пятница, 8 ноября 2013 г.

Популяционная генетика протеста


Главы из книги.

Глава 3.2.

 Откуда же берутся в обществе бунтовщики, чем они отличаются от прочих, «мирных» граждан? С какой периодичностью их концентрация в народе и активность обусловливает в стране революционный способ смены власти? Эта проблема имеет существенное значение не только для понимания, что же произошло в СССР 25 лет назад, но и для ответа на вопрос, не случится ли подобное в обозримом будущем уже в России. Ведь без бунтовщиков никакая революция просто невозможна. Без людей активных, совестливых и способных на смелые поступки, скорее, произойдет загнивание, распад или медленное угасание социальной системы. При этом, хотим ещё раз повторить, что мы, говоря «бунтовщик», не придаем этому термину какой-либо уничижительный или иронический оттенок. 
Может быть, на поставленные вопросы поможет найти ответы популяционная генетика?
Человек – существо биологическое. Он подчиняется и следует законам биологии, а его черты характера, психофизиологические особенности организма наследуются от родителей. Полтора века назад Чарльз Дарвин был убежден, что поведение человека имеет наследственный характер. Его двоюродный брат Фрэнсис Гальтон исследовал происхождение и родословную талантливых людей, измерял совокупный ум целых народов и был в итоге осужден потомками как основоположник расизма и нацизма! В настоящее время ученые продолжают изучать этот скользкий вопрос и находят гены, отвечающие за наши психические черты. «Бунтовщик» и «революционер» – это целый букет особых свойств характера, комплекс психофизиологических черт организма, отвечающих за его реакцию на те или иные воздействия природной или социальной среды. Мы будем называть людей, обладающих свойствами лидера, активных и достаточно храбрых, чтобы бросить вызов общественной нравственности, религиозной догматике, шаблонам социального строя, пассионариями.
Л.Н.Гумилев
Качества человека, приводящие его в лагерь антикратиков, Л.Гумилев предложил называть пассионарностью. Этот замечательный российский этнограф и историк ввел термин «пассионарность» с целью объяснить причины возникновения и эволюции различных народов на нашей планете. Мы будем называть пассионарностью внешнее проявление определенных генов человека, которые в совокупности определяют, например, стремление к «свободе», то есть к обеспечению полного контроля над собственной жизнью. Пассионарность, как свойство человеческой психики, толкает людей на отважные поступки, зачастую не приносящие сиюминутной личной выгоды. Пассионарии первыми отправляются в далекие и опасные путешествия, бросаются на врага, ломают головы над изобретениями в технике или социальной сфере, надеясь «осчастливить» человечество.
Поведенческая генетика – наука, изучающая наследование характера, темперамента, особенностей поведения. Как и психология, поведенческая генетика не дает однозначных и определенных ответов. Сам механизм наследования темперамента, наклонностей и пристрастий долгие годы оставался загадкой. Мы в нашей книге, разумеется, не намерены опровергать генетиков, опережать биологов и провозглашать какие-либо открытия. Нельзя, однако же, не коснуться вопроса, в чем причина появления в обществе антикратиков, откуда же в нашей стране, в других странах, в любом обществе берутся бунтовщики? Ни в школах, ни, тем более, в вузах их не воспитывают и не обучают. И все же в жизни мы встречаем людей неуравновешенных, капризных, привередливых, терзаемых муками творчества или уезжающих в дальние края «за туманом». Более того, вдруг «ни с того ни с сего» на улицы высыпают молодые протестующие. А спросишь их, чем они недовольны и что предлагают взамен, мало кто из них ответит что-либо вразумительное. Похоже, что их увлекает сам процесс бунта, а не его цели и последствия. Это и есть пассионарии!
Здесь мы позволим себе сделать ряд предположений, которые могут быть полезны для понимания природы движущих сил революции.
Сначала попробуем описать психологический тип пассионария, потенциального бунтовщика. В литературе эти люди описаны многими классиками, потому что они встречались и сильно влияли на человеческое общество всегда. Например, Ф.Достоевский в романе «Записки из мертвого дома» полагает, что бунтовщик – это, прежде всего раб своих прихотей.
«В данную минуту ему захотелось выпить, а потому нужно было украсть; в другое время он не дотронулся бы и до мешка с золотом».
«Такие люди, – поясняет писатель, – проявляются и действуют во время беспорядков, бунтов; тогда они находят самую подходящую для себя деятельность. Они не говорливы и не могут сделаться инициаторами или вожаками восстания, но они, зато, действуют просто, без фраз, без шума, без страха и размышления, с открытой грудью бросаясь на первое встреченное препятствие. А другие смело следуют за ними вплоть до неприступной стены, у подошвы которой и оставляют чаще всего свою жизнь».
Какими элементарными чертами характера должен обладать типичный «ниспровергатель общественных устоев»? Не претендуя на полноту, лишь назовем некоторые из этих признаков. Поместим их в левую колонку. Справа указываем противоположную черту характера, которая должна преобладать в массах «смирного» населения. Возможно, некоторые признаки синонимичны.

Стремление к новизне (филонеизм),
ветреность
<-> Постоянство, однолюбие,
боязнь нового (мизонеизм)
Альтруизм, в частности,
согласие работать ради идеи,
а не ради личной выгоды
<-> Эгоизм, практичность
Щедрость, бескорыстие <-> Алчность, расчетливость
Любопытство <-> Равнодушие
Строптивость <-> Покорность
Любовь к авантюрам,
храбрость
<-> Осторожность,
предусмотрительность
Стремление лидировать <-> Желание следовать за лидером,
подражать кумиру
Критичность к начальству <-> Чинопочитание
Агрессивность <-> Пассивность, миролюбие
Радикализм, способность
решительно действовать
<-> Консерватизм, инертность,
желание жить, избегая тревог,
по привычному графику
Нетерпеливость, стремление
быстро исполнять свои желания
<-> Терпение, способность к постоянному,
планомерному труду

Перечень этих признаков, разумеется, не является исчерпывающим. Для нас важно, что ученые сегодня уже выяснили, какие гены в организме человека, какие белки, ферменты ответственны за тот или иной психофизиологический признак. Эти свойства или психофизиологические составляющие фенотипа свойственны в той или иной мере всем пассионариям. Те из пассионариев, кто становится политиком, скорее примкнут к лагерю революционеров и бунтовщиков, хотя и среди прократиков также могут встречаться пассионарные лидеры партий и фанатичные защитники режима.
Оказывается, науке уже известны гены, которые определяют некоторые из перечисленных выше признаков. Так, врач Ф.Убеда и эволюционный биолог Э.Гарднер из Оксфордского университета показали, что эгоизм ребенок наследует от матери. Из демографического неравенства полов следует, что дети, которые проявляют альтруистичное поведение, получили отцовские гены альтруизма, а не материнские гены эгоизма.
Ленинградские генетики в 1989 году также исследовали генетику альтруизма у подростков и пришли к выводу, что альтруистические наклонности определяют два гена.
В 1996 году, сотрудники лаборатории доктора Д.Хэмера из США обнаружили связь между геном на хромосоме №11 и чертой характера, которую психологи определяют как «вечный поиск новизны». Следом удалось идентифицировать еще один ген, на этот раз на хромосоме №17, который, как оказалось, отвечает за состояние беспокойства и озабоченности.
Было обнаружено также, что один из генов, кодирующих белки-рецепторы дофамина, может существовать в разных аллельных формах (длинная и короткая). У людей-носителей длинной аллели чувствительность к дофамину понижена, а у индивидуумов с короткой аллелью – повышена. И это сильно сказывается на поведении человека. Люди с длинной аллелью больше склонны к поиску новых впечатлений, и это стремление к новизне проявляется во всех сферах жизни. Обнаруженный ген так и назвали «геном поиска новизны». Видимо, неслучайно у американцев длинная аллель гена рецептора дофамина встречается в 25 раз чаще, чем, скажем, у жителей Южной и Восточной Азии. Из истории мы знаем, как заселялась Америка европейцами. Кто ехал тогда в неизвестность в поисках денег и славы? Конечно же, в первую очередь, это были энергичные люди, склонные к авантюризму, любопытные и импульсивные. Вот они-то и внесли длинную аллель «гена поиска новизны» в современную американскую популяцию. Среди них можно отыскать много бунтовщиков и революционеров. А что мы знаем про революции в истории США? Политическое устройство этой страны обеспечивает мирную постоянную ротацию элиты и контрэлиты, отводя пассионариям из народных масс, роль болельщиков и выборщиков, наблюдающих за дебатами политических лидеров, тем самым удовлетворяющих свои потребности в зрелищах, соперничестве и новизне.
Генетики давно подметили, что преступные наклонности, связанные с физическим насилием, присущи некоторым людям от природы. Исследование одной датской семьи, несколько поколений мужчин которой были склонны к немотивированной физической агрессии, позволило обнаружить «ген агрессивности». Им оказался ген моноаминооксидазы – фермента, участвующего в проведении нервных импульсов.
Канадские ученые, изучая генетику лидерства и стремления к лидерству, доказали наследственное происхождение этих качеств. Как иллюстрацию к этому положению психологи приводят судьбу династии Кеннеди, члены которой из поколения в поколение передают своим потомкам этот самый «ген лидерства».
В отличие от гена, отвечающего, например, за цвет волос, найти в ДНК человека «ген лидерства», или «ген авантюризма», или «ген сильной воли» оказалось задачей куда более сложной. Это и не удивительно, ведь за духовные качества людей отвечают сразу многие гены, их комбинации многообразны, что весьма затрудняет селекцию в человеческом обществе, например, отбор законопослушных и начальстволюбивых обывателей, о которых так мечтали градоначальники в городе Глупове.
Прежде чем изложить нашу гипотезу о природе пассионарности в человеческих сообществах, напомним основные понятия генетики.
Фенотип – это внешнее проявление всех наших генов, то есть участков хромосом – молекул дезоксирибонуклеиновой кислоты, физического носителя наследственной информации, которые в сумме составляют генотип организма. Известно, что в ядре каждой клетки тела животного или растения содержится двойной набор хромосом, следовательно, все гены представлены попарно. Дело усложняется ещё и тем, что ген может иметь, по крайней мере, две аллели – доминантную и рецессивную. Проявляется в фенотипе только одна аллель гена. Если присутствует доминантная аллель, то включается именно она. Если же в организм от родителей попадут хромосомы, содержащие ген только в его рецессивной вариации, то проявляется уже рецессивная аллель. Работа доминантных или рецессивных аллелей выражается в различии признаков, составляющих фенотип организма.
В классических опытах чешского монаха Грегора Менделя по скрещиванию гороха гладкую форму семян определяла доминантная аллель (с тех пор обозначается прописной буквой, например, «А»), альтернативный признак – морщинистую форму – рецессивная аллель (обозначается строчной «а»). Рецессивный в данном контексте не означает «вредный», «ущербный», «плохой». А означает лишь то, что рецессивная аллель в присутствие доминантной не влияет на фенотип. Признак скрыт. Он подавлен альтернативным доминантным признаком.
В половых клетках присутствует только один набор хромосом, в половую клетку может попасть как доминантная аллель, так и рецессивная. При скрещивании происходит комбинирование в соответствии с математическими законами вероятности.
В терминах популяционной генетики население страны или части страны, которое отграничено от остального населения планеты политическими или природными барьерами, это – популяция. Общий генофонд популяции сравнительно стабилен, поскольку браки между иностранцами (иноплеменниками, иноверцами) – событие достаточно редкое по сравнению с браками между земляками или единоверцами.
Доминирование для понимания того, как сохраняется в нашем обществе ген (совокупность генов) пассионарности, важное понятие. Остановимся на нем подробнее.
Установлено, например, что черный цвет волос у людей – признак доминантный (А), а белый – рецессивный (а). Это означает, что в том случае, если человек имеет в своих клетках хотя бы одну доминантную аллель (А), то цвет его волос будет темным. Учитывая факт двойного набора хромосом возможны следующие комбинации аллелей: АА, Аа, аА, аа. Мы видим, что три из четырех комбинаций содержат А, следоветельно, дают фенотип с темными волосами. И только одна комбинация, где присутствует лишь рецессивная аллель этого гена – светлый цвет волос.
Означает ли это, что блондинки, в обеих хромосомах которых содержится только рецессивная аллель гена, определяющего цвет волос, «хуже» брюнеток? Вовсе нет, ведь иначе блондинок не брали бы на руководящую работу в правительство. Оставим доказательство обратного сочинителям анекдотов.
Разъясним далее, как может наследоваться и варьировать фенотип светловолосости. Читателям, изучавшим в школе основы генетики, хорошо знаком этот материал. Но вряд ли кто-то из них, наблюдая по телевидению репортажи о митингах или разгонах демонстраций, вспомнил и использовал эти хрестоматийные примеры, для объяснения происходящих в жизни политических конфликтов.
Вот, скажем, темноволосый юноша женился на блондинке. Какой прогноз дают в отношении цвета волос потомства этой пары генетики?
Брюнет может иметь два доминантных гена в своих хромосомах, то есть быть, как говорят биологи, гомозиготным. Но он может быть и гетерозиготным, то есть содержать в одной хромосоме доминантную аллель, а в другой хромосоме аллель рецессивную. И, всё равно, он будет «черноволосым мачо». Блондинка же определенно – гомозиготный организм, потому что только сочетание двух рецессивных аллелей обеспечивает светловолосый фенотип. Генетики про блондинку говорят, что признак «вышел в гомозиготу».
Для отличия обозначим гены мамы курсивом. Тогда будем иметь следующие возможные комбинации генов в организмах детей. Покажем в виде комбинаторных диаграмм возможное сочетание генов при скрещивании в первом и во втором случае:

Аа, Аа, аА, аА (1)
Аа, аа, аА, аа (2)

В первом случае все детишки будут черноволосыми, вероятность появления ребенка-блондина, если отец-брюнет гомозиготен, равна нулю.
Во втором случае, если брюнет гетерозиготен и носит в себе скрытый признак светловолосости, вероятность появления светловолосого ребенка равна, как видим, ½. Два варианта содержат доминантную аллель (А). Это будущие брюнеты. А два варианта – только рецессивные аллели (а). Это – блондины.
Мы должны помнить, что вероятность события приближается к теории только при большом количестве испытаний. У людей, как известно, детей не так много, как горошин на плети гороха. И, конечно же, многие читатели, вспомнив своих предков по мужской и женской линиям, начнут срамить авторов настоящей работы за несбывшиеся прогнозы относительно цвета волос у членов их семей.
Тем не менее, продолжим наш мысленный эксперимент с новобрачными. Возьмем да и женим заведомо гетерозиготных юношу и девушку. Что получится в потомстве этих двух темноволосых людей? Комбинации генов следующие:

АА, аА, Аа, аа (3)

Наблюдаем стандартное менделевское расщепление в пропорции 3:1. Вероятность, что родится брюнет ¾, вероятность, что на свет появится блондин ¼. Если бы женщины рожали, скажем, сто детей, то с большой долей уверенности мы могли бы ожидать в семье у двух гетерозиготных брюнетов появления 25 беленьких и 75 темненьких детишек.
Обратим внимание читателя на то обстоятельство, что больше всего комбинаций, показанных на диаграммах с 1, 2 и 3, - это гетерозиготы. Собственно, в популяциях именно гетерозиготные организмы и преобладают. Если не проводить специальную селекцию, то гетерозигот будет вдвое больше, чем гомозигот.
Оставим в покое блондинок и брюнетов, чтобы не обижать своим равнодушием рыжих, и вернемся к вопросу о пассионарности.
Ученые пришли к выводу, что психофизиологические особенности, поведенческие признаки определяются одновременно многими генами. Тем не менее, позволим себе, ради упрощения модели, предположить, что пассионарность – рецессивный признак. То есть, настоящий пассионарий является организмом, гомозиготным по рецессивным аллелям определенных генов. Как видно из предыдущих примеров фенотипических пассионариев в обществе проявится мало. Если бы дело обстояло иначе, и пассионарность определяли бы доминантные аллели соответствующих генов, как это предполагал Л.Гумилев, то людям было бы непросто ужиться. Большинство людей в этом случае постоянно бы ссорились, судились, дрались. Распадались бы семьи. Люди часто кочевали бы из города в город, меняли место работы и грубили начальству. Многие по причине своей авантюрности и бесшабашности с детства попадали бы в такие передряги, что не успевали бы оставить потомство, и род человеческий мало-помалу бы угас. Мы ведь не видим этого вокруг себя. Отсюда вывод, что задатки пассионарности у людей скрыты, этот признак рецессивен. И, поскольку гетерозигот среди людей большинство, скрытые пассионарии могут жить рядом с нами, но ни мы, ни они сами, об этом не знают. А узнать об этом смогут, лишь наблюдая своих детей, или вспоминая биографии своих родителей и дедов.
Из постулата о рецессивности аллелей генов, определяющих пассионарность, следуют два очень важных вывода. Прежде всего, постоянство и непредсказуемость появления пассионариев (антикратиков) в человеческой популяции. У тишайшего отца и скромнейшей мамы может вдруг родиться хулиганистый мальчишка, который, повзрослев, в зависимости от воспитания и жизненных обстоятельств, станет космонавтом, рекордсменом или пиратом, или дочь наподобие шекспировской строптивой Катарины, тогда как остальные сестры в этой семье сплошные Бьянки. Значит, родители были гетерозиготны по признаку пассионарности, и лишь один шанс из четырех был за то, что в этой семье родится лидер-смутьян. Посчастливилось!
Художественный пример появления пассионария среди мирных граждан придумал врач А.Розенбаум, который, наверняка, изучал генетику в медицинском вузе. Рассмотрим два куплета из его песни «Мы с ним росли в одном дворе» для иллюстрации научных тезисов, описанных выше.

Мы с ним росли в одном дворе.
И я раскрою вам секрет:
У нас с Семеном папа был один.
Ни он, ни я его не знал,
По детям папа не скучал,
Держал галантерейный магазин.

Отец этого выдуманного Семена был вполне мирным предпринимателем-торговцем, хотя и выказывал в своем фенотипе отдельные признаки пассионария – любил разнообразие, был многоженцем, воспитание детей его не занимало. Мама Семена работала буфетчицей. Тоже вполне мирная профессия. Отец определенно был гетерозиготен по признакам пассионарности, гетерозиготны были и мамы сводных братьев. Но «брат» Александр родился с более вероятной комбинацией генов. Один из трех вариантов с доминантной аллелью (см. диаграмму 3). Гены пассионарности оказались в нем в недостаточной, неполной или скрытой форме. Хотя и сочинял он по молодости песенки, непривычные для уха советского гражданина, но, повзрослев и поумнев, скорректировал свой репертуар. Он выучился на доктора, затем стал официальным эстрадным певцом и даже дошел до высокого ранга депутата Государственной Думы по списку партии «Единая Россия». Выдвиженцы этой партии, как известно, характеризуются достаточным консерватизмом, умеренностью и начальстволюбием.
Другой – фантастический сводный брат – стал убийцей, застрелил своего родного отца, носил в кармане финку и презентовал на Пасху знакомой девушке огнестрельное оружие (это уже из другой песни А.Розенбаума про того же лирического героя).
Вот и художественный образ типичного пассионария-антикратика, которому не по душе была и монархия, и буржуазное, и коммунистическое правительство.

Он риск искал, он риск любил,
И он с любою властью был
В принципиальных разногласиях.
За Николашкой он сидел,
Керенский дал ему расстрел,
Совдепы им Кресты украсили.

Методами воспитания в макаренковской школе, вероятно, радикальные наклонности, проявляющиеся в фенотипе этого юноши, можно было бы подавить, направить в созидательное русло, а поскольку рос Семен в неполной и неблагополучной семье, то и пути ему было лишь два: в бандиты или в террористы.


Живой пример из истории нашей родины: семья Ульяновых. Отец Илья Николаевич, поздний и последний ребенок в семье 60-летнего астраханского портного (бывшего крепостного) проявлял в жизни настойчивость, способность к обучению, окончил Казанский университет и дослужился по педагогической линии до чина действительного статского советника. Учитывая тот факт, что его отец, Николай Ульянин (дед В.И.Ленина) решительно обновил свой социальный статус – выкупился из крепостной зависимости задолго до отмены крепостного права в России, – уместно предположить, что очевидные наклонности пассионария у него проявлялись. Переданы эти гены по наследству были Илье Николаевичу, смирному, гетерозиготному карьерному госслужащему, достигшему уровня региональной политической элиты. Мать Мария Александровна Бланк из семьи нерусского врача, дослужившегося, впрочем, в России до потомственного дворянства, и матери-шведки, по всей вероятности, имела гетерозиготный генотип, включающий также определенные рецессивные аллели лидерства, свободомыслия и стремления к переменам. Ведь её родители, то есть предки Ленина по материнской линии, не раз переезжали на новое место жительства. Они стремились к тому, чтобы на новом месте улучшить свое материальное и общественное положение. В конце концов, даже приобрели небольшое имение в Симбирской губернии.
Супруги Ульяновы не выделялись среди современников какими-либо бунтарскими наклонностями, принадлежа к провинциальному дворянству, выслужившему свои привилегии, то есть к типу карьерных политиков, прократиков, довольных властью. Известность семье Ульяновых принесли их знаменитые сыновья-революционеры – Александр Ульянов и Владимир Ульянов (Ленин). А всего у них родилось восемь детей. Количество явно выраженных фенотипических пассионариев соответствует одной четвертой от всего количества детей, как показано на диаграмме 3. Это расщепление подтверждает наше предположение о гетерозиготности обоих супругов Ульяновых по признакам пассионарности. В их семье, в целом мирной и лояльной, появились на свет два ребенка-революционера из восьми. Может быть, диссидентами Сашу и Володю воспитала мама, или в симбирской гимназии учитель закона божьего внушил им, что хорошо бы царя убить? Вряд ли! Они были от рождения были пассионарии, и стечение обстоятельств, судьба сделала их не путешественниками или спортсменами, а политиками.

Семья Ульяновых. Шестеро детей из восьми. Двое умерли в раннем детстве.


Главное следствие рецессивности генов пассионарности – это невозможность удалить пассионарность из человеческой популяции путем репрессий, ограничения возможности размножаться или «отстрела» фенотипических пассионариев, как это делалось при Сталине. Сколько бы ни уничтожать антикратиков, остаются их дети, братья и иные родственники. И в патриотическом угаре можно предложить такие масштабы социальной мелиорации, на которые не решится ни один самый жестокий правитель-тиран. Революционеры и бунтовщики в обществе остаются всегда. Другое дело, что их пассионарность наиболее ярко и плодотворно проявляется в период революционного подъема, а также, возможно, разнообразных масштабных катаклизмов, таких как война, природная катастрофа или эпидемия.
Одно из основных положений популяционной генетики - закон Харди–Вайнберга - гласит, что в достаточно больших популяциях частота аллели не меняется из поколения в поколение. Многомиллионная страна это, как раз, и есть такая большая популяция. Кроме того, установлено, что в случае искусственного воздействия, селекции каждая популяция теряет генетическую изменчивость со скоростью, обратно пропорциональной ее численности.
Если страна открыта для миграции и достаточно многолюдна, то дрейф генов замедлен, то есть скорость ассимиляции или элиминации тех или иных аллелей, весьма незначительна. Если же население какой-либо территории по культурно-историческим или природным условиям отграничено от остального человечества, если на этой территории практикуются близкородственные браки, то в данной ситуации концентрация аллелей происходит с высокой скоростью. Со временем какие-то аллели определенного гена становятся редкими, а затем и вовсе исчезают. Другие же аллели, напротив, концентрируются в представителях этой изолированной популяции. Рецессивные аллели генов пассионарности, таким образом, могут накапливаться или же почти полностью исчезать в людях, принадлежащих к так называемым малым народностям. Только вот какие именно механизмы приводят к накапливанию или исчезновению пассионариев в малых популяциях, ученые пока не знают.
Напротив, для сколько-нибудь полного устранения признаков пассионарности из населения многонаселенной страны требуется слишком большой отрезок времени, равный, возможно, десяткам поколений. Ни один тиран-селекционер так долго не проживет.
Чем можно проиллюстрировать действие закона Харди-Вайнберга в человеческом обществе? Поведенческими реакциями представителей разных народностей.
Например, заходя в заполненный пассажирами трамвай, кто-либо попросит: «Ну, ты, козлина, подвинься!» Представитель народных масс многочисленной нации, в которой фенотипическое проявление пассионарности достаточно редко, поскольку эти рецессивные аллели рассеяны в популяции, хотя и не подвинется, в ответ лишь состроит рожки да, может быть, проблеет. И все засмеются. Если же подобное обращение услышит представитель немногочисленной народности, в которой концентрация рецессивных аллелей пассионарности велика, то этот человек, фено- и генотипический пассионарий, вытащит нож и зарежет острослова. И смеяться тут уже не над чем. И вот, что самое неприятное. Убийца, если рассудить без эмоций, не виноват, что комбинация генов в его организме побуждает его именно к такой поведенческой реакции. Он виноват лишь в том, что не смог противостоять велению генов. А ведь другим людям противостоять и не нужно.
Нам могут возразить, что поведение определяется в большей степени культурой человека, особенностями воспитания, и будут по-своему правы. Однако, не следует забывать, что культурные традиции и национально-религиозные поведенческие стереотипы легче воспринимаются людьми, обладающими близким генотипом, потому что и создавались предками, передавшими современному потомству свои наборы хромосом. Родителям легче воспитывать детей, похожих на них, и руки опускаются у старших, если уродится «трудный» ребенок.
Третий вывод, скорее, интимно-семейного значения, чем социально-политического, состоит в том, что в современном обществе большой концентрации пассионариев достигнуть не удастся. В популяции должны накопиться люди, гомозиготные по соответствующим аллелям. Для этого должны в достаточном количестве создаваться семьи, в которых оба супруга – пассионарии. Тогда у них с высокой степенью вероятности тоже пассионарии и родятся. Но, можно с уверенностью заключить, что такие семьи крайне неустойчивы. Общественный стереотип приучил нас к тому, что должен быть один лидер: муж или жена. В противном случае, как все знают, семья вскоре распадается. Может быть, даже и потомство на свет не успеют произвести? В любом случае, устойчивее те семьи, в которых один супруг фенотипически совершенно не пассионарий. А у таких пар вероятность рождения пассионария в лучшем случае составляет ½ (см. диаграмму 2), а может и вообще приближаться к нулю (диаграмма 1).
Завершая экскурс в биологическую науку, попробуем рассчитать, с какой частотой рождаются пассионарии, многочисленна ли армия антикратиков для будущего восстания? Если признак альтруизма, как говорилось выше, проявляется в случае выхода в гомозиготу двух генов, то вероятность рождения альтруиста равна 1/16. Добавим ещё два-три гена, гомозиготное состояние которых в сочетании необходимо для проявления пассионарности. Получим вероятность рождения пассионария равную 1/45, то есть приблизительно 1/1000. В России с населением 146 миллионов, следовательно, можно опасаться проживания с нами по соседству 146 тысяч пассионариев. Но все ли эти пассионарии станут политиками? Все ли пассионарные политики окажутся в лагере антикратиков? Следует учитывать также и то, что люди преклонного возраста и маленькие дети, как правило, в протестных акциях на площадях не участвуют, и надо вычесть не менее трети пассионариев из их общего числа, чтобы подсчитать, сколько бунтовщиков захотят принять участие в демонстрации, митинге или всероссийской революции.
Зависимость количества жителей России с признаками пассионарности
от количества генов, вышедших в гомозиготу 


Попробуем представить гипотетическое распределение соотечественников, склонных к лидерству, альтруизму, достаточно храбрых и способных участвовать в борьбе против угнетения народных масс элитой. На рисунке. по оси абсцисс отложим количество генов, определяющих степень пассионарности, одновременно вышедших в гомозиготу, по оси ординат количество тысяч жителей России с подобным сочетанием аллелей. Принимая во внимание то обстоятельство, что эти гены не обязательно сцеплены друг с другом, могут комбинироваться, приводя к фенотипу пассионария, следовало бы увеличить количество возможных обладателей фенотипа, начиная с трех генов в гомозиготе. Ведь, если добавление какого-либо иного гена в гомозиготе может заменить в фенотипе отсутствие гомозиготности по определенному гену, то следовало бы применить формулы комбинаторики. Однако, для целей настоящей книги подобное допущение не принципиально, ведь мы пока даже не знаем точно, сколько генов, в действительности, определяют психо-физиологические особенности человека, которого мы называем пассионарием-антикратиком.
Выход в гомозиготу двух генов, что, например, обусловливает фенотип альтруиста, можно предполагать у более чем 9 миллионов россиян. Гомозиготность по трем генам обнаружится у 2,28 миллионов, по четырем генам – у 570 тысяч и т.д. Всего лишь 2 тысячи россиян могут в нашей модели оказаться носителями сразу восьми генов, вышедших одновременно в гомозиготу. Эти люди проявят себя как рафинированные бунтовщики, антикратики, которых не устроит любая власть. Эти редкостные по своей страстности протестанты будут воспринимать остальной народ, конечно, как серую массу, досадуя на её покорность и политическую инертность.
Полученные результаты можно интерпретировать и так. В зависимости от степени недовольства, неважно по какому поводу, объективному или субъективному, на протест, на бунт поднимаются все новые и новые слои бунтовщиков – обладателей все меньшего и меньшего количества генов, вышедших одновременно в гомозиготу. Как уже было сказано, носители восьми генов бунтуют перманентно. Чуть больший уровень недовольства – и начинают бунтовать носители семи генов. Еще чуть больше – шести генов… Если же начинают бунтовать носители четырех генов, вышедших одновременно в гомозиготу, это сигнал того, что революция уже на подходе, уровень недовольства достиг опасной черты, еще чуть-чуть и революцию будет не остановить. Причем эта эскалация – процесс с положительной обратной связью. Увеличение количества бунтующих есть сигнал для остальных о том, что уровень недовольства вырос, что и их уровень пассионарности уже достаточен для включения в бунт. Количество включающихся в протестное движение пассионариев, если следовать нашей модели, будет увеличиваться ступенчато, четырехкратно, по мере роста вызывающего протест фактора.
Повышение уровня недовольства будет способствовать пробуждению борцов за справедливость, количество которых в группе антикратиков начнет возрастать ступенчато: девять тысяч, тридцать шесть тысяч, сто сорок тысяч, полмиллиона. Ограничить этот рост протестантов в стране может строгость режима или же модернизация политической системы.
С другой стороны, рисунок иллюстрирует естественные границы количества протестантов в обществе. Если нам говорят, что на митинг вышло не все население города, а лишь один процент, и это ничтожно мало, то говорят неправду. Такой многолюдный митинг свидетельствует уже об очень высоком накале протестных настроений, ведь это означает, что взбунтовалась половина носителей трех генов пассионарности в гомозиготе. И следующая ступень возмущения населения будет означать уже начало беспощадного бунта или переселения народов! К счастью для элиты, обыватели не знают законов популяционной генетики.
В.И.Новодворская. 2011.
Фото из Википедии
Сегодня мы встречаем в обществе немало характерных политиков-пассионариев, которых мы называем бунтовщиками. Точнее, нам их показывают власти. Не столько голод или угнетение народных масс пробуждает в них потребность бунта, сколько унаследованные ими от своих родителей психо-физиологические особенности. Пассионария можно легко узнать даже не по поступкам, а по его фразеологии. Настоящий пассионарий (не революционер-романтик, а именно бунтовщик) относится к народным массам негативно. Своей пассивностью, мизонеизмом и инертностью народ раздражает пассионария. Ведь, если разобраться, по-настоящему народ интересуют только «погода в доме», свой кошелек, свой секс. Вот, к примеру, как оценивает соотечественников классический бунтовщик, В.Новодворская, критикующая всякую власть на протяжении вот уже полувека: «Русских нельзя с правами пускать в европейскую цивилизацию. Их положили у параши, и правильно сделали. <…> Жалкие, несостоятельные в духовном плане, трусливые - спят у параши и никаких прав не имеют. Если таким давать права, понизится общий уровень человечества».
Предки В.Новодворской приехали в Россию из разных стран в поисках новой жизни. Прадед её был революционером, организовал первую социал-демократическую типографию в Смоленске. Унаследовав бунтарские гены, сама Валерия Ильинична едва поступила в вуз, как организовала сверстников на борьбу с режимом. В подпольной студенческой группе юношество обсуждало не любовные интрижки, а необходимость свержения коммунистической диктатуры путём вооружённого восстания! В семидесятые годы В.Новодворскую лечили от антикратии в психиатрической лечебнице, судили за диссидентскую деятельность. Ссорилась она с Горбачевым, поздним Ельциным, с Путиным. Настоящая бунтовщица!
К.А.Собчак. 2009.
Фото из Википедии
Другая характерная героиня, которую нам преподносят как современную диссидентку, это телеведущая К.Собчак. Родители К.Собчак проявляли себя как пассионарии, оба в поисках лучшей жизни переехали жить в Ленинград. Отец Ксении профессор А.Собчак, бесспорно, был революционером. Но революционером-прагматиком, эгоистом, ищущим выгоды исключительно для себя даже на подсознательном уровне. Как революционер-прагматик, А.Собчак, например, был совершенно равнодушен к идее возвращения городу исторического названия Санкт-Петербург, поскольку новый топоним никак не влиял на его карьерные планы в Москве, в правительстве Горбачева.
По своей генетической природе Ксения Анатольевна вполне может быть отнесена к пассионариям. Она обладает выраженными признаками лидера и бунтовщика. Дочь А.Собчака от первого брака, надо напомнить, никаких таких признаков явно не проявляет. Возможно, эта Ксения лишь изображает из себя бунтовщика? Пожалуй, нет. Ей никакого смысла не было восставать против В.Путина в 2011-2012 годах и ввязываться в столичный бунт против нечестных выборов, задавать провокационные вопросы актрисе Ч.Хаматовой и т.п. Ведь всем известно, что В.Путин был практически единственным, кто защитил её отца, когда бывшего мэра А.Собчака хотели допросить в связи с делом о коррупции в мэрии Санкт-Петербурга. Вот, как относится К.Собчак к народным массам: «Я бы не сбрасывала со счетов 1917 год. А потом 1937-й. Два подряд уничтожения элиты, плюс война, плюс регулярные послевоенные проработочные кампании – а травить у нас очень умеют – привели к тому, что Россия стала страной генетического отребья. <…> Я просто символ всего, что ненавистно среднестатистическому обывателю. И причем я не просто это воплощаю – вот, пришла гламурная блондинка. Я умею это защитить, аргументировать, а этого обыватель совершенно уже не переносит. Что такое пошлость? Это примитив, обыденность. Пошлость – это тот самый обыватель, который меня ненавидит. А я олицетворяю свободу вкуса и выбора».

Характерный тип русского пассионария – это некий С.Мохнаткин, «совершенно случайно» оказавшийся 31 декабря 2009 года на Триумфальной площади в Москве, вступивший в активный конфликт с полицейскими, которые разгоняли пикеты «Стратегии 31», осужденный, амнистированный Д.Медведевым в апреле 2012 года и вновь задержанный за драку с полковником полиции уже 31 декабря 2013 года. Биографические сведения о С.Мохнаткине в доступной литературе скудны.
С.Е.Мохнаткин. 2010.
Фото РИА «Новости»
Сергей Евгеньевич Мохнаткин родился 6 марта 1954 года в Ижевске. С советских времен, ещё школьником, выступал против советской власти и против оккупации Чехословакии (в 1968 году). Имеет два высших образования — международные отношения и высшая математика, кибернетика. Работал программистом, в годы «перестройки» и после революции успешно занимался торговым бизнесом. Рисковал, был чересчур доверчив, разорился. В последнее время работает доставщиком заказов в «Империи пиццы», проживая в поселке Завидово Тверской области. Семья не сложилась, родственники остались в Ижевске. В разводе, детей нет.
Из интервью, опубликованном в журнале «New Times», видим, что родители пассионария – люди, как и следовало ожидать, творческие. Отец С.Мохнаткина работал директором музыкального училища, мама дирижером-хоровиком.
История первой амнистии С.Мохнаткина довольно любопытна. Д.Медведев, рассмотрев список из 40 политических заключенных освободил только С.Мохнаткина, который, таким образом, вышел на три месяца раньше, чем было установлено решением суда. С.Мохнаткин, как истинный бунтовщик, от политической карьеры отказался. После тюрьмы он неожиданно заявил о желании заняться правозащитой. Соратники весьма неоднозначно оценивают этого С.Мохнаткина, что, как нам представляется, зависит от степени пассионарности человека, который оценивает другого пассионария.
М.Архипова, активистка из комитета «6 мая»:
— Он хотел подключиться к «болотному процессу», и я помогла ему погрузиться в тему. Конечно, он непрофессионал, совершено не обладающий чувством такта, особым умом, несдержанный, резкий, не умеющий слышать других, упертый, раздражал многих, и, может быть, не стоило ему идти в правозащиту. Но это светлый человек, и сейчас он зарезал себе жизнь! Он же брал на себя всю рутину, жалобы писал, скандалил с приставами, требовал соблюдения процедур, бомбил судью вопросами, пусть и не всегда умными. А сейчас все стихло. Нет больше упрямого Мохнаткина.
А.Каретникова, член Общественной наблюдательной комиссии:
— Мне по-человечески жалко Мохнаткина. Из обычного мужичка раздули фигуру несоразмерной величины, который мнит себя очень важной персоной и требует фантастических вещей, хоть и не для себя.
З.Светова, журналистка, которая брала интервью у С.Мохнаткина в колонии:
— В условиях практически никаких он не нуждается. Всего лишь кровать, стол, книги, ноутбук, какое-то белье, которое весит на веревках. При этом он очень, как она отмечает, галантен. Это человек, для которого очень важно мужское достоинство. В нем чувство справедливости очень сильно. Если женщину бьют, он не думает об опасности, он должен заступиться. Мохнаткин – это человек-загадка. В чем-то трогательно смешной.
Л.Любомудрова, участница акции на Триумфальной:
— Ему по жизни, я так понимаю, мало, что надо. Когда в следственных изоляторах к нему применялись санкции, он на это отвечал голодовкой. Его часто доставляли в карцер. Он сам просил, чтобы его перевели в одиночную камеру. Но он постоянно с сотрудниками правопорядка спорил.
А.Хатов, который устраивал много акций в поддержку С.Мохнаткина, когда тот еще по первому приговору отбывал свой срок:
— В тюрьме он держался хорошо. Все время был активен. Давили на него очень сильно. Там было полно нарушений. К нему применялись меры и санкции. Это он выдержал. Он стал активным противником режима именно там. Одни люди ломаются, говорят, что моя хата с краю, ничего не знаю. А другие люди, у которых достаточно воли и мужества, они не ломаются, а закаляются в борьбе. Это известно.
М.Баронова, обвиняемая по Болотному делу, ныне журналистка телеканала «Дождь», к которой С.Мохнаткин прикрепился общественным защитником:
— Господин Мохнаткин не очень понятно, что делал вообще в процессе. Раздражал всех, умудрялся даже адвоката Макарова раздражать, что странно, с моей точки зрения, по бессмысленности, ведь они были истинной командой. Мне в страшном сне не могло присниться, что я окажусь с таким гигантом мысли, как господин Мохнаткин.

Мнение, что С.Мохнаткина следовало зачислить в список политических заключенных, возникло в кругах российских антикратиков сразу после его первого ареста. Интерпретация, заключающаяся в том, что он стал первым политзаключенным «Стратегии-31», причем, даже не являясь участником митингов, высказывалась в современных СМИ. Сопредседатель бюро движения «Солидарность» Б.Немцов ещё в 2010 году заявил, что С.Мохнаткин пополнит список политических заключенных в России, и высказал надежду на то, что правозащитные организации, в том числе и международные, обратят на этот судебный процесс свое внимание.
Если столь редкий пассионарий, как С.Мохнаткин, принимается не из пожара детей и стариков спасать, а протестантов от полицейских репрессий, то он автоматически переходит в разряд бунтовщиков, и государству остается лишь одно – изолировать надоедливого бунтовщика от общества, тем самым, увеличивая суммарный уровень угнетения в стране. И это плохо, поскольку для мелиорации народных масс это, с точки зрения генетики, неэффективно, для имиджа элиты – вредно. И к тому же провоцирует антикратиков на протестные акции.

Человеческая история знает немало примеров жесточайшей социальной мелиорации, начиная от царя Ирода, приказавшего истребить всех новорожденных мальчиков, среди которых мог оказаться один бунтовщик, и монголо-татар, уничтожавших поголовно все население строптивых городов, заканчивая Холокостом в фашистской Германии. Множество пассионариев было истреблено в ХХ веке и в нашей стране. В 20-е годы инакомыслящих высылали из страны по распоряжению Совнаркома, в 30-е годы расстреливали по приказу Сталина, затем они были выкошены в числе боевых потерь личного состава Красной Армии, ведь первыми под пули попадали именно пассионарные бойцы, а не те, кто старался отсидеться в тыловых подразделениях.
И, тем не менее, по прошествии сорока лет после войны, то есть примерно через два поколения пассионарии активно проявились в популяции советских людей. Ведь выжившие в годы войн и репрессий фенотипически абсолютно не похожие на пассионариев, скромные и дисциплинированные советские люди, на самом деле, носили в себе рецессивные аллели генов пассионарности. В их семьях и рождались новые лидеры, беспокойные и болезненно воспринимающие ортодоксальность элиты Советского Союза, которые дополняли корпус антикратиков во всех слоях и группах общества. Они-то и составили главную движущуюся силу революции в 1989-1993 годах. Не руководство, не командный состав, а именно силу, не тех, кто прикладывал, а то, что было приложено к социалистической действительности и ее перевернуло.

Судьба России в XXI веке
Справка об этом сайте.


Депутаты Ленсовета 21 созыва (полномочия с 1990 по 1993 год) и сегодня внимательно следят за судьбой России, помещают в настоящем блоге свои ссылки на интересные сообщения в Интернете, заметки, газетные вырезки, предложения, статьи, наблюдения.
Какое государство сложится в России в 21 веке: монархия, анархия, демократия, деспотия, олигархия или, может быть, клерикализм?
Блог создан после выборов в декабре 2011 года, которые, по мнению проигравших партий, были сфальсифицированы.
Народ возмутился столь явным обманом и вышел на площади в Москве и Петербурге. Депутаты Петросовета в то время сделали соответствующие заявления.

На страницах этого блога вы найдете интересные статьи:




Новейшая история России в книге
«Колбасно-демократическая революция в России. 1989-1993»

The Fate of Russia in XXI Century
Information about this site.

Petersburg politics convocation (powers from 1990 to 1993) currently closely follow the fate of Russia, put in this blog his Offers, observation, links to interesting posts on the Internet, articles, press clippings, Notes.
Blog launched after the election in December 2011, which, according to lost parties were rigged.
The people protested usurpation and went rallies. Deputies of in December 2011 made declarations.

What kind of state will become Russia in the 21st century: oligarchy, despoteia, monarchy, democracy, anarchy or, perhaps, humanism?

On the pages of this Blog you will find interesting articles:




Modern History of Russia in the book
« Sausage-democratic revolution in Russia. 1989-1993»


Комментариев нет :

Отправить комментарий