воскресенье, 30 ноября 2014 г.

Свобода - атрибут человечности

Евгения Альбац, The New Times

Знания как угроза

Европейское образование — прямая угроза для авторитарных властей.

Свобода — это не подарок, это то, что делает человека человеком.


20 августа 2014 года стало известно, что Кремль отказался утвердить программу обучения россиян за рубежом — проект «Глобальное образование», разработанный Агентством стратегических инициатив, который должен был быть запущен в 2014 году.

Я хорошо помню тот момент, когда решила: хочу учиться в Гарварде. Это был девяносто второй год, я приехала в лучший университет мира на специальную журналистскую программу (Nieman Fellowship) и пришла в библиотеку Гарварда — Wiidener Library, вторую библиотеку мира (первая — Библиотека Конгресса США). Лифт спустил меня на подземный уровень D, я вошла в зал со стеллажами и — ахнула. Это был русский отдел, и тут было все: книги, выпущенные до революции, книги эмигрантов разных десятилетий, книги, изданные в «тамиздате» и «самиздате», книги, которых днем с огнем нельзя было найти даже в специальных московских магазинах. Я подумала: взять спальник, расстелить его в уголке и пожить здесь пару недель.




В докторантуре по политическим наукам на следующий год было 23 места, заявлений было 600. Я прошла, естественно, сдав до этого специальный четырехчасовой письменный экзамен (GRE) в специальном компьютерном центре — знание сложного английского вокабуляра, логика, математика.
Денег у меня не было никаких, а маленький ребенок был. Гарвард взял на себя оплату двух лет (потом я узнала, что докторанты в больших частных университетах никогда не платят сами — платят частные фонды и университеты), в течение которых надо было пройти десять курсов семинаров и лекций. Плюс выдал стипендию, которая позволяла снимать квартиру: на остальное я зарабатывала журналистикой и переводами. Еще семь лет ушли на исследование и написание диссертации, эти годы я оплачивала уже сама, большую часть из них работая в Москве.
Приз был существенный — степень доктора философии, Ph.D. Степень давала право преподавать — ровно поэтому, чтобы ее получить, надо от шести до десяти лет. Хуже только у медиков: их обучение в США занимает 13–14 лет. Последние два года я уже преподавала в Йельском университете: домой позвала журналистика и политика.
Первые два года обучения я вспоминаю как одну бессонную ночь.
Статистика политических исследований, теория вероятностей, регрессии, логиты, программа STATA, которая позволяла устранять предрассудки, заложенные в черновом статистическом материале, 1500 страниц чтения в неделю — только по одному семинарскому курсу («Сравнительная политика»), а курсов в семестр было три-четыре, семь письменных работ за восемь недель — тоже только по одному курсу плюс курсовая работа каждый семестр плюс исследовательская. Всегда — письменные экзамены. В конце двух лет: письменный экзамен — шесть часов, второй — четыре часа, потом устный — три часа с пятью профессорами факультета. Я не только научилась быстрочтению и прочитала тысячи страниц, поражаясь тому, что то, что занимало мою голову столько лет, на самом деле десятки раз уже продумано другими, сделаны исследования, написаны книги (и да, я поняла, что советская власть нас чудовищно интеллектуально обокрала, скрывая знание за железным занавесом) — политических наук в СССР не было, нет в России и сейчас — ну разве за исключением работ Российской экономической школы. Не было и социологии, да и сейчас она на примитивном уровне. Но Гарвард не только дал знания — университет воспитывает целый ряд важнейших интеллектуальных привычек.
Например, что авторитетов нет, любой текст требует критического взгляда: скажем, работа по политической философии требовала критики взглядов Локка и Гоббса — и все это в семи страницах, цитаты не нужны — знание студентами текстов принимается как данность. Любая использованная чужая идея, чужая мысль (даже без цитаты) в любой письменной работе должна иметь обязательную ссылку: куча времени уходила ровно на то, чтобы проверить, не пришел ли к схожим выводам кто-то раньше, а для этого надо было перелопатить немало статей в журналах и книг.
О заимствовании, столь привычном в российских как студенческих работах, так и диссертациях, не могло быть и речи (как и списывание у соседа на экзамене или шпаргалки): позор и немедленное отчисление из университета. Кстати, на этом — из тех случаев, о которых я знаю (в Беркли и Йельском университете), — попадались исключительно студенты из бывшего соцлагеря. Наконец, может быть, главное, что дал Гарвард: понимание объема мира, не укладывающегося в примитивные конспирологические теории, осознание того, что люди размышляли о сущностных вопросах до тебя и будут это делать после, что одной истины нет, а подходов к той же проблеме может быть N + 1 и многие из них могут оказаться правильными. И еще, что человек в клетке, за редчайшим исключением, хорошо думать, не говоря уже о том, чтобы созидать, — не может. Свобода — это не подарок, это то, что делает человека человеком. Отсюда, видимо, и решение Кремля не пускать студентов учиться в европы: многие знания — лишние для власти печали.

Судьба России в XXI веке
Справка об этом сайте.

Какое государство сложится в России в 21 веке: монархия, олигархия, деспотия, демократия, анархия или, может быть, клерикализм?
Петербургские политики и в настоящее время внимательно следят за судьбой России, помещают в этом блоге свои газетные вырезки, наблюдения, заметки, ссылки на интересные сообщения в Интернете, статьи, предложения.
Блог придуман после выборов в декабре 2011 года, которые, по мнению наблюдателей, были сфальсифицированы.
Народ возмутился столь явным обманом и вышел на митинги. Депутаты Ленсовета в то время сделали соответствующие заявления.


На страницах этого блога вы найдете интересные статьи:




Судьба революционных реформ в книге
«Колбасно-демократическая революция в России. 1989-1993»



The Fate of Russia in XXI Century
History of the online journal.

A group of deputies of Lensoviet 21 convocation today closely follow the fate of Russia, publish in this online journal his Offers, Notes, observation, links to interesting posts on the Internet, articles, press clippings.
What kind of state will become Russia in the 21st century: democracy, monarchy, anarchy, oligarchy, despoteia or, perhaps, clericalism?
Blog coined after the election in December 2011, which, according to observers were rigged.
The people protested so obvious fraud and went Square in Moscow and St. Petersburg. Deputies of in while made declarations.


On the pages of this Blog - publication about the Politics, Culture, History, War, Finance, Economy:




The fate of the revolutionary reforms in the book
«Sausage-democratic revolution in Russia. 1989-1993»

Комментариев нет :

Отправить комментарий