воскресенье, 9 ноября 2014 г.

Свобода или Родина?


Историк Д.Коцюбинский поднимает в своей новой книге вопрос, который я заострил ещё в 2012 году. Сформулировать тезис обмена властных полномочий на гарантии либерализма можно примерно так:

"Кто отдает предпочтение Свободе, уступая Родину властвующей элите, тот вскоре потеряет и Родину, и Свободу".

 Даниил Коцюбинский.
ЧТО ВАЖНЕЕ — РОДИНА ИЛИ СВОБОДА?

Очаги сепаратизма в Европе. Начало 21 века.



Извлечение из книги "Глобальный сепаратизм — главный сюжет XXI века" / Даниил Коцюбинский. — Москва : Фонд «Либеральная Миссия», 2013. — 132 с.

Эта книга — попытка спрогнозировать изменение политической карты мира в XXI веке, а также предсказать момент наступления следующего общемирового революционного всплеска.
Отправной точкой анализа служит описание «молодежных циклов новейшей истории», происходящих на протяжении XX века и в начале XXI столетия каждые 21–23 года. Проводится связь между очередным «молодежным подъемом» (2012–2015) и продолжающимся
развитием общего кризиса национального государства, который обозначился еще в 1990-е годы.
Анализируется рост «анархических» сил и тенденций — как чисто протестных (социал-анархистских), так и обладающих позитивной политической программой (регионально-сепаратистских). Особый раздел посвящен анализу ближайших перспектив Российской Федерации. Во-первых, в свете вышеописанных общемировых трендов. Во-вторых, вследствие развития внутренних противоречий, толкающих постимперию «ордынского типа» к неизбежному распаду.

В пользу предположения о неизбежности распада Российской Федерации свидетельствует прежде всего тот факт, что в историческом плане она продолжает традицию имперской государственности, основы которой были заложены более 500 лет назад. А это значит, что помимо внешнеполитических обременений, доставшихся РФ «по наследству» от СССР [1] и Российской империи [2], Российская Федерация вместе со статусом «государства-продолжателя» [3] унаследовала и те внутренние противоречия, которые на протяжении XX века уже дважды — в 1917 и 1991 годах — приводили к распаду российского государства.
Самым тяжким среди этих «родовых недугов» является «генетическая» неспособность российского государства к полноценной (то есть не только социально-экономической, но и социально-политической) модернизации.
Ибо в случае вступления России на этот путь автоматически запускается механизм нагнетания неразрешимого внутриполитического конфликта, обрекающего государство на неизбежный взрыв и разрушение.

1. «Российская Федерация продолжает осуществлять права и выполнять обязательства, вытекающие из международных договоров, заключенных Союзом Советских Социалистических Республик» (Письмо МИД России от 13 января 1992 года № 11/Угп). URL: http:// iv.garant.ru/SESSION/PILOT/main.htm 
2. «…C международно-правовой точки зрения Российскую Федерацию можно рассматривать преемником Российской Империи только в пределах тех прав и обязательств, которые были признаны в свое время СССР и затем перешли к ней в порядке правопреемства после 1991 года, а также в пределах тех обязательств Российской Империи, которые Россия согласилась принять на себя в добровольном порядке» (Нигматуллина З.Б., заместитель начальника Правового управления Совета Федерации РФ — начальник отдела. Комментарии Правового управления Аппарата Совета Федерации Российской Федерации на справку МВД России).
URL: http://www.savelev.ru/journal/case/ attachment/?caseid=49&id=17 
3. См.: Федеральный закон от 15 июля 1995 года № 101-ФЗ «О международных договорах Российской Федерации» (с изм. и доп.). 
URL: http://constitution.garant.ru/act/base/10103790  


Весь ход российской истории последних двух столетий выявляет неизменно срабатывающую закономерность. Любые попытки правительства осуществить либерально-конституционное реформирование страны (в эпохи Александра I, Александра II, Николая II, Михаила Горбачева, Бориса Ельцина) неизменно оборачивались возникновением и нарастанием взрывоопасных внутренних конфликтов сразу по двум силовым линиям: власть — общество и центр — окраины. И наоборот, подморожение внутриполитических конфликтов и стабилизация всякий раз оказывались следствием подавления общественных свобод, что, в свою очередь, ставило крест на перспективах успешной гражданско-политической модернизации страны.
Неспособность российского государства осуществить комплексную модернизацию неизменно оборачивалась нарастающей отсталостью в экономической и военно-технической сферах. Что, как нетрудно понять, рано или поздно подрывало основу геополитических амбиций российской державы, являющихся ее идеологическим фундаментом.
Налицо, таким образом, своего рода квадратура порочного круга. Интересы конкурентоспособного развития России требуют, особенно в XX–XXI столетиях, ее полноценной, в том числе гражданско-политической, модернизации.
Однако проведение социально-модернизационных реформ неизменно ведет к нарастанию неразрешимых внутренних противоречий, за которым следуют глобальный политический взрыв и распад российского государства [1].
Причины такого, в общем, пессимистического положения дел лежат на поверхности. А точнее — на поверхности бескрайнего евразийского пространства, «придавленного» вертикально интегрированной пирамидой архаичной имперской государственности.
Московская держава (включая ее «петербургский зигзаг») изначально была соединена и на протяжении веков скреплялась исключительно железом и кровью. В 1917–1921 годах рухнувшую империю воссоздали большевики, которые в течение семи десятилетий удерживали ее в состоянии тоталитарной заморозки. После окончательного оформления Российской Федерации как «единого и неделимого» авторитарного государства, то есть начиная с 1993– 1994 годов, силовая компонента также стала одним из важнейших инструментов сохранения относительной внутриполитической стабильности державы.
В фатальной тяге России на протяжении всех веков ее истории к перманентному подавлению политических свобод ничего мистически необъяснимого  нет: политическая свобода разъедает жесткие авторитарные системы (особенно империи), подобно кислоте, и единственный способ остановить этот процесс — подморозить страну, то есть отказаться от ее демократизации, а значит, и от ее полноценной модернизации.
Однако модернизация необходима и…

1. Характерно, что ключевое макроэкономическое преобразование, позволившее сделать радикальный шаг на пути перехода к современной рыночной модели экономики — ценовая реформа 1992 года, — явилось прямым следствием только что состоявшегося развала СССР. Затем процесс политической дезинтеграции империи был остановлен, и вместе с этим стали тормозиться и искажаться все либерально-демократические преобразования.



 …И потому перед очередным поколением россиян, вступающим в очередную эпоху реформаторских пертурбаций, встает все та же дилемма: что выбрать — Родину или Свободу? А точнее, какую Родину выбрать — единую, неделимую и несвободную — или же свободную, но уменьшившуюся территориально? Мысль о том, что именно огромная территория, а также этноконфессиональная и региональная разношерстность обрекают Россию на гражданскополитическую скованность и вечное отставание от ведущих мировых держав, активно обсуждалась еще в начале XX века. При этом авторы, придерживавшиеся зачастую различных идеологических установок, в данном случае парадоксальным образом рассуждали практически в унисон.
«Основное несчастие России в том, что она растянута в пространстве до последнего предела натяжения, до разрыва, — писал русский националист Михаил Меньшиков. — Силы великого племени, приложенные к столь неизмеримой площади, в каждой точке сводятся почти к нулю. <...> Из необъятного протяжения России вытекает не только общая бедность, но и пестрота страны, отсутствие физического единства, физической целостности. Отсюда же наша национальная слабость и пестрота, отсутствие морального единства. Самая превосходная политика не даст нам мощи тех наций, что выработались на небольшой территории. <...> Россия одна из тех незадачливых народностей, которые слишком широко разбросались — чисто пространственно — и утратили в немалой степени цельность своих частей. <...> В необъятном государстве, каково наше, слабые провинции живут на счет сильных. Бездеятельные области паразитничают на хребте трудолюбивых. <...> Разве Финляндия даровитее Вятской или Вологодской губернии? Конечно, нет. Весь секрет в том, что Финляндия живет для Финляндии, тогда как всякий ‘’Русский Манчестер’’ обложен соседним Пошехоньем и связан с ним круговой порукой. Пошехонью это выгодно, для Манчестера — гибель» [1].
1. Цит. по: Коцюбинский Д.А. Утопия русского консерватизма: на примере партии «Всероссийский национальный союз» (1908–1917) / под ред. Ю.Н. Солонина // Философия и социально-политические ценности консерватизма в общественном сознании России (от истоков к современности) : сб. ст. Вып. 1. СПб. : Изд-во С.-Петерб. гос. ун-та, 2004. С. 87–88.
URL: http://anthropology.ru/ru/texts/kotsyubinsky/conserv_06.html




«…Необъятные пространства России тяжелым гнетом легли на душу русского народа, — развивал тот же, по сути, антиимперский дискурс близкий к конституционным демократам Николай Бердяев. — В психологию его вошли и безграничность русского государства, и безграничность русских полей… Формы русского государства делали русского человека бесформенным. 
Смирение русского человека стало его самосохранением. Отказ от исторического и культурного творчества требовался русским государством, его сторожами и хранителями… Эти необъятные русские пространства находятся и внутри русской души и имеют над ней огромную власть. Русский человек, человек земли, чувствует себя беспомощным овладеть этими пространствами и организовать их. Он слишком привык возлагать эту организацию на центральную власть, как бы трансцендентную для него. <...> Огромность русских пространств не способствовала выработке в русском человеке самодисциплины и самодеятельности, — он расплывался в пространстве. И это было не внешней, а внутренней судьбой русского народа, ибо все внешнее есть лишь символ внутреннего… Сами эти пространства можно рассматривать как внутренний, духовный факт в русской судьбе. Это — география русской души» [1].
Из такого рода рассуждений с неизбежностью вытекал еретический, с точки зрения догмата о «единой и неделимой» (которого, напомню, придерживались в начале XX века все «системные политики», включая и русских националистов, и кадетов), вывод: о необходимости «расчленения» Великой России на более компактные и хозяйственно самодостаточные образования. Вот как писал об этом М.О. Меньшиков: «При удельной [то есть политически децентрализованной. — Д. К.] системе… мы имели бы отбор сильных областей и только сильных. Погибающие слабые местности уступали бы землю сильным соседям, и от разных Пошехоний не осталось бы и следа. В общих интересах нации это был бы чистый выигрыш. Население государства, может быть, было бы меньше количеством, но несравненно выше качеством» [2].

1. Бердяев Н.А. О власти пространств над русской душой : сб. ст. (1914–1917). OCR: Наталья Корчагина. URL: http://lib.ru/HRISTIAN/BERDQEW/rossia.txt
2. Цит. по: Коцюбинский Д.А. Утопия русского консерватизма… С. 88. URL: http:// anthropology.ru/ru/texts/kotsyubinsky/conserv_06.html 


Полностью читать: http://www.liberal.ru/upload/files/Kocubinskiy_D.pdf

Судьба России в XXI веке
История создания сетевого журнала.

Каким государством станет Россия в 21 веке: демократия, анархия, деспотия, монархия, олигархия или, может быть, клерикализм?


Блог начат после выборов в представительные органы власти в декабре 2011 года, которые, по мнению проигравших партий, были сфальсифицированы.
Народ возмутился узурпацией власти и вышел на площади в Москве и Петербурге. Депутаты Петросовета в то время сделали соответствующие заявления.
Петербургские политики и сегодня озабоченно следят за судьбой России, публикуют в настоящем сетевом журнале свои предложения, ссылки на интересные сообщения в Интернете, заметки, газетные вырезки, статьи, наблюдения.

На страницах этого блога - публикации о финансах, культуре, истории, экономике, войне, политике:




Новейшая история России в книге
«Колбасно-демократическая революция в России. 1989-1993»



The Fate of Russia in XXI Century
History of the online journal.

Blog created after the election in December 2011, which, according to lost parties were rigged.
The people protested usurpation and went Square in Moscow and St. Petersburg. Deputies of in December 2011 made declarations.


A group of deputies of Lensoviet 21 convocation (powers from 1990 to 1993) currently preoccupied follow the fate of Russia, put in this online journal his observation, links to interesting posts on the Internet, press clippings, Offers, Notes, articles.
What kind of state will become Russia in the 21st century: democracy, monarchy, despoteia, oligarchy, anarchy or, perhaps, humanism?

On the pages of this Blog you will find interesting articles:




Modern History of Russia in the book
«Sausage-democratic revolution in Russia. 1989-1993»


Комментариев нет :

Отправить комментарий