вторник, 3 сентября 2013 г.

20 стран и 90 триллионов долларов

Встреча G20 в Санкт-Петербурге.

Что об этом мероприятии пишут крупнейшие российские газеты.
Российская газета 

3.09.2013




Сторчак о деньгах


Страны "двадцатки" намерены побороться за 90 триллионов долларов, которые бизнес отказывается вкладывать в экономики своих государств. А также разобраться с теневым банкингом и сделать прозрачнее офшоры.Эти и другие вопросы будут обсуждать на саммите G20, который открывается завтра в Санкт-Петербурге. О них в эксклюзивном интервью "РГ" рассказал заместитель министра финансов Сергей Сторчак.
Наша страна председательствует в G20 с декабря 2012 года. А Сторчак курирует в минфине взаимодействие России с международными финансовыми институтами, а также с G8 и G20. Именно он занимается в министерстве организацией работы по подготовке и проведению мероприятий в рамках нашего председательства в "Группе 20".


Сергей Анатольевич, вы не раз говорили, что сегодня одна из главных проблем финансового сектора многих стран - теневой банкинг. Насколько это актуально для России?

Сергей Сторчак: Обращаю внимание: это не криминал, не преступники. Это институты, находящиеся за рамками национальных банковских систем. Они привлекли к себе внимание, к сожалению, достаточно поздно, когда разразился глобальный кризис.
Анализ его причин показал, что прежде всего в развитых экономиках финансовым посредничеством занимаются небанковские организации, то есть структуры, не имеющие лицензий, не попадающие под регулирование или регулируемые недостаточно.
Если учесть, что в США, по некоторым данным, на такой небанковский сектор или теневой банкинг, приходится 40 процентов ВВП - то есть в нем участвует огромное число фирм и компаний с большими финансовыми ресурсами, понятно, что вопрос регулирования этой сферы назрел.
Есть теневой банкинг и в России. Классический пример - терминалы по оплате услуг. Регулятор, надо полагать, достоверно не знает, кто эти автоматы на самом деле держит. Не уверен, что их деятельность специально регулируется. И на самом деле таких структур очень много.


И что "двадцатка" решила делать с теневым банкингом?
Сергей Сторчак: Основную нагрузку в этой сфере взял на себя Совет финансовой стабильности. В нем создано 5 рабочих групп, которые и занимаются изучением проблемы.
Например, одна из групп занимается фондами денежных рынков. Еще одна рынком РЕПО. Любопытно, что в трактовке Совета по финансовой стабильности это тоже теневой банкинг, а у нас в стране классическая деятельность подавляющего количества коммерческих банков. Есть группа, которая пытается выяснить, какие существуют связи между теневым и стандартным банкингом. Причина интереса очевидна: если как следует покопаться в этом теневом банкинге, окажется, что очень много работающих в нем юрлиц создано самими банками. Возможно, отчасти как раз для того, чтобы выйти из-под надзора регуляторов.
Вот и надо понять эти связи, вывести игроков "из тени". В общем, мне самому любопытно, чем завершится эта работа.


Как вы думаете, какая тема на встрече лидеров "двадцатки" будет самой горячей?
Сергей Сторчак: Повестка дня лидеров обширна. Формально там будет четыре сессии, в каждой из них зашито еще несколько подтем. И в общей сложности лидерам предстоит обменяться мнениями и дать поручения примерно по 14 - 16 направлениям.
Но, я думаю, ключевым нервом многосторонней дискуссии может стать такой вопрос, как противодействие размыванию налогооблагаемой базы и выводу прибыли из юрисдикций, где создается добавленная стоимость.


Труд.

3.09.2013.




Куда катится этот мир?

В Константиновском дворце под Санкт-Петербургом открывается саммит G20. Два дня лидеры ведущих стран будут обсуждать назревшие проблемы – от борьбы с теневой экономикой и кризиса глобализации до войны в Сирии. Нет не только готовых ответов на эти вызовы времени, но даже согласия по ним.

Накануне оценку ситуации в мировой экономике дал высший орган исполнительной власти ЕС. Эксперты Еврокомиссии пришли к сенсационному выводу: процесс глобализации и либерализации торговли оказался не настолько необратимым, как это казалось еще недавно. Под угрозой кризиса страны либо возводят административные барьеры, чтобы защитить свои рынки, либо ищут новые альянсы как альтернативу глобальным монополиям. В том числе такие, как БРИКС, лидеры которого будут представлены в Стрельне в полном составе.

Повестка дня саммита, как говорит помощник президента России Юрий Ушаков, проработана буквально «до каждой запятой». Но никто доподлинно не знает, о чем в действительности будут разговаривать главы государств, обеспечивающих 65% мирового ВВП, и договорятся ли они до хотя бы каких-нибудь совместных решений. А если договорятся, то выполнят ли? Ведь еще изначально, на самом первом таком саммите в 2009 году было оговорено: все решения G20 будут иметь исключительно рекомендательный характер.

Такая необязательность, как и разношерстность участников, собравшихся пять лет назад по формальному признаку наибольшей доли в мировой экономике, уже породила главный принцип переговоров в рамках G20: как бы не разругаться, как бы никого не обидеть. К примеру, с точки зрения нормальной человеческой логики должны ли лидеры крупнейших стран мира обсуждать проблему войны в Сирии, да еще накануне ее возможного начала? Но в повестке дня такого вопроса нет, хотя все понимают, что он будет обсуждаться… в кулуарах.

Таким же горячим вопросом в сфере экономики называют объявленное Федеральной резервной системой США решение о сворачивании в текущем году «программы количественного смягчения», по которой почти год в американскую экономику ежемесячно вбрасывается по 85 млрд долларов (начинали с 40 млрд). Цель – поддержание занятости, создание новых рабочих мест за счет повышения платежеспособного спроса общества. Проку от этой меры оказалось немного, но мировой финансовый рынок к ней привык. Теперь, как считают аналитики международного рейтингового агентства Standard & Poor’s, от остановки американского печатного станка первыми пострадают страны с развивающейся экономикой – прежде всего Китай, Россия и Ангола, а также Украина, Грузия, Турция, Белоруссия, Болгария, Македония, Гана и Хорватия. А бразильский реал уже на фоне ожиданий завершения программы смягчения рухнул до 4-летнего минимума.

Все ждут от США подробной информации. «Как правило, они всесторонне разъясняют принятые ими решения», – говорит российский замминистра финансов Сергей Сторчак.

Российская «шерпа» на саммите – глава экспертного управления кремлевской администрации Юлия Юдаева заявила, что «дискуссии лидеров будут по разным направлениям». И действительно, основным документом саммита должна стать Санкт-Петербургская декларация лидеров – из 12 разделов, покрывающая весь спектр интересов G20: макроэкономические проблемы и финансовый контроль, создание рабочих мест и налоговую проблематику, содействие международному развитию и противодействие коррупции и так далее. К столь обширному документу могут быть добавлены еще от 8 до 10 приложений.Однако со 2 сентября над текстом декларации работают заместители министров финансов G20 и персональные «шерпы» каждого лидера. «Тут позиции схлестнутся: что можно включать, что нельзя включать, – предсказывал Сергей Сторчак. – Самое интересное происходит именно на этом этапе».

В 2010 году столь же бурно обсуждался на всех уровнях и в конечном итоге был принят так называемый Сеульский план действий стран G20. Он предусматривал координацию усилий лидеров мировой экономики по развитию инфраструктуры, человеческих ресурсов, созданию рабочих мест, по продовольственной безопасности и «зеленому» росту. Результат: к нынешнему саммиту из 67 обязательств прошлой встречи 33 оцениваются как исполненные, 33 – как «находящиеся в работе» и одно – как «приостановленное».

Замминистра финансов РФ Сергей Сторчак оценил 50-процентное выполнение как хороший результат. «Применительно к России назову лишь одно решение, хотя таких достаточно много, – сказал замминистра. – В конце 2012 года Банк России выпустил письмо-инструкцию под заголовком «О методических рекомендациях по разработке кредитными организациями планов восстановления финансовой устойчивости». Название документа говорит само за себя: российский регулятор выполняет одну из рекомендаций, согласованных «двадцаткой»...

Впрочем, у структуры G20 есть одна особенность, как и у любой бюрократии: ее жернова мелют медленно, но верно. Поэтому у каждого принятого на таких саммитах решения есть большая вероятность постепенной реализации, пусть даже через несколько лет.

А Россия ожидает на Петербургском саммите утверждения одобренного в июле министрами финансов G20 плана борьбы с выведением капиталов и прибыли в офшоры. Планируется также, что страны – члены БРИКС (Бразилия, Россия, Индия, Китай и ЮАР) договорятся о конкретных сроках создания собственного стабилизационного фонда объемом 100 млрд долларов.

Судьба России в XXI веке
История создания сетевого журнала.

Группа депутатов Ленсовета 21 созыва (полномочия с 1990 по 1993 год) и сегодня озабоченно следят за судьбой России, публикуют в настоящем сетевом журнале свои наблюдения, предложения, газетные вырезки, статьи, ссылки на интересные сообщения в Интернете, заметки.

Какое государство сложится в России в 21 веке: монархия, демократия, анархия, олигархия, деспотия или, может быть, клерикализм?
Блог создан после выборов в декабре 2011 года, которые, по мнению наблюдателей, были сфальсифицированы.
Народ возмутился столь явным обманом и вышел на площади в Москве и Петербурге. Депутаты Ленсовета в декабре 2011 года сделали соответствующие заявления.

На страницах этого дневника - публикации о культуре, финансах, политике, экономике, истории, войне:




Судьба революционныж реформ в книге
«Колбасно-демократическая революция в России. 1989-1993»

The Fate of Russia in XXI Century
Information about this site.


Petersburg politics convocation currently preoccupied follow the fate of Russia, put in this online journal his Notes, articles, press clippings, links to interesting posts on the Internet, observation, Offers.
Blog created after the election to representative bodies in December 2011, which, according to observers were rigged.
The people protested so obvious fraud and went Square in Moscow and St. Petersburg. Deputies of in December 2011 made declarations.
What kind of state will become Russia in the 21st century: oligarchy, anarchy, monarchy, despoteia, democracy or, perhaps, clericalism?

On the pages of this Blog you will find interesting articles:




The fate of the revolutionary reforms in the book
« Sausage-democratic revolution in Russia. 1989-1993»


Комментариев нет :

Отправить комментарий