понедельник, 16 июня 2014 г.

Обреченные на демократию

Это сообщение показалось мне остроумным и хорошо объясняющим трудную судьбу России в 21 веке. 

Алексей Цветков / 16 июня 2014 года

Нищета оптимизма

Ф.Фукуяма
Крупный скандал в биологии. Японская исследовательница Харуко Обоката, вместе с рядом соавторов, опубликовала в ведущем научном журнале Nature две статьи, согласно которым зрелые клетки можно довольно легко превратить в стволовые путем кислотной бани и механического стресса. Эти работы могли бы стать провозвестником настоящей революции в биологии и медицине — при условии, что содержащиеся в них выводы получили бы независимое подтверждение.
Однако вскоре после публикации описанные эксперименты были подвергнуты сомнению и объявлены невоспроизводимыми. Под давлением неумолимых фактов Обоката в ходе публичной пресс-конференции признала ошибки, фактически сводящие на нет полученные ею сенсационные результаты, и принесла извинения введенным в заблуждение соавторам. В принципе это очень хорошая иллюстрация научного прогресса, в основе которого лежит вскрытие ошибок, хотя не всегда все идет так гладко и прямолинейно. Но прогресс не обходится без жертв, и в данном случае такой жертвой стала сама Обоката: по ее собственному признанию, исследования основаны на ее диссертации, и в результате она не только потеряла престижную работу, но и лишилась ученой степени. Ее научную карьеру можно считать несостоявшейся.



Алексей Цветков / Ранее


Дмитрий Бутрин


Остап Кармоди


Юрий Кузнецов


Станислав Львовский


Новиков


Назаров


Элла Панеях


Рогов


Снежкина

Существуют, однако, дисциплины, тоже полагающие себя науками, где ничего подобного ожидать не приходится. Вернее даже ровно наоборот: чем больше резонанса вокруг провала, тем чаще на слуху имя виновника, и подобная слава почти никогда не дает отрицательного результата: раз все об этом человеке говорят, значит он достоин внимания. Один из самых ярких примеров — так называемая политология, а среди ее адептов — конечно же Френсис Фукуяма. Четверть века назад, когда пресловутый соцлагерь лежал в руинах, он, в ту пору никому не известный сотрудник госдепартамента США, объявил окончательную и бесповоротную победу либерализма и демократии в глобальных масштабах. Этот тезис, изложенный на страницах журнала National Interest под скромным названием «Конец истории», обещал населению нашей планеты зажиточную и благополучную жизнь на все оставшиеся времена, хотя автор сетовал, что жить в этой воплощенной утопии будет несколько скучно.
Скучно, однако, не стало, и даже очень многим. Почти сразу после публикации статьи Фукуямы в Пекине были утоплены в крови протесты на площади Тяньаньмэнь, вспыхнула братоубийственная бойня в Югославии, затем геноцид в Руанде, теракты 11 сентября 2001 года, а из руин соцлагеря восстала воровская республика, которая, передав власть отставному полковнику КГБ, встала на путь перерождения в агрессивную фашистскую диктатуру с ядерной начинкой. Если полагать казус Харуко Обокаты прецедентом, имя Фукуямы давно следовало предать забвению, разве что историки вспоминали бы его как нелепый курьез. И однако, как я уже отметил, в политологии плохой славы не бывает. Фукуяма тем временем расширил свою дебютную статью до книги, числился в свое время в когорте неоконсерваторов, приветствовавших экспорт демократии в Ирак, а когда эта операция провалилась, публично отрекся от прежних единомышленников. Сегодня он — один из признанных авторитетов в своей области. Последний плод этого неугомонного таланта — статья в газете WSJ, тему которой я могу определить лишь как дальнейшие судьбы мироздания, на мелочи мы по-прежнему не размениваемся. Конец истории неизбежен, и демократия неминуема.
Тем временем в мире, обреченном, по приговору Фукуямы, на бесповоротное счастье, происходит кое-что из следующего. В Сирии мы наблюдаем генеральную репетицию конца света в масштабах одной отдельно взятой страны, и примерно тот же сценарий разыгрывается в Южном Судане и Мали. В Ираке, где только что прошли выборы, группировка, ассоциированная с Аль-Каидой, захватила третий по величине город страны, Мосул. Турция, еще не так давно образец демократии среди исламских стран, на наших глазах сползает в авторитаризм. «Арабская весна», на которую многие возлагали надежды, фактически провалилась во всех затронутых ею странах кроме, может быть, Туниса, где ей было положено начало. Китай пока никак не продвинулся в сторону демократии, но уже принялся демонстрировать свою мускулатуру испуганным соседям. В Таиланде в результате очередного военного переворота одерживает верх группировка, хронически недовольная результатами всеобщих выборов, а в соседней Бирме национально-религиозная рознь грозит задушить робкие ростки демократизации. Про Россию см. выше. В целом — убогий грунт для грядущей поросли добра и человечности.
И не то чтобы Фукуяма все это игнорировал, кое-какие неприятности из числа вышеперечисленных он упоминает и сам. Тем не менее он настаивает на том, что демократия — лучший из известных нам способов государственного устройства, и поэтому она практически обречена на победу. Тут поневоле вспоминаешь печальную пословицу: лучше быть богатым и здоровым, чем бедным и больным. Казалось бы и спорить не с чем, и однако большинство населения планеты — люди скорее бедные, чем богатые, а болеют и умирают — так просто все поголовно. Знакомые с философией Дэвида Юма легко обнаружат в подобных рассуждениях классическую ошибку: не существует никакого логического перехода от экзистенции к долженствованию, от факта к ценности. Мы живем в мире, где сплошь и рядом у детей отнимают конфеты, а лежачих бьют, и у нас нет никакой возможности предъявить злодеям непогрешимое уравнение, из которого следовало бы, что поступать надо иначе.
Вернемся на минуту к вышеупомянутой Харуко Обокате и представим себе, что она, признав несостоятельность своих исследований, тем не менее продолжала бы настаивать на том, что поскольку стволовые клетки обещают медицине небывалые доселе успехи, рано или поздно кислотная баня и механический стресс приведут к желанным результатам, и поэтому правота остается за ней. И на этом основании ей надо предоставить престижную университетскую кафедру, хорошо оборудованную лабораторию и внушительный грант. Или, по крайней мере, впредь публиковать ее статьи в WSJ — то есть, пардон, в Nature. Кому-то такой поворот событий может показаться нелепостью, но именно так выстраиваются некоторые блистательные карьеры в политологии. Оборотистый политолог в любой ситуации приземляется на все четыре — у него, как у кошки, девять жизней.
Я вовсе не собираюсь объявить всю дисциплину мусорной на основании аномалий, пусть и все более частых в наше время, когда взращиванием гениев занялись телевидение и интернет. История политологии дала нам таких гигантов как Аристотель, Макиавелли, Гоббс, Локк, Монтескье. Замечу, однако, что хотя все эти люди тщательно анализировали и классифицировали способы государственного устройства и формулировали принципы правосудия и справедливости, никто из них из них не оставил нам авторитетного пророчества относительно того, каким неминуемо обречено быть наше светлое будущее. Нострадамус — это совершенно другой тип знаменитости.
Фукуяма, видимо, не читал Юма, но это не значит, что он чужд философии. Он принадлежит к совершенно иной ее традиции, той, которую сегодня именуют «континентальной». Его родословная восходит к Гегелю через его русско-французского интерпретатора Александра Кожева, весьма влиятельного в предвоенные годы. Гегель, как известно, расшифровал код истории — как предшествующий его жизни, так и весь последующий, не оставив сомнений. Людям моего поколения в свое время вдалбливали в голову марксистскую модификацию этого кода. Между тем, у истории никогда не было от нас секретов, претендующих на универсальность. Это убедительно продемонстрировала как она сама, так и Карл Поппер в работе «Нищета историцизма». И в числе ее несуществующих законов — пресловутая неизбежность всеобщего благоденствия, назови его хоть коммунизмом, хоть демократией.
У меня нет никаких возражений против того, что демократия — оптимальный из известных нам способов государственного устройства, к которому нужно всячески стремиться, и что ее возможное поражение в нашем будущем было бы трагедией. Но для того, чтобы убедиться в ее хрупкости и в отсутствии какой бы то ни было закономерной неизбежности ее воцарения, достаточно взглянуть на вещи глазами, не замутненными чрезмерным гегельянством. Всем навязла в зубах цитата из Черчилля о том, что демократия — худший из методов правления, если забыть про все остальные. Но у Черчилля есть о ней и еще более горькие слова: лучший аргумент против демократии — это пятиминутная беседа со средним избирателем. История осуществляется не путем реализации мифических универсальных законов, а складывается из наших поступков, эффект которых может быть усилен либо авторитетом, либо АК-47. Утешением может служить не пророчество самозванца, а тот скромный факт, что некоторые из угрожавших нам катастроф, видимо, все же удалось предотвратить — это единственное, что мы можем утверждать наверняка, потому что их не было. А те, которых избежать не удалось, пусть служат предостережением. В историю, как и в науку, никакая пружина прогресса не встроена.
Поразительнее всего в статье Фукуямы то, что она опубликована в год столетия начала Первой мировой войны, о которой он не упоминает ни словом. Он мог бы вспомнить предшествовавшие ей прогнозы в устах тогдашних гегельянцев и пыль, в которую они рассыпались. Мы так же не обречены на демократию, как и на всеобщее счастье. Мы вправе только надеяться — и не покладать рук.

Судьба России в XXI веке
Справка об этом сайте.

Блог создан после выборов в декабре 2011 года, которые, по мнению проигравших партий, были сфальсифицированы.
Народ возмутился узурпацией власти и вышел на митинги. Депутаты Петросовета в декабре 2011 года сделали соответствующие заявления.


Каким государством станет Россия в 21 веке: деспотия, анархия, монархия, демократия, олигархия или, может быть, клерикализм?
Петербургские политики и сегодня внимательно следят за судьбой России, публикуют в настоящем блоге свои ссылки на интересные сообщения в Интернете, заметки, статьи, наблюдения, предложения, газетные вырезки.

На страницах этого блога - публикации о политике, финансах, экономике, войне, культуре, истории:




Новейшая история России в книге
«Колбасно-демократическая революция в России. 1989-1993»



The Fate of Russia in XXI Century
History of the online journal.


Petersburg politics convocation (powers from 1990 to 1993) today closely follow the fate of Russia, publish in this online journal his press clippings, observation, links to interesting posts on the Internet, Offers, Notes, articles.
What kind of state will become Russia in the 21st century: oligarchy, despoteia, monarchy, democracy, anarchy or, perhaps, clericalism?
Blog coined after the election to representative bodies in December 2011, which, according to observers were rigged.
The people protested usurpation and went rallies. Deputies of in while made declarations.

On the pages of this Blog you will find interesting articles:




Modern History of Russia in the book
«Sausage-democratic revolution in Russia. 1989-1993»

Комментариев нет :

Отправить комментарий