вторник, 15 декабря 2015 г.

Россия - не СССР

Интервью Ивана Давыдова, взятое Егором Сенниковым.
Публикация:  Город(812) №43 [329] 14 декабря 2015.

Иван Давыдов - один из первых российских блогеров, бывший сотрудник Фонда эффективной политики Глеба Павловского, поэт и медиаменеджер. Сейчас он заместитель главного редактора журнала New Times, в котором продолжает исследовать российскую политическую реальность. О ней мы с ним и решили поговорить.

- Сравнение нынешней России с СССР стало уже общим местом, лично для вас является ли такое сравнение справедливым?
- На самом деле современная Россия и не стремится быть на него похожей. Это совершенно иное, недолговечное, как я надеюсь, образование. У Совстского Союза была политическая сверхцель. Нынешняя Россия нередко и свои тактические цели внятно сформулировать не может. Советский Союз был мессианским государством с идеей о том, что он несет миру нечто должное и нужное. Это лежало в самом основании государства. Нынешняя же Россия, во-первых, капиталистическое и относительно свободное государство, а во-вторых, в ее основании лежит желание тех людей, что находятся сейчас у власти, эту власть сохранять и самовоспроизводиться. Это их сверхцель. Другой нет, все остальное для них тактика.
Мы можем видеть, как это приводит к каким-то совершенно шизофреническим картинам, в которых Обама и «чмо», и наш главный партнер. Мы его глубоко презираем, но ради того чтобы он опять пожал руку нашему президенту, мы влезли в войну и уже несем там потери.

- А эта модель России - она страшная или, наоборот, несерьезная, неуклюжая?
- Знаете, что меня утешает? То, что для действующей российской власти все эти вещи глубоко ситуативные, я уверен. Они как тактики пользуются реакционными настроениями населения. Но так же легко и сворачивают их, когда власти это не нужно. А самое главное заключается в том, что и народу это не нужно.
Я верю в наш европейский народ, который медленно и тяжело привыкает к более или менее комфортной жизни, - привыкание к комфорту тоже тяжелая штука. Любая перемена, любая инновация - это тяжело. Даже если на самом деле вам дальше будет лучше и удобнее, то вам тяжело отказываться от привычек. У наших людей много таких привычек: смирение с несвободой, готовность жертвовать собой ради каких-то сомнительных государственных целей, менять собственный комфорт на непонятное «имперское величие». Реально это вековые привычки, и отказываться от них тяжело. Поскольку более удобное всегда побеждает менее удобное, то то же самое произойдет с гибелью этих привычек.
Знаете, очень люблю этот пример. Некоторое время назад российский дизайнер Артемий Лебедев оценивал появление смартфонов без кнопок и говорил, что это, конечно, здорово придумано, но в массы не пойдет, потому что на смартфоне без кнопок нельзя, едучи за рулем, не глядя, набрать эсэмэску. Сейчас мы все видим, что он ошибся; с Россией что-то такое непременно произойдет. Люди, на самом деле, не хотят жить в дикости и темноте. Государство может их к этому подталкивать, если ему это для чего то нужно, люди могут даже радоваться этому, думая, что им дают что-то хорошее и ценное. Все это накипь, и я надеюсь, что со временем ее снимут.

- То, каким стал политический режим в России, - это было заложено тогда, во времена ФЭПа, на заре нулевых?
- Сейчас мне кажется, что да. Сложно отношусь к этому периоду своей биографии, потому что, с одной стороны, познакомился с рядом выдающихся людей,  - начиная с Глеба Олеговича Павловскою; с другой стороны, будь мне тогда не 20 лет, а 40, то я бы не пошел туда работать. Мне кажется, что мы, россияне, тогда недооценили множество вещей: например, что не стоило бы бывшего сотрудника КГБ избирать в президенты. В то же время, мне кажется, что в самом начале 2000-х годов вариативность в развитии была, терять мы ее начали после дела ЮКОСа и властной реакции после Беслана. С другой стороны, если бы кто-то мне еще в 2011 году сказал, о каких проблемах мы будем думать сегодня, я бы не поверил.
Мне до сих пор кажется, что протесты 2011-2012 годов в своем начале напугали власть. Сейчас уже не очень понятно, почему власть испугалась кучки веселых, позитивно настроенных людей без внятных политических требований, даже если эта кучка размером в 100 тысяч человек. И именно ответом на этот испуг было все то, что было потом. Они пытаются изжить свой иррациональный испуг. И это при том, что замораживание политической системы началось не 4 года назад.

- Видите вы политические перспективы у Михаила Ходорковского?
- В деятельности Михаила Борисовича Ходорковского есть что-то хорошее, а  что-то плохое. При нынешней ситуации в медиа я могу сказать, что поддерживаю любое разнообразие, существование любых проектов, которые не связаны напрямую с государством. А о будущем.. Серьезная проблема российской политики - тотальная проблема с обновлением кадров. Уже даже и Навального не назовешь новым политиком, а уж Ходорковский - он вообще из предыдущего, по отношению к Навальному, поколения.

Егор СЕННИКОВ
Полностью текст интервью на сайте www.online812.ru


Из интервью Ивана Давыдова, которое он взял у Егора Просвирнина, националиста


- Аннексию Крыма вы приветствовали?
- Возвращение Крыма. А что, можно не приветствовать?

- Для вас возвращение Крыма было правильным? Соответствующим вашим взглядам?
- Мои взгляды очень простые. Русские являются великим европейским народом. Сейчас нас пытаются вытолкнуть во второй мир, в вонючий БРИКС, представив нас не старой европейской нацией, а молодой азиатской.

- Кто пытается? 
- В первую очередь – власти РФ, которые взяли четкий курс на то, что мы не старая Европа, на то, что Россия должна сидеть рядом с Бразилией. Я считаю, на свете есть только одна цивилизация – европейская, а все остальные «страны завтрашнего дня», «азиатские тигры», «китайские драконы» – вечно будут странами завтрашнего дня, это навсегда отстающие, навсегда аутсайдеры, навсегда второй мир, которому не поможет ничто. Сейчас я вижу попытки опустить русский народ до уровня заведомо неконкурентных азиатских младенцев.

- А зачем российское государство это делает?
- Затем, что с 1917 года российского государства не существует. Советская номенклатура плохо сочетается с европейским населением, у населения возникают вопросы. Самый простой способ избежать вопросов – опустить население до уровня индийцев. Я демократ, я либерал, я националист, потому что я считаю, что права человека и либеральную демократию должен кто-то гарантировать. И единственный, кто их может гарантировать, – это нация. А органическая форма существования нации – это национальное государство. И естественно, что кроме демократизации и либерализации, и возвращения капитализма в страну, один из необходимейших элементов построения национального государства – это сбор русского народа в этом самом едином государстве.

- Когда был возвращен Крым, вы ощущали российское государство союзником?  
- Тогда я впервые усомнился в своих взглядах и подумал, что, может быть, я ничего в жизни не понимаю и на самом деле у нас не враждебная нам многонациональная федерация, а российское государство, которое восстанавливалось, восстанавливалось и, наконец, начало действовать. Особенно это впечатление усилила крымская речь Путина, где он как раз и говорил о защите русских. Я тогда даже написал текст о том, что, если война выйдет за границы Донбасса, мы должны встать на позицию безоговорочной поддержки властей до полной победы.

- Когда и как вы поняли, что российское государство вам больше не союзник в деле собирания земель русских?
- После того как Стрелкова убрали из Донецка. После выдавливания Стрелкова стало ясно, что честная война окончилась, начался договорняк.

- Что вы думаете про будущее проекта этих земель?  
- Я думаю, что все рухнет. Рухнет не только Новороссия, рухнет Российская Федерация.

- Это и есть катастрофа?
- В результате которой режим у нас сменится. В какой-то момент окружение Владимира Владимировича решит, что оно не готово терпеть всевозрастающие риски и убытки. Но проблема в том, что у Путина колоссальный уровень легитимности, он неоспоримый лидер. И когда его уберут, первым и главным вопросом станет выбрать – кто мы вообще такие. Из этого вопроса вырастет, скорее всего, гражданская война.

- Кого с кем?
- Вы запишетесь в батальон смертников имени Дмитрия Медведева и взорветесь во славу хамона и пармезана. А мне, видимо, придется забыть про свой атеизм и записаться в русскую православную армию имени Стрелкова, нацепить накладную бороду и защищать совсем другие ценности.

- То есть власть будет делить нынешнее ближайшее окружение Путина, а воевать будем мы с вами за какие-то не волнующие их идеи?
- Нет, ну их же потом свергнут.

- Что здесь в конце концов образуется? Чем кончится гражданская война?
- Она может кончиться только победой русских, строительством русского национального государства. Другое дело, что так как поначалу его будут строить господин Стрелков и другие суровые мужчины со специфическим мировоззрением, то государство это, скорее всего, будет достаточно далеко от демократических идеалов. Это будет финальная критическая точка, которую надо проскочить, не дать впасть в эту православную азиатчину.

- Опишите идеальное русское государство, которое имеет шанс здесь возникнуть.
- Демократическое, конституционное, капиталистическое, федеральное. Национальное, не имеющее никаких субъектов федерации, губерний. Я совершенно не сторонник, чтобы что-то куда-то отделять, не сторонник того, чтобы у нас здесь были разные какие-то еще президенты, великие вожди, уполномоченные Аллаха, и так далее. Разросшиеся: Новороссия, Малороссия, Белоруссия, Северный Казахстан, возможно, Прибалтика. Прибалтику при желании можно раскачать.

- Финляндию и Польшу будем возвращать?
- Зачем? Россия – это место, где живут русские. Сама по себе территория, без русских, не нужна.

Источник: http://newtimes.ru/articles/detail/102943

Леонид Бершидский: Нанотролль необъятной толщины

Просвирнин и в самом деле сотворил нечто интересное с маркетинговой точки зрения. Запуская новое СМИ, всегда приходится думать о его уникальном торговом предложении. Если не умеешь или не хочешь делать «полезняшки» — всяческие сервисы и сервисные тексты, несущие некую жизненную функцию, а играешь на идеологическом поле, что нового ты можешь предложить?
Посмотрев на вещи максимально цинично, традиционный либерализм придется отринуть: слишком большая конкуренция, да и публике он, прямо скажем, наскучил. Заранее знаешь, что напишет о любом событии Пархоменко или Рыклин, — так зачем их слушать или читать?
Левизна — тоже тема отыгранная, к тому же дискредитированная совком и заведомо безденежная (см. рассуждения об этом осужденного Константина Лебедева). Кроме того, левый интеллектуальный бум прошел лет 50 назад, и трудно с социалистических позиций писать что-то непредсказуемое, постоянно удивлять аудиторию. Все будет вторично.
Исконно-посконный национализм — нет, скучно и это. Просвирнин красноречиво объяснил, почему с true-нациками ему не по пути — они зациклены на примитивных догмах, слишком ограничивающих пространство для маневра: «Как вот тут дружить, сопрягая нашу аудиторию и нашу подачу — для людей со злым и критичным разумом — с их аудиторией — людьми, живущими в мире идеологических догматов и декораций для младшего школьного возраста, — не очень понятно».

Коктейль из капиталистического либерализма и национализма не смешивал в русских СМИ больше никто, разве что обслуживающие власть ресурсы и комментаторы пытались и продолжают, какой-нибудь Леонтьев, например, но к ним прибиваться нельзя, потому что у свиноматки сосков уже не хватает. Русский националист, которому не нравятся георгиевские ленточки («полосатые вы мудаки в бантиках черно-оранжевых») и Гагарин («его отличала болезненная эгоистичность»)? Свежо и остро, как говорила о себе газета «Известия» в догабреляновские времена. Ломка стереотипов — это же так читаемо и так ссылкогенерирующе!

Источник: https://snob.ru/selected/entry/60547

Судьба России в XXI веке
Справка об этом сайте.

Каким государством станет Россия в 21 веке: деспотия, олигархия, монархия, демократия, анархия или, может быть, клерикализм?
Депутаты Ленсовета 21 созыва и сегодня внимательно следят за судьбой России, помещают в настоящем блоге свои заметки, предложения, статьи, газетные вырезки, наблюдения, ссылки на интересные сообщения в Интернете.

Блог начат после выборов в декабре 2011 года, которые, по мнению проигравших партий, были сфальсифицированы.
Народ возмутился пренебрежением его мнением и вышел на массовые демонстрации протеста. Авторы публикаций в этом блоге автор концепции сферной политики Лев Семашко, действительный государственный советник Леонид Романков, писатель Александр Сазанов, юрист Сергей Егоров, политик Павел Цыпленков, искуствовед Сергей Басов, общественник Юрий Вдовин в те тревожные дни призвали власти разобраться со всеми фактами фальсификаций.

На страницах этого сетевого журнала - публикации о политике, истории, экономике, культуре, финансах, войне:




Судьба революционных реформ в книге
«Колбасно-демократическая революция в России. 1989-1993»

The Fate of Russia in XXI Century
Information about this site.

Petersburg politics convocation currently preoccupied follow the fate of Russia, publish in this blog his Notes, links to interesting posts on the Internet, Offers, press clippings, observation, articles.
Blog coined after the election to representative bodies in December 2011, which, according to observers were rigged.
The people protested usurpation and went Square in Moscow and St. Petersburg. Deputies of in December 2011 made declarations.
What kind of state will become Russia in the 21st century: anarchy, democracy, monarchy, oligarchy, despoteia or, perhaps, clericalism?

On the pages of this online journal - publication of the Culture, War, Economy, History, Finance, Politics:




Modern History of Russia in the book
« Sausage-democratic revolution in Russia. 1989-1993»

Комментариев нет :

Отправить комментарий