вторник, 19 мая 2015 г.

Александр Невзоров. Пассажир поезда, стремящегося к пропасти.

Александр Невзоров:
- Тут естественно есть вопросы: нет ли у меня желания пойти в Думу? Не является ли этот вечер началом выборной кампании? Это с билетиками за такие деньги! Нет. И думаю, что все сокровища Карибского моря не заставили бы меня снова вернуться ни в какое из структурных подразделений Российского государства. Никогда и не при каких условиях. Столь же часто на многих других встречах меня спрашивают про то, каким волшебным образом я четыре раза избирался и был всего один раз за четыре срока. Ну, во-первых, не один раз. Я был раза четыре как раз. Надо было приезжать, оформлять какие-то документы. Было, конечно, очень интересно разобраться в механизме и очень интересно было посмотреть на все это изнутри, увидеть и исследовать. В первый раз, когда я исследовал, меня поразила простота механизма, хотя тогда это еще было заводным, веселым, яростным. Еще был 93-й год, все еще были искренними, еще ни у кого не было помышлений ни о каком использовании Думы в качестве лоббистской площадки и возможности шалить по-мелкому или по-крупному. Но уже вторая-третья Дума — там три или четыре шестеренки, анкерок, все это заводится из правительства и из Кремля, и потом Дума звенит очередным законом. Механизм настолько незатейливый, что говорить о нем всерьез даже не стоит и даже было бы странно. Могу сказать, что после нынешнего состава я думаю, что грязнее ругательства, чем слово «депутат», вообще не существует. И даже для меня, для абсолютно бесчувственной рептилии, которая никогда не озадачивалась какими-то проблемами имиджа или репутации, даже для меня слово «депутат» как-то грязновато. Посему нет. Не пойду. Ни в коем случае.


Очередной самопиар предпринял известный в Санкт-Петербурге экс-депутат Государственной Думы, а чуть ранее - выдающийся тележурналист Александр Глебович Невзоров. Он дал довольно-таки откровенное и антиправительственное интервью крупному Санкт-Петербургскому журналу. Тележурналист рассуждает о судьба России в 21 веке.
Почитаем. 

Власть понимает, кого нанимает


Ветеран информационных войн и четырежды депутат Госдумы Александр Невзоров вновь оказался в обойме «властителей дум». И снова - против течения. В 91-м он шокировал свободолюбивую общественность репортажем «Наши», снятым со стороны тогдашних «федералов» на вильнюсской телебашне. Защищал рижский ОМОН и ГКЧП. Снял «Чистилище» о Чеченской войне, где обе стороны выглядели одинаково омерзительно. Как «тяжелая артиллерия» призывался на выборы - топил Собчака и выручал Матвиенко. Публично издевался над работниками РПЦ, а потом и над религией вообще. Сейчас стал постоянным гостем либерального «Эха Москвы» и колумнистом отвязного «Сноба».
Александр Невзоров больше не подсаживается в поезда, идущие в пропасть
Сегодня пламенный публицист - хоть и служит на Первом канале к «главному калибру» не допускается. Оказалось - но собственному желанию.
Интервью у Александра Невзорова взял корреспондент журнала «Город 812» Аркадий Дунаев.

- Когда вся эта история начиналась, украинско-крымская, старых всяких волков телевизионных собрали и им стали объяснять, не вдаваясь особо в подробности, что вот, ребята, здесь надо бы поработать. При этом как бы обещалось все. Кто-то купился. Это такая баллада о непроданной совести - непроданной, потому что за нее очень мало предлагали. Явно недостаточно некоторым. Но вот я как-то учуял в этой ситуации ту степень ответственности, которая меня не устраивала. Я вообще не люблю ответственности никакой и всегда стараюсь ее избегать. И вообще я для себя решил, что не буду подсаживаться в поезда, которые на такой скорости идут в пропасть.
Я не интересуюсь политикой - я ведь наемник. У хорошего танка башня крутится во все стороны. Он может стрелять сегодня туда, а завтра сюда. Это вопрос цены и, скажем так, личной заинтересованности.

- Было у нас в истории года два, когда телевизор политику более-менее честно отражал - до выборов 93-го. Потом ТВ само стало новую реальность создавать. Скоро будет, как у Пелевина в «Generation П», где политиков делают компьютерной графикой.
- А политиков на самом деле нет. Есть антисанитарные, достаточно омерзительные черносотенцы, которые руководят сегодняшней идеологией и ее олицетворяют. И есть либеральная часть как бы политики - которые на самом деле ничуть не лучше черносотенцев, они абсолютно такие же. Их сожаления об утраченной свободе слова - на самом деле тоска по возможности самим закрывать газеты и телеканалы. Кто закрывал «600 секунд», чуть не прихлопнув весь Пятый канал за-
одно? Политиков нет ни там ни гам - и не предвидится.

- В «Generation П» создатели виртуальной политики старались не думать, кто же всем этим управляет. Если все вокруг - имитация, и существует лишь на экране.
- Ситуация достаточно хороша, чтобы ею не надо было управлять. Это настолько удобно! Нужно лишь минимальное управление - когда публике объясняют, что она думает, из телевизора. Здесь просто уже телевизионщики вошли в дикий вкус, им это очень нравится. Наибольший рейтинг имеют новости абсолютно примитивные, напичканные простым, незамысловатым и очень понятным враньем. Вот тогда они и получили свои 80% - и рейтинга главного, и рейтингов в общем. И это всем очень нравится. Но не надо ситуацию в стране целиком валить на прессу, да? Ведь порнографический журнал может вызвать эрекцию, но он ни у кого не может отрастить пенис. Следовательно, в этом народе что-то есть, что легко поддается вот на эту информационную провокацию.

- Что-то, конечно, есть - раз 86% испытывают глубокое удовлетворение.
- Несколько доброжелательных наемников пытались объяснить: «Ребята, давайте снижайте рейтинги». Потому что рейтинги в 92-93 (а они такие в реальности!) - это признак тяжелого воспаления и тяжелой болезни политической, следствием которой бывают большие революционные бури, смерчи и все остальное. У нормального политика рейтинг не должен выходить за 53-54%.
Хотя реальные рейтинги очень большие, надо понимать, что это ни о чем абсолютно не говорит. Потому что у Каддафи был такой же рейтинг - а потом все, кто этот рейтинг обеспечивал, радостно делали селфи на фоне известного холодильника в Мисурате. И когда мы говорим об этом рейтинге, мы должны понимать, что он не имеет ничего общего с народной любовью. Чтобы народную любовь каким-то образом организовать, нужен гигантский репрессивный аппарат, который научит любить начальство, заставит любить начальство - и будет эту любовь поддерживать в реальности. Нет репрессивного аппарата - значит, это не любовь. Рейтинги никого ни от чего не защищают.

- А «ближний крут» - они защитят?
- У нас были вот эти 10 дней загадочного исчезновения Владимира Владимировича. Понятно, что это было хулиганство и желание посмотреть, как будут вести себя все эти заводные фигурки без подзавода. Могу сказать, что результаты трагические. Одно дело -вся либеральная оппозиция, которая уже примеряла всё: от терновых венцов до алмазных. Но с какой скоростью и как посыпалось го самое верное окружение! Это же всё мои товарищи, я же в прошлом тоже баловался фашизмом... Эти товарищи, вся эта черносотенная сволочь - она же на полном серьезе подумала, что пора соскабливать бороды и бежать на курсы английского. На полном серьезе вся эта великодержавная публика, орущая «Крымнаш!», «Встаем с колен!», - они же мгновенно сели на измену и стали пугливо озираться. Понятно, что это - карточный домик, который мгновенно рассыпается без главного фигуранта.

- И те же «92%», случись что, так же влюбятся в нового начальника?
- Ага. Абсолютно. Вот смотри: из кого сформировались все эти большие государственники, все эти сторонники русской идеи? Вот когда это было опасно, они все сидели, как самые последние тихие тараканы по самым последним щелям. Мы никого из них не видели ни в приднестровских окопах, ни с рижским ОМОНом. Вся сегодняшняя великодержавная шушера была покрашена под цвет окружающей демократической среды. И все большие любители России и разрыватели за нее тельняшек, приниматели законов Димы Яковлева и прочая, и прочая - сидели тихо, как наркотизированные крысы. И то же самое будет, поверь мне, когда они поймут, что их никто не будет больше заводить. То есть это ситуация одного человека.

- А сам человек это понимает?
- Не знаю. Но это фигура, безусловно, поражающая своей одинокостью. Возможно, трагическая в своем ближайшем будущем. Мы знаем: очень многие большие судьбы заканчивались... Они на то и большие - чтобы закончиться самым трагическим образом. Понятно, что эта вся «крупность» не остается безнаказанной.

- А почему на экране, когда нам показывают государственных мужей...
- Такие мерзкие рожи?

- Мало того - еще и насупленные. Вот-вот хором запоют про «суровые годы». Почему?
- Это же типичный партийный стиль людей, которые абсолютно понимают и интеллектуальную свою неполноценность, и личностную ничтожность. Единственное, что они могут себе позволить, - эту вот нахмуренность и «вброшенность» в драму Родины. Вот они свою простенькую роль понимают так, и они ее честно играют. Да они и за границей такие. Посмотрите в любом магазине - они там посреди любого магазина стоят, как будто бы обыском руководят. А такие умные люди, как Володин, - точнее, не умные, а развитые...

- У него тоже на лице написано: «Враг у ворот!»
- Правильно, он же ведь руководит всем этим диким племенем. Он совсем не примитивен, как о нем думают. Он избрал очень простые пути решения вопросов. Это навеяно Славой Сурковым, который всегда демонстрировал предельно сложные и предельно неэффективные пути - но при этом красивое, завораживающее макраме из фигур, фактов... Но тут было решено, что все это - фигня полная, и надо идти напролом - и гораздо будет проще. Вот этот рейтинг в 92 процента сделан володинскими волосатыми ручками. То есть он предельно эффективен.
...Я просто рассматриваю это всё. Я не имею к этому касательства. И я очень благодарен ситуации, мне она нравится. Мне нравится ситуация с попами, ситуация с тупой «Единой Россией», потому что я имею возможность поизучать исторические процессы на очень близком расстоянии. Я, конечно, изучал довольно много всяких ГКЧП, заговоров, мятежей, переворотов. Но в моем наборе лабораторных образцов такого, как сегодня, в общем, не было.

- Вы очень резко высказываетесь о РПЦ, да и о религии вообще. Вас еще анафеме не предали?
- Это невозможно. Во-первых, я некрещеный и не принадлежу к их церкви (и к любой другой, кстати говоря). А во-вторых, они не имеют никакой возможности со мной коммуницировать. Целой церкви запрещено общение, диспуты, разговоры (об этом есть документ, озвучивал его этот Легойда) с Невзоровым! Нигде и никогда такого не было в истории христианства. Поскольку они все время ввязываются со мной в какие-то конфронтации словесные, а я, в силу того, что знаю специфику обсуждаемого вопроса и у меня богатый опыт эфирный, довольно быстро расправляюсь с собеседниками, и им это не нравится. Поэтому они решили сделать вид, что меня нет. И меня это, в принципе, тоже устраивает.

- Но «симфония» государства и церкви уже на «крещендо» выходит.
- Очень хорошо. Хотелось бы, чтобы они еще поизымали тиражи книг, погромили какие-нибудь выставки. То есть, чтобы они наработали для нации моральное право их законодательно опустить и поставить на место уже окончательно. В случае с «Тангейзером» замечательно, что это произошло достаточно шумно и мы опять увидели этот поповский оскал со стремлением и желанием построить всех в соответствии с правилами их «хобби».
Идеология «Третьего Рима», богоизбранности, особой нации, особой культуры, русской цивилизации - всего того, что на проверку является абсолютным бредом, - это ведь поповских рук дело.

- Но большинству эта тема явно нравится. Почему? Ведь сограждане не в церковно-приходских школах учились.
- Человеку кажется, что он имеет отношение к какой-то огромной, вселенской, невероятно значимой силе. Если, зная химию, зная физику или теорию поля, вы - всего лишь один из многих и вас ничто не отличает от знающего это же англичанина или индуса, то здесь вы - представитель особой группировки. Какой больше нет нигде, и которая достойна самой высокой участи. Это очень опьяняет, поверьте. Чем человек ниже интеллектуально, тем для него важнее осознание своей принадлежности к агрессивной и большой стае. Просто потому что он обретает свою значимость только за счет принадлежности к этой стае. И вот это волшебное чувство пришло к очень многим людям благодаря умело выстроенной пропаганде.

- Вас можно назвать ветераном информационных войн? Ну, генералом-то точно?
- Я в отставке. Я как бы эти звездочки счистил с себя. Если вообще можно быть в отставке.

- Вы говорите, что не все ваши коллеги согласились быть наемниками...
- Нет, наемник - это высокое, хорошее слово. Не все согласились обслуживать конкретную украинскую ситуацию. Да, не все ответили согласием.

- Почему? Совесть замучила? Или денег мало?
- Поймите, это нормальные наемники, которые не обременяют себя лишними вещами типа совести: зачем им этот лишний груз? Нет. Это я говорю о себе тоже. Просто было понятно, что это дико опасная ситуация, которая будет иметь трагическое, вероятно, завершение. Потому что я до сих пор всё понимаю, кроме одного: где вот эти все сегодняшние ребята найдут такое количество донорских носов, ушей и щек и пластических хирургов - потому что ведь прятаться придется очень основательно.
… Я вот когда сижу, беседую с какими-нибудь своими кремлевскими товарищами, очень интересные бывают разговоры. Они мне там чего-то про великую Россию рвут тельняшки, слово «Америка» очень любят употреблять, «американские деньги». А я спрашиваю: ты тушенку ешь? Он говорит: а при чем здесь тушенка? Слушай, говорю, мы с тобой друзья 25 лет. Ты впутался в это г… - и когда я тебя буду прятать, мне ж тебя надо будет чем-то кормить. И вот тут градус разговора существенно понижается. Кто-то говорит: а я не буду прятаться! Будут.

- Есть какой-то болевой порог, когда зритель скажет: всё, хватит?
- Как выяснилось, нет. Был поставлен очень ценный эксперимент по способности поглощения аудиторией любой дезинформации, любой ахинеи. И выяснилось, что чем ахинеистее будет ахинея, тем сильнее будет потребность в следующей дозе этой ахинеи и тем более высокие рейтинги эта ахинея будет приносить. То есть все те законы, но которым жило ТВ на протяжении 20 или 30 лет, оказались полностью опровергнуты этим блистательным, я считаю, сегодняшним экспериментом, который провели журналисты первого и второго каналов. Очень интересно. Это практически лабораторный опыт, за который я им очень признателен.

- Ваш «Паноптикум» на фоне сегодняшнего ТВ - просто детское вещание какое-то...
- Может быть. Только я ведь очень далек от этого, я ведь ничего не смотрю. У меня нет такого предмета как телевизор.

- Но про распятого мальчика-то вы слышали?
- А это мне рассказывают. Мне ж не нужно это всё видеть, чтобы представить себе, как это сделано.

- А вы не вспоминаете с ностальгией те несколько лет, когда в России было некое подобие реальной политики и реальных политиков и...
- ...свобода? Конечно, вспоминаю.

- Вам Собчака не жалко?
- Мне никого не жалко. Но я могу оценить его рыцарственность, могу оценить его одиозность (потому что для меня слово «одиозность» не имеет негативного оттенка). Я понимаю, что он был все равно кривым, корявым, сложным, нелепым - но символом свободы. Это ужасно, что свобода в России так персонифицируется, - можете от этого плакать и рвать на себе волосы. Тем не менее, это так. И конечно, сожаление о свободе есть. Но то, что сегодня предлагает для рассмотрения Россия, с моей точки зрения, даже более интересно, чем свобода.

- Ваше пребывание в четырех составах Госдумы - это тоже был эксперимент?
- Да. У меня была возможность поизучать. Хотя, честно говоря, изучать там нечего. Два колесика, три шестеренки, анкер - это всё заводится, и в нужный момент эта Дума звенит нужным законом. И даже для какого-то нормального коррупционного лоббирования там по сути дела нет места. Нормальному человеку там нечего делать, так как там даже не пахнет наживой. Это предельно примитивная конструкция. Сложно поверить, что там всё так просто и примитивно. Для этого надо исследовать и внимательно рассмотреть.

- Принято считать, что «не местом для дискуссий» Дума стала при Грызлове. А до этого - интересно было?
- Ну да, Марычев. Там были чудесные люди. Там было много театра, много фанаберии, много оперетты.

- А еще Немцов, Хакамада и Явлинский. Взрослый парламент был.
- Он не был взрослым. Потому что механизм был точно такой же, как сейчас.

Невзоров в 1991 году. Митинг на Дворцовой
- Говорили, что нужные голосования тогда администрация президента покупала.
- Если бы покупала, то, наверное, имело бы смысл в это играть. Сейчас они - методом сапога по зубам, и всё.

- Раньше было гибче?
- Раньше было чуть-чуть интереснее, скажем деликатно.

- Когда эксперимент внезапно закончится, откуда возьмутся «богатыри мысли и дела», которых ждал еще Николай Второй на открытии первой Думы? Я имею в виду живых, а не телевизионных лидеров.
- Ситуации политические настолько интересны, что они в течение суток или недель вдруг вздымают с самого дна и из самых невероятных мест людей, о которых еще позавчера никто не знал. Посмотрите, с какой скоростью был предъявлен несчастной России Ульянов-Ленин: никому же и в голову не приходило, что не Милюков, не Гучков, не Шульгин, не думские фракции - Россией будут владеть члены маленького, маргинального и мало кому известного кружка с недостаточным информационным обеспечением.

- Если принять за верное утверждение, что история периодически повторяется, - мы нынче в каком году?
- Я думаю, что сейчас где-нибудь 55-й. Извините за прямоту. Но когда история переходит на второй круг, она всегда движется гораздо быстрее. Уже известны все силы трения, уже известна вся проблематика, которая может быть. Поэтому мы сейчас просматриваем всё то же самое, но в ускоренном варианте, это всё идет в режиме комикса. Пусть это 3D-шный мультфильм, от которого тоже пахнет дерьмом, кровью, лагерями, насилием, хотя это, скорее всего, не грозит России. Мы увидим всё то же самое, что мог увидеть житель СССР, начиная с 54-55 годов прошлого века, но в существенно ускоренном варианте.

- Когда ждать следующей «оттепели»? Или следующего «85-го»?
- Не знаю. Я внимательно смотрю за пузырьками в пробирке. Пока непонятно. Если человек не собирается заниматься какими-то переворотами - то пусть найдет для себя нишу поспокойнее и смотрит на это издалека. Всё будет решаться не на улице.
Эту фазу эксперимента мы еще будем иметь возможность наблюдать. Давайте не лазать пальцами в пробирку. Давайте не будем пытаться ускорять результаты и давайте не будем на них воздействовать. Давайте на них посмотрим. Мне тоже чертовски любопытно, чем всё это закончится.
Аркадий ДУНАЕВ
Город (812) №16 (302) 18 мая 2015

Судьба России в XXI веке
Справка об этом сайте.


Депутаты Ленсовета 21 созыва и сегодня озабоченно следят за судьбой России, помещают в этом блоге свои предложения, наблюдения, газетные вырезки, заметки, статьи, ссылки на интересные сообщения в Интернете.
Каким государством станет Россия в 21 веке: олигархия, монархия, демократия, деспотия, анархия или, может быть, гуманизм?
Блог придуман после выборов в декабре 2011 года, которые, по мнению проигравших партий, были сфальсифицированы.
Народ возмутился узурпацией власти и вышел на площади в Москве и Петербурге. Авторы статей в этом блоге интеллигент Леонид Романков, правозащитник Юрий Вдовин, публицист Павел Цыпленков, журналист Александр Сазанов, культуролог Сергей Басов, автор концепции сферной политики Лев Семашко, петербургский адвокат Сергей Егоров в те тревожные дни призвали власти разобраться со всеми фактами фальсификаций.

На страницах этого блога вы найдете интересные статьи:




Новейшая история России в книге
«Колбасно-демократическая революция в России. 1989-1993»

The Fate of Russia in XXI Century
Information about this site.

What kind of state will become Russia in the 21st century: monarchy, oligarchy, democracy, anarchy, despoteia or, perhaps, clericalism?
A group of deputies of Lensoviet 21 convocation (powers from 1990 to 1993) today closely follow the fate of Russia, put in this online journal his Notes, articles, links to interesting posts on the Internet, observation, Offers, press clippings.
Blog coined after the election to representative bodies in December 2011, which, according to observers were rigged.
The people protested usurpation and went rallies. Deputies of in December 2011 made declarations.

On the pages of this online journal - publication of the Politics, War, History, Finance, Economy, Culture:




Modern History of Russia in the book
« Sausage-democratic revolution in Russia. 1989-1993»

Комментариев нет :

Отправить комментарий