воскресенье, 12 мая 2013 г.

Две российских революции 20 века. Когда следующая?

В России в 20 веке было две революции. Первая буржуазная в феврале 1917 года, закончившаяся в октябре того же года вооруженным большевистским переворотом в столице империи. Вторая также буржуазная, но ещё вдобавок и демократическая, поскольку осуществлена эта революция была путем назначения "демократических" выборов, таких выборов, в которых относительно свободно могли баллотироваться в существующие структуры представительной власти все желающие. И выбрали таких, кто хотя бы на словах провозглашал необходимость отказа от большевистской социалистической системы и возврат к капитализму. Эта вторая революция в России случилась в 1990 году, а закончилась опять-таки насильственным образом, путем переворота в сентябре 1993 года, расстрела парламента, назначения новых выборов в несуществующую ещё Государственную Думу. В новых выборах существенную роль играли материальные ресурсы кандидатов. У кандидатов, поддержанных исполнительной властью, шансов на избрание было куда больше, чем у всех остальных. Тем более, что народ в основной своей массе к выборам в 1993 году уже охладел, разуверившись в силе и эффективности своих "представителей", явившихся на смену райкомам партии в 1990-1991 годах, но ничего не сумевших противопоставить дикой номенклатурно-клановой приватизации в 1992-1994 годах, последующим финансовым пирамидам, дефолту 1998 года и назначению "преемника" в декабре 1999 года.
 
Эти вопросы поднимают и обсуждают в своих блогах Анатолий Лукьянов, Андрей Прогматик  и другие неравнодушные к судьбе России в 21 веке люди.
Четыре текста, полезных для понимания судьбы страны и корней существующей политической системы мы здесь приводим с некоторыми сокращениями. Перевод на английский язык есть на странице Two Russian revolution of the 20th century. When is the next?

Содержание


Если не Путин, то кот: Русская революция неизбежна!

Почему десять человек в Кремле придумывают, как водить за нос весь народ

Источник: gospravo.mirtesen.ru

На мой взгляд легко описать проблему России, но тяжело её решить. Россияне ждут лидера, за которым все в едином порыве пойдут даже на баррикады и верную смерть, т.е. проблема Российских граждан в культе личности, в вождизме. Если появится лидер, то восстанут все, а не появится лидера, так большинству и восставать не зачем - большинство не готово рисковать своим благополучием ради очередного проходимца, к разряду которых, с помощью пропаганды властей, немедленно относят любого вновь появившегося лидера. См. статью про охлос и элиту страны.
Большинство мыслит так: "Вечером лидер, а утром восстание", но на деле всё с точностью до наоборот: "Вечером восстание, а утром лидеры". Но молчаливое большинство боится хаоса и анархии и боится будущих лидеров, потому постоянно оглядывается в прошлое и тоскливо ностальгирует по временам СССР.
Их логика очень проста: "Сейчас плохо, но если затронуть, то не стало бы ещё хуже. А не трогаешь, то и не ухудшается... И не беда, что и не улучшается... Лишь бы не было хуже... Потому лучше не трогать...". Врачи знают, что есть такая категория пациентов, которые панически бояться операций, и они согласны терпеть боль и неудобства до изнеможения, но лишь бы не операция (А вдруг наркоз плохой? Вдруг свет отключат во время операции? Вдруг лекарства плохие? Вдруг врач не опытен? и т.д.) Они так и умирают не пожив нормально, давно забыв, что такое жизнь без боли и комфортное существование...
Опасность в том, что правительство постоянно подкидывает в массы мысль: "Если не Путин, то кто?" - уводя их от истины, что только после Путина возможен кто-то другой. Если не Путин, то Зюганов, если не Зюганов, то Миронов, если не Миронов, то Навальный, если не Навальный, то Дёмушкин или ещё кто-то - я смирюсь с любым, кого на честных выборах большинством выберет народ. Всё дело в том, что если мой кандидат не выиграет в этот раз, то до него очередь дойдёт всё равно, и он станет президентом в следующий раз, ведь жизнь на одних выборах не заканчивается, и мой кандидат вполне может дождаться своей очереди на "операцию", но только при одном условии, если перестать драться "с пациентами за место в очереди на операцию", т.е. перестать "клевать" на "удочку" власти - "Если не Путин, то кто?"
Нужно наконец, понять, что десять человек в Кремле придумывают, как водить за нос весь народ, неужели 140 миллионов глупее 10-и человек? Пора бы уже доказать власти своими действиями обратное.
Ещё что нужно помнить в кризисной ситуации - не только народ ищет себе лидера, но и противник народа - олигарх - ищет преемника Путину, и это будет человек из властных структур: военный, МЧС-ник, министр, управделами президента, руководитель одной из оппозиционных партий - вариантов масса. Понимая это, я бы голосовал за кого угодно, но не из "верхов" и не из тех, кто появился перед самыми выборами. А вот тех, кто работает постоянно, не взирая на межвыборное затишье, и кого больше всего гнобят власти, вот этим людям должно быть интересно, и каждый из них решает сам за себя и советчики тут не уместны.
Наверное, каждый хотя бы раз фантазировал по этому поводу - вот, наступает в России политическое завтра, меняется власть, куда-нибудь девается Путин. Никто ни к чему, конечно, не оказывается готов, много лет жили так, будто эта власть навсегда, и, видимо, так и есть - навсегда, даже без Путина. Весь политический класс состоит из единороссов, а кроме них - ну как, есть новое поколение активистов, коллективная Изабель Магкоева, коллективно говорящая какие-то коллективные глупости и, очевидно, не способная всерьез составить конкуренцию сложившейся номенклатуре. Год, два, любые выборы, любое учредительное собрание, любой земский собор - мы снова видим вечного депутата Исаева, который, такое ощущение, будет всегда, и даже не потому, что он такой выдающийся политик, а просто потому, что российская политика сегодня - кадровая пустыня, и чтобы вырастить новое политическое поколение, потребуется лет двадцать, которых ни у кого нет и никогда не будет. Мрачная история, согласитесь.
Но мы ведь фантазируем, не забывайте. И можем нафантазировать, что хотим, поэтому внимание. Лет через двадцать, когда им будет в среднем за восемьдесят, это будет уже невозможно, но пока ведь им в среднем за шестьдесят.
Мы вспомнили про первый постсоветский политический класс, первый свободно избранный российский парламент (союзный Съезд не в счет - и потому, что союзный, и потому, что там еще были списки, если кто помнит – «красная сотня»), несколько сотен политиков того поколения, которое еще не знало ни политтехнологий, ни подкупа, ни вбросов, ни звонков из администрации президента, которой тогда, между прочим, тоже еще не было.
Съезд народных депутатов России созыва 1990 года. Обычный, как везде в восточной Европе, первый свободный парламент, обычные советские люди, которые должны были стать новой национальной политической элитой, и стали бы, если бы не номенклатурный реванш Ельцина, растоптавший их, заменивший капээсэсовскими черномырдиными и сосковцами, а через двадцать лет заведший страну в окончательный тупик.
Более того, я не знаю, что скажет заседающий в Конституционном суде до сих пор Валерий Зорькин, но если бы он руководствовался только законом, он бы признал, что тот Съезд - это вообще-то последний легитимный высший орган государственной власти в Российской Федерации. Все, что было потом, даже если упустить из виду чуровщину и даже если предположить невозможное, что все выборы после 1993 года были чисты и прозрачны - даже с поправкой на это нельзя отрицать, что в основе всех выборов последних двадцати лет лежит очень сомнительный и с моральной, и с правовой точки зрения ельцинский указ номер 1400.

Про этот указ уже в сентябре 1994 года обозреватель газеты "Коммерсант" Максим Соколов напомнил нам следующее.

Год назад воцарилась ельцинская реакция

Никакого реформаторского прорыва не произошло, но и никакого ГУЛага не учредили.
При том, что историческая аналогия в виде третьеиюньского (1907 г.) переворота (т. е. разгона Государственной Думы) и воцарившейся вослед столыпинской реакции носилась в воздухе, практически все фигуранты политической сцены предпочли ее избежать. Непримиримая оппозиция видит в деяниях Ельцина кровавую деспотию, густо замешанную на национальном предательстве. Администрация президента устами Сергея Филатова говорит об указе #1400 как глубоко реформаторском акте ("возможность продвижения страны по пути реформ"). Наконец, отставные политики говорят об указе как о глубоко контрреформаторском акте, похоронившем надежды на скорые и глубокие преобразования.
При всем различии этих подходов они едины в одном. Предполагается, что указ №1400 преследовал какие-то положительные, с точки зрения лиц, его издавших, цели: стать единовластным тираном, ускорить проведение реформ, возродить блаженно-застойные брежневские порядки. Однако, именно эта исходная презумпция вызывает серьезные сомнения — куда более вероятно, что указ носил сугубо отрицательный характер, то есть был построен не по принципу "чтобы", а по принципу "чтобы не" — не допустить создания революционной власти, не допустить на престол обезумевшего Руцкого, не допустить окончательной маргинализации верховной политики, а в остальном — пусть идет, как идет. Грубо говоря, революционным политикам было предложено или играть на общих основаниях (что коммунист Зюганов, патриот Бабурин и аграрий Лапшин с болью в сердце и сделали) или удалиться с Олимпа в Гайд-парк (эту долю избрал Руцкой). Кажется, лучше всего суть указа выразил в феврале с. г. спикер Думы Иван Рыбкин — весь расклад политических сил сохранить, но "гладиаторских боев мы не допустим". Возможно, именно поэтому в президентском окружении так полюбили проницательного Рыбкина.
И как раз не революционным, а глубоко реакционным характером указа #1400 объясняется тот феномен, что, в отличие от революции, которая пожирает своих детей, ельцинская реакция никого не пожрала: сличая список ньюсмейкеров годичной давности и сегодняшний, мы обнаруживаем полное тождество — разве что отдельные фигуры перешли из официоза в маргиналию. Таким образом, ельцинская реакция исполнила единственную задачу, которую она, кажется, и имела — не допустить революции. Помнится, все 70-е годы общество рассуждало на кухнях о том, как хорошо было бы, если бы царь (Столыпин, Корнилов) не допустил 1917 года. Год назад и вправду не допустили. Hic Rhodus — hic salta.
Источник www.kommersant.ru

Можно, конечно, избрать еще одну никого не представляющую Государственную думу, а потом еще одну, и так до бесконечности. Но при живом законном парламенте это все-таки не единственный возможный путь. Ситуацию можно еще раз сравнить с какой-нибудь восточноевропейской страной после падения коммунистического режима, когда в страну возвращаются из эмиграции или из тюрем люди, лишенные возможности участвовать в политике на протяжении десятилетий. Почему-то всегда считалось, что такого политического резерва у России нет, но он вообще-то есть. И, отдавая себе отчет в том, насколько странно это звучит сегодня, я все-таки предлагаю всем, кто думает о завтрашней России, как говорится, переспать с этой идеей - вдруг она не настолько фантастична, как может показаться на первый взгляд? Знаю людей, которые в своих политических фантазиях всерьез рассуждают о возможности вернуть династию Романовых, но династии давно никакой нет, а наше учредительное собрание, наш земский собор - он жив и, возможно, до сих пор ждет своего часа. Подумайте серьезно.


Истинное лицо революции 1917 года.

Революция 1917 года в Российской империи была совершена как раз-таки не русскими, а евреями. Этому есть много доказательств, среди которых вырезки и цитаты из различных периодических СМИ того времени, а также высказывания известных и влиятельных людей об этом эпизоде русской и мировой истории.




Пишет американская газета «Еврейская Хроника» (“Jewish Chronicle”) от 4 апреля 1919 года:
«То, что среди большевиков так много евреев, просто отражает тот факт, что идеи большевизма во многих местах являются и самыми лучшими идеями иудаизма».
В 1923 году в своей речи в Палате лордов английского парламента лорд Сиденхэм сказал:
«…уничтожение в России под еврейским руководством более 30 миллионов христиан — это наиболее ужасное преступление в истории».
Другая американская газета «Американский еврей» («American Hebrew») пишет в номере от 20 сентября 1920 года:
«Большевистская революция в России была работой еврейских мозгов, еврейского неудовлетворения, еврейского планирования, цель которого создать мировой еврейский порядок. То, что таким превосходным способом было выполнено в России, благодаря еврейским мозгам, еврейскому неудовлетворению и еврейскому планированию, то, скоро посредством тех же еврейских умственных и физических качеств станет реальностью во всём мире».
Это отрывок корреспондента французской “L Illustration” R.Vaucher из книги «L Enfer Bolchevik a Petrograd” 1919.
«Когда мы жили в тесном контакте с чиновниками большевистского правительства, сразу бросается в глаза факт, что практически все они евреи. Я далёк от антисемитизма, но я должен подтвердить, что везде: в Петрограде, в Москве, в провинции, во всех комиссариатах, в районных учреждениях, в Смольном, в бывших министерствах, в Советах, я встречал евреев и только евреев. Чем больше изучаешь эту революцию, тем больше убеждаешься, что большевизм – это еврейское движение».
А вот что пишет личный биограф Ротшильдов из Франции Маркус Эли Раваж в большой статье «Признания еврея». (“Confessions of a Jew” Marcus Eli Ravage, Century Magazine, January-February 1928 (Эта весьма интересная статья широко представлена в Интернете). Он обращается к неевреям:
«Вы ещё не поняли глубины нашей вины. Мы – диверсанты. Мы – разрушители. Мы саботажники. Мы – террористы. Мы являемся причиной каждой вашей войны и революции, и не только русской, но и каждой большой революции в истории».
Современный еврейский автор Норманн Кантор, профессор истории Нью-Йорк Сити Университета вспоминает:
«В течение «Холодной войны» американские еврейские публицисты тратили много время, чтобы отрицать важнейшую роль евреев в мировом коммунизме. Правда, однако, в том, что до 50-х годов это было действительно так, и этого нет необходимости стыдиться. Евреи должны научиться гордиться теми достижениями, которые были достигнуты еврейскими большевиками в России и вообще где бы то ни было».
The Jewish experience, “Stalin’s Jews”, pp. 364 Norman F. Cantor, Castle books, 1996).
Источник gospravo.mirtesen.ru.


Андрей Иванов

Две страны внутри России

Разрыв между Москвой и провинцией увеличивается с каждым годом


Источник (11 мая 2013 года) svpressa.ru

Фото: Владимир Горовых/ РИА Новости


Российская столица занимает второе место в мире по числу живущих в городе миллиардеров. Всего их в Москве 56. Больше только в Нью-Йорке. Рейтинг, составленный британской английской консалтинговой компанией WealthInsight, в очередной раз высветил разрыв между столицей и всей остальной Россией.
В общественном сознании давно укоренилось мнение, что Москва – это не Россия. Чтобы это понять, достаточно отъехать от столицы на несколько десятков километров. Не говоря уже о том, чтобы приехать в какой-нибудь районный центр. Первое, что бросается в глаза – это архитектура. Даже областных центров. В Москве сегодня вся территория (если не брать Новую Москву) застроена многоэтажными домами. Новый асфальт, ухоженные дороги, отлично работающий общественный транспорт, развитая инфраструктура. В провинции – огромное число деревянных изб, разбитые тропинки между ними, носящие гордые названия проспектов.
В Москве жизнь быстрая. Здесь люди вынуждены «крутиться». Получать хорошее образование, культурно развиваться. В провинции чуть ли не единственным проявлением творчества становится ремонт квартиры. Не случайно, самые популярные вывески там это «Все для ремонта» и «Автозапчасти». Центр досуга в небольших городах – это рынок. Он же главное предприятие, площадка для взращивания местной «элиты». Бандиты с рынка, администрация рынка, торговцы с рынка – это самые влиятельные люди в городе, которых выбирают в местные советы и мэрами.
Сильно различается уровень зарплат при схожих ценах. Заработать за месяц 25 тысяч рублей в провинции считается большим достижением.
Сильные и инициативные пытаются вырваться из родных мест и попасть в Москву. Любой ценой. Готовы тесниться в съемных квартирах, работать без выходных в трех местах. Потому, как считают люди, в столице живут, а в провинции – проживают.
Но не приведет ли этот разрыв между Москвой и остальной Россией к необратимым социальным последствиям? У нас в истории уже был опыт сосуществования двух Россий. Одна говорила на французском, читала книги, обсуждала романы. Другая была безграмотной, прозябала в нищете. Кончилось это в 1917 году. Одна Россия просто уничтожила другую.

 Директор Института национальной стратегии Михаил Ремизов: 

 – Разрыв между Москвой и провинцией есть очень важный показатель социального неравенства в стране. Разрыв по качеству и уровню жизни. Одной спасительной меры, как сократить этот разрыв, конечно нет.
Первое – нужны серьезные вложения в инфраструктуру. Это важно и для простых людей, и для делового климата. К сожалению, сейчас приходится говорить о слабом развитии инфраструктуры.
Второе – необходимо изменить налоговое законодательство. Необходимо изменить пропорции налоговых отчислений между федеральным центром, регионами и муниципалитетами. Сегодня на районном уровне лежат все тяготы содержания больниц и школ, а денег у местных властей нет. Важно так же, чтобы работающие предприятия регистрировались по месту нахождения.
Третье – надо перераспределить трудовые ресурсы. Сегодня в провинции до половины мужского населения работают охранниками. По сути, это – скрытая безработица. Формально все имеют работу, а по факту – в регионах не хватает современной промышленности. Качество занятости во многих субъектах РФ очень низкое.
Пока правительству не удается создать новую модель экономического развития. Есть сейчас целевые программы по развитию Дальнего Востока и Северного Кавказа. Деньги тратят, а эффективность пока низкая.
Пока противостояние Москвы и регионов носит инерционный характер. Разрыв увеличивается, напряжение растет. Причем некоторые государственные решения способствуют этому. К примеру, создание большой столичной агломерации. Вместо того, чтобы рассредоточить рабочие места и людей по стране, создают огромную Москву. Но вряд ли это приведет к социальному взрыву. К сожалению, главной формой русского бунта всегда было вымирание. То есть, депрессивное состояние регионов приводит не к взрыву, а к угасанию. Это намного хуже.

Директор Института региональных проблем Дмитрий Журавлев:

– Может ли этот конфликт перерасти в социальный взрыв? Чтобы ненависть к москвичам стала политическим фактором, должны быть условия. Хорошо, что этих условий сейчас нет.
Эти условия просты. Первое – люди должны чувствовать безнаказанность. Они должны понимать, что им ничего не будет в случае бунта. Можно привести исторический пример. Во Франции был Людовик XV. Он вел себя откровенно по-свински. Но при этом была тишь и благодать. А вот когда его преемник захотел установить нормы права, то народ воспринял это как слабость и через 10 лет отрубил королю голову. Для бунта важен не столько уровень социальных противоречий, а сила власти.
Второе условие – люди должны почувствовать сплоченность. Есть русская пословица «плетью обуха не перешибешь». Если люди чувствуют, что они образуют массовое движение, то их смелость увеличивается. Пока у нас сильная власть. А сильную власть всегда любят. Люди понимают, что не любить власть себе дороже и сами себя убеждают в том, что власть хорошая.


Р.Скорынин

Охлос, Демос и Элита

Со времен Аристотеля в общественной структуре выделяют три основные группы: элита (аристократия), демос (граждане) и охлос (толпа, чернь). Со времён Древней Греции смысл, который вкладывался в данные категории, многократно менялся, но деление общества на три большие группы оказалось настолько удачным, что дожило до наших дней. В применении к России, что означает принадлежность к той или иной группе? Дадим следующее определение. Элита общества в терминологии данной статьи – это совокупность людей, контролирующих узлы общественных корпораций. Граждане – часть народа, сознательно и в меру возможностей выполняющие свои общественные и семейные обязанности, или, по авторской гипотезе, это люди, пережившие катарсис смерти, понявшие и принявшие своё назначение в этом мире. Чернь – это преступники, люди, плывущие по течению, просто вкушающие от жизни по мере возможностей: кто-то – очередная бутылка водки, а кто-то – очередную поездку в Турцию. Отметим, что элита может комплектоваться как из граждан, так и из черни.
Как это не оскорбительно прозвучит для патриотов, толпа, охлос в современной России составляет едва не ли не самую многочисленную часть населения. В нынешней России толпа – это люди без корней, с размытыми нравственными ориентирами, с психологией потребителя и хама. Это преступники и прочие антиобщественные элементы. Это, наконец, огромная прослойка живущих одним днём, тех, для кого дети являются обузой. Более того, далее я покажу, что именно от процента охлоса и от его положения в общественной структуре зависит качество нации, и перспективы её выживания и развития.
Достаточно распространённой стала точка зрения, что в России исторически на самом деле было меньше жестокости со стороны государства, чем в странах Европы. Эта точка зрения сформировалась как реакция на мнение о России как стране жестокой, бесчеловечной, которое отражено в прибаутках типа «Лес рубят – щепки летят», «Народу в Расее много - мамки ещё нарожают». Проверить, как оно было на самом деле 200 или 300 лет назад, невозможно. Предположим, что действительно, были времена, когда в России трудно было сыскать палача, а в Англии бывали времена (и довольно продолжительные), когда публично вешали детей за незначительные кражи.
Если так оно всё и было в России на самом деле, то – нынешняя преступность и упадок нравов – результат такого прекраснодушия и сюсюканья с преступниками, презумпции универсальности и общечеловечности статуса подданного-гражданина. «Ложка дегтя» испортила бочку мёда. Главная глубинная проблема любого общества – конфликт между двумя прослойками населения – активной, сознательно порядочной, живущей по моральному кодексу, и сознательно непорядочной, ленивой, ищущей лёгкую выгоду любыми средствами. Между этими двумя группами имеется большая инертная масса, живущая по собственному инстинкту и по жизненному образцу других. Если выгоднее и безопаснее жить честно – живут по ней. Если объективно становится проще и сытнее жить, подворовывая и обманывая – именно к этому скатится большая часть толпы. Понимание этого противостояния – ключ к выбору идеологии для России. Беда нынешней России в том, что процент непорядочных людей в ней превышает критический предел, после которого большая часть серой массы принимает модель поведения хама и вора в качестве примера для подражания.
Господствующим ныне в России общественным настроением является моральный релятивизм – пороки, проступки и преступления не называются открыто своим именем, не клеймятся как постыдные, позорные явления, которым должна быть объявлена тотальная бескомпромиссная война. Вместо морали в лучшем случае полагаются на уголовный кодекс. Из повседневности ушли слова «бесчестность», «непорядочность».
Классическое «Как там дела в России? – Воруют…» стало заезженным журналистским штампом. Удручающе выглядел Андрей Михалков-Кончаловский на «Свободе слова», заявивший буквально следующее: «Да, я - коррупционер, я – русский!». Ещё более удручающей была реакция аудитории – искренние аплодисменты стали ответом современному смердякову.
Вызовы и рывки
Перед Россией регулярно встают вызовы, на которые отвечают в первую очередь наиболее сознательные, активные, совестливые. Они и гибнут также в первую очередь, освобождая место под солнцем приспособленцам, жлобам, тыловым крысам, конформистам, трусам. Так как поступкам по-российски традиционно не даётся публичная жёсткая оценка, жизненная модель приспособленцев становится определяющей для основной массы на несколько десятилетий. До следующего вызова. И опять повторяется всё тоже. Вот и сейчас Россия в очередной раз зависла перед новым рывком.
Россия остро нуждается в модернизации. Под модернизацией я в последнюю очередь имею в виду экономику. Прежде всего – это модернизация общественной структуры и способа устройства и формирования элиты. Развитие страны обеспечивается инициативой небольшой части общества. Разложи эту группу, лиши их жизнь смысла и цели – и бери страну голыми руками. Или другой способ – сделай так, чтобы на смену активной прослойке пришло поколение прожигателей жизни, потребителей, конформистов.
Цикличность смены моделей поведения в России усугубилась с вливанием в нацию южного начала, более живого, динамичного и активного, с одной стороны. Но, с другой стороны, склонного к конформизму, обеспеченной жизни любой ценой, в том числе путём затаптывания ближнего. Речь здесь идёт, во-первых, о южном крыле собственно русского этноса, а во-вторых, о других этносах с выраженными южными стереотипами поведения.
Если не изменить моральную парадигму, Россия обречена наступать на грабли вновь и вновь и бегать по кругу «отставание-рывок на пределе».

Источник: Корпорация Россия

Судьба России в XXI веке
Философия блога.

Какая власть сложится в России в 21 веке: демократия, анархия, олигархия, деспотия, монархия или, может быть, клерикализм?
Блог начат после выборов в представительные органы власти в декабре 2011 года, которые, по мнению наблюдателей, были сфальсифицированы.
Народ возмутился столь явным обманом и вышел на массовые демонстрации протеста. Депутаты Ленсовета в те тревожные дни критиковали фальсификацию выборов.

Петербургские политики и сегодня внимательно следят за судьбой России, помещают в настоящем блоге свои наблюдения, предложения, статьи, заметки, ссылки на интересные сообщения в Интернете, газетные вырезки.

На страницах этого дневника - публикации о политике, культуре, войне, финансах, истории, экономике:




Судьба революционных реформ в книге
«Колбасно-демократическая революция в России. 1989-1993»

The Fate of Russia in XXI Century
Information about this site.

What kind of state will become Russia in the 21st century: monarchy, democracy, anarchy, despoteia, oligarchy or, perhaps, humanism?
Blog created after the election to representative bodies in December 2011, which, according to lost parties were rigged.
The people protested so obvious fraud and went Square in Moscow and St. Petersburg. Deputies of in December 2011 made declarations.
A group of deputies of Lensoviet 21 convocation (powers from 1990 to 1993) currently closely follow the fate of Russia, publish in this online journal his Notes, Offers, articles, observation, press clippings, links to interesting posts on the Internet.

On the pages of this online journal you will find interesting articles:




Modern History of Russia in the book
« Sausage-democratic revolution in Russia. 1989-1993»

Комментариев нет :

Отправить комментарий