понедельник, 29 сентября 2014 г.

Эпитектик - значит: не достигший успеха

Всякая революция генерирует два типа участников. Во-первых, это бенефициары революции, то есть те классы, группы населения, семьи, отдельные личности, которые получают в результате революции пользу, материальную или моральную. Во-вторых, это неудачники или, как мы их называем, эпитектики - люди или сообщества, которые принимали активное участие в революции, чем-то даже жертвовали ради идеалов революции, но в результате и идеалов не достигли, и никакой для себя пользы не получили.
И более того, эпитектики оказываются выброшенными из привычного старого социального порядка, поскольку он разрушен, и нового, поскольку все престижные места занимают уже бенефициары.

Бенефициаров и эпитектиков сравнивает Павел Казарин  в своей статье, опубликованной 29 сентября 2014 года в "Новой газете".

Люди 1993-го.


Cтрелков и Путин уже встречались. Каждый их них функция, и в этом качестве они стояли лицом к лицу на одной московской набережной. В октябре 1993 года «Стрелков» был внутри Белого дома, «Путин» выводил на него танки.

История способна на злые шутки. Уехавшие нынешней весной сражаться в неведомую Новороссию, «чтобы землю в Донбассе шахтерам отдать», — наследники «героев октября 1993-го», стоявших тогда за Верховный совет. Как и 21 год назад, они живут, чтобы не было богатых, чтобы Запад отступил, а социальная справедливость — наступила. Их нынешние покровители, те, кому Порошенко жмет руку на переговорах в Минске, в 1993 году были по другую сторону баррикад. Они распускали обгоревший парламент.

В октябре 1993-го в Москве случилось все то, в чем нынешний российский телевизор обвиняет «киевскую хунту». Государственный переворот с низвержением легальной власти. Правовой вакуум, завершившийся принятием законов под победителей. Вслед за этим — война на собственной территории Северного Кавказа. Сперва взявшие отпуск российские военные помогали главе Временного совета Чечни Умару Автурханову брать Грозный. Когда чеченская оппозиция проиграла, в игру вступила кадровая российская армия. Нынешний Кремль остается наследником модели управления страной, утвержденной перестрелкой у «Останкино». Сам Владимир Владимирович в хорошем костюме — человек из стана победителей. А коллективный «новороссийский ополченец» в потрепанном камуфляже — наследник проигравших.

Еще недавно хорошим тоном было сочувственно оглядываться на них, потерпевших поражение в том октябре. Сострадательно думать о тех, кто успел к 91-му прошагать всю цепочку советских институтов взросления — детсад-школа-армия, — чтобы потом оказаться выброшенными из нового социального порядка. Говорить о новом потерянном поколении, которое вслед за героями Хемингуэя, Ремарка или Барбюса упало в зубы повседневности. Строителях ненаступившего будущего, солдатах растворившейся страны.

В 2014-м тяжеловооруженные проигравшие вновь ворвались на передовицы газет. Бывшие соперники российской власти в войне за будущее, сегодня они лишь инструмент в ее руках. Санькя из романа Захара Прилепина договорился с администрацией и уехал воевать в Украину. Раньше он боролся за то, чтобы вернуть советскую власть, в 2014-м его руками хотят законсервировать постсоветскую Украину.

Сменились масштаб и место действия. Теперь поле исторической реконструкции располагается на территории отдельно взятых украинских областей и районов. Люди из 1993-го хотят Новороссию, а Москва хочет поводок для Киева. Если Донецк справится с задачей и удержит Украину, то никакой «другой» или «новой» России на территории ДНР не будет. Впрочем, ее не будет в любом случае. Потому что держатель прав на франшизу — это Кремль, онтологический враг людей 1993-го.

В инструментальности «ополченцев» своя ирония. Стрелков — это «Чапаев»; Моторола — «Петька»; его жена с пулеметом наперевес на свадебной фотосессии — «Анка». Бородай, соответственно, был у них вместо Фурманова. Замените в любом классическом анекдоте персонажей, посмеемся.

Сами они с этой аналогией вряд ли согласятся. Ближе к телу здесь чегеваровские принты на футболках. Все та же «революция на экспорт», партизанщина, военные действия против регулярной армии. Только в одном случае — Конго и Боливия, а в другом — Донецк и Луганск. Беда «новых Че» лишь в том, что у них нет ни Фиделя, ни коммунистов в Кремле. Нынешний Кремль мыслит себя как главного контрреволюционера, задача которого — не взращивать новое, а хранить себя. Пока донецкие революционеры решают московские задачи — им найдется место в телевизионном прайм-тайме. Но не минутой дольше.

Ведь именно нынешний Кремль расстрелял из танков мечту людей 1993-го о той стране, где они успели приобрести иллюзии, но в которой не успели от них избавиться.

 Источник: www.novayagazeta.ru

Октябрь 1993

Фотографии из блога в ЖЖ.


03.10.2013, Россия

В эти дни исполняется двадцать лет со времени трагических событий октября 1993 г. в Москве. Всё началось с референдума в апреле, когда бывшая партноменклатура, окопавшаяся в Верховном Совете, окончательно проиграла Ельцину, а закончилось бледными лицами Руцкого и Хасбулатова, выходящими из Белого Дома под конвоем бойцов «Альфы». Сотнями жизней, укреплением неограниченной власти президента и рухнувшими надеждами на развитие демократии обошелся России этот красно-коричневый мятеж.

Я хорошо помню эти яркие, солнечные дни начала октября. Уличное напряжение росло еще с мая, с демонстраций коммунистов и столкновений с милицией. Ситуацию месяцами загоняли в тупик. Второго октября на Смоленской были горящие баррикады и драки с ментами. Всё рухнуло третьего, когда толпа с демонстрации на Октябрьской площади двинулась к Белому дому через Крымский мост. Жалкие цепочки милиционеров и солдат ВВ со щитами были легко снесены и несколько десятков тысяч демонстрантов пошли по Садовому. Это было страшное зрелище — убегающие менты в нелепой одежде, белых касках с трудом уворачивались от разъяренной толпы. Их били, у них отнимали металлические щиты, каски, дубинки. На лестнице Крымского моста я видел как демонстранты истово колотили ребрами этих щитов двух мальчишек-срочников из ВВ. Одному разбили лицо и он закрывал его окровавленными ладонями, лежа на ступенях.



Всё это было похоже на сон, абсолютно нереальный, фантастический. Баррикады у Белого дома, где ждали атаки военных. Баррикады на Тверской, где ждали атаки баркашовцев. Руцкой у Белого дома призывает взять мэрию и Останкино, отставной генерал Макашов в бронежилете, матерящийся в мегафон. Погаснувшее ТВ, растерянные дикторы в эфире, грузовик ломает двери ТЦ в Останкино, а потом «Витязь» начинает стрелять по людям, собравшимся около телецентра.



На следующий день стрельба на Садовом у американского посольства, рассказы о каких-то снайперах на крышах. Милиционеры в армейских касках стреляют из калашей длинными очередями по верхним этажам высотки на Калининском, где якобы засел снайпер. Я лежу на асфальте у стенки подземного перехода, а надо мной свистят пули. Дымящийся Белый дом, танки на мосту, стреляющие по зданию и тысячи людей вокруг — зрители этого кошмарного спектакля с убитыми и ранеными с обеих сторон. Камера CNN в доме на Кутузовском бесстрастно снимает всё это и миллионы людей по всему миру смотрят на русский бунт — бессмысленный и беспощадный. Не дай Бог, чтобы это когда-либо повторилось в моем городе.

Судьба России в XXI веке
История создания сетевого журнала.


Блог придуман после выборов в декабре 2011 года, которые, по мнению проигравших партий, были сфальсифицированы.
Народ возмутился узурпацией власти и вышел на митинги. Депутаты Ленсовета в то время сделали соответствующие заявления.
Петербургские политики и сегодня внимательно следят за судьбой России, помещают в настоящем сетевом журнале свои наблюдения, статьи, газетные вырезки, заметки, ссылки на интересные сообщения в Интернете, предложения.
Каким государством станет Россия в 21 веке: монархия, деспотия, олигархия, демократия, анархия или, может быть, клерикализм?

На страницах этого сетевого журнала - публикации о финансах, экономике, культуре, политике, войне, истории:




Судьба революционных реформ в книге
«Колбасно-демократическая революция в России. 1989-1993»



The Fate of Russia in XXI Century
History of the online journal.

What kind of state will become Russia in the 21st century: monarchy, oligarchy, democracy, despoteia, anarchy or, perhaps, clericalism?
Deputies of Lensoviet convocation today closely follow the fate of Russia, put in this blog his links to interesting posts on the Internet, articles, Offers, Notes, observation, press clippings.


Blog created after the election to representative bodies in December 2011, which, according to lost parties were rigged.
The people protested usurpation and went rallies. Deputies of in December 2011 made declarations.

On the pages of this online journal - publication about the Politics, Culture, History, Finance, Economy, War:




The fate of the revolutionary reforms in the book
«Sausage-democratic revolution in Russia. 1989-1993»


Комментариев нет :

Отправить комментарий