пятница, 1 ноября 2013 г.

Россия - феодальная держава

«Феодализм уже давно наступил»
Интервью с Владимиром Сорокиным в журнале The New Times о новом романе, российском средневековье и спасительном юморе.


Владимир Сорокин в Италии. 2012 г.
В «Теллурии» мы встречаемся с Новым Средневековьем на просторах Евразии и Северной Америки. В середине 20-х годов прошлого века о его приходе говорил Николай Бердяев. Вы это вспоминали, когда писали роман?

О Бердяеве не очень вспоминал, хотя, конечно, он многое предсказал про приход средневекового сознания и в России, и в Германии. Я скорее доверял своей интуиции и старался просто почувствовать ветер времени. А он, как мне кажется, дует в сторону Средних веков. Это связано с тем, что идея глобализации при столкновении с реальностью начинает рушиться, противостояние двух цивилизаций, христианской и исламской, становится все более жестким. Симбиоза не получается. Но «Теллурия» — это не прогноз, а попытка поставить вопрос художественными средствами. Если говорить о России, то здесь феодализм уже давно наступил. Принципы власти, производства и социальных отношений у нас во многом феодальные, и это не может не влиять на Европу. Тут мы ее обгоняем и тянем за собой.

Но в романе некоторый симбиоз христианства и ислама все-таки достигается, когда в Рейнской Германии хорошие мусульмане вместе с хорошими христианами восстают против плохих мусульман — талибов и ваххабитов…

И строят новый мир. Да. В романе это удается.

А в жизни удастся?

Это уже не ко мне вопрос. Я лишь фантазирую на тему будущего, но я не политолог, не историк, чтобы профессионально рассуждать о настоящем. У писателя свои инструменты. Хотя, сдается мне, настоящее так многослойно, что даже историку разглядеть его трудно. И уж совсем трудно что-то предсказывать. Что будет с Россией — сейчас не знает никто.

Знаки беды

Не кажется ли вам, что нынешние погромы в Бирюлеве — из этого «средневекового» сценария, ведущего к распаду государства?
Это все знаки нашего российского неблагополучия, приближение средневековья: народные бунты, войны феодалов, переселение народов, религиозное мракобесие, и при этом сакрализация высоких технологий, как нового волшебства.
Скорее генная инженерия: появляются большие люди — великаны и маленькие люди — карлики. Гигантские животные и люди-животные, зооморфы, которые заменяют машины, так же как биотопливо заменяет в романе нефть и газ.

Если предположить, что нефть и газ кончатся (да и другие источники энергии не бесконечны), можно с легкостью предположить, что человечество опять пересядет на лошадей. После распада империй, а Евросоюз формально тоже можно отнести к империям, наступает, как обычно, великое переселение народов, и вовсе не обязательно, чтобы эти народы ехали к своим новым землям на мерседесах и фольксвагенах. Они могут перемещаться и на лошадях, и на ишаках, и на верблюдах, а может быть, даже на собаках. Придется для этого вырастить больших собак или трехэтажных верблюдов — актуальная задача перед генной инженерией будущего. Я думаю, что не только в России история может соскочить с восходящей спирали на круговое движение, а потом и на обратную спираль. Чувствуется, что внутренне люди уже давно готовы к этому — к Новому Средневековью.

В романе есть мысль о том, что человек, человеческая жизнь стали слишком технологичны. Человек все больше лишается своей уникальности, неповторимости, свободы воли.

Я думаю, что погружение в средневековое сознание — это как раз попытка преодолеть технологизацию. Попытка возвращения человека и окружающего его мира к человеческому размеру. В этом, собственно, и заключается новая утопия. Я бы все-таки назвал свой новый роман утопией, а не антиутопией. Глобализация предполагает эволюцию человека в сторону технологического рая, то есть когда человек с его потребностями, желаниями, помыслами и надеждами становится просто суммой технологий. Любовь, оказывается, это просто комбинация химических реакций. Новое Средневековье — это молот, разбивающий такие представления о человеке.

Спасительный кислород

Николай Бердяев в своем предсказании Нового Средневековья все-таки ошибся. Тоталитарные режимы рухнули, а Европа не раздробилась на новые феодальные княжества.

Бердяев ошибся геополитически, но он не ошибся в этических категориях. Геополитически Россия после революции сохранила имперский статус, но во внутренней государственной структуре она стала следовать средневековой феодальной этике. Носителями идеологии Нового Средневековья стали миллионы крестьян, которые хлынули в города и в 30-е годы XX века сокрушили то, что еще оставалось в России от европейской науки, культуры, религии и бытовой этики. Миллионы новоиспеченных партократов, инженеров, ученых, писателей, художников, кинематографистов, поэтов с крестьянской жестокостью и нахрапистостью утвердили идеологию нового средневекового сознания. Вспомним таких персонажей, как Лысенко, Жданов, Хрущев, Демьян Бедный, Каганович, Сурков, Фадеев, Пырьев, Хренников. Практически были обращены в средневековье все сферы социальной и культурной жизни. Лозунг «Генетика и кибернетика — продажные девки империализма!» — чисто средневековый. Философия как наука была практически растоптана сталинскими сермяжными «хвилософами». Поэтому Россия в отличие от Европы уже давно готова к Новому Средневековью.

В «Теллурии» гораздо больше юмора, чем, скажем, в «Дне опричника». Особенно мне понравилась прокламация к «большим» в Берне, где великанов просят «приходить только с дубинами, без холодного и огнестрельного оружия», поскольку «поход должен носить сугубо мирный характер». Для чего вам нужен юмор?

Новое Средневековье не помещается в жанр сурового реализма, и в конце концов мне не хотелось писать сумрачный средневековый роман. В прежние века юмор был спасительным кислородом. Вспомним хотя бы Рабле. Без юмора это мрачный и тягостный мир. А Новое Средневековье, пожалуй, поинтереснее и посмешнее будет. Сочетание генной инженерии и высоких технологий с гужевым транспортом и домостроем — гротеск, к которому вроде бы трудно привыкнуть. Но человечество рано или поздно привыкает к любому гротеску, обживая его. И это смешно.

Почему вы выбрали такую форму — роман в рассказах?

Я бы не называл их рассказами. Это пятьдесят жанровых срезов нового мира, каждый из которых — мини-роман. Герои и сюжеты не повторяются. Я вертел эту идею с разных сторон, пытаясь определиться с формой, но в результате влезла она только в такую слоистую жанровую конструкцию. Такой мир может существовать только в виде пазла. В этом есть и логическая обусловленность, и параллель с идеей раздробления больших государств на малые княжества.

А можно ли вообще назвать «Теллурию» романом?

Можно. В наше время роман мутирует, чтобы выжить, и ищет новые формы существования. «Теллурия» — одна из подобных мутаций.

Судьба России в XXI веке
Справка об этом сайте.

Каким государством станет Россия в 21 веке: монархия, анархия, демократия, олигархия, деспотия или, может быть, клерикализм?
Петербургские политики и в настоящее время внимательно следят за судьбой России, публикуют в этом блоге свои заметки, газетные вырезки, предложения, наблюдения, ссылки на интересные сообщения в Интернете, статьи.
Блог начат после выборов в декабре 2011 года, которые, по мнению проигравших партий, были сфальсифицированы.
Народ возмутился узурпацией власти и вышел на площади в Москве и Петербурге. Депутаты Петросовета в то время сделали соответствующие заявления.

На страницах этого сетевого журнала вы найдете интересные статьи:




Судьба революционныж реформ в книге
«Колбасно-демократическая революция в России. 1989-1993»

The Fate of Russia in XXI Century
Philosophy of blog.


Blog created after the election in December 2011, which, according to lost parties were rigged.
The people protested so obvious fraud and went rallies. Deputies of in while made declarations.
A group of deputies of Lensoviet 21 convocation (powers from 1990 to 1993) currently closely follow the fate of Russia, publish in this blog his links to interesting posts on the Internet, press clippings, observation, Offers, Notes, articles.
What kind of state will become Russia in the 21st century: democracy, monarchy, despoteia, oligarchy, anarchy or, perhaps, humanism?

On the pages of this Blog - publication of the Finance, Economy, War, Politics, Culture, History:




Modern History of Russia in the book
« Sausage-democratic revolution in Russia. 1989-1993»


Комментариев нет :

Отправить комментарий