среда, 27 мая 2015 г.

Историк и блокадник заспорили о блокаде Ленинграда

Спустя 73 года после злосчастного сентября 1941 года, когда германские войска замкнули кольцо вокруг 3-миллионного города на Неве, разгорелся спор о том, верить ли документам или придуманным много позже мифам об этой страшной странице Великой отечественной войны. Впрочем, на войне нестрашные страницы трудно отыскать.
Почетный гражданин Санкт-Петербурга Михаил Михайлович Бобров, которому Ленсовет присвоил это звание за то, что спортсмен-альпинист во время блокады маскировал позолоченные шпили, критикует спустя полгода высказывания историка Льва Яковлевича Лурье, опубликованные в газете "Деловой Петербург" в январе 2015 года.
Дискуссия разгорелась нешуточная.
М.М.Бобров усмотрел в очерке Л.Я.Лурье неправду. Центральная идея статьи Лурье: блокада Ленинграда – тот же Освенцим, только устроенный советской властью, возмущается ветеран. Героическая оборона Ленинграда – миф, придуманный в Смольном. Жители блокадного Ленинграда мечтали о сдаче в плен немцам. Ими владели пораженческие настроения. Только крайнее истощение, голод помешали им пойти на бунт против руководства города. Ленинград стоило сдать фашистам, как был сдан немцам Париж. Эти тезисы возмутили почетного гражданина Санкт-Петербурга.
Если уж говорить начистоту, нынешнее поколение россиян не имеет права вообще обсуждать тему героизма предков, поскольку на наших глазах руководители страны при нашем молчаливом одобрении в 1991 году претворили в жизнь нацистский план "Ост", который за полвека до этого лелеял А.Гитлер - развалили СССР, отделив от России Прибалтику, Белоруссию, Украину, Закавказье и даже страны Средней Азии. Я в декабре 1991 года не видел что-то ни этого Боброва, ни этого Лурье,  вышедших на Невский проспект  с плакатами против политики Ельцина. Вот в чем правда! Пусть бы спорили о событиях 1991 года, а не о том, что сегодняшним студентам или новобранцам в коридорах власти так же туманно, как "стояние на Угре" или пресловутая Куликовская битва, место которой никак не найдут археологи.
Все же почитаем оба мнения.

Лев Лурье

Мифы и быль о блокаде

Мало в году дней, которые так объединяют горожан, как две январские даты — 18 и 27 января: годовщины прорыва и освобождения. Судя по социальным сетям, в эти дни рефлексируют о блокаде вне независимости от возраста, социального положения и политических взглядов. Для петербуржцев освобождение от осады — то же, что освобождение Освенцима для евреев. К тому же январские юбилеи — они именно наши, городские. А для такого гордого города, как Петербург, это многое значит.

Блокада — и страшная история, и культивируемый сверху миф.
Сам термин "героическая оборона Ленинграда" возник на исходе блокады непосредственно в Смольном. Ленинградское руководство, как и их шефы в Москве, "проспали" наступление немцев, довели город до блокады. Сталин прямо приказывал командованию Ленинградского фронта сдавать город. Балтийский флот подлежал уничтожению. Все значимые городские объекты были заминированы. Однако Гитлер решил взять город измором. Так что героическая оборона была во многом вынужденной. Пишут, что город выстоял благодаря Жукову. Но каждый, даже поверхностно знакомый с документами, знает — 17 сентября по заранее подготовленному плану немцы начали отводить свои танковые соединения под Москву. Ввязываться в городские бои они не хотели, понимая, что это чревато огромными потерями. Нацисты выполнили свою задачу — блокировали Ленинград.
Обрекли, как им казалось, все население на неизбежную голодную смерть. Так называемые же "жуковские десанты" неизменно заканчивались неудачей и большой кровью. И как раз в период его руководства фронтом немцы взяли Петергоф, отрезав Ораниенбаумский плацдарм.
Мифом является и представление о том, что все ленинградцы единодушно любой ценой стремились отстоять город. Обстоятельное исследование Никиты Ломагина "Неизвестная блокада" демонстрирует другую картину. Понимая, что всех, скорее всего, ждет мучительная и неизбежная смерть, многие надеялись, что немецкая оккупация будет меньшим из зол. Вторая мировая война знала такие случаи: Париж был объявлен открытым городом. А старшее поколение помнило Брестский мир, когда, отдав территории, Ленин спас и Россию, и советскую власть. Пораженческие настроения, грозившие перерасти в бунт, пошли на убыль, только когда голод притупил все чувства и не оставил сил на борьбу. Были и те, кто пользовался блокадой для личного, порой неслыханного обогащения. Однако очевидно: если бы большинство ленинградцев были такими, город неминуемо бы пал. Можно корить ленинградское партийное руководство за разные огрехи, но все же оно не потеряло управление городом и главное — уже ранней осенью догадалось, какое значение может иметь Ладога для выживания Ленинграда. Впрочем, ледовая дорога поначалу использовалась не для спасения людей, а для вывоза оборудования ленинградских заводов и оружия. Если бы массовая эвакуация жителей началась в декабре, а не в феврале, можно было бы спасти жизни еще 300 тыс. ленинградцев.
Действия командования Ленинградского и Волховского фронтов часто поражают своей бессмысленной жестокостью.
Война под Ленинградом больше напоминала не маневренную Вторую мировую, а позиционную Первую мировую. И каждая попытка штурма немецких оборонительных сооружений заканчивалась новым Верденом.
Ситуация на Ленинградском фронте коренным образом изменилась только после Сталинграда. Немецким военачальникам стало очевидно: войска группы армий "Север" не имеют ни определенных задач, ни перспектив. Фактически блокада Ленинграда была прорвана Дорогой жизни. А в январе 1943 года благодаря самому талантливому и профессиональному из военачальников Ленинградского фронта Леониду Говорову ее удалось прорвать и на земле. С января 1943–го по январь 1944–го пролились реки солдатской крови в тщетных попытках отбросить немцев дальше от Ленинграда. Командование группы армий "Север", в свою очередь, умоляло фюрера разрешить отход 16–й и 18–й армий к Пскову, за линию "Пантера".
Дальнейшие события на Ленинградском фронте напоминают две судьбоносные русские победы.
Осенью 1480 года татаро–монголы последний раз пытались взять Москву, простояли несколько дождливых месяцев на берегах подмосковной речки Угры и ушли обратно. Растворились в степи сами по себе. И, конечно, чудо 1812 года, когда, взяв Москву, казалось бы, победоносный Наполеон вдруг позорно бежал восвояси. Когда в январе 1944 года советские войска перешли в решительное наступление, немцы бежали с невероятной скоростью.


Статья М.М.Боброва впервые опубликована 6 мая 2015 года на сайте Гуманитарного университета профсоюзов (у Запесоцкого). 27 мая опубликован тот же текст и в прогубернаторской бесплатной газете "Петербургский дневник". Из него, собственно говоря, и узнали мы о том, что в недешевой коммерческой газете в январе сего года историк Лурье попробовал обнародовать правдивую, по мнению этого историка, информацию о блокаде.

Михаил Бобров,
Почетный гражданин Санкт-Петербурга

НЕЛЬЗЯ ГОВОРИТЬ
О БЛОКАДЕ ЛЕНИНГРАДА НЕПРАВДУ


М.М.Бобров
30 января 2015 года газета «Деловой Петербург» опубликовала статью «Мифы и быль о блокаде» Льва Лурье, вызвавшую у нас, ветеранов, боль и горечь. Подобный материал был бы вполне уместен в газетах фашистского министра Геббельса в годы той войны, в российской же газете он абсолютно неприемлем.

Статья Лурье оскорбительна для людей, защищавших Ленинград от фашистов. Она оскорбляет память наших товарищей, погибших в блокаду, но не сдавших город захватчикам.
Год назад тема «целесообразности» сдачи Ленинграда врагу уже поднималась телеканалом «Дождь» и была встречена всенародным осуждением. Тем удивительнее, что она снова возникает и развивается на страницах петербургской газеты. Да еще под видом якобы научных изысканий историка.

Газета поведала читателю, что, дескать, блокада, — «культивируемый сверху миф». Что это начальство из Смольного назвало оборону города «героической» (будто бы деваться нам больше было некуда, вот и оборонялись по нужде).
Текст «историка» начинается, мягко говоря, со странной сентенции: «Для петербуржцев освобождение от осады — то же, что освобождение Освенцима для евреев». За узников концлагерей говорить не берусь. Я в начале войны был в Ленинграде, затем воевал на других фронтах. Знаю, что в действиях фашистов изуверство проявлялось повсюду. Но сравнивать Ленинград с Освенцимом — кощунство. Освенцим для всего мира — чудовищное явление. Там убивали захваченных силой, невинных и беспомощных людей. Любить Освенцим нельзя.
А Ленинград — наш любимый город. Это светлое, замечательное место, символ совсем иного рода — героизма, стойкости, решительного противостояния злу.
В Ленинграде фашисты тоже уничтожали невинных. Но ленинградцы не были захвачены, не сдались и не покорились. Военные не оставили город, а многие жители отказались эвакуироваться, когда им предлагали. Они были готовы защищать Ленинград и защищали. Более чем существенная доля потребностей советских войск, державших оборону, покрывалась за счет производства оружия и боеприпасов на предприятиях города.
Гитлер, не решившийся вводить войска в Ленинград, прекрасно знал, что на наших улицах его солдат будут уничтожать все жители — от мала до велика. Лурье клевещет на нас, утверждая, что «многие надеялись, что немецкая оккупация будет меньшим из зол».
«Ах, как хорошо, что Париж был сдан немцам без боя!» - подбрасывает читателю фактик Лурье. И, отталкиваясь от него, пишет про защитников Ленинграда: «А старшее поколение помнило Брестский мир, когда, отдав территории, Ленин спас и Россию, и советскую власть. Пораженческие настроения, грозившие перерасти в бунт, пошли на убыль, только когда голод притупил все чувства и не оставил сил на борьбу». Это у нас-то были пораженческие настроения?!
Конечно, некоторые «историки» могут и не понимать разницы между Брестским миром и кощунственной идеей сдачи Ленинграда. Но газете-то такое зачем печатать? На этот счет опубликовано огромное количество реальных документов, в России сегодня достаточно настоящих, профессиональных историков. Да и реальные участники тех событий живут рядом с членами редакционного коллектива. Зачем эти некрасивые спекуляции, зачем ложь?
Правда же такова: Ленинград имел для всей страны символическое значение. Мы его сдать просто не могли. Никогда бы этого не сделали. Мы сопротивлялись бы до последнего человека.
Приведу пример. Однажды мы маскировали самый верх шпиля Петропавловской крепости, служившего ориентиром для стрельбы по городу фашистских артиллеристов с Пулковских высот. Понадобился трос. Пошли на Кировский завод. Там наверху были оборудованы минометно-пулеметные позиции. А рядом — Стрельна, фронт. Мы вошли в огромный цех. Слева пожилые рабочие ремонтируют танки и орудия, которые пострадали в бою. А справа 13–15-летние дети стоят у станков, точат снарядные болванки. Начался обстрел. Детей увели в укрытие, но они не хотели уходить. Боялись, что нашим в окопах не хватит снарядов. Было единение, общее чувство — драться за свой дом. И кто мог подумать о том, чтобы сдать город?! Мысли такой не возникало.
Думаете, нам жить не хотелось, страшно не было? Просто были вещи важнее: наша страна, наш город, наш долг.
В Ленинграде тогда больше миллиона советских людей погибло. Смерти были разные, но все — мучительные. И люди знали, за что отдавали жизни — во имя будущего Родины, во имя детей и внуков. Что же теперь получается — приходит нам на смену поколение, которое с легкостью пишет неправду о нас, о том, что и почему мы сделали?
Хочу спросить редакцию «Делового Петербурга». Мы выстояли тогда. И вот теперь пришли вы. И что же, всё предадите и всё сдадите? Откажетесь от того, что защищали ваши деды и отцы?
Вам так легче жить, отступившись от нас и предав?
Неужели не стыдно?

Дата публикации новости: 6 мая 2015

Сам же Запесоцккий 16 апреля в газете "Комсомольская правда" добавил следующее:
«Столп культуры», писатель-беллетрист Лев Лурье, эксплуатирующий тему истории Петербурга, одной «шуточной» колонкой вычеркнул из истории и Ангела как символ города, и Ангела как символ надежды, и Михаила Михайловича Боброва вместе с товарищами, которые, если верить Лурье, рисковали своими жизнями ради «амуров с розовыми попками и надутыми щечками» (цитата).
Не удивительно, что в научных кругах словосочетание «историк Лев Лурье» воспринимают весьма своеобразно. За попытки ссылаться на него на экзамене и двойку поставить могут. Слышал как-то, как доцент отчитывал нерадивого студента на пересдаче: «Стыдно быть Львом Лурье». Значит, имя собственное становится нарицательным.
Голливудскую пропаганду остановить не сложно. Слишком уж она очевидна и прямолинейна. Безответственное обращение с историей, которое позволяют себе «попсовые» историки – вот настоящая опасность.


Поддержали М.М.Боброва и общественники при Губернаторе Санкт-Петербурга, предварительно, неверное, Богу помолясь.

Общественная палата Санкт-Петербурга полностью разделяет боль, высказанную нашим товарищем, членом Палаты, почетным гражданином города и его защитником – участником обороны Ленинграда – Михаилом Михайловичем Бобровым в письме «Деловому Петербургу» в ответ на публикацию Льва Лурье «Мифы и быль о блокаде» («ДП»30 января 2015г.).
Жаль, что за три месяца, прошедших после публикации статьи уважаемого историка и краеведа Льва Лурье, «Деловой Петербург» не нашел возможности опубликовать иные мнения о блокаде. В том числе и отклик на статью «Мифы и быль о блокаде» ветеранов-блокадников, о чем они с горечью и тревогой сообщили в Общественную палату. Люди, пережившие блокаду, просят общественность и СМИ бережнее относиться к историческим фактам, к памяти погибших и к свидетельствам тех, кто пережил ужасы войны и завоевал для нас Победу.
В канун Великого праздника – 70-летия Победы – возникает достаточно много измышлений и фальсификаций разного рода и попыток переписать историю. Недопустимо, переиначивая факты, умалять героизм и мужество людей, самоотверженно защищавших свой город, свою Родину. Перед памятью тех, кто не дожил до Победы, стыдно молчать.
Мы – с Михаилом Михайловичем Бобровым. И сожалеем о «свежем» взгляде на историю «Делового Петербурга» и Льва Яковлевича Лурье.
Дай Бог здоровья нашим Ветеранам!
И не дай нам Бог сойти с ума.
Президиум Общественной палаты Санкт-Петербурга.

Фальсификация или попросту выдумка

Ранее (в мае 2014 года) Лев Лурье высказывал ещё и такие суждения:
— Как вы могли бы оценить изменение восприятия образа Великой Отечественной войны в России после распада СССР? Как и кем он эксплуатируется?
— Если говорить собственно об истории, о сумме фактов и мнений — не изменилось практически ничего. Все мыслимые конструкты и подавляющее большинство документов к 1991 году были доступны не только профессионалам, но и многим квалифицированным любителям.
И все идеологемы уже были в ходу: Сталин планировал наступление первым, причина войны — пакт Молотова — Риббентропа, между СМЕРШем и СС мало разницы. Или, наоборот: «бандеровцы» – фашисты, ленд-лиз не имел большого значения, в войне виноваты евреи.

— Как часто, на ваш взгляд, имеют место фальсификации истории в этом контексте и как с ними бороться?
— «Фальсификация» — неточный термин. Вся мыслимая история всегда и везде мифологизирована, от античности до путинской России. Бороться можно только просвещением и публикацией источников.

— Если вернуться к нынешней повестке дня, то как вы оцениваете постановку вопроса в ставшем резонансным опросе телеканала «Дождь»?
— Вопрос «Дождя» свидетельствовал о невежестве редакторов телеканала. Немцы брать город категорически не хотели, а вот Сталин какое-то время считал, что сдать придется. Поэтому вопрос «Надо ли было сдать»? — бессмысленный и бестактный.

Судьба России в XXI веке
Справка об этом сайте.

Каким государством станет Россия в 21 веке: монархия, олигархия, деспотия, анархия, демократия или, может быть, гуманизм?

Депутаты Ленсовета 21 созыва (полномочия с 1990 по 1993 год) и в настоящее время внимательно следят за судьбой России, публикуют в настоящем сетевом журнале свои заметки, статьи, наблюдения, газетные вырезки, ссылки на интересные сообщения в Интернете, предложения.
Блог придуман после выборов в декабре 2011 года, которые, по мнению наблюдателей, были сфальсифицированы.
Народ возмутился узурпацией власти и вышел на митинги. Авторы статей в этом блоге правозащитник Юрий Вдовин, действительный государственный советник Леонид Романков, философ Лев Семашко, петербургский адвокат Сергей Егоров, публицист Павел Цыпленков, искуствовед Сергей Басов, журналист Александр Сазанов в декабре 2011 года сделали соответствующие заявления.

На страницах этого сетевого журнала - публикации о экономике, политике, войне, культуре, финансах, истории:




Судьба революционных реформ в книге
«Колбасно-демократическая революция в России. 1989-1993»

The Fate of Russia in XXI Century
Philosophy of blog.

Deputies of Lensoviet convocation currently preoccupied follow the fate of Russia, put in this online journal his links to interesting posts on the Internet, press clippings, Notes, articles, Offers, observation.
Blog launched after the election to representative bodies in December 2011, which, according to observers were rigged.
The people protested usurpation and went Square in Moscow and St. Petersburg. Deputies of in while made declarations.
What kind of state will become Russia in the 21st century: oligarchy, anarchy, democracy, monarchy, despoteia or, perhaps, clericalism?

On the pages of this Blog - publication of the Politics, Culture, History, Economy, War, Finance:




Modern History of Russia in the book
« Sausage-democratic revolution in Russia. 1989-1993»

Комментариев нет :

Отправить комментарий