вторник, 15 октября 2013 г.

Почему русский бунт всегда такой бессмысленный?


Вместо правителей, которые создали невыносимые условия жизни, гнев толпы был направлен на предметы. Так, бьём мы телевизор, если плохо показывает, а не инженеров, которые придумали ненадежную схему прибора.

Хозяев, которые никогда не ездили в московском метро и не жили в Бирюлево, и которые, в итоге, его цинично предали, народ выбирал себе сам. 


Евгений Левкович 

Дело не в убийстве.


Москва, район Бирюлево Западное, 13 октября 2013 года. Фото ИТАР-ТАСС.
Журнал "Роллинг стоун" 14 октября 2013  пишет о Бирюлевских волнениях в художественном стиле. Есть также интересное видео (см. ниже).

Примечание. В 12:00 15 октября 2013 года сообщили по радиотрансляции, что личность преступника - убийцы 25-летнего Егора Щербакова - установлена. Это, будто бы уроженец Азербайджана 28 лет. 

Девять лет назад у меня поселилось, кажется, самое доброе существо на свете. Помню как сейчас: полпервого ночи, зима, минус пятнадцать, мне нужно было ехать домой через всю Москву с репетиции. Я ждал последнего автобуса на безлюдной, состоящей, в основном, из промышленных зданий улице Вольная. Собака лежала на остановке, прямо в снегу. Я поначалу даже подумал, что она не жива, подошел проверить и потрепал ее за ухо. Она вильнула хвостом, но не встала. Я погладил ее еще раз. Она тяжко вздохнула. Мне было нечем ее угостить. Потом подошел автобус, и я, скрепя сердце, сел в него. Буквально за секунду до того, как двери закрылись, собака вдруг неожиданно вскочила, запрыгнула в салон и примостилась у меня под ногами. Затем она молча вышла за мной у «Шоссе Энтузиастов». Села вместе со мной в метро. Сделала пересадку на «Новокузнецкой». Доехала до «Коньково». Дошла до подъезда. И, наконец, оказалась в квартире. С тех пор, если не считать несколько погрызанных пар обуви, она платила мне исключительным добром. Терпела, когда надо, сутки. Всех, кто приходил в мой дом, встречала как самых дорогих гостей. На улице я мог гулять с ней без поводка, совершенно не боясь, что она кинется на пьяного прохожего, на какую-нибудь брехливую болонку, или уж, тем более, на чье-нибудь дитя.



За девять лет мы жили с ней в трех разных квартирах, разных дворах, разных районах Москвы, но абсолютно все местные влюблялись в нее с первого взгляда. Мне казалось, что у нее по какой-то биологической ошибке просто отсутствует ген агрессии. До тех пор, пока ко мне в гости не пришел папа. Со своей дворнягой. Другой породы, другого запаха и других манер. Я никогда не видел мою собаку в таком состоянии: ощетинившуюся, с яростным оскалом, издающую утробный рык, никак не реагирующую на мой голос. Я испугался, но, конечно, понял что происходит. В ее представлении ее пришли выселять. Заменить другой. Ей стало страшно настолько, что она, даже будучи очень доброй по природе, более того — довольно трусливой, готова была драться насмерть за теплый диван и миску жратвы. Я еле оттащил ее. Папе пришлось уехать домой.

Я не буду вдаваться в хронологию погрома в Западном Бирюлево, рассказывать про безостановочно плачущую девушку Ксению, про жестокость ОМОНа и изуверство бритоголовых — все это вы уже видели в прямых трансляциях «Дождя» и блоггерских отчетах. Для понимания происходящего гораздо важнее рассказать о том, что вокруг. О том, что люди мало чем отличаются от животных. И что это ни плохо, и ни хорошо — это просто данность, которую необходимо учитывать.

Семь часов вечера. Я еду в метро по серой ветке вниз. Славянских лиц в вагоне — в лучшем случае треть. От «Южной» к месту событий я иду три километра пешком (власть не придумала ничего лучше, как просто отрезать целый район от остального города и запретить в него въезд). Вместе со мной по почти не освещенной улице Подольских курсантов идут несколько групп нерусских. Они не идут спасать своих братьев с овощебазы, многие из них даже не в курсе того, что случилось — они просто здесь живут, и им надо домой. По пути нашего следования, на одной из остановок, стоит таджикская семья — отец, мать и дочь — в бессмысленном ожидании автобуса. Отец спрашивает у меня на ломанном русском, что случилось и почему вокруг так много полиции. Я отвечаю ему, но по реакции вижу, что половину слов он попросту не понимает. Хотя и делает вид, кивая головой. Пока мы «разговариваем» мимо нас, уже в обратную сторону, проходит толпа молодежи с марлевыми повязками на лицах и перебинтованными кулаками. Таджиков, слава богу, не трогают. А даже если бы тронули — куда им деваться? Они уже местные, и им надо домой.

Спустя несколько часов я выбираюсь от овощебазы на автобусе №671 — общественный транспорт к тому времени все-таки начали пускать. Нерусский водитель вступает в перепалку с русским мужчиной, путая падежи и окончания пытается объяснить тому, что «нэт билэта на одна поездка — покупай четыре». «Какого х…? Тогда я так пролезу!» — хамит мужчина в ответ. И пролезает. Я выхожу возле метро «Чертановская», чтобы найти какое-нибудь кафе и зарядить телефон. Все заведения, кроме азербайджанского ресторана «Рада», закрыты.

На входе меня обыскивают двое русских бойцов ОМОНа, словно я подозреваемый, даже штаны внизу прощупывают. А внутри заведения — человек двадцать персонала, азербайджанцы, которые сидят перед «плазмой», смотрят трансляцию «Дождя» и обсуждают происходящее. Администратор «Рады», женщина в летах, позже представившаяся мне как Мадлен, говорит со своими подчиненными о том, что в Баку много русских, и, мол, если нас тут начнут резать, то там с ними надо будет поступить так же. При этом Мадлен услужливо выделяет мне официанта. Тот уводит меня в другое помещение, но наш разговор складывается с трудом. Официант просто не знает слов «розетка» и «пюре» (хотя в меню пюре есть), мне приходится объяснять, чего я хочу, буквально на пальцах. Еще спустя двадцать минут в ресторан начинают сходиться, как я понимаю, его постоянные посетители. Когда я покидаю заведение, на полную громкость уже играет лезгинка — играет так, что слышно даже далеко на улице.

Дело не убийстве. А в том, что Чертаново перестало быть Северным, а Бирюлево — Западным. Это уже ошибки на карте. Они — восточные. Как и Царицыно. И Выхино. И Щелковская. И Речной вокзал. Все эти районы под влиянием разных обстоятельств превратились в самые натуральные гетто, национальные анклавы, в рыночную помойку с кафе для своих, ломбардами и мафией «купи-продай телефон». И собака, которая здесь жила до этого, уже не может управлять собой. У нее ощущение, что завтра ее заменят другой и перестанут кормить. Поэтому ее отчаяние и гнев мне предельно понятны.

С одной оговоркой: хозяев, которые никогда не ездили в московском метро и не жили в Бирюлево, и которые, в итоге, ее цинично предали, она выбирала себе сама.

Судьба России в XXI веке
Справка об этом сайте.

Каким государством станет Россия в 21 веке: монархия, демократия, деспотия, олигархия, анархия или, может быть, клерикализм?
Блог начат после выборов в представительные органы власти в декабре 2011 года, которые, по мнению проигравших партий, были сфальсифицированы.
Народ возмутился столь явным обманом и вышел на митинги. Депутаты Петросовета в декабре 2011 года сделали соответствующие заявления.
Петербургские политики и в настоящее время озабоченно следят за судьбой России, публикуют в этом блоге свои наблюдения, заметки, статьи, ссылки на интересные сообщения в Интернете, газетные вырезки, предложения.

На страницах этого блога - публикации о финансах, войне, истории, политике, культуре, экономике:




Новейшая история России в книге
«Колбасно-демократическая революция в России. 1989-1993»

The Fate of Russia in XXI Century
Philosophy of blog.

A group of deputies of Lensoviet 21 convocation (powers from 1990 to 1993) currently preoccupied follow the fate of Russia, publish in this blog his observation, articles, press clippings, Notes, Offers, links to interesting posts on the Internet.

What kind of state will become Russia in the 21st century: despoteia, democracy, oligarchy, anarchy, monarchy or, perhaps, humanism?
Blog created after the election to representative bodies in December 2011, which, according to observers were rigged.
The people protested so obvious fraud and went Square in Moscow and St. Petersburg. Deputies of in December 2011 made declarations.

On the pages of this online journal you will find interesting articles:




Modern History of Russia in the book
« Sausage-democratic revolution in Russia. 1989-1993»

Комментариев нет :

Отправить комментарий