среда, 12 ноября 2014 г.

Страна чиновников и охранников

Способна ли страна, населенная чиновниками и охранниками, в которой делается все для уничтожения предпринима­тельской инициативы, развиваться и быть конкурентоспособной в глобальном масштабе? Этот вопрос задает экономист В.Иноземцев в своей статье, опубликованной в Интернете.


Почему российской экономике не поможет даже доллар за 90 рублей

Рейтинг-2014. Страны ранжированы по их "конкурентоспособности"
(Global Competitiveness Report 2014-2015, см. в тексте статьи ниже).
Отмечается, что за год сильно прибавила и перешла с 64 на 53 место. 



Владислав Иноземцев
Доктор экономических наук, директор Центра исследований постиндустриального общества
Рассуждения о том, что рубль переоценен, на руку российской власти. Они позволяют объяснить экономические проблемы неумеренными аппетитами граждан и бизнеса, при этом полностью оправдывая бездействие чиновников
11 октября 1994 года, двадцать лет назад, в ходе биржевых торгов в Москве доллар подорожал по отношению к российскому рублю на 38%. Это было воспринято как национальная катастрофа, а председатель ЦБ Виктор Гера­ще­нко лишился своей должности уже на следующей неделе. С начала июля 2014 года доллар взлетел на те же 38% – но президент зани­мался проблемами Донбасса, а монетарные власти излучали оптимизм.
Пока рубль обесценивался, часть экспертов впадала в панику, часть предлагала экзотические варианты спасения экономики, а некоторые выступали с объяснениями того, почему происходящее можно считать нормальным и не стоящим особого внимания. Стоит обратить внимание на недавнее выступление экономиста Максима Миронова в газете «Ведомости», суть которого сводилась к тому, что цены в России исключительно высоки, зарплаты непомерно раздуты, и потому рубль был обречен на радикальное удешевление.
Эта теория встает в один ряд и с другими построениями типа концепции «ловушки средних доходов» или российского «климатического проклятия», которыми у нас в стране привычно объясняются застарелые экономические проблемы. При этом никого не смущает, что в ту же «ловушку» почему-то не попала, например, Южная Корея, совершившая успешное путешествие из третьего мира в первый; а сложные климатические условия не мешают Аляске быть третьим по уровню благосостояния граждан штатом США, как не препятствуют они развитию Австралии или ОАЭ, где на кондиционирование производственных и офисных помещений тратится энергии больше, чем в Анкоридже или Якутске на их обогрев.
Однако стоит ли, как в упомянутом тексте, делать вывод о том, что валютный курс должен составлять 70–90 руб. за доллар, из того, что кофе в Москве сто­ит Є6–8 против Є4–5 в столицах Западной Европы? Почему бы тогда не посоветовать Банку Японии срочно играть против иены, учитывая, что поездка из аэропорта Нарита в Токио на такси может обойтись в ¥23–27 тыс. (Є165–190) и более, тогда как в европейских городах подобные поездки порой в разы дешевле? Да что там иена! А швейцарский франк? Цены в этой альпийской стране таковы, что Москва покажется раем. Почему конкурентоспособность Швейцарии и Японии (эти страны занимают в Global Competitiveness Report 2014-2015 соответственно 1-е и 6-е места) не страдает от дорогих иены и франка, а Россия «задыхается» при «переоце­ненном» рубле?
Относительная стоимость валюты – лишь один из элементов в большой экономической игре.
Есть и другие: чтобы быть конкурентоспособной, стране нужно:

  • структурно диверсифицироваться, 
  • усиливать внутреннюю конкуренцию, 
  • бороться с монополизмом, 
  • вводить диверсифицированные и стимулирующие экономику налоги (в той же Швейцарии федеральный налог с доходов, не превышающих 13 600 швейцарских франков в год (более 50 тыс. руб. в месяц), не взимается вообще, а НДС составляет 8%, а не 18%, как в России).


Нужно:

  • строго соблюдать права собс­твенности; создавать условия для открытия новых биз­несов;
  • поощрять не государственных монстров, но средних и мелких предпри­нимателей; 
  • не дискриминировать иностранных инвесторов, а воспринимать всех, кто вкла­дывает деньги в твою экономику, как своих. 


А если уж быть совсем откровен­ным, то пока страна не превратилась окончате­ль­но в богатую и про­цветающую, разумно ограничить расходы на военщину, пугающую сопредельные государства, – например, тем же 1% ВВП, каким вполне обходятся японские силы самообороны. И тогда повышение курсовой стоимости рубля отнюдь не будет тормозить хозяйственный рост.
Впрочем, попытка объяснить проблемы отечественной экономики «переоцененностью» рубля наверняка будет востребована. Ведь этот аргумент можно интерпретировать и по-другому: своими успехами страна обязана бескорыс­т­н­ым чиновникам, а проблемами – алчным гражданам и потерявшим всякий стыд предпринимателям. Такая позиция может понравиться власть имущим, но хозяйственных проблем страны она не решит.
К сожалению или к счастью, сегодня не 1994 и не 1998 год. Российская экономика стала совсем другой. Подъем 2000-х привел к восстановлению экономической активности. Дефолт конца 1990-х выз­вал продолжительный экономический бум потому, что казавшиеся прежде бесполезными производственные мощности, задействованные на 60–70%, в мгновение ока оказались ценным активом и были загружены новыми заказами. Взрывной рост цен на нефть, начавшийся с 2000 года, оказался столь благотворным не только сам по себе, но и потому, что спровоцировал рост добычи в 2001–2008 годах почти в полтора раза.
Сегодня этот эффект восстановления давно исчерпан, и ничто так и не помогло российской экономике развиться. Во многих отраслях ее показатели остаются на уровне РСФСР позднесоветского периода. В том легко убедиться, посмотрев на показатели добычи нефти и газа, жилищного строительства, внутренних пассажирских перевозок и многие другие. Населенная чиновниками и охранниками стра­на, в которой делается все для уничтожения предпринима­тельской инициативы, не может развиваться. И ее, разумеется, не подтолкнет к развитию даже девальвация последних месяцев.
Хотя, возможно, именно так рассуждает сегодня российская власть, полагая, что россияне – как предприниматели, так и простые люди – не до­стойны к себе ответственного человеческого отношения; что бизнес существует не для развития общества, а в лучшем случае для наполнения бюджета; что граждане должны надеяться на лучшее будущее, а не реально в нем жить; что обещания ру­ководства можно выполнять не через реальное доведение доходов до обозначенных ори­ентиров, а посредством обесценения рубля, которое позволит достичь намеченного раньше срока и ничего при этом не делая.
Власть сохраняет показательное спокойствие – но не потому, что знает, как в долгосрочной перспективе выйти из того состояния, в котором пребывает страна. Экономика продолжит развиваться так, как развивалась все годы путинского правления: от кризиса к кризису, но в целом не выходя за пределы того, чего когда-то уже достигала. И чем серьезнее окажутся будущие потрясения, тем более убежденно будут звучать голоса, утверждающие, что все дело в зажравшемся народе. Ну и действительно, а если не он, то кто?

Примечание.

Тем временем доллар продолжает укрепляться. В начале ноября многие валюты экономически благополучных и сильных стран заметно подешевели относительно валюты США.
Россияне сдержанно отреагировали на рост нацвалюты. В понедельник 10 ноября доллар подешевел на два рубля. В блогах появились сообщения, что возле банкоматов в Москве выстроились очереди.
Население России финансовой грамотностью не блещет, его даже 2008-2009 год ничему не научил. Ведь у нас по-прежнему доля валютных вкладов менее 20%, менее пятой всех вкладов. Это показатель какой-то совершенно откровенной простодушности населения, которое легко «купить» чуть более высокими процентными ставками.
Но эти выгоды чуть-чуть более высоких процентных ставок уничтожаются сразу за много лет, накопленный эффект уничтожается буквально в считанные дни мощной девальвацией, что мы и видели в последнее время. В последние дни покупали по 2 млрд долларов в день. То есть покупали по максимуму, а сейчас побегут продавать на минимуме. Это у нас стандартно. То есть когда все ринулись покупать доллары, это верный признак того, что надо доллары продавать.

The Global Competitiveness Report 2014 - 2015

The Global Competitiveness Report 2014 - 2015 assesses the competitiveness landscape of 144 economies, providing insight into the drivers of their productivity and prosperity. The Report series remains the most comprehensive assessment of national competitiveness worldwide.

It is being launched at a time when the global economy seems to be finally leaving behind the worst and longest-lasting financial and economic crisis of the last 80 years. However, this resurgence is moving at a less decisive pace than it has after previous downturns, and heightened risks looming on the horizon could derail the global recovery. Much of the growth in recent years has taken place because of the extraordinary and bold monetary policies in countries such as the United States, Japan, and the United Kingdom. As the economy improves in these countries, a normalization of monetary policy with tightening financial conditions could have an impact on both advanced and emerging economies. Moreover, the strained geopolitical scenarios with rising tensions in a number of regions can also have negative consequences for the global economic outlook. Finally, many countries are suffering from accelerating income inequalities; often these inequalities are lasting effects of the crisis that are creating domestic social tensions with potential global consequences.

This year’s Report provides an overview of the competitiveness performance of 144 economies, and thus continues to be the most comprehensive assessment of its kind globally. It contains a detailed profile for each of the economies included in the study, as well as an extensive section of data tables with global rankings covering over 100 indicators. This Report is one of the flagship publications within the Forum’s Global Competitiveness and Benchmarking Network, which produces a number of related research studies aimed at supporting countries in their transformation efforts and raising awareness about the need to adopt holistic and integrated frameworks for understanding complex phenomena such as competitiveness or global risks.

Источник: www.weforum.org

Судьба России в XXI веке
История создания сетевого журнала.

Депутаты Ленсовета 21 созыва и в настоящее время озабоченно следят за судьбой России, помещают в настоящем сетевом журнале свои заметки, статьи, наблюдения, ссылки на интересные сообщения в Интернете, газетные вырезки, предложения.
Блог начат после выборов в представительные органы власти в декабре 2011 года, которые, по мнению наблюдателей, были сфальсифицированы.
Народ возмутился столь явным обманом и вышел на площади в Москве и Петербурге. Депутаты Петросовета в то время сделали соответствующие заявления.
Каким государством станет Россия в 21 веке: деспотия, олигархия, анархия, демократия, монархия или, может быть, клерикализм?


На страницах этого сетевого журнала - публикации о войне, культуре, экономике, истории, финансах, политике:




Новейшая история России в книге
«Колбасно-демократическая революция в России. 1989-1993»



The Fate of Russia in XXI Century
Information about this site.

What kind of state will become Russia in the 21st century: despoteia, monarchy, democracy, anarchy, oligarchy or, perhaps, clericalism?
Blog created after the election to representative bodies in December 2011, which, according to observers were rigged.
The people protested so obvious fraud and went Square in Moscow and St. Petersburg. Deputies of in December 2011 made declarations.
A group of deputies of Lensoviet 21 convocation today closely follow the fate of Russia, publish in this online journal his links to interesting posts on the Internet, Notes, press clippings, Offers, articles, observation.


On the pages of this Blog - publication about the War, Culture, Finance, Politics, Economy, History:




The fate of the revolutionary reforms in the book
«Sausage-democratic revolution in Russia. 1989-1993»



Комментариев нет :

Отправить комментарий