понедельник, 27 мая 2013 г.

Юлия Латынина ошиблась или соврала?

Большой друг депутатов Ленсовета петербургский журналист и историк Юрий Нерсесов выпустил книгу. В одном из очерков, помещенных в этом издании, есть критика ряда высказываний хорошо известной в демократических кругах журналистки Юлии Латыниной.
Ю.Нерсесов ставит под сомнение и опровергает следующие утверждения Ю.Латыниной, касающиеся истории России.
Вавилова расстреляли, Геббельса повесили, Коперника сожгли...
Сталин испугался бомбы в Хиросиме.
Чеченцы пять месяцев танцевали на стенах Брестской крепости.
Убегающие от немцев чекисты резали груди женщинам.

И другие.




Почитаем, это интересно.

Публикации Юрия Нерсесова в блоге "Судьба России в 21 веке"


ЮЛИЯ ЛАТЫНИНА,
писатель-фантаст, корреспондент «Новой газеты»

Вавилова расстреляли, Геббельса повесили, Коперника сожгли...

И отсюда проистекает четвертый закон геббельсовской лжи: главной жертвой геббельсовской лжи является сам Геббельс. Потому что почему-то все восхищаются геббельсовщиной и говорят: «Ой, ребята, как круто!» Да, ребята, Геббельса-то повесили.
Из передачи «Код доступа», «Эхо Москвы», 22 ноября 2008 года

Тоталитарные режимы в состоянии уморить миллионы человек. Но оказывается, что они не в состоянии их прокормить. Они в состоянии строить ракеты. Но оказывается, что они не в состоянии обеспечить жителей автомобилями. То есть они могут позволить себе расстрелять Вавилова, посадить Королева.
Из передачи «Код доступа», «Эхо Москвы», 14 февршя 2009 года

Киллер извернулся в воздухе и приземлился прямо на вибрирующую ленту проката. Этого не стоило делать. Возможно, автоматчика ввел в заблуждение серый цвет прошедшего через тонны воды металла, - но даже сейчас, в самом конце дорожки, температура листа составляла не меньше восьмисот градусов. Это было в полтора раза меньше прежней температуры сляба. Но это было на сто градусов больше температуры костра, на котором сожгли Коперника.
Из романа «Стальной король»

Обычно феерическую чушь, которую сейчас регулярно несет некогда одна из лучших писательниц-фантасток и экономических журналисток России, объясняют стремлением подтасовать факты в угоду излагаемым в текстах взглядам. Иногда так и есть, но чаще торжествует привычка халтурить и тяжелейшая творческая деградация. Замена умершего в собственной постели 24 марта 1343 года польского астронома Николая Коперника на его сожженного итальянского последователя Джордано Бруно ничего не меняет по смыслу текста, но автор не выглядела бы такой смешной. То же самое с директором Всесоюзного института растениеводства Николаем Вавиловым и министром пропаганды Третьего рейха Йозефом Геббельсом. То, что первый не был расстрелян, а умер в тюрьме 26 января 1943 года, а второй застрелился 1 мая 1945 года, а не был повешен, не отменило ни крах Советского Союза, ни гибель Третьего рейха, но Латынина врет уже по привычке и не может остановиться.

Мирно скончавшегося в кругу друзей польского астронома Николая Коперника
фантастка Юлия Латынина сожгла на костре
«Смерть Николая Коперника». Художник Александр Лассер. 1873 г.
(написана к 400-летию астронома). Торунь. Польша


Христиане убили стоиков и эпикурейцев

История человеческого общества состоит из того, что приходит фанатик и навязывает свою идею людям. Вот есть благополучная Римская империя, там стоики, эпикурейцы. Вдруг появляется группа людей, которая сообщает, что у них тут кого-то распяли на кресте и он воскрес. И эти люди готовы умирать и готовы убивать. Стоики, эпикурейцы - они как-то не готовы умирать и убивать. И все, рушится великая Римская империя, и на несколько сотен лет мир погружается во мрак.
Из передачи «Код доступа», 13 августа 2011 года

Опровергать этот шедевр особенно сложно, поскольку, кроме вранья, тут нет вообще ничего. Преодоление страха смерти изначально являлось одним из основных положений этики стоиков. Основатель эпикурейства греческий философ Эпикур Самосский также учил не бояться ухода из жизни, говоря, что «смерть не имеет к нам никакого отношения: когда мы живы, смерти еще нет, когда она приходит, то нас уже нет». Ни стоицизм, ни эпикурейство не препятствовали своим последователям убивать в случае необходимости. Считающийся одним из выдающихся философов-стоиков римский император Марк Аврелий одновременно был и способным полководцем, сумевшим в 166—180 годах отразить грозное нашествие германских племен и, преследуя их, дойти почти до нынешней столицы Словакии — Братиславы.
При этом достаточно миролюбивые эпикурейцы и стоики никогда не преобладали ни в населении Римской империи, ни в ее элите. Куда больше там было агрессивных граждан, без устали преследующих своих врагов, включая, разумеется, и христиан, которые никогда не стремились разрушить империю. Наоборот, Иисус Христос говорил: «Отдавайте кесарево кесарю, а Божие Богу», а развивший его учение апостол Павел в Послании к римлянам подчеркивал: «Всякая душа да будет покорна высшим властям, ибо нет власти не от Бога; существующие же власти от Бога установлены. Посему противящийся власти противится Божию установлению. А противящиеся сами навлекут на себя осуждение. Ибо начальствующие страшны не для добрых дел, но для злых. Хочешь ли не бояться власти? Делай добро, и получишь похвалу от нее, ибо [начальник] есть Божий слуга, тебе на добро. Если же делаешь зло, бойся, ибо он не напрасно носит меч: он Божий слуга, отмститель в наказание делающему злое. И потому надобно повиноваться не только из [страха] наказания, но и по совести. Для сего вы и подати платите, ибо они Божий служители, сим самым постоянно занятые. Итак, отдавайте всякому должное: кому подать, подать; кому оброк, оброк; кому страх, страх; кому честь, честь».
Став государственной религией, христианство продолжало придерживаться позиций своих основателей и никак не могло способствовать погружению империи во тьму. Хотя бы потому, что во главе этой империи стояли те же самые императоры, и принятие ими новой религии почти не отразилось на государственной политике. Тьма наступила на западных территориях Римской империи, захваченных варварами во второй половине V века, но на востоке держава продержалась еще много столетий, не только сохранив научно-культурные достижения предков, но и приумножив их. Одно изобретение «греческого огня», не раз спасавшего страну от вражеских нашествий, чего стоит.

Сталин испугался бомбы в Хиросиме

В конце Второй мировой войны США взорвали над Хиросимой и Нагасаки атомную бомбу, а у Сталина атомной бомбы еще не было. В таких условиях продолжать войну было бессмысленно. И Сталин это знал. Именно поэтому он не принял Парад Победы, и при его жизни не было написано истории войны с Германией.
Из передачи «Код доступа», «Эхо Москвы», 8 мая 2010 года

Американцы взорвали атомную бомбу над Хиросимой 6 августа, а над Нагасаки — 9 августа 1945 года. Перед этим, 16 июля, на полигоне Аламогордо в штате Нью-Мексико было испытано первое в мире ядерное взрывное устройство. Результат испытаний до самого конца был неясен даже самим организаторам (некоторые считали, что взрыва вообще не будет), и только 24 июля президент США Гарри Трумэн уведомил Сталина о наличии у его страны бомбы огромной разрушительной силы. Между тем Парад Победы состоялся ровно за месяц до признания Трумэна — 24 июня. Каким образом Сталин узнал перед его началом, что через три недели испытания в Аламогордо увенчаются успехом, а затем новое оружие уничтожит два японских города? Одно из двух: или он был черным магом, умевшим видеть будущее, или Латынина, как обычно, врет, а правы, скорее всего, те, кто отмечал, что Сталин был плохой наездник и не обладал необходимым для торжественного приветствия войск «командным» голосом, а потому отправил принимать парад маршала Жукова.

Чеченцы пять месяцев танцевали на стенах Брестской крепости

22 июня 1941 года моему деду исполнилось восемнадцать лет. Он встретил свой день рождения в Брестской крепости. Спустя пять месяцев, когда немцы стояли под Москвой, он все еще был в Брестской крепости, и он делал зикр на крепостной стене вместе со своими товарищами, а немцы стреляли в них и не попадали. Потом он ушел из крепости и пристал к партизанам. Он пускал под откос поезда и взрывал колонны. Он стал начальником партизанского отряда, и в один прекрасный день с Большой земли сообщи* ли, что ему присвоили звание Героя Советского Союза. На следующий день за ним прилетел самолет, чтобы отвезти его на Большую землю и вручить Звезду Героя, но. когда он прилетел, его ждал не почетный караул, а СМЕРШ, потому что товарищ Сталин издал свой приказ о депортации чеченцев.
Из романа «Джаханнам»

Здесь все прекрасно: от косоруких немцев, никак не могущих попасть в прыгающих на стене чеченских танцоров, до злобного Сталина, в разгар войны посылавшего за предназначенными к закланию чеченскими партизанами специальные самолеты. Формально за слова своего героя - террориста Халида Хасаева Латынина не отвечает, но поскольку ни на одной странице книги они не подвергаются сомнению, очевидно, что она с ними согласна. Однако не существует ни одного документа, свидетельствующего как о том, что в Брестской крепости вообще кто-то воевал позже августа 1941 года, так и о том, что последними защитниками крепости были вайнахи, составлявшие ничтожный процент гарнизона. Байку из вышедшего в 2004 году сборника «Вопросы истории Ингушетии» считать документом нельзя, тем более, ее автор, как и Латынина, лжет даже там, где без этого можно легко обойтись.
«Рассказывает бывший эсэсовский офицер, сын крупного литовского помещика — Станкус Антанас. Военнопленный, отбыв 25 лет лагерей строгого режима, побоялся преследования соотечественников и остался жить в поселке Малая Сарань Карагандинской области:
«Дело было в середине июля 1941 года. Случилось так, что эсэсовская дивизия стояла недалеко от Брестской крепости в городе Перемышлъ на реке Буг, разделяющей город на две части — польскую и советскую. Одному полку этой дивизии, в которой служил Станкус Антанас, было предписано очистить Брестскую крепость от оставшихся солдат Красной армии, защищавших ее.
Но Брестская крепость все еще сопротивлялась. Все реже и реже раздавались оттуда выстрелы, все меньше и меньше оставалось бойцов. И все-таки немецкая армия еще несла потери от метких выстрелов из развалин. Израненные защитники Брестской крепости выходили в штыковые атаки с выкриками на непонятном гортанном языке. Многие из них были с типично кавказскими лицами. И хотя каждый из них был по несколько раз ранен, дрались они как одержимые.
Настало время, когда силы защитников Брестской крепости иссякли. Атаки прекратились. Стало очевидным что с Брестской крепостью уже покончено, — рассказывал Станкус Антанас. — Мы шаг за шагом обследовали все казематы и подвалы крепости и везде находили только трупы и обугленные скелеты. Не слышно было ни звука. Полчища крыс шныряли под ногами, поедая трупы.
Эсэсовская дивизия готовилась двинуться за наступающими в глубь СССР немецкими частями. Наш генерал выстроил дивизию на изрытом воронками плацу, — продолжал свой рассказ бывший эсэсовец.
Он поздравил всех с взятием Брестской крепости и стал вручать награды, в это самое время из подземных казематов крепости вышел высокий, подтянутый офицер Красной армии. Он ослеп от ранения и шел с вытянутой левой рукой. Правая рука его лежала на кобуре пистолета, он был в рваной форме, но шел с гордо поднятой головой, двигаясь вдоль плаца. Дивизия стояла, застыв. Дойдя до воронки от снаряда, он повернулся лицом к западу. Неожиданно для всех немецкий генерал вдруг четко отдал честь советскому офицеру, последнему защитнику Брестской крепости, за ним отдали честь и все офицеры немецкой дивизии. Красноармейский офицер вынул из кобуры пистолет, выстрелил себе в висок. Он упал лицом к Германии. Вздох прошел по плацу. Мы стояли, пораженные увиденным, пораженные мужеством этого человека.
Когда проверили документы — партийный и военный билеты, — узнали, что он уроженец ЧИАССР, старший лейтенант пограничных войск. Фамилию его я запомнил - Барханоев. Нам приказали похоронить его с подобающими воинскими почестями. Он был погребен под оружейный салют. Не знаю, кто он по вероисповеданию, но мы поставили на его могиле столбик»».
Брестская крепость находится в Белоруссии, а городок Перемышль (ныне польский Пшемышль) относился в 1941 году к юрисдикции Украинской ССР. Он как стоял, так и стоит на реке Сан, а совсем не на Буге, что бы ни врали по этому поводу ингушским журналистам литовские помещики из казахских степей.
Лейтенант Барханоев никак не мог оказаться последним защитником крепости. Майор Петр Гаврилов был взят в плен 23 июля, есть данные о плененном в начале августа старшине Звонкове, да и на стенах обнаружены надписи, сделанные, судя по датам, несколько позже описанных в сказке событий.
Литва была аннексирована Советским Союзом в 1940 году, а выходец из нее год спустя оказывается в дивизии СС, куда в начале Второй мировой полагалось брать представителей исключительно германских народов - собственно немцев, австрийцев, датчан, норвежцев, шведов и голландцев. Даже во вполне «арийской» Бельгии первоначально в войска СС разрешалось вступать только фламандцам, тогда как франкоязычным валлонам поначалу приходилось сражаться за любимого фюрера в армейских частях. Но если литовец Антанас чудом и проскочил, шанса оказаться в Брестской крепости у него не было. Потому что ее бастионы штурмовали не эсэсовцы, а обычная 45-я пехотная дивизия, сформированная главным образом из уроженцев Австрии, и ни одна дивизия СС к последующей зачистке не привлекалась. Недаром автор «Вопросов истории Ингушетии» благоразумно не указывает, о какой конкретно дивизии идет речь. В противном случае боевой путь соединения прослеживается без труда, и вранье становится совсем уже нахальным.

Убегающие от немцев чекисты резали груди женщинам

Я хочу напомнить о круглой дате, о том, что 25 августа 1941 года началась в России война, война с Ираном. Об этой дате мало кто знает, что 25 августа Сталин ввел советские войска на территорию Ирана, потому что все знают, что 22 июня началась война с Германией, и всем известна дилемма, которая заключается в том, что, с одной стороны, Сталин готовился к войне, а с другой стороны, Сталин не готовился к войне оборонительной, которую он стал проигрывать. Вопрос: к какой же войне готовился Сталин? Ответ на этот вопрос дают в том числе две войны, которые он начал после того, как Германия напала на Советский Союз, обе войны были наступательные. Первая война началась 25 июня 1941 года, это была война с Финляндией. Началась она так, что накануне Красная армия заявила, что финские бомбардировщики, немецкие бомбардировщики бомбардируют город Ленинград, - а это было вранье, никаких бомб тогда еще на Ленинград не падало, ни финских, ни немецких. Уж тем более финских. Финны соблюдали на тот момент нейтралитет, и Сталину было бы наиболее выгодно, чтобы они продолжали соблюдать нейтралитет, чтобы они не лезли в эту кашу, чтобы они не угрожали Ленинграду. Но это было 25 июня, еще ничего не было ясно. Еще Сталин думал, еще Сталин отдавал приказы «Вперед, вперед», еще он насаживал Красную армию, как медведя на рогатину германского наступления, если пользоваться словами Виктора Суворова. Еще царил такой бардак, что никто не понимал, что все вот эти вот замечательные комиссары, которых поставили руководить армией, что они драпают первыми, забрав свои фикусы. Что все те сталинские чекисты тоже драпают первыми, не забыв расстрелять подведомственных им людей. Когда немцы вскоре после войны вошли во Львов, то они увидели, что чекисты-то убежали, но из четырехсот заключенных в львовской тюрьме они не только всех повесили, но у женщин успели отрезать груди. Вот у женщин груди они успели отрезать, а сражаться они не сражались.
Еще не было понятно, что российский народ, изнасилованный Сталиным, бежит, бросая оружие, потому что он не хочет сражаться за кровавого тирана. Еще что связи не было не потому, что ее физически нет, а потому что нету объекта связи, потому что все эти генералы побросали трубки и разбежались.
И еще 25 июня Сталин начинает войну с Финляндией, якобы в ответ на финские бомбардировки. Наши бомбардировщики сбрасывают бомбы, причем не на финские военные цели, что имело бы максимальный смысл, а на финские города, что имеет в основном максимальный резонанс. И 26 июня соответственно финское правительство, которое вынуждено все делать гласно и вынуждено как-то реагировать на эту бомбардировку, говорит: «Ну, мы объявляем войну Советскому Союзу».
Но 25 августа происходит еще более невероятное событие.
25 августа...
19 июля Гудериан захватывает Ельню, до Москвы 300 километров. 21 августа Гитлер отдает Гудериану секретный приказ из-под Ельни двигаться на Киев. Начинается вот это страшное киевское окружение. По состоянию к концу сентября, Красная армия теряет 15 тысяч танков, 10 тысяч самолетов, 67 тысяч орудий и минометов, почти 4 миллиона единиц стрелкового оружия. И в это время 25 августа в 2 часа ночи Красная армия переходит границу Ирана, и начинается операция по присоединению, видите ли, азербайджанской части Ирана к Азербайджану.
Туда, на минуточку, туда присылаются деньги, туда присылается продовольствие, которого так не хватает на фронте. В качестве помощи в Иран прислано 800 тонн сахара, 360 тонн муки. В целом отправлено товаров общей стоимостью 2 миллиона рублей. Отправляется группа некоего товарища Алиева, которая там организует крестьян. Крестьяне говорят: «Да мы за советскую власть, мы хотим колхозы, мы очень хотим присоединиться к советской власти». Они печатают какие-то газеты, грохают на это невероятные деньги, листовки, докладывают, что в Иране полностью созрела революционная ситуация, особенно среди азербайджанцев - они очень много на азербайджанское население опирались.
Командующий российской армией, вторгшийся в Иран, по наблюдениям лиц, по докладам пьет беспробудно, и российские офицеры грабят. Просто грабят. Это не мешает всем сталинским соколам докладывать, что в Иране сложилась революционная ситуация и что местное население с удовольствием ходит на балет «Лейли и Меджнун». Балет «Лейли и Меджнун» тоже вывезли, и тоже в тот момент, когда Гудериан рвется к Киеву, показывают в Иране.
И только в 1942 году, поскольку часть Ирана также оккупирована англичанами, и поскольку англичане не очень понимают, как это? Вот, Красная армия требует открыть второй фронт, говорит, что ей тут тяжело против Гитлера, а сама в это время занимается установлением советской власти в Иране и раздает оружие партизанским группам, которые требуют организации колхозов. И вот тут, значит, вся эта свистопляска кончается, советские войска из Ирана уходят. Группу товарища Алиева, разоблаченную, тайно вывозят, товарищей партизан, которые требовали организации колхозов, объявляют аж гитлеровскими диверсантами, и вся эта история кончается. Но еще раз, господа, дата: 25 августа в момент тяжелейшего положения на фронтах Сталин тем не менее начал захватническую войну на юге Советского Союза.
Из передачи «Код доступа», 28 августа 2008 года

Когда немцы 26 июня вошли в Дубно, они обнаружили, что в местной тюрьме чекистами было убито 500 человек. «Все люди были полностью раздеты. В каждой камере висели головами книзу 3-4 женщины... У всех женщин были вырезаны груди и языки». У палачей НКВД хватило любви к великому Сталину на то, чтобы в суматохе бегства подвесить каждую женщину ногами вверх и вырезать у нее груди. На то, чтобы сражаться с врагом, времени не осталось.
«Ежедневный журнал», 25 мая 2010 года

Согласно данным уже упоминавшегося Оверманса, в панике разбегающиеся солдаты и генералы, не желая защищать ненавистного тирана Сталина, с 22 июня по 31 декабря 1941 года отправили на тот свет 302 495 солдат фюрера (не считая многих десятков тысяч военнослужащих его союзников) и к концу года отбросили противника от Москвы. Героические армии Европы, отважно защищая любимых демократических лидеров, за те же полгода активных боевых действий в 1939—1941 годах уничтожили чуть больше 70 тысяч немцев, а победоносный вермахт занял Варшаву, Копенгаген, Осло, Люксембург, Амстердам, Брюссель, Париж, Белград и Афины.
Каким образом трусливая гэбня, в панике убегая от доблестных воинов фюрера, нашла время отрезать груди местным зэчкам? Основным источником сведений об этом отрезании, а также сдирании кожи, выкалывании глаз, отрубании рук-ног и кастрации, является геббельсовский сборник «Фельдпочта с Востока», куратора которого Латынина вроде бы считает лжецом.
Видимо, в данном случае девушка Геббельсу верит, а парадокс между трусливым бегством и неторопливым садизмом легко объясняется версией о секретном эксперименте красных магов-чекистов. Поскольку отрезание синхронно происходило во Львове, Дубно и других городах, это никак нельзя считать стихийным зверством. Налицо секретный приказ Берии, давшего асимметричный ответ вражеским армиям. По указанию Лаврентия Палыча чекисты совокупились с тысячами изуродованных женских трупов, от которых родились полчища мутантов, поднявшихся против обалдевших от ужаса немцев. Под прикрытием чудовищ бериевские изуверы и сбежали. Самыми свирепыми оказались львовские монстры — до самого конца войны гитлеровцы, согласно прекрасной Юлии, так и не вошли в охраняемый ими город... Ну а пока страшилища останавливали германских освободителей, коварный кремлевский горец бросил свои сатанинские орды на мирных финнов и тихих иранцев.
По мнению тараканов, ползающих по мозговым извилинам Латыниной, именно так все и было, но в реальности события на границах с Ираном и Финляндией развивались несколько по-иному. К 22 июня 1941 года немцы развернули на финской территории и в приграничных районах Северной Норвегии армию «Норвегия» под командованием генерала Николауса фон Фалькенхорста. В состав армии входили 169-я пехотная дивизия, 2-я и 3-я горнопехотные дивизии, 6-я горнопехотная бригада СС «Норд», 40-й и 211-й танковые батальоны и ряд других частей. Вслед за ними на юге страны обнаружилась 163-я пехотная дивизия, перевезенная из Норвегии через Швецию.
В Кремле логично предположили, что эти войска прибыли отнюдь не для помощи братскому финскому народу, и не ошиблись. Находившийся в Берлине с 17 по 25 сентября участник вторжений в Россию в 1918—1921 годах генерал Пааво Талвела донес до германского руководства готовность Финляндии участвовать в грядущем походе на восток. Поэтому директива Верховного командования Вооруженными силами Германии №21 от 18 декабря 1940 года, более известная как план «Барбаросса», включала подробные инструкции как для германских войск в Норвегии и Финляндии, так и для финской армии.
«Важнейшей задачей 21-й армии и в течение Восточной кампании остается оборона Норвегии.
Имеющиеся сверх этого силы (горный корпус) следует использовать на севере, прежде всего для обороны области Петсамо и ее рудных шахт, а также трассы Северного Ледовитого океана. Затем эти силы должны совместно с финскими войсками продвинуться к Мурманской железной дороге, чтобы нарушить снабжение Мурманской области по сухопутным коммуникациям.
Будет ли такая операция осуществлена силами немецких войск (две-три дивизии) из района Рованиеми и южнее его, зависит от готовности Швеции предоставить свои железные дороги в наше распоряжение для переброски войск.
Основным силам финской армии будет поставлена задача в соответствии с продвижением немецкого северного фланга наступлением западнее или по обеим сторонам Ладожского озера сковать как можно больше русских войск, а также овладеть полуостровом Ханко».
Финны план одобрили, и депутат Сейма Вяйне Войонмаа 13 июня 1941 года признал, что Финляндия является державой оси. (Имелся в виду военный союз между Германией, Италией и Японией, именовавшийся осью Берлин — Рим — Токио.) Тогда же Финляндия предоставила Германии право пользования своими аэродромами.
Участие в грядущем вторжении предполагало изрядную добычу, и в Хельсинки, готовясь осваивать завоеванную с помощью немцев Карелию, приступили к ускоренному формированию оккупационной администрации. Назначенный командиром 6-го армейского корпуса Талвела 19 июня записал в своем дневнике: «Предварительный приказ о наступлении получен», а после вторжения германских войск в СССР и другие финские соединения получили приказ быть готовыми начать наступление 28 июня 1941 года.
Реально финны собирались атаковать несколько позже, о чем действующий президент страны Ристо Рюти 23 июня рассказал будущему главе государства Юхо Кусти Паасикиви, сделавшему в тот же день запись в своем дневнике.
«Был у Рюти на его летней квартире. Рюти рассказал:
03.07.41 мы выступаем, так как к этому сроку немцы в Северной Финляндии будут готовы. Мы уточнили будущую границу Финляндии. Границы будут установлены в зависимости от исхода войны и от того, что станет с Советским Союзом. Сейчас стоит вопрос о Восточной Карелии. Германский посланник передал Рюти собственноручное письмо германского фюрера, в котором фюрер обращает внимание, что Германия и Финляндия во второй раз будут сражаться вместе, и заверял, что он не оставит Финляндию. Это хорошо. Маннергейм, который приходил к Рюти, был этим также очень удовлетворен. Маннергейм сказал Рюти, что немцы преуспели против Советского Союза с самого начала гораздо больше, чем можно было предвидеть. У Советского Союза дефицит высшего командного состава. Фалъкенхорст — на севере Финляндии, он командует германскими войсками. О финляндских условиях мира говорили с Риббентропом, и он их одобрил» (Дневники. Война — продолжение. 11 марта 1941—27 июня 1944).
Фактически Финляндия начала боевые действия даже раньше немцев. Еще 21 июня высадившийся на демилитаризованные Аландские острова финский десант арестовал находившихся там сотрудников советского консульства. В тот же день финские подводные лодки приступили к постановке минных заграждений в советских территориальных водах у побережья Эстонии, имея приказ топить любое наше судно, которое сочтут нужным. Одновременно к установке мин в Финском заливе приступили семь германских заградителей, базировавшихся в Хельсинки и Турку.
Затем в дело вступили диверсанты. В ночь с 21 на 22 июня два гидросамолета «Хейнкель-115» высадили 16 финнов в немецкой форме для подрыва шлюзов Беломоро-Балтийского канала. Операция провалилась, но машина войны продолжала набирать обороты. Утром 22 июня подразделения 5-й моторизованной дивизии СС «Викинг», в которой наряду с голландцами, датчанами и норвежцами служило 400 финских добровольцев, перешли советскую границу на львовском направлении. Чуть раньше, в 3 часа 45 минут, из Кенигсберга вылетели 14 немецких бомбардировщиков «Юнкерс-88», сбросили на подходах к Кронштадту 28 морских мин и приземлились на гостеприимные финские аэродромы. Успешному выполнению задания способствовала грамотная работа штурмана командирской машины, которым оказался финский капитан Эрви.
Как известно, еще в 1919 году Кронштадт регулярно атаковали базировавшиеся в Финляндии торпедные катера и самолеты, а финские войска наступали в Карелии, откуда их выбили окончательно лишь три года спустя. В Кремле это помнили, и именно стремление отодвинуть границу со столь неприятным соседом и послужило причиной вторжения советских войск в Финляндию 30 ноября 1939 года. Теперь история повторялась, и мне было бы очень интересно узнать: что бы сделал в такой ситуации на месте Сталина какой-нибудь сугубо миролюбивый западный политик типа Буша?
Вспомните судьбу Ирака и Афганистана: их причастность к террористическим актам в США 11 сентября 2001 года до сих пор не доказана, но обе страны были сначала засыпаны бомбами и ракетами, а затем и оккупированы. В данном случае уже к вечеру 23 июня Хельсинки разделил бы судьбу Помпеи после извержения Везувия, но советская авиация 25 июня, вопреки вранью Латыниной, бомбила главным образом финские аэродромы и лишь несколько не относящихся к их инфраструктуре объектов, типа ГЭС в Иматре.
После этого премьер-министр Финляндии Йохан Рангелл обвинил СССР в нападении на «незащищенные города», но на заседании Сейма, объявившего о вступлении Финляндии в войну, многие депутаты даже не скрывали, что бомбежки лишь повод. Председатель Сейма Юхо Ниукканен потребовал добиваться того, чтобы «границы Финляндии пролегали там, где они определены историей», а депутат от ультраправого Народно-патриотического движения Бруно Салмиала призвал продвинуть границы «на тот рубеж, где прямая линия соединяет Ладогу и Белое море». Лидер социал-демократов Вяйно Таннер в принципе не имел ничего против, но, опасаясь утечки, отметил, что «не все следует говорить, о чем думаешь». (Все цитаты взяты из работы «Финляндия на пути к
войне. Исследование о военном сотрудничестве Германии и Финляндии в 1940—1941 гг.» финского историка Мауно Иокипии.)
Таннера успокоили, напомнив, что заседание закрытое, и война была объявлена... А через 70 лет мадемуазель Латынина начала травить доверчивым радиослушателям байки о маленькой невинной Финляндии, которая ну совсем не хотела воевать!
Точно так же врет Латынина, описывая ввод Красной армии в Иран. Она умалчивает, что войска в эту страну были введены по совместному решению Москвы и Лондона, прежде всего для обеспечения военных поставок в СССР (отсюда и английский контингент наряду с советским). Кроме того, согласно российско-иранскому договору, мы имели право временно ввести войска при наличии угрозы с иранского направления. В 1941 году она, несомненно, существовала, о чем подробно пишет в своих военных мемуарах премьер-министр Великобритании Уинстон Черчилль.
«Необходимость доставлять Советскому правительству вооружение и различного рода материалы, исключительные трудности арктического пути наряду с будущими стратегическими возможностями сделали весьма желательным открытие широчайших коммуникаций с Россией через Персию. Персидские нефтепромыслы являлись важнейшим военным фактором. В Тегеране обосновалась активная и многочисленная германская миссия, и престиж Германии был высок. Подавление мятежа в Ираке и англо-французская оккупация Сирии, осуществленные с большим трудом, сорвали выполнение восточного плана Гитлера. Мы были рады возможности объединиться с русскими и предложили им провести совместную кампанию. Я не без некоторой тревоги решался на персидскую войну, но доводы в ее пользу были неотразимы. Я был очень рад тому, что генерал Уэйвелл находится в Индии и сможет руководить оттуда военными операциями.
11 июля 1941 года кабинет поручил начальникам штабов рассмотреть вопрос о желательности действий в Персии совместно с русскими в случае, если персидское правительство откажется выслать германскую колонию, подвизавшуюся в этой стране. 18 июля они рекомендовали занять твердую позицию по отношению к персидскому правительству. Этой же точки зрения решительно придерживался генерал Уэйвелл.
Начальники штабов считали, что операцию следует ограничить югом и что для захвата нефтепромыслов нам понадобится по меньшей мере одна дивизия, поддержанная небольшой авиационной частью. Эти силы пришлось бы перебросить из Ирака, где у нас и без того не хватало войск даже для поддержания внутренней безопасности. В заключение они указывали, что, если войска придется послать в Персию в ближайшие три месяца, их нужно будет заменить силами со Среднего Востока.
Я не был уверен в том, что этой персидской операции было обеспечено координированное планирование, необходимое для ее конечного успеха. Поэтому 31 июля я распорядился создать для этой цели специальный комитет при лорде — председателе Совета.
Этот комитет сообщал мне о результатах своей работы, одобренной военным кабинетом. Из послания комитета от 6 августа явствовало, что персы не пойдут навстречу нашим пожеланиям относительно изгнания из страны германских агентов и резидентов и что нам придется прибегнуть к силе. Следующим этапом должна была стать координация наших дипломатических и военных планов с планами русских. 13 августа Иден принял в министерстве иностранных дел Майского, и был согласован текст наших соответственных нот Тегерану. Этот дипломатический шаг должен был явиться нашим последним словом. Майский заявил министру иностранных дел, что «после представления меморандумов Советское правительство будет готово предпринять военные действия, но оно сделает это лишь вместе с нами».
По получении этих известий 19 августа я написал: «Я считаю точку зрения русских разумной, и нам следовало бы выступить вместе с ними, пока еще есть время».
Теперь мы обязались действовать. Если бы сопротивление персов оказалось более сильным, чем предполагалось, мы должны были изучить возможность отправки дополнительных подкреплений в район Среднего Востока.
Ввиду упорства персидского правительства генерал Куинэн, командовавший силами в Ираке, получил 22 июля приказ быть готовым к занятию Абаданского нефтеочистительного завода и нефтепромыслов, а также промыслов, расположенных в 250 милях к северу, близ Ханакина. На совместную англо-советскую ноту от 17 августа был получен неудовлетворительный ответ, и вступление английских и русских войск в Персию было назначено на 25 июля.
Имперские войска в секторе Абадана под командованием генерала Гарвея состояли из индийской 8-й пехотной дивизии; в секторе Ханакина, где командовал генерал Слим, — из 9-й бронетанковой бригады, одного индийского бронетанкового полка, четырех английских батальонов и одного полка английской артиллерии. В состав поддерживающих авиационных сил входили одна отдельная эскадрилья войсковой авиации, эскадрилья истребителей и эскадрилья бомбардировщиков. Первой целью был захват нефтепромыслов; второй — продвижение в Персию и, в сотрудничестве с русскими, установление контроля над персидскими коммуникациями и обеспечение сквозного пути к Каспийскому морю. На Южном фронте можно было ожидать сопротивления двух персидских дивизий, располагавших 16 легкими танками, а на Северном — трех дивизий.
Наши потери составили 22 человека убитыми и 42 ранеными» (У. Черчилль. «Вторая мировая война»).
На севере Ирана советские войска в составе 44-й, 47-й и 53-й армий столь же успешно преодолели слабое сопротивление семи иранских дивизий и, потеряв около 50 человек, заняли предназначенные им зоны оккупации. Впоследствии большая часть их была выведена, но не в связи с протестами англичан, а из-за ухудшения положения на фронте.
Попытка же советизации Иранского Азербайджана и превращения его в марионеточную республику или даже объединения с Азербайджанской ССР действительно имела место, но не в августе 1941 года, а четыре года спустя, уже после разгрома гитлеровской Германии. Поводом послужил провал переговоров с правительством Ирана о предоставлении СССР нефтяной концессии на севере страны, аналогичной той, которую Тегеран предоставил Великобритании. После того как Иран согласился, политическая деятельность в Иранском Азербайджане была прекращена, а войска выведены к 9 мая 1946 года. Впоследствии Иран отказался от своих обещаний, но Советский Союз практически ничего не потерял. В районах, на нефть которых претендовал Сталин, никаких существенных запасов «черного золота» не оказалось. Иранцы же так и не смогли тогда насладиться балетом «Лейли и Меджнун». Композитор Сергей Баласанян поставил его не в 1941-м, а в 1947 году — но Латынина не может не приврать даже в такой мелочи.

Только при Сталине у нас были массовые измены и заградотряды

22 августа 1941 года майор Кононов, член ВКП(б) с 1929 года, кавалер ордена Красного Знамени, выпускник Академии им. Фрунзе, ушел к немцам с частью бойцов своего 436-го полка. Летчики перелетали к немцам десятками: из них даже сформировали «русскую» часть люфтваффе, причем среди асов оказались два Героя Советского Союза: капитан Бычков и старший лейтенант Антилевский. Число «хиви», то есть бывших советских людей, зачисленных в регулярные части вермахта в качестве помощников, к июлю 1943 года составило 600 тыс. человек: а ведь были еще полицаи, была еще РОД, тот же Кононов сформировал свою часть, «102-й казачий дивизион».
Кто они были? Бывшие комиссары и комсомольцы? Отчасти да, так хорошо Сталин воспитал свою элиту, что ей было все равно, в кого стрелять, лишь бы стрелять. Те, кто ненавидел Сталина? Тогда за что?
В чем причины этого «беспримерного, как в истории России, так и в истории Второй мировой войны, сотрудничества с оккупантами»? (Солонин) Неужели русский народ испортился? С французами не сотрудничал, к англичанам под Севастополем не перебегал, японцам в 1905-м не сдавался, а вот появился величайший гений всех времен и народов, Генералиссимус Сталин, и народ стал толпами перебегать? И к кому? К людоедам.
12 сентября 1941 года Сталин подписывает директиву о создании заградотрядов. «В наших стрелковых дивизиях имеется немало панических и прямо враждебных элементов, которые при первом же нажиме со стороны противника бросают оружие», — говорится в ней. Что это за зверь такой - заградотряды? Это, если подумать, удивительная тактика. Это тактика террористов, когда не ты воюешь, а кто-то впереди тебя, кому ты при случае пустишь пулю в затылок. Во всей мировой истории нет ничего подобного. Есть только отдаленные аналогии: например, палестинские террористы. Да еще в Китае был такой военный строй - всадники, скованные цепями, чтобы, значит, не разбегались.
И в России такого не было. Воевали со шведами, не было заградотрядов, воевали с французами, не было заградотрядов, на чужой земле воевали, Париж брали, Измаил, Плевну, в горах Кавказа дрались насмерть с диким чеченом и черкесом - не было заградотрядов! Но появился самый величайший человек в истории, и возникла нужда в заградотрядах!
«Ежедневный журнал», 25 мая 2010 года

Жаль разочаровывать девушку, но создавать заградотряды у нас не стеснялись ни при свежеканонизированном Николае II, ни при главе сменившего его Временного правительства душке Александре Керенском. Еще в 1915 году командующий 8-й русской армией Алексей Брусилов приказывал: «...Сзади нужно иметь особо надежных людей и пулеметы, чтобы, если понадобится, заставить идти вперед и слабодушных. Не следует задумываться перед поголовным расстрелом целых частей за попытку повернуть назад, или, что еще хуже, сдаться в плен» (Н. Яковлев. «Последняя война старой России»). Уже после Февральской революции 1917 года аналогичный приказ отдал командующий Юго-Западным фронтом и будущий вождь белого движения Юга России Лавр Корнилов.
Массовое сотрудничество с противником имело место во все периоды истории как нашей страны, так и других государств. Да, оккупировав территорию с населением 80 миллионов человек и взяв в плен свыше 5 миллионов, немцы, румыны и финны привлекли на службу 1,3 миллиона человек, из которых около 700 тысяч составляли так называемые «добровольные помощники». Как правило, служили они в тыловых подразделениях и часто не имели никакого оружия. Но и в Первую мировую войну таких было предостаточно.
«Многие из бежавших из плена показали, что видели обозы от 200 до 300 повозок, где исключительно были наши пленные; для присмотра за ними назначалось по одному германцу на 10—15 человек. Все этапы, хлебопекарни, кухни — как полевые, так и местные — обслуживаются нашими пленными» (М.К. Лемке. «250 дней в царской Ставке. 1914—1915»).
В боевые части противники России в Первую мировую войну пленных и жителей оккупированных территорий привлекали не слишком активно. Тем не менее тысячи поляков, родившихся в Российской империи, включая будущего основателя Второй Речи Посполитой Юзефа Пилсудского, служили в пяти польских бригадах, сформированных немцами и австрийцами. А еще были три украинские бригады, грузинский легион и финский егерский батальон. Именно в нем начинали военную карьеру уже упоминавшийся Пааво Талвела и другой генерал советско-финской войны, Ялмар Сииласвуо, разгромивший в битве при Суомуссалми две советские дивизии. Не забудем также свободолюбивых жителей Аджарии, восставших после вступления на их территорию турецкой армии, и совсем уж свободолюбивых жителей Казахстана и Киргизии, создавших 50-тысячную повстанческую армию, когда правительство попыталось использовать их для военно-строительных работ.
Крымская война? В одной только захваченной англичанами, французами и турками Евпатории к турецкому гарнизону присоединилось 5 тысяч крымских татар. Вполне сравнимо с Великой Отечественной войной, где через ряды полицаев по всему Крыму прошло около 20 тысяч татар.
Боевые действия на Кавказе? Не считая многочисленных поляков, хватало в отрядах имама Шамиля и русских из числа пленных и перебежчиков. «Рядовой Максимов, освобожденный из плена, рассказывал, что в бытность его в Ларго (столица Шамиля в 1840—1845 гг.) он видел там до пятнадцати русских офицеров, которые содержались на гауптвахте — под караулом, все в колодках, а бывший унцукульский комендант — в кандалах. Тот же Максимов видел в Ларго до 500 беглых солдат, которые использовались Шамилем для прислуги при орудиях... Когда Шамиль переселился со своими товарищами мухаджирами в Новый Ларго (Ведено, столица Шамиля в 1846 — 1859 гг.)... у него находилось около трехсот солдат, перебежавших к нам из разных мест, или же пленных. Среди них были часовщики, кузнецы, плотники, мастеровые. Шамиль велел верному своему мюриду Черному Алимаммаду Грубому, назначенному над солдатами (комендантом), построить для них специальный поселок около Ларго, собрать их там и отпустить провизию и обмундирование из казны через казначея Шамиля и дать им полный отдых. Шамиль говорит, что эти солдаты необходимы, в боях они будут при пушках и будут чинить разбитые части пушек» (Х.М. Донного. «Наш парь Шамиль, или Русские в имамате»).
Войны с Наполеоном? Кроме привлеченных к делу мужичков-обозников, во французскую армию влились 25 тысяч уроженцев Литвы и Белоруссии, где император Европы провозгласил создание Великого княжества Литовского. Не впечатляет по сравнению с сотнями тысяч в боевых и полицейских частях оккупантов во Вторую мировую войну? Так и масштаб войны совсем другой: наполеоновская армия была во много-много раз меньше, и боевые действия на территории страны длились шесть месяцев, а не три с лишним года, и сама территория, охваченная войной, куда менее обширна.
Походы орлов Екатерины II? Именно тогда посланник России в Англии Семен Воронцов докладывая: «Я видел наших храбрых соотечественников целыми тысячам!
на службе у пруссаков и австрийцев; а лица, бывшие в Швеции, уверяли меня, что в Стокгольме и Готенбурге они видели с лишком две тысячи русских, служивших в шведской армии» (М. Бородкин. «История Финляндии. Время Екатерины II и Павла I»).
Баталии Петра I со шведами и турками? Перед нами пан гетман войска Запорожского обеих сторон Днепра Иван Мазепа, кошевой атаман Запорожской Сечи Константин Гордеенко, взбунтовавший Дон с помощью гордеенковских хлопцев Кондратий Булавин и целый букет атаманов, поднявших против царя несколько десятков тысяч казаков. Паны-атаманы писали слезливые письма то королям Швеции и Польши, то турецкому султану, к которому в итоге и сбежали. Их потомки воевали с Россией на стороне Османской империи еше многие десятки лет. Одновременно с потомками мазепинцев и булавинцев в рядах персидской армии, воевавшей с Россией в Закавказье, действовал состоящий из русских дезертиров Багадеранский (Богатырский) батальон, вскоре развернутый в полк.
Можно продолжать еще долго, но для уличения Латыниной во вранье и этого достаточно. Надеюсь, барышню утешит, что в просвещенной Европе было еще хуже. Пленные переходили из армии в армию целыми батальонами, а господа офицеры, сменив знамя, да не по одному разу, частенько достигали весьма высоких чинов. Прапорщик немногочисленного воинства маркграфства Бранденбург-Байрот Карл Муфель перешел сначала на прусскую службу, а затем на русскую, участвовал в подавлении восстания Емельяна Пугачева и ушел в отставку генерал-майором. Шотландский офицер на шведской службе Патрик Гордон, попав в плен к полякам, стал воевать на их стороне против русских, потом отправился к ним и стал одним из ближайших сподвижников Петра I. Ротмистр одного из шведских гусарских полков Герхард Леберехт фон Блюхер, попав в плен к пруссакам и переметнувшись на их сторону, закончил карьеру фельд-маршалом. Один из самых прославленных французских полководцев, Людовик де Бурбон-Конде, успешно бил испанцев, в 1653 году поругался с фактическим правителем Франции кардиналом Джулио Мазарини, возглавил испанскую армию, шесть лет воевал с соотечественниками, потом помирился с Мазарини и снова начат колотить испанцев...
Во Вторую мировую войну только с территории оккупированной Гитлером демократической Франции на Восточный фронт ушло почти 200 тысяч солдат, не считая многих десятков тысяч человек во вспомогательных подразделениях. Еще 200 тысяч полицейских и гестаповцев, а также 500 тысяч солдат марионеточного режима маршала Филиппа Петэна помогали поддерживать орднунг на территории Франции и ее колоний. Порядка 100 тысяч из них участвовали в боях с американцами и британцами, как самостоятельно, так и в составе германского Африканского корпуса.
Менее демократическая, но все же цивилизованная Вторая Речь Посполитая при населении 30 с небольшим миллионов, по данным польского историка Цезары Гмыза, поставила Третьему рейху 500 тысяч солдат и полицаев, среди которых были родной и двоюродный дедушка польского премьера Дональда Туска. Аналогичные цифры можно привести и по всем остальным оккупированным Гитлером странам континентальной Европы, при том что их вклад в боевые действия против Третьего рейха на фоне советского неразличим даже в электронный микроскоп.

Турки отбивались от русских в Гибралтаре


В 1768 году французский подданный барон де Тотт, присланный в Гибралтар на помощь туркам во время русско-турецкой войны, обнаружил, к своему изумлению, что турки собираются отбиваться от русских здоровеннейшей и бесполезнейшей пушкой, бросавшей ядра в полтонны весом. Пушка, по мнению турецких властей, не имела себе равных в мире, но ни разу не стреляла, ибо, по мнению турков, отдача от нее разрушила бы замок и город. Чтобы развеять иллюзии своих союзников, барон де Тотт все-таки выпалил из этого динозавра, который пожирал 150 кг пороха и перезаряжать который надо было не меньше часа.
«Новая газета», 3 мая 2012 года

До 4 августа 1704 года порт Гибралтар принадлежал Испании, а потом, во время войны за испанское наследство, был захвачен англичанами, которым до сих пор и принадлежит. Турок там не было никогда, только арабы, которым Гибралтар принадлежал в 711—1462 годах. История с суперпушкой и бароном де Тоттом позаимствована из «Удивительных путешествий барона Мюнхаузена», изданных в 1786 году в переработке немецкого поэта Людвига Готфрида Бюргера. Там она выглядит вот так.
«После того как все присутствующие, каждый по-своему, высказались о том забавном, что они услышали, один из слушателей, приятель барона, сопровождавший его во время путешествия в Турцию, заметил, что неподалеку от Константинополя находится колоссальных размеров пушка, о которой особо упоминает барон Тотт в своих недавно опубликованных «Записках». Сообщает он, насколько я помню, примерно следующее:
«Турки установили вблизи города, выше цитадели, на берегу знаменитой реки Симоис, огромное орудие. Оно было целиком отлито из меди и стреляло мраморными ядрами, весившими не менее тысячи ста фунтов каждое. Я испытывал непреодолимое желание, — повествует Тотт, — выстрелить из этого орудия, чтобы ясно представить себе, как оно действует. Все вокруг меня дрожали и тряслись, убежденные, что и город и крепость превратятся от такого выстрела в груду развалин. В конце концов, страх несколько рассеялся, и мне, наконец, было разрешено произвести выстрел. Для этого потребовалось не менее трехсот тридцати фунтов пороха, а ядро, как я уже говорил, весило тысячу сто фунтов. Когда подошел канонир с зажженным фитилем, окружавшая меня толпа отодвинулась как можно дальше. С большим трудом удалось мне убедить подоспевшего пашу, что никакая опасность не угрожает. Даже у канонира, действовавшего по моим указаниям, от страха сильно колотилось сердце. Я занял место в углублении стены, позади орудия, дал сигнал и почувствовал толчок, словно при землетрясении. На расстоянии в триста саженей ядро разорвалось на три части. Куски перелетели через пролив и, отскочив от воды, ударились о горный склон на противоположном берегу, вспенив весь пролив»».
Даже в книге о похождениях неутомимого враля Мюнхгаузена турки сидят не в Гибралтаре, а там, где им положено находиться, — в столице Османской империи — Константинополе (он же Стамбул). Но и в таком варианте это такая же чушь, как байка о вишневом деревце, выросшем на голове оленя, и вытягивании себя за волосы из болота. Турки XVIII века никак не боялись пушки, стрелявшей ядрами в 1100 фунтов (499,3 килограмма), потому что использовали подобное орудие еше в XV веке. Бомбарда, которую венгерский инженер Урбан отлил для султана Мехмеда II, в 1453 году стреляла по Константинополю ядрами весом более полутонны.
Вопреки бреду Латыниной, турки успешно использовали сверхтяжелые бомбарды при осаде и обороне Константинополя
Обстрел немало способствовал захвату города османской армией, но само орудие пришло в негодность. Отлитая в 1464 году копия «Базилики» 343 года спустя участвовала в обороне Стамбула от британской эскадры и сохранилась до наших дней.
<-- Description -->

Судьба России в XXI веке
История создания сетевого журнала.

Группа депутатов Ленсовета 21 созыва и в настоящее время внимательно следят за судьбой России, помещают в этом сетевом журнале свои наблюдения, статьи, предложения, газетные вырезки, ссылки на интересные сообщения в Интернете, заметки.
Какое государство сложится в России в 21 веке: монархия, анархия, демократия, олигархия, деспотия или, может быть, гуманизм?
Блог создан после выборов в декабре 2011 года, которые, по мнению наблюдателей, были сфальсифицированы.
Народ возмутился пренебрежением его мнением и вышел на массовые демонстрации протеста. Депутаты Ленсовета в декабре 2011 года критиковали фальсификацию выборов.

На страницах этого дневника - публикации о войне, истории, политике, культуре, экономике, финансах:




Новейшая история России в книге
«Колбасно-демократическая революция в России. 1989-1993»

The Fate of Russia in XXI Century
Information about this site.

What kind of state will become Russia in the 21st century: monarchy, democracy, anarchy, despoteia, oligarchy or, perhaps, humanism?
Blog created after the election to representative bodies in December 2011, which, according to lost parties were rigged.
The people protested so obvious fraud and went Square in Moscow and St. Petersburg. Deputies of in December 2011 made declarations.
A group of deputies of Lensoviet 21 convocation (powers from 1990 to 1993) currently closely follow the fate of Russia, publish in this online journal his Notes, Offers, articles, observation, press clippings, links to interesting posts on the Internet.

On the pages of this online journal you will find interesting articles:




Modern History of Russia in the book
« Sausage-democratic revolution in Russia. 1989-1993»


1 комментарий :

  1. Судя по тому, как Юля отзывается о Европе, они с Нуланд подружки.

    ОтветитьУдалить