пятница, 17 июля 2015 г.

Клуб любителей биржевого краха

Во время съезда лидеров азиатских стран в Уфе, чтобы пополнить список участников Шанхайской организации сотрудничества, Китай заморозил деятельность Шанхайской биржи, потому что очень сильно стала падать. Зато полку участников шанхайской организации прибыло. И что же они получат?

На китайском рынке ценных бумаг паника. Госкомпаниям Поднебесной запретили операции со своими акциями. Это примерно половина участников рынка. Индексы местных бирж рухнули от 7% до 40%. С 12 июня капитализация китайского фондового рынка упала почти на треть или на $2,8 трлн. Как мы констатировали ранее в статье «Пролом в Великой китайской стене», сокращение валютных резервов, падение объемов экспорта и импорта, угроза дефляции — сегодняшние будни китайской экономики. Китайский синдром неизбежно заразит и Россию.




И вот приплыли. С начала июня индекс Шанхайской фондовой биржи потерял более 30%, Шэньчжэньской фондовой биржи, где торгуются большинство госкомпаний, обрушился на 40%.

Почему так произошло? Участники китайского фондового рынка скупили чересчур много рисковых активов. В последнее время темпы роста экономики Китая резко замедлились. По прогнозам, в 2015 году рост экономики Китая составит 7%. Это самый низкий показатель за последние 20 лет. Игроки рынка рассчитывали напоследок подзаработать: купить рисковые активы, потом продать их и переложить средства в стабильные государственные бумаги.

Китайская лихорадка должна затронуть Россию напрямую. Напомним, дефолт в России 1998-го имел одной из своих первопричин азиатский кризис 1997-го, подточивший доверие к развивающимся странам. «Сейчас взаимосвязи проявляются гораздо быстрее. Уже сегодня можно отметить, что негативная динамика китайских торговых площадок вызывает спрос на защитную иену, а также после недолгой стабилизации возобновляет снижение цен на нефть», — отмечает финансовый аналитик FxPro Александр Купцикевич.

Но дальше будет хуже. Снижение темпов китайской экономики — это снижение потребления нефти. Падение спроса на «черное золото», что является ударом по рублю. Уже сейчас нефть стоит около $57 за баррель. Бюджет России рассчитан из $60. Если нефть обрушится до $40 (а это возможно — на рынок может выйти Иран и переполнить рынок своим дешевым сырьем), то российский бюджет потеряет до 3 трлн рублей доходов из запланированных 12 трлн.

В условиях, когда Россия отрезана от западных кредитов, нашу страну и компании ожидает еще более масштабный финансовый кризис.

В Китае плохо, но он нам близок. В Европе народ живет хорошо, но они там все - бяки!

Таков лейтмотив статьи известного колумниста газеты "Санкт-Петербургские ведомости" Александра Вертячих.
Почитаем.

Тема обвала китайского фондового рынка несколько недель не сходит с газетных полос. Шутка ли: котировки на крупнейших китайских биржах (если не считать Гонконга) в Шанхае и Шэньчжене покатились вниз 12 июня – то есть еще до апофеоза греческой долговой истории. К 9 июля объем торгов на этих биржах упал на 35%, а сумма потерь превысила 3,2 трлн долларов. То есть фондовый рынок Поднебесной терял примерно миллион долларов в минуту. За рамками биржевых сводок остались 90 миллионов частных инвесторов – простых китайцев, решивших поиграть на рынке акций и облигаций. Многие из них брали кредит под залог квартиры, чтобы прокрутить деньги на бирже.
Есть у этой истории скрытая от глаз подоплека. Шанхайский обвал – наглядная иллюстрация того, как государство корректирует излишнюю и неверную (в его понимании) экономическую активность населения. А все потому, что относительно недавно Китай вознамерился перейти к иной модели роста – потребительской. Ранее (в конце 1970-х гг.) КНР развивалась исключительно в русле генеральной линии партии. Собственно, как и сейчас, ведь ситуацию на бирже Шанхая исправили не трейдеры, а чиновники – попросту закрыв торги.

О чем, собственно, речь? О двух моделях роста народного хозяйства и о том, как они уживаются или вытесняют друг друга в современной экономике. Модель первая: государственная. Первая не потому, что лучшая, а потому как более старая.

С момента изобретения денег как универсального менового товара (считается, что за это мы обязаны финикийцам) они концентрировались в руках жрецов, царей и феодалов. Именно они и были главными распределителями финансов – потребителями, как мы теперь говорим. Когда появились централизованные государства, возникло понятие «государственная экономика».

Вторая модель – экономический подъем через рост частного потребления – возникла в Западной Европе во времена Возрождения и первых буржуазных революций, когда в городах появились бюргеры – говоря современным языком, средний класс. Он создавал собственный прибавочный продукт и распоряжался капиталами, зачастую сопоставимыми с королевскими.

По первой модели шли и идут страны восточной традиции, во главе которых сейчас, безусловно, стоит Китай. За счет колоссальных бюджетных вливаний в Поднебесной строятся тысячи километров дорог, города-миллионники и обеспечивается бизнес-экспансия китайских компаний в Африку, Юго-Восточную Азию и Америку. В цифрах эффект выглядит так: каких-нибудь 30 лет назад народное хозяйство КНР «весило» в 7 раз меньше американского, а в 2014 г. ее валовый внутренний продукт (ВВП) по номиналу составил 9,2 триллиона долларов, заняв второе место после ВВП США (16,8 трлн долларов).

Вторая модель – детище англо-саксонской и романской цивилизаций с их системой договоренностей и свобод – стала достоянием Европы. Она с трудом переваривает мегапроекты, зато обеспечивает более высокий уровень жизни. Вот статистика за 2013 год: номинальный ВВП на душу населения в Китае составил 6,1 тыс. долларов, в России – 14,6 тысячи, а в Финляндии – 47,2 тыс. долларов.

Комментарий.

"...с трудом переваривает мегапроекты" - что автор имел в виду? Можно, конечно, уже забыть про Панамский и Суэцкий каналы, Эйфелеву башню... Но не причислить к мегапроектам тоннель под Ламаншем, связавший Англию и Францию, - это, простите, уже лукавство. Новейшие скоростные железные дороги в Италии и других странах Европы тоже, по мнению автора заметки, недостаточно мега-проекты... Совесть-то осталась?

Однако простое деление народного богатства на число граждан не показывает, сколько денег есть в их распоряжении. По данным Международной организации труда (МОТ), среднемесячная зарплата в Китае вдвое ниже российской, а та в свою очередь в 2,4 раза ниже финской.

Комментарий.

"... простое деление народного богатства на число граждан " - в этой части поддерживаю автора. Надо было ему привести ещё доказательства более справедливой власти в Европе по сравнвению с Россией или Китаем. Такие доказательства - коэффициенты неравенства: децильный и Джини. Чем выше эти коэффициенты, тем больше угнетается бедное большинство народа богатым меньшинством - властвующей элитой. Коэффициент Джини (индекс концентрации доходов): в Финляндии 27,8%  (данные  World Bank )), в Китае 47.3%, в России в 2014 году 41,6%. Как говорится, приплыли! Значит, не у всех в России зарплата ниже финской, у кого-то в России зарплата может быть и в 2,4 раз выше, чем получает на той же должности финн. Неравенство - детонатор революции.


Делиться надо

Уж так устроен человек, что ему всегда хочется жить лучше. Сколь бы много ни строилось дорог и стадионов, счастье свое бюргер будет измерять размером своего кошелька и площадью квартиры. Как только восточные страны стали подниматься с колен, их среднему классу захотелось жить «как в Европе». Но как этого достичь? Простой раздачи денег населению нет ни в одной стране мира, а повышение зарплат с китайского до американского уровня съест рентабельность любого производства и подорвет устои экономического развития той же Поднебесной. А вслед за ней – и всех стран, покупающих относительно дешевую китайскую продукцию.

Комментарий.

Наиболее равноправные общества главным образом сосредоточены в Европе, их коэффициенты Джини лежат между 0,2 и 0,3. Многие из них — развитые капиталистические страны с хорошей системой социального обеспечения, например (в алфавитном порядке): Австрия, Бельгия, Дания, Германия, Нидерланды, Норвегия (страна с наиболее равномерным распределением доходов в мире), Финляндия, Франция и Швеция. Почему в России так жить не могут? Или не хотят?
Остается один способ: раздать среднему классу не «кэш», а кредиты. Купюры не падают с небес, а даются как бы авансом – с требованием их отработать. Этот механизм с той или иной эффективностью проворачивается во всех уголках планеты. Вот и правительство Китая, прекрасно осознавая необходимость напитать деньгами свой средний класс, включило не печатный, а «долговой» станок.

Главный механизм кредитования населения в КНР – ипотечный. В 2014 г. объем ипотеки в главных городах Китая составил 1,25 трлн долларов. В совокупности китайские банки в прошлом году выдали 1,6 трлн долларов в долг, что стало новым рекордом.

Ипотечный рынок Поднебесной постепенно стал напоминать мыльный пузырь, когда кредиты брали, чтобы потом перепродать недвижимость подороже и оформить новый заем. Реальные доходы и возможность погасить ипотеку не всегда принимались людьми в расчет. Чтобы избежать кризиса в американском стиле, власти КНР повысили ставки по жилищным кредитам.

Перед китайскими бюргерами возникла дилемма: или жить на одну зарплату, или прокручивать сбережения вне рынка недвижимости. И вот тогда перед относительно зажиточными гражданами Поднебесной замаячила перспектива игры на фондовом рынке. Благо на первых порах китайские власти этому потворствовали, дав возможность скупать акции подконтрольных государству компаний. Цель благая: дать шанс среднему классу стать реальным инвестором, дополнительным движком экономики.

В итоге за год (до середины июня) цена акций на китайских биржах более чем удвоилась, объем рынка на пике достиг невиданных ранее 6,7 трлн долларов. Частные инвесторы формировали до 90% торговли китайскими акциями, только в мае текущего года было открыто более 14 млн торговых счетов.

И все бы хорошо, если бы не одно «но»: биржи континентального Китая (кроме гонконгской) – явления сугубо внутренние. Иностранцев там не приветствуют, если учесть, что основная масса ценных бумаг эмитирована госкомпаниями. Следовательно, перепродать акции кому-то еще дороже было невозможно. В какой-то момент начался спад, обернувшийся обвалом, конец истории известен всем: китайские власти остановили торги, оставив 90 миллионов мелких инвесторов на бобах.

Впрочем, наш рассказ не о том, как устроены биржи Китая. Этот пример показывает, насколько сложно изменить модель экономического роста. Даже если государство к этому стремится. Урок не только для Китая. А власти КНР, надо полагать, еще не раз повторят эту попытку, и, в конце концов, возможно, добьются успеха.

Александр Вертячих
Источник: spbvedomosti.ru

Примечание

Китайскому госагентству China Securities Finance предоставили до 3 трлн юаней ($483 млрд) для поддержки фондового рынка. В связи с этим существуют опасения, что его восстановление было искусственным, а не рыночным
Падение китайского фондового рынка началось в конце июня. К 3 июля индекс Шанхайской биржи упал более чем на 12%. В результате, по данным Bloomberg, четверть компаний, зарегистрированных на биржах КНР, заморозили торги своими акциями на $1,4 трлн.
Власти заподозрили, что одной из причин кризиса стало «злонамеренное закрытие коротких позиций» некоторыми компаниями. В связи с этим расследованием событий на Шанхайской бирже занялось министерство общественной безопасности Китая.

Подробнее на РБК: top.rbc.ru

Уфимское примирение



Завершившийся 10 июля в столице Башкирии Уфе саммит Шанхайской организации сотрудничества ознаменовался количественным ростом стран – участниц альянса: к России, Китаю и четверке центральноазиатских государств присоединяются Индия и Пакистан. Сам факт включения в структуру ШОС этих двух стран с непростыми, мягко говоря, взаимоотношениями, уже стал темой оживленных дискуссий в экспертном сообществе.
Расширение ШОС, которое произошло на саммите в Уфе, не осталось незамеченным на Западе. Влиятельные западные издания отметили это как вектор усиления многополярного мира и, соответственно, ослабления гегемонии Запада. Так, американский еженедельник Newsweek подчеркивает, что присоединение к ШОС Индии и Пакистана вызывает беспокойство на Западе. «Эта международная организация, которая практически неизвестна на Западе, должна объявить о том, что вскоре будет включать государства, представляющие половину населения мира», – отмечают авторы статьи.
Радиостанция «Голос Америки» подчеркивает, что на саммите в Уфе впервые в истории две соседние страны, обладающие ядерным оружием, становятся членами одной организации, нацеленной на обеспечение безопасности в регионе. В то же время внутри ШОС удастся сохранить баланс, так как Индия является союзником России, а Пакистан – Китая. Более того, отмечается, что именно в России может начаться процесс исторического примирения двух злейших врагов: Нью-Дели и Исламабада.
По мнению и. о. директора Института Дальнего Востока РАН профессора МГИМО Сергея Лузянина, Запад явно проморгал расширение и становление ШОС в качестве полноценной евразийской организации. «ШОС всегда воспринималась на Западе как узкая утилитарная группа, которая занималась региональными делами. И вдруг на саммите в Уфе произошел прорыв: расширение организации за счет присоединения Индии и Пакистана, а также увеличение количества стран-наблюдателей. И, самое главное, происходит формирование единого евразийского пространства за счет стыка Великого шелкового пути и Евразийского экономического союза. ШОС в этом качестве становится диспетчером Евразии», – подчеркивает этот аналитик.
Лузянин уверен, что сам факт достигнутой между Россией и Китаем договоренности о формировании евразийского пространства крайне важен с геополитической и экономической точек зрения. «Фактически речь идет о том, что Китай как рождающаяся сверхдержава формирует свою политику на континенте, – говорит он. – Интересы России в свою очередь совпадают с интересами Китая. Идет процесс формирования незападного мира на огромном пространстве. Параллельно попыткам диктата США и проблемам внутри ЕС уже сформировалось новое евразийское пространство», – отметил Лузянин.
«ШОС – это региональная организация. Причем этот регион – Евразия – сейчас в центре всеобщего внимания: там и запрещенное в России «Исламское государство», и конфликты в Южно-Китайском и Восточно-Китайском морях, – говорит главный редактор журнала «Россия в глобальной политике» Федор Лукьянов. – В условиях попытки консолидировать Евразию и превратить ее из объекта в субъект мировой политики (что происходит на фоне сближения России и Китая) ШОС из довольно вялой организации с непонятным мандатом превращается в перспективного координатора».
«Такие проблемы, как исламский радикализм, дальнейшая судьба Афганистана или же возможность дестабилизации центральноазиатских государств, являются общей угрозой для всех участников ШОС, как старых, так и новых, – свидетельствует политолог Геворг Мирзаян. – Китай в данном случае не исключение. Распространение исламского радикализма в странах Центральной Азии может перекинуться на Синьцзян-Уйгурский автономный округ, а дестабилизация центральноазиатского пространства поставит под очень большой вопрос китайский проект «Шелкового пути». Индия же способна внести серьезный вклад в борьбу с этими угрозами – в конце концов для Дели исламский экстремизм представляет такую же угрозу, как и для Пекина, если даже не большую».
Входящие в состав ШОС государства намерены в перспективе расширять сотрудничество со странами – участницами Евразийского экономического союза (ЕАЭС). Такое мнение высказывает киргизский эксперт Игорь Шестаков. «Основные фигуры ШОС в ближайшем будущем станут ориентироваться на укрепление партнерства с государствами – участниками ЕАЭС, – констатирует он. – Потому что между всеми этими странами на сегодняшний день сложились устойчивые и взаимовыгодные отношения». По словам эксперта, подтверждением этого стало предоставление Белоруссии на саммите в Уфе статуса страны-наблюдателя в ШОС, а Армении – статуса партнера по диалогу. «И это крайне важный момент для сближения взглядов ШОС и ЕАЭС», – подчеркивает он, считая, что в перспективе связи между этими двумя организациями будут только развиваться. «Сотрудничество будет только нарастать, потому что для него существуют веские экономические причины, – уверен Шестаков. – Ведь еще до присоединения к организации Индии и Пакистана численность населения стран ШОС достигала почти 1,6 млрд человек, а это очень внушительный и перспективный для всех рынок».
Александр Рабковский
Источник: spbvedomosti.ru


Судьба России в XXI веке
Философия блога.

Каким государством станет Россия в 21 веке: деспотия, монархия, демократия, олигархия, анархия или, может быть, гуманизм?
Блог придуман после выборов в декабре 2011 года, которые, по мнению наблюдателей, были сфальсифицированы.
Народ возмутился узурпацией власти и вышел на митинги. Авторы публикаций в этом блоге правозащитник Юрий Вдовин, журналист Александр Сазанов, философ Лев Семашко, искуствовед Сергей Басов, юрист Сергей Егоров, действительный государственный советник Леонид Романков, политик Павел Цыпленков в декабре 2011 года призвали власти разобраться со всеми фактами фальсификаций.

Депутаты Ленсовета 21 созыва (полномочия с 1990 по 1993 год) и сегодня озабоченно следят за судьбой России, публикуют в настоящем блоге свои ссылки на интересные сообщения в Интернете, предложения, заметки, статьи, наблюдения, газетные вырезки.

На страницах этого сетевого журнала - публикации о культуре, войне, истории, политике, финансах, экономике:




Новейшая история России в книге
«Колбасно-демократическая революция в России. 1989-1993»

The Fate of Russia in XXI Century
Information about this site.


Blog launched after the election in December 2011, which, according to observers were rigged.
The people protested usurpation and went rallies. Deputies of in while made declarations.
Petersburg politics convocation today preoccupied follow the fate of Russia, publish in this online journal his articles, press clippings, Notes, observation, links to interesting posts on the Internet, Offers.
What kind of state will become Russia in the 21st century: oligarchy, anarchy, despoteia, monarchy, democracy or, perhaps, humanism?

On the pages of this online journal - publication of the History, Politics, Culture, Finance, Economy, War:




The fate of the revolutionary reforms in the book
« Sausage-democratic revolution in Russia. 1989-1993»

Комментариев нет :

Отправить комментарий