применяя насилие и забирая весь хлеб, который находили. Зимой в сельских районах Украины, Северного Кавказа, Поволжья начался голод, который усилился к весне и продолжался вплоть до сбора урожая летом 1933 года. По разным подсчетам, избыточная смертность составила от 4 до 7 млн человек. В любом случае это было трагедией, самой крупной за годы предвоенных пятилеток.

Острота голода была усугублена тем, что за годы коллективизации в деревне резко уменьшилось число крупного и мелкого скота. С 1929 по 1932 гг. крестьяне зарезали и съели более половины овец и свиней, более трети крупного рогатого скота. Забой скота шел по двум основным причинам: 1) крестьяне не хотели отдавать скот в колхозы; 2) изъятие у крестьян запасов хлеба сократило кормовую базу. Так был уничтожен резерв мяса и молока, который очень бы пригодился зимой 1932/1933 гг.

Голод заставил уменьшить программу экспорта хлеба (вывезли 1,8 млн тонн), закупить часть хлеба и риса, 234 тыс. голов крупного рогатого скота и почти 2 млн голов мелкого скота, свернуть ряд строек и импорт оборудования. Это сказалось на темпах роста промышленности: в 1931/1932-м хозяйственном году прирост составил 14,7%, а в 1932/1933-м – последнем году пятилетки, на который и пришелся пик голода, – всего 5,5%.

Низкие показатели последнего года и невыполнение многих физических показателей за пятилетку побуждают некоторых авторов говорить о провале первой пятилетки в промышленности. Однако это был особый «провал»: за пять лет в стране построили и реконструировали 1,5 тыс. предприятий, в том числе такие гиганты, как Днепрогэс, Уралмаш, Азовсталь, Сталинградский и Харьковский тракторные, Запорожский завод комбайнов, Россельмаш, Магнитогорский, Кузнецкий и Запорожский металлургические комбинаты, Московский и Горьковский автомобильные заводы.

В связи с бытующим тезисом об антиукраинском характере политики Сталина, отметим, что ряд гигантов и сотни других объектов строились на Украине. И затраты на их строительство были больше, чем стоимость хлеба, вывезенного с Украины.
По сути, в стране была создана новая промышленная база.


Кто и в чем виноват?



Опыт 1925 – 1928 гг. ясно показал, что кулак по низким ценам хлеб государству не отдает, а покупка хлеба по высоким ценам не позволяла накопить ресурсы для масштабной реконструкции промышленности. Да и товарного хлеба у кулака было мало, и быстро нарастить объемы он тоже не мог.

Таким образом, стратегически Сталин сделал правильный выбор. Однако его тактическое воплощение было ошибочным. Ошибок было много. Нет возможности их разбирать подробно. Отметим лишь, что многие из них проистекали из ошибки в определении темпов преобразований во всех сферах. У Сталина еще было историческое время делать за два года то, что он старался сделать за год. Уже это исключило бы многие страшные потери, включая голод 1933 года.

Есть и другая сторона медали. Форсированная индустриализация решала важнейшую общенациональную задачу: обеспечение обороноспособности страны. Однако далеко не все граждане страны понимали важность этой задачи и необходимость затянуть пояса для ее решения. Так, вина за массовый забой скота с 1929 по 1932 гг. лежит не только на Сталине.

Не только власть виновата и в потерях урожая 1932 г. Многие колхозники осенью 1932 г. признавали факт саботажа и говорили, что Сталин решил наказать саботажников голодом. Последнее утверждение неверно, но надо отметить, что в дальнейшем такого саботажа не было. Весной 1933 г. государство дало колхозам пострадавших районов семена, осенью был выращен такой же урожай, как и в 1932-м. Он был собран без особых потерь, и голода не было. Его вообще больше не было в довоенный период. Эти обстоятельства показывают всю сложность и неоднозначность проблемы определения ответственности лидера за те или иные драматические моменты нашей истории.

Такая противоречивость политики первой пятилетки, наличие своей правды у тех, кто затягивал пояса, и у тех, кто не хотел такого «затягивания» или указывал на его чрезмерность, привела к расколу и в партии, и в обществе. А данный раскол стал одной из главных причин массовых репрессий 1937 года.

Но это уже другой сюжет.

Судьба России в XXI веке
История создания сетевого журнала.

Петербургские политики и сегодня озабоченно следят за судьбой России, публикуют в настоящем сетевом журнале свои предложения, заметки, наблюдения, ссылки на интересные сообщения в Интернете, статьи, газетные вырезки.
Какое государство сложится в России в 21 веке: деспотия, монархия, олигархия, анархия, демократия или, может быть, гуманизм?
Блог придуман после выборов в декабре 2011 года, которые, по мнению наблюдателей, были сфальсифицированы.
Народ возмутился столь явным обманом и вышел на митинги. Авторы публикаций в этом блоге журналист Александр Сазанов, публицист Павел Цыпленков, автор концепции сферной политики Лев Семашко, правозащитник Сергей Егоров, действительный государственный советник Леонид Романков, правозащитник Юрий Вдовин, культуролог Сергей Басов в декабре 2011 года сделали соответствующие заявления.

На страницах этого сетевого журнала - публикации о политике, экономике, культуре, истории, войне, финансах:




Новейшая история России в книге
«Колбасно-демократическая революция в России. 1989-1993»

The Fate of Russia in XXI Century
History of the online journal.

What kind of state will become Russia in the 21st century: democracy, oligarchy, despoteia, anarchy, monarchy or, perhaps, clericalism?

Deputies of Lensoviet convocation currently preoccupied follow the fate of Russia, publish in this blog his links to interesting posts on the Internet, observation, press clippings, articles, Notes, Offers.
Blog launched after the election to representative bodies in December 2011, which, according to observers were rigged.
The people protested so obvious fraud and went Square in Moscow and St. Petersburg. Deputies of in December 2011 made declarations.

On the pages of this Blog - publication of the Culture, Economy, History, Politics, War, Finance:




The fate of the revolutionary reforms in the book
« Sausage-democratic revolution in Russia. 1989-1993»

1 комментарий :

  1. Парадокс: Результаты и цена, чрезмерность есть преступление, скорее всего так. Последние двадцать лет - уничтожение результатов достигнутого ранее, цена та же. Где преступники?

    ОтветитьУдалить