пятница, 16 мая 2014 г.

Обычный переворот

Автор заметки А.Иванов пишет, что  разница между бунтом и революцией, как понятиями, весьма существенна: революция предполагает переход к другой, более совершенной общественно-экономической системе, чего на Украине нет и в помине.
Все же, касаясь событий на Украине, следует заюуматься над сроками: в один день происходит революция (и переворот) или же надо дать какой-нибудь временной интервал, скажем, один год, для того, чтобы изменения в законы повлияли на жизнь граждан, и устройство государственных органов существенным образом изменилось бы. Тогда уж точно можно судить: "обыкновенный переворот" произошел в стране или свершилась революция. Кроме того, следует договориться о том, что считать "более совершенной общественно-экономической системой"? Похоже, что А.Иванов повторяет эту догму вслед за марксистами-классиками. Бархатные революцие в странах Восточной Европы, случившиеся в 1989-1990 годах, с марксистской точки зрения следует назвать контрреволюциями, поскольку с пути к коммунизму элиты этих стран повели свои народы на кривую дорожку к капитализму.  Правильно ли такое суждение?

Анатолий ИВАНОВ, историк 

Где проходит линия раздела


Источник: Санкт-Петербургские ведомости, выпуск №088 от 16.05.2014

Апрель, 1917 года. Ленин и Сталин на броневике.

События на Украине и диаметрально противоположная реакция на них некоторых наших соотечественников наглядно показали, что деление на «западников» и «восточников» знаменует собой отнюдь не географическое, а скорее мировоззренческое понятие; в равной мере оно присуще и России. Как и на Украине, часть наших соотечественников придерживаются того мнения, что все хорошее, не только в смысле материальном, но и духовном, приходит к нам исключительно с Запада, а посему пресловутые «западные ценности» следует принимать не критически, не выборочно, а целиком, так сказать, в пакетном варианте. Именно это, притом в самом крайнем выражении, мы наблюдаем у «оранжевых» политиков с майдана, готовых ради чрезвычайно отдаленной и обманчивой перспективы членства в Евросоюзе жертвовать самыми насущными национальными интересами.


Ничего удивительного, что близкие им по духу российские либералы встретили события на Украине с восторгом и плохо скрытой завистью из-за невозможности повторить успех коллег с майдана. Он и в самом деле выглядит впечатляющим: при активной поддержке западных, главным образом американских, покровителей плохо вооруженные, но прекрасно организованные мятежники за короткое время сумели свергнуть жалкого, растерявшегося «тирана» Януковича и привести к власти «народных трибунов» в лице Яценюка и тех, чьими руками, собственно говоря, и был совершен государственный переворот; я имею в виду штурмовиков из бандеровского «Правого сектора».
В результате завзятые западники и либералы оказались в одной упряжке с оголтелыми националистами и, судя по всему, сумели неплохо поладить. Это также роднит их кое с кем из российских оппозиционеров, готовых дружить против Путина хоть с самим чертом. Столь противоестественная дружба могла бы закончиться двояким образом: либо, достигнув желанной цели, не стесняющиеся в средствах радикалы-националисты отбросили бы за ненадобностью своих временных союзников с их демагогической болтовней, либо последние уподобились бы первым и послушно последовали за ними, что поначалу и произошло на Украине. Но, похоже, этот вариант все же не устраивает Запад – уж слишком одиозные фигуры вроде Дмитрия Яроша стали выдвигаться на авансцену украинской политики; в результате появились признаки того, что им предстоит сыграть роль пресловутого мавра, который, сделав свое дело, должен уйти. Сомнительно, впрочем, чтобы подобный сценарий устроил главарей «Правого сектора» и они согласились бы удалиться без ожесточенного сопротивления. Ближайшее будущее это покажет.

Хотя майданное бурление с вызванными из тьмы веков народными вечами и горячими речами либерально настроенные граждане поспешили провозгласить «революцией», это не более чем обычный переворот, каких в мировой истории можно насчитать десятки, если не сотни, особенно в странах Азии, Африки и Латинской Америки. Разница между этими двумя понятиями весьма существенна: революция предполагает переход к другой, более совершенной общественно-экономической системе, чего на Украине нет и в помине. В толпе новоявленных деятелей, выступивших на авансцену после смены политических декораций, то и дело мелькают знакомые лица, засветившиеся еще со времен первого майдана и правления Ющенко. Смешно ожидать чудесных перемен от тех людей, кто как раз и создавал ненавистную для широких слоев населения модель суперкоррупционного режима.

Что касается вдохновителей и организаторов этого отнюдь не спонтанного «народного волеизъявления», то, хотя их фигуры остаются в тени, сомневаться, кому выгоден такой поворот событий, не приходится. Это те из олигархов, кто имел собственные счеты со свергнутым президентом и его командой. В проигрыше, как всегда, оказываются простые люди, каких тоже немало среди протестующих; ими цинично распорядились нынешние хозяева жизни, в очередной раз использовав как таран для устранения ставшего неугодным Януковича, чтобы заменить его каким-нибудь Яценюком или Тимошенко. Вопрос, кто из них окажется лучше, столь же осмыслен и актуален, как выбор между хреном и редькой, обладающими, по известной поговорке, примерно одинаковой сладостью.

Вера части украинцев в то, что ассоциация с Евросоюзом с последующим членством в нем принесет им скорое и желанное благосостояние, столь же понятна, сколь и наивна, а мечты о Шенгенской зоне сродни мечтам древних иудеев о Земле обетованной. Беда в том, что Евросоюз в его нынешнем виде представляет собой нечто вроде чужого монастыря, куда, как известно, со своим уставом не ходят. Вступая туда, приходится принимать не только экономические, но и весьма своеобразные нормы половой морали.

К великому сожалению, между современными европейскими понятиями в этой сфере и общечеловеческими, складывавшимися на протяжении веков, существуют большие расхождения. В нынешнем, так называемом постхристианском, обществе права человека ставятся выше – не скажу божественных установлений, ибо являюсь атеистом, но выше обыкновенного здравого смысла и инстинкта продолжения рода. Общество, признающее однополые браки сегодня, завтра признает и педофилию, и зоофилию, и все, что угодно. Известно, что сказавший «а» скажет и «б», и так далее. Такова логика постепенной моральной деградации, свойственной загнивающим цивилизациям, чему в мировой истории можно найти немало примеров. Естественное нравственное чувство большинства людей этому противится, но либеральное сознание, освободившееся от «предрассудков», радостно приветствует этот срам, прикрытый фиговым листком толерантности.

Вот где проходит условная разделительная линия между Востоком и Западом, и переступившие ее в погоне за материальными благами богатого и сытого западного общества должны будут принять и прочие, крайне сомнительные «ценности». Я отнюдь не утверждаю, что нынешняя Россия может служить эталоном подлинной духовности – последние десятилетия отбросили ее, в том числе и в нравственном отношении, далеко назад. Но все же она еще не достигла уровня наших западных партнеров, как их теперь принято называть.

Очевидно, что наша страна, так же как и Украина, расколота на два непримиримых лагеря – сторонников и противников западного либерализма, и этот раскол будет лишь усиливаться. Практика показала, что никакая глобализация не способна привести весь мир к общему экономическому, политическому и культурному знаменателю, а коренные различия в мировоззрениях не перестают существовать. Вдобавок отстаивание собственной правоты принимает все более ожесточенный характер. Глубокая социальная и межконфессиональная рознь оказывают дополнительное, чрезвычайно сильное разъединяющее воздействие на общество. В условиях нарастающей взаимозависимости людей на нашей маленькой планете это означает неумолимое приближение к краю пропасти, падать в которую предстоит всем вместе, независимо от политических и всяких иных воззрений. Выход один: неустанно искать пути сближения, а не обособления. Пока еще не поздно.

Судьба России в XXI веке
Философия блога.


Петербургские политики и в настоящее время внимательно следят за судьбой России, публикуют в настоящем сетевом журнале свои наблюдения, статьи, предложения, заметки, ссылки на интересные сообщения в Интернете, газетные вырезки.
Блог начат после выборов в представительные органы власти в декабре 2011 года, которые, по мнению проигравших партий, были сфальсифицированы.
Народ возмутился узурпацией власти и вышел на митинги. Депутаты Ленсовета в то время сделали соответствующие заявления.
Каким государством станет Россия в 21 веке: монархия, анархия, олигархия, деспотия, демократия или, может быть, гуманизм?

На страницах этого дневника вы найдете интересные статьи:




Судьба революционных реформ в книге
«Колбасно-демократическая революция в России. 1989-1993»



The Fate of Russia in XXI Century
History of the online journal.

What kind of state will become Russia in the 21st century: oligarchy, despoteia, monarchy, anarchy, democracy or, perhaps, humanism?
Blog coined after the election in December 2011, which, according to lost parties were rigged.
The people protested usurpation and went rallies. Deputies of in December 2011 made declarations.


Petersburg politics convocation currently closely follow the fate of Russia, put in this blog his Notes, press clippings, observation, links to interesting posts on the Internet, articles, Offers.

On the pages of this Blog you will find interesting articles:




The fate of the revolutionary reforms in the book
«Sausage-democratic revolution in Russia. 1989-1993»

Комментариев нет :

Отправить комментарий