понедельник, 5 августа 2013 г.

Навальный — это Ельцин сегодня


Навальцин

Навальный — это Ельцин сегодня. Эта мысль звучит то ли как еще вопрос, то ли как уже утверждение. "ДП" решил поискать сходства и различия в поступках и словах Бориса Николаевича и Алексея Анатольевича.

История России полна парадоксов. Вчерашние мессии и мечтатели, придя к власти, становятся прагматиками, каких поискать, либералы организуют страну как казарму, просвещенные европейцы начинают морить голодом и зомбировать население, а правдорубы и бунтари не ломают пирамиду лжи, а строят свою, еще более изощренную.
Есть мнение, что власть у нас воспроизводит сама себя и сегодня мы находимся в преддверии очередной смены вывесок и названий. На слуху очередное имя — Алексей Навальный, в котором одни видят опасного нарушителя статус–кво, другие — спасителя, третьи — нового тирана. Публицист Михаил Делягин предложил версию развития событий, когда Навальный завтра возглавляет ту самую коррумпированную бюрократию, против которой он так рьяно борется сегодня. Комментаторы отмечают авторитарные замашки молодого политика, его популизм, стремление понравиться потенциальному избирателю и в то же время закрытость его политической кухни.
Напрашивается сравнение Навального с другим бывшим оппозиционером и любимцем интеллигенции, который пришел к власти на волне антиэлитного протеста, но создал в итоге, если называть вещи своими именами, диктаторский режим. Речь, конечно, о Борисе Ельцине.
Может ли быть что–то общее между партаппаратчиком из прорабов и юристом, который закончил престижную программу в Йельском университете?

Автократ vs. демократ


"Я и сам был ярым ельцинистом, — признал Навальный в одном из недавних интервью, — но он оказался отвратительным лицемерным алкоголиком и в итоге обменял то, что было достигнуто, во что люди верили и чего добивались, на безопасность для своих жуликов–родственников: Тани, Вали и всех остальных. Ради того, чтобы они сохранили свои 300 млн, которые где–то скрысили на каких–то нефтяных компаниях и остались в безопасности, Ельцин сдал все то, во что верили миллионы людей, которые голосовали за него".
Действительно, о том, что Ельциным двигала неуемная жажда власти, сказано много. Еще его предшественник на посту главы Свердловского обкома КПСС Я.П. Рябов писал, что Борис Николаевич ради карьеры "переступит через родную мать". В феврале 1991 года с публичной критикой авторитарного стиля Ельцина выступили Светлана Горячева, Рамазан Абдулатипов и другие депутаты тогдашнего парламента. Но интеллигенция сочла эти предупреждения выпадами "коммуняк" против кумира, которого, по русской традиции, она сама себе создала и обожествила. История подтвердила, что показная демократичность Ельцина стала тяготить его сразу после того, как он добрался до властных вершин. На президентских выборах 12 июня 1991 года (кстати, в "демократической" России о честности и открытости подсчета голосов в условиях позднего СССР уже забыли) Ельцин был избран большинством в 57% голосов (против 17%, поданных за Николая Рыжкова, его противника из правящей партии).
"Впервые в тысячелетней истории России президент торжественно присягает своим согражданам. Нет выше чести, чем та, которая оказывается человеку народом, нет выше должности, на которую избирается гражданин государства", — заявил тогда Ельцин. Он в одночасье стал легитимнее Горбачева, которого избирал не народ, а Съезд депутатов, и сразу стал строить режим личной власти. Так, он и его приближенные предпочли не заметить итогов референдума о сохранении СССР, который прошел 17 марта 1991 года. Вместо этого Ельцин предпочел кулуарно сговориться с партийными бонзами из других советских республик, которые так же мечтали о власти, и в декабре того же года добил Советский Союз. Провальная экономическая политика первых месяцев новой России привела к росту оппозиционных настроений в обществе, и в декабре 1992 года те же депутаты, которые недавно аплодировали Ельцину, не утвердили его фаворита Егора Гайдара на пост премьера. На следующий же день Ельцин решил сорвать заседание Верховного Совета, и в стране начался политический кризис. 20 марта 1993 года он издал указ о введении особого режима управления. Указ осудил не только неподконтрольныйВерховный Совет, но и Конституционный суд. За импичмент Ельцину высказалось 617 депутатов из 1033 — впрочем, парламент проявил законопослушность и не пошел дальше. По той самой Конституции, на которую, как доказали последующие события, Ельцин плевал, импичмент требовал двух третей депутатов, то есть нужно было еще 72 голоса. Президент устоял и вскоре припомнил депутатам их неповиновение: обратился к толпе послушной ему интеллигенции на Васильевском спуске и запустил референдум, итоги которого истолковал в свою пользу. В либеральных СМИ, тогда влиятельных, началась кампания по дискредитации парламента, которая завершилась его роспуском и расстрелом из танков, вводом армии в Москву, сотнями жертв. Отменив решения Конституционного суда и саму Конституцию, Ельцин фактически стал диктатором — тем самым российским Пиночетом, о котором вслух мечтали многие либералы.
Может ли Навальный в случае краха нынешнего режима, например придя к власти в ходе первых с 1991 года выборов без административного ресурса, повести себя так же? Его высказывания на эту тему однозначны: он за честную конкуренцию на выборах — но стоит ли верить декларациям? В пользу Навального говорит наличие у него артикулированной программы — в отличие от Ельцина, который часто менял свою точку зрения в зависимости от того, что хотела услышать публика. Что касается честолюбия, то для любого политика это нормальное качество.

Олигархи


Свита делает короля, и ближний круг Бориса Николаевича прекрасно характеризовал его как политика.
Так, став президентом во второй раз, он "расплатился по счетам", сделав Чубайса главой президентской администрации, Березовского — заместителем главы Совбеза, а Потанина — первым заместителем премьера. В США менеджер избирательной кампании получает свой белый гонорар, но не может и помыслить, чтобы войти в бизнес–элиту. Способен ли Навальный пойти по западному пути, или в случае победы менеджер его нынешней кампании Леонид Волков также станет одним из богатейших людей страны? Ответ на этот вопрос остается открытым, но общая крайне коррумпированная атмосфера российской политики настраивает скорее пессимистически. Не помогают и заявления того самого Волкова, которые говорят о большой разнице между декларациями и реальностью мэрской выборной кампании. "Программа — это такая штука, которая должна быть, но никто не должен ее читать", — публично заявил Волков. Или, по его мнению, выборы московского мэра представляют "поле для политического торга". Похоже, за последние годы такие, как Волков, освоили язык западного политического менеджмента, но легко переступают через красные флажки, что, скажем, в США было бы равносильно профессиональному самоуничтожению. Какова мотивация команды Навального? Стремление расчистить авгиевы конюшни российской политики — или, отправив за решетку членов кооператива "Озеро", занять их хлебные места?

Национализм


Навального часто упрекают в национализме, но и Ельцин вовсе не был чужд националистических заявлений. Еще в бытность московским правителем он встречался с руководством общества "Память", и, кстати, фраза о России, поднимающейся с колен, принадлежит ему, а вовсе не Путину, как принято думать. Когда его избрали главой РСФСР, Ельцин заявил: "Великая Россия поднимется с колен! Мы обязательно превратим ее в процветающее, демократическое, миролюбивое, правовое и суверенное государство".
Чем это отличается от программы Навального? Молодой политик подчеркивает, что его национальное государство — не империя, а некое децентрализованное образование в духе идей Михаила Ходорковского. "Национальное государство — это европейский путь развития России, наш милый уютный, при этом крепкий и надежный европейский домик", — заявлял Навальный. Интеллигенции нравится идея жить как в Швейцарии, пусть даже в рамках Московской области — правда, остается открытым вопрос, за счет кого мог бы существовать такой уютный домик.
С другой стороны, Навальный стремится сохранить поддержку ключевой для себя аудитории — молодыхобеспеченных мужчин от 25 до 35,среди которых национализм — вовсе не бранное слово. "Национализм должен стать стержнем политической системы России", — говорит Навальный. В 2007 году он был одним из создателей национал–демократического движения "Народ", принимал участие и в "Русских маршах" — сначала как наблюдатель от "Яблока", потом как один из организаторов, сотрудничает с тех пор и с ДПНИ,и с Русским национальным движением, и с "Великой Россией".

Борцы с коррупцией


Борис Николаевич сделал себе имя на критике привилегий партноменклатуры — чтобы, придя к власти, дать "семье" такие привилегии, которые коммунистической верхушке и не снились. Главная тема Навального — также критика коррумпированных чиновников. Собственно, известность ему принес не какой–либо из его политических проектов, которые были достаточно вторичны, а обличительный мем "партия жуликов и воров". Выступая на митинге 5 декабря 2011 года, он прибавил еще "и убийц". КПСС как правящая партия была главным объектом удара и для Ельцина — именно как массовая организация, скреплявшая государство. Никакой люстрации по партийному признаку при Ельцине проведено не было, напротив, чиновников прежнего режима, особенно из спецслужб, охотно брали на работу и в государственные, и в олигархические структуры. Сегодня Навальный говорит о возмездии для коррупционеров, о люстрации, о возвращении в страну награбленного — но реальная политика может побудить его заключить мир с прежними врагами. Об этом косвенно заявлял и Леонид Волков, который пообещал московским чиновникам сохранить работу, если они согласятся с новыми "правилами игры".

Неудачи обращают на пользу


Ельцин отличался фантастической способностью обращать себе на пользу неудачи и провалы. Летом 1989 года итальянская газета La Reppublica написала о его публичном появлении в США в пьяном виде. Московская интеллигенция восприняла статью, перепечатанную "Правдой", как провокацию "коммуняк" против инакомыслящего, и дело кончилось отставкой главного редактора "Правды". В сентябре того же года Ельцин, возможно при тех же обстоятельствах, упал с моста в воду, и шумиха вокруг этого также прибавила ему очков как жертве режима. Началом его карьеры как независимого политика можно считать выступление с обличением номенклатуры накануне 70–летия Октября перед Московским обкомом партии. Резонанс был большой, и в партийной верхушке чуть было не возобладало мнение снять Ельцина со всех постов. Тогда Ельцин написал Горбачеву покаянное письмо, пытался, по свидетельству того же Горбачева, покончить с собой (или симулировать попытку самоубийства), а через 2 недели выступил с публичным покаянием.
В США подобное двурушничество с признанием вины, отказом от своих слов означало бы политическую смерть — но Ельцин сохранил ореол борца с системой, оставшись в рядах номенклатуры. Его понизили до министерской должности, вывели из Политбюро, но оставили членом ЦК. Когда политическая конъюнктура изменилась, Ельцин снова выступил с критикой верхов и за перестройку, став народным депутатом.
Навального также вполне можно назвать записным неудачником. Все его бизнес–начинания, такие как фирма по оказанию парикмахерских услуг, проваливались, на бирже он потерял много денег, из финансово успешных проектов можно назвать разве что агентство по оказанию рекламных услуг партии "СПС".
Обвинение по лесному делу явно политически мотивировано, но в любом случае нужно признать, что советник губернатора Белых потерпел фиаско в попытке вылечить проблемы лесной отрасли через некую внешнюю компанию. Однако дело лишь повысило медийную узнаваемость Навального и явно прибавило ему политических очков — точно так же, как любые обвинения в адрес Ельцина только работали на его имидж страдальца и борца с коррупцией.

Работа в тылу врага


Навальный в 2010 году стал героем года по версии сайта Openspace за "работу в тылу врага", и не просто так. Партия "Яблоко" послала его наблюдателем к националистам — и вскоре он примкнул к ним. Когда "Яблоко" вело переговоры с СПС, Навальный подружился с лидерами этой партии Марией Гайдар и Никитой Белых, и тот назначил его своим внештатным советником. "Яблоко" заподозрило его в двурушничестве, и Навальный тогда призвал к отставке Григория Явлинского.
Ельцин тоже известен тем, что взорвал изнутри организацию, видным членом которой состоял, — КПСС.

Проамериканизм


Борис Ельцин не раз признавался в своих симпатиях к американской политической системе, и выстроенный им режим по форме был скопирован с модели американской президентской республики. Правда, формальные копии этой системы сделали в свое время и Мексика, и Филиппины, что не сделало эти страны Соединенными Штатами. Вот и в России сенат — это вовсе не сенат, суд — вовсе не суд, разделение властей —вовсе не разделение властей в их американском понимании. Имитация отличается от оригинала, как "ё–мобиль" от "Боинга", но, кажется, Ельцин и в самом деле любил Соединенные Штаты — может быть, за имперскость, которой так не хватало построенному им компрадорскому режиму.
Алексей Навальный был отобран американцами для учебы в престижном Йеле, а некоторые его идеи настолько кажутся калькой с США, что кое–кто сравнивает созданное им движение с американской праворадикальной Tea Party. Навальный выступает за право любого гражданина на ношение оружия, за децентрализацию полномочий органов власти на американский манер, за выборную муниципальную полицию.
Эти идеи выглядят вполне симпатично — другое дело, насколько они подходят России. Навальный, правда, часто говорит, что у России нет какого–то особого пути, но интересно, как он будет решать возникшие по ходу дела вопросы на практике. Рассуждая гипотетически: будет ли он, ломая через колено, проводить приватизацию вузовских зданий в Петербурге, если парламент города это запретит? Признает ли решение суда в Ненецком округе, который предпишет нефтегазовым компаниям платить налоги по месту работы? Или создаст систему, при которой у нас будет все называться по–американски, а смысл будет иметь совсем другой?


Газету "Деловой Петербург" процитировал В.В.Лапинский, 
председатель Президиума Санкт-Петербургской коллегии адвокатов
"Юристы - за конституционные права граждан"

Судьба России в XXI веке
Справка об этом сайте.


Петербургские политики и в настоящее время озабоченно следят за судьбой России, помещают в этом сетевом журнале свои предложения, заметки, наблюдения, газетные вырезки, статьи, ссылки на интересные сообщения в Интернете.
Каким государством станет Россия в 21 веке: анархия, олигархия, монархия, деспотия, демократия или, может быть, клерикализм?
Блог начат после выборов в представительные органы власти в декабре 2011 года, которые, по мнению наблюдателей, были сфальсифицированы.
Народ возмутился узурпацией власти и вышел на площади в Москве и Петербурге. Депутаты Ленсовета в декабре 2011 года сделали соответствующие заявления.

На страницах этого дневника вы найдете интересные статьи:




Новейшая история России в книге
«Колбасно-демократическая революция в России. 1989-1993»

The Fate of Russia in XXI Century
History of the online journal.

Blog created after the election in December 2011, which, according to lost parties were rigged.
The people protested so obvious fraud and went rallies. Deputies of in while made declarations.

What kind of state will become Russia in the 21st century: despoteia, anarchy, monarchy, oligarchy, democracy or, perhaps, humanism?
A group of deputies of Lensoviet 21 convocation currently closely follow the fate of Russia, put in this online journal his Notes, press clippings, Offers, observation, articles, links to interesting posts on the Internet.

On the pages of this online journal you will find interesting articles:




The fate of the revolutionary reforms in the book
« Sausage-democratic revolution in Russia. 1989-1993»


Комментариев нет :

Отправить комментарий