вторник, 27 мая 2014 г.

Совсем не Вьетнам

"Санкт-Петербургские ведомости" Выпуск №093  от  23.05.2014

Константин ЧЕРЕМНЫХ
Результаты референдумов на Донбассе Запад не признал, приписав их эффекту пропаганды Кремля. Однако их результат вынудил евробюрократию признать, что без федерализации Украина нежизнеспособна.
Всем «отпорам» отпор
Еще недавно термин «мягкая власть», введенный в оборот гарвардским стратегом Джозефом Наем, применялся исключительно к США. Весной 2011 года, когда по арабскому миру катилась эпидемия бунтов, госсекретарь Хиллари Клинтон заявила: «Мы ведем информационную войну». Не скрывалась причастность военных ведомств к разработке технологий «арабской весны». Не делалось секрета и из следующего «направления главного удара»: еще в ноябре 2007 года департамент публичной дипломатии госдепа сообщил, что начинает наем русскоязычных блогеров.
Слабое место русского мира было давно обозначено на карте. Куратор информационных технологий в госдепе советник госсекретаря по инновациям Алек Росс на Давосском форуме 2012 года посетил «украинский ланч» и пообщался там с олигархами, имевшими претензии к Януковичу. Это было за два месяца до того, как на Украину десантировалась команда тренеров из Национального демократического института (NDI) во главе с ветераном «югославской весны» Марко Ивковичем.
21 января этого года Алек Росс вещал в Twitter: «Протестное насилие в Киеве – результат действий Партии регионов, криминализирующей право. То, что произойдет в следующие 90 дней на Украине, определит путь государства на годы». Под «криминализацией права» подразумевалась серия законов Януковича, включавшая запрет на пропаганду нацизма.
Но в следующие 60 дней прогноз Росса сдулся: понятие «украинское государство» стало условным. Триумф крымского референдума, как и паралич воли украинских военных, на одних диверсантов не списывался. Тогда в западном лексиконе появился неологизм – «информационные войска Путина». Потенциал этих «войск» признали не только Кишинев и Вильнюс, вместе с Киевом глушащие российские каналы, но и Вашингтон: он внес в санкционный список и телеведущих, и собственников российских СМИ.
Санкционные списки составляются в федеральном казначействе США – ведомстве, формирующем бюджет. Из этого бюджета спонсировались сотни так называемых неправительственных организаций. Легион «добровольных помощников госдепа» транслировал в русский мир тот же месседж, что и для арабов, турок, бразильцев: ваша власть, дескать, жадна, воровата, труслива и чахнет над златом, вывезенным за рубеж. На противопоставлении народов властям строилась вся стратегия «ненасильственных» революций и тактика «революционеров по найму», начиная с белградского «Отпора».
«Демократизация» Украины должна была шагнуть в Россию. Однако центр русского мира ответил на шантаж не дрожью. Отмените форум G8? Обойдемся. Не хотите видеть нас в G8? На здоровье. Исключите из ВТО? Да пожалуйста! Не пустите на Запад? Поедем на Восток. Прижмете банкиров? Мы поможем этим банкам.
Кремль продемонстрировал свою свободу от «единственно верных» западных эталонов и рецептов. Ответом на внешний вызов стало не завинчивание гаек, а, напротив, снятие условностей, сковывавших патриотическое сознание.
Это второе значение слова «отпор» развернуло оружие социальных сетей против их же изобретателей: блогеры заражались азартом общей правды и общего дела. Телеэфир стал трибуной не Кремля, а национального большинства, а миллиарды внешних инвестиций в меньшинство – в «несогласие», в «крестоповал», в «корпоративный активизм» – обратились в ноль. Достаточно было одного телерепортажа о семинаре в Варшаве, где не погнушались брать уроки четыре российские партии, чтобы дополнить образ зависимого и угодливого сословия. Так называемая другая Россия, годами опекавшаяся послами и инструкторами, сдулась до роли мелкого стукача в «вашингтонский обком» – например, на восставший
Донбасс. Откуда еще пресс-секретарю госдепа Джен Псаки было почерпнуть незнакомое ей слово «карусель», как не из «болотного сленга»?
Санкции – месть за эти потери. Обиднее всего для Вашингтона то, что Кремль на изощренные технологии не тратился. Он лишь скомандовал «вольно», а крылатые слова изобретали рядовые. Термин «вежливые люди» принадлежал крымскому журналисту Борису Розену. Вся машина госдеповских НПО не придумала для ущербной киевской власти в ответ ничего, кроме оборонительного агрономического ярлыка «колорады».

Картинка и изнанка
В военной доктрине информационных операций США названы такие средства «мягкой власти», как «умолчание» (reticence) и «введение в заблуждение» (deception). Эти оборонительные приемы медиамейнстриму Запада приходится применять все чаще.
Говорится об обязанностях России признавать границы Украины по Будапештскому меморандуму по безопасности 1994 года. Умалчивается о том, что этот документ не имеет политико-правового статуса. Говорится, что Украина исправно выполняла меморандум. Умалчивается, что США и Россия в 1990-х вывезли с Украины вооружений на $2,3 млрд, а другая «порция» на $3,2 млрд исчезла неизвестно куда.
Говорилось, что доблесть майдана – в его борьбе с олигархами и коррупционерами. Умалчивалось, что Петр Порошенко, благословленный на президентство Вашингтоном, Лондоном и Берлином, – из первого десятка олигархов с особняком в стиле Белого дома, только в два раза шире. Говорилось, что руководство Крыма якобы обязано карьерой другому олигарху – Дмитрию Фирташу, которого по запросу ФБР уже арестовали в Австрии и выпустили под подписку за гигантский залог, но обязательно посадят.
Умалчивалось, что выбор Порошенко согласовывался как раз с Фирташем в обмен на включение его людей в будущее правительство.
Говорилось, что для Украины разработан «план Маршалла» от МВФ. Умалчивалось о том, что условие кредита – силовое подчинение восточных областей. Говорилось, что военной помощи из США майдан не получает. Умалчивался десант на Украину частной военной компании с иракским опытом.
Мировое информлобби майдана, тиражируя героические картинки, больше всего старалось скрыть дрязги своих подопечных. Изнанка все чаще вылезала из-под фасада – то жалобами секретарши Юлии Тимошенко на махинации нового руководства
Нацбанка, то налетом МВД на «Правый сектор» в Ровно. А из добытого блогерами письма олигарха Коломойского следовало, что под майданным ковром в канун выборов сцепились не только команды Петра Порошенко и Юлии Тимошенко. Есть еще партия «львовских силовиков», которая интригует против обеих команд. Но самым интригующим было содержание переписки «львовских», забеспокоившее олигарха.
Участники этой переписки подписывались инициалами. Некто ТИИ – экс-министр обороны Тенюх Игорь Иванович – сообщал, что «берет все на себя», Порошенко и Тимошенко власть не получат, выборы будут перенесены с 25 мая на конец года, а президентом станет Олег Тягнибок. В свою очередь некто ГВИ – глава службы внешней разведки Гвоздь Виктор Иванович – докладывал, что у него «все схвачено» в Канаде, Франции и Испании. Отстранить от дел предполагалось и министра внутренних дел Авакова, и даже главу «Самообороны майдана» Андрея Парубия. Зато «Наливай с нами», торжествовал ТИИ. Наливайченко – фамилия главы службы безопасности Украины. А уверенность в том, что он поддержит, подкреплялась ссылкой на самого директора ЦРУ Джона Бреннана.
Самое пикантное было не в том, что сорвать выборы решили самые «свидомые» националисты, и даже не в ссылке на Бреннана, а в инициалах еще одного лица – предполагаемого спонсора заговора. Это был некто КИИ. Что любой житель Львова расшифрует легко, хотя и шепотом: депутат Кривецкий Игорь Игоревич, «сидящий» на контрабанде через Львовскую таможню, также известный по кличке Пупс.

Они сражались за барахолку
Разброд нарастал по мере приближения к выборам в столице и референдумам на востоке.
Утром 2 мая Игорь Тенюх был исключен из состава совета нацбезопасности и обороны Украины. Намеченное на следующий день «народное вече» в Киеве, где должны были показать силушку «львовские», было отменено Андреем Парубием. А сам Парубий 2 мая был в Одессе. Вслух говорилось, что в этот день по городу пройдут футбольные фанаты вместе с «Самообороной». Умалчивалось желание Парубия продемонстрировать, что он «круче» львовских заговорщиков.
«Порошенковец» Парубий, управлявший фанатами, не предупредил их о том, что они столкнутся с отрядом ряженых пророссийских демонстрантов в масках. Сам этот отряд рассчитывал на столкновение, но небольшое. Как и милицейские чины, которые сопровождали его не скрываясь. Фанаты и «самооборонцы», разъярившись, разнесли лагерь реальных пророссийских активистов. Тут появился другой отряд в масках, но уже без символики, который загнал активистов в здание обкома партии, ныне Дворец профсоюзов. Там их уже ждали. Потом рядом с трупами позировал перед камерой Алексей Гончаренко – глава одесского штаба Петра Порошенко.
Для западной публики инициаторами расправы были объявлены «колорады». Для местной – городская милиция, которую обвинили в подрывной деятельности в интересах Юлии Тимошенко: она, мол, хочет сорвать выборы. А экс-глава МВД Юрий Луценко сболтнул, что реальным предметом борьбы был контроль над гигантским оптовым рынком «Седьмой километр» – одесским аналогом «Черкизона». По совпадению, покушение на харьковского мэра Геннадия Кернеса связывают с рынком «Барабашово».
И «порошенковские», и «тимошенковские», и «львовские» искали поддержки от разных американских элитных групп, а в борьбе за источники дохода опирались на враждующих теневиков. Ибо социальная структура и политические нравы Украины законсервировались в «лихих 90-х». А Одесса не только «веселый, ироничный и толерантный город», по выражению писателя Евгения Гришковца, но и перекресток международных контрабандных маршрутов.

Бумеранг для Евросоюза
Известно, что громче всех «держи вора» кричит вор. Те, кто учил майдан свергать коррупционеров, сами по уши увязли в непрозрачных экономических интересах и сцепились между собой. Что интересует американские кланы на Украине – демократия, нефть или порты с таможнями? И почему в качестве местных гауляйтеров они выбирают «сахарных королей»? Этот вопрос следует адресовать и Пентагону с его афганским филиалом и базой ВВС Bondsteel в самом злачном месте Балкан, и ведомству, которое отвечает за американский бюджет. А заодно – за «стрижку» олигархов, с которых взимается выкуп. Даже Джен Псаки не может не знать, что это называется рэкет. А что тянет сына вице-президента Байдена в украинскую нефтяную компанию? Не тот ли мотив «отбить деньги», который манил Коломойского на пост губернатора Днепропетровщины?
Старичкам-бандеровцам, осевшим в Канаде и США, предназначение майдана преподносится более романтично. Они же из скромных средств содержат структуры вроде «Тризуба» через Всемирный конгресс украинцев. Не зная, что их картонные герои, мнящие себя политиками, на практике оказываются подчиненными наливаев и гвоздей, а в перспективе – бригадирами у Пупса, Нарика, Мамонта и прочих хозяев жизни, для которых имеет значение лишь та делянка, с которой они кормятся, а не украинство. И само собой, не украинцы («эта биомасса», как выразилась в 2005 году Юлия Тимошенко в беседе с тогдашним партнером Игорем Коломойским).
Недавно киевские СМИ осенило: центром сопротивления город Славянск стал потому, что там находятся залежи сланцевого газа! Осенило только в конце апреля, когда компанию Shell отваживали от партнерства с «Роснефтью». Между тем львовская губернаторша Ирина Сех снискала популярность на агитации против того же сланцевого газа. А если верить газете «Экспресс», то вышеназванный Пупс на голубом глазу вымогал у компании Chevron $450 000 за право вести разведку в Львовской области.
Властители майданных умов вспоминают диктатора Польши Юзефа Пилсудского: вот кого не хватает осыпающейся стране. Но на месте диктатора восседает баптист Турчинов, одобряющий инициативу министра экономики о прекращении дотаций промышленности. Что не придает лояльности не только директорам, но и собственникам заводов юго-востока. У них нет иллюзий: инициатива оглашается накануне поездки премьера Яценюка в Брюссель – значит это условие кредита. В итоге запретное слово «федерализация» произносит даже Фирташ. А что? Вот и президент Швейцарии это слово употребил.
Сенатор Джон Маккейн желал России на Украине «собственного Вьетнама». Для Америки исход вьетнамской войны был не военной катастрофой, а моральным поражением, и именно этого ветеран Маккейн не может простить поныне. Но вот парадокс: Москва и Крым осуждены, санкции введены, Киев «демократизирован», а моральное поражение терпит Вашингтон. «Я не припомню в жизни президента, который съеживался бы до столь маленького размера при столь длительном оставшемся сроке полномочий», – пишет Эд Роджерс в The Washington Post, комментируя итоги внешней политики Барака Обамы.
Свои проблемы у Европы, доассоциировавшейся на свою голову. Спустя два дня после одесской расправы по Днепропетровску маршировали фанаты с бандеровским знаменем.
А хакеры вскрыли переписку главы МВД по поводу «экспериментов» на «объекте в Запорожье» и об отправленном туда спецназе, лояльном неизвестно кому. Кроме Запорожской АЭС есть еще Хмельницкая и Ровенская, а еще Чернобыль с осыпающимся саркофагом... Брюссель перед евровыборами предпочел бы об этом не думать, но зарыть голову в песок не дадут как избиратели, так и специалисты по безопасности. Либо придется что-то делать самим, либо не мешать России. «Прости, Америка, но твоего «нового мирового порядка» больше нет», – пишет профессор Чикагского университета Эрик Познер в Foreign Policy. «Западным теоретикам пора это признать». Добавим: и практикам тоже.

Судьба России в XXI веке
История создания сетевого журнала.

Петербургские политики и в настоящее время озабоченно следят за судьбой России, помещают в настоящем блоге свои статьи, газетные вырезки, наблюдения, предложения, ссылки на интересные сообщения в Интернете, заметки.


Блог начат после выборов в декабре 2011 года, которые, по мнению проигравших партий, были сфальсифицированы.
Народ возмутился столь явным обманом и вышел на митинги. Депутаты Петросовета в то время сделали соответствующие заявления.
Какая власть сложится в России в 21 веке: демократия, деспотия, олигархия, анархия, монархия или, может быть, гуманизм?

На страницах этого дневника - публикации о финансах, войне, экономике, политике, культуре, истории:




Судьба революционных реформ в книге
«Колбасно-демократическая революция в России. 1989-1993»



The Fate of Russia in XXI Century
History of the online journal.


What kind of state will become Russia in the 21st century: monarchy, oligarchy, despoteia, anarchy, democracy or, perhaps, clericalism?
Blog coined after the election in December 2011, which, according to lost parties were rigged.
The people protested usurpation and went Square in Moscow and St. Petersburg. Deputies of in December 2011 made declarations.
Petersburg politics convocation currently preoccupied follow the fate of Russia, put in this blog his observation, Notes, articles, press clippings, links to interesting posts on the Internet, Offers.

On the pages of this online journal - publication about the Politics, War, Finance, Culture, Economy, History:




The fate of the revolutionary reforms in the book
«Sausage-democratic revolution in Russia. 1989-1993»


Комментариев нет :

Отправить комментарий