воскресенье, 13 января 2013 г.

С нами был Шмидт

Добро победит, ведь с нами был Шмидт!
Этот лозунг 12-13 января 2013 года заполнил страницы блогов в Интернете. Потому что в ночь на 12 января  ушел из жизни честнейший и яркий адвокат Юрий Маркович Шмидт, бесстрашно сражавшийся со злом, отчаянно защищавший даже такого безнадежного "антипутинца" как М.Ходорковский.



Ю.М.Шмидт, фото с сайта Беллона
Петербургские политики, ленсоветовцы и друзья Ленсовета, демократы и правозащитники не могут молчать в столь скорбную для всех нас минуту.
Почитаем проникновенные некрологи, вышедшие из-под пера Бориса Вишневского, Юрия Вдовина, Лидии Графовой.

Борис Вишневский

Ушел Адвокат Свободы

Новая газета, сайт 12.01.2013
Википедия

Юрий
Шмидт

Биография


Шмидт Ю́рий Ма́ркович (10 мая 1937, Ленинград — 12 января 2013, Санкт-Петербург) — российский адвокат, правозащитник. Депутат Национальной Ассамблеи Российской Федерации.

Отец — Марк Рахмилиевич Левин (1909—1982), в 1920-е годы учился в Москве сразу в двух институтах. В 1929 году был арестован по обвинению в участии в деятельности Социал-демократического молодёжного центра (одним из основателей которого он был), приговорён к ссылке. Жил в Сибири до 1936 года, где и познакомился со своей будущей супругой. Затем ему было разрешено работать экономистом в статистическом управлении в Саратове, но уже 31 мая 1937 года (через три недели после рождения сына) его вновь арестовали. Был приговорён к восьми годам лишения свободы. В лагере выжил благодаря профессиональному опыту — работал в бухгалтерии. Позднее срок заключения неоднократно продлялся, так что на свободу вышел только в 1955 году. После освобождения был главным бухгалтером в «Воркутаугле» и «Печорстрое», только в 1964 году ему разрешили прописку в Ленинграде, где он сблизился с участниками диссидентского движения.

Мать — Наталья Карловна Шмидт (1912—1987). Будучи студенткой биологического факультета Ленинградского государственного университета, арестована в 1934 году во время волны репрессий после убийства С. М. Кирова, выслана в Сибирь, спустя год ей разрешили вернуться в Ленинград. Во время блокады Ленинграда работала в военно-морской обсерватории, после войны — научным сотрудником, в 1952 году защитила кандидатскую диссертацию, занималась исследованиями в области радиобиологии.

Полностью читать на сайте "Википедия"

Обсудить в японском блоге

Discussion of the article in a Japanese blog.
日本のブログで議論。
読者登録してね

Горькая цепь наших потерь продолжилась: ушел Юрий Маркович Шмидт. Адвокат Свободы. Добрый, умный и бесстрашный человек, в мае прошлого года отметивший свое 75-летие

«Адвокат по профессии и правозащитник по велению совести», — назовет его прославленный диссидент Владимир Буковский. «Бесстрашный и бескорыстный воин права», — скажет адвокат Борис Золотухин. «Мы потеряли одного из последних российских моральных авторитетов», — говорит экономист Евгений Гонтмахер…

Знаменитый адвокат, более полувека отдавший профессии, он посвятил последние десять лет своей жизни одному делу — защите Михаила Ходорковского. «Я — адвокат Ходорковского», — так Шмидт отвечал в последние годы на вопрос о своей профессии. И, улыбаясь, говорил, что жизнь свела его с двумя гениями — Иосифом Бродским и Михаилом Ходорковским, у которого «необыкновенные ум, талант, выдержка и сила духа».

Ленинградский мальчик, в памяти которого навсегда сохранилась блокада, он был сыном репрессированных родителей. И если мать — Наталья Карловна — смогла спустя годы после высылки вернуться в Ленинград, то отец — Марк Рахмилиевич — был арестован через три недели после рождения Юрия и провел в лагерях девятнадцать лет.

В 1955 году Юрий поступал в театральный институт, но не был принят «из-за неправильного прикуса». Затем пытал счастья в медицинском — и снова неудачно. Правда, потом он назовет эти провалы «великим счастьем», потому что не смог быть ни актером, ни врачом… В итоге поступил на юридический факультет ЛГУ. При приеме документов ему заявили: у вас отец сидит? Да вы не сможете работать ни судьей, ни следователем, ни прокурором, разве что адвокатом… «Меня это устраивает», — ответил Шмидт.

В советские времена Шмидта не подпускали к «политическим» делам — как не имеющего «допуска». И четверть века он занимался защитой граждан по уголовным делам, в том числе по «экономическим». В 1986 году Шмидта исключили из коллегии адвокатов — он пытался помочь подзащитному, чья судьба уже была решена в обкоме партии. Но через два года он сумел восстановиться в профессии через Верховный суд. Говорят, это был первый случай в советской истории. А в 1989 году Галина Старовойтова передала ему просьбу Андрея Сахарова — стать защитником арестованного лидера армян Нагорного Карабаха Аркадия Манучарова, которого обвиняли в «организации массовых беспорядков» и ряде других вымышленных преступлений. В конце концов Шмидт добился его прекращения. Это была победа, после которой одно «политическое» дело в его работе следовало за другим.

В 1992 году Шмидт защищал в Верховном суде Грузии руководителя Юго-Осетинской республики Тореза Кулумбегова — его судили по сфальсифицированному делу. А в 1996 году он взялся за защиту капитана первого ранга Александра Никитина из экологической организации «Беллона», которого ФСБ пыталась обвинить в якобы «разглашении государственной тайны» (притом что все сведения, которые он предал огласке, были взяты из открытых источников). Дело закончилось полным оправданием Никитина — хотя, когда оно начиналось, по словам Шмидта, среди юристов и правозащитников он был единственным, кто верил, что Никитина оправдают, и на него «смотрели как на сумасшедшего». Потом, уже в «путинские» годы, Юрий Маркович с грустью говорил, что Никитину повезло: случись этот процесс десятью годами позже — и ему не удалось бы добиться оправдания.

В 2003 году Шмидт стал защитником Михаила Ходорковского — и вложил в защиту МБХ весь остаток своих сил и энергии. Он говорил Ходорковскому, что «не привык умирать с неисполненным чувством долга» и хочет дождаться его выхода на свободу. Увы, случилось иначе…

В Петербурге он был непререкаемым авторитетом. Его мнения ждали и прислушивались к нему, к нему постоянно обращались за помощью в самых сложных ситуациях, у него просили совета — и Юрий Маркович, если не был в этот момент крайне занят, никогда не отказывал. Он не оставлял без внимания ни одного безобразия властей, он выступал на митингах протеста, он боролся против газпромовского небоскреба и за сохранение исторического облика города. Он был убежденным либералом, демократом и антифашистом — и никогда не боялся говорить то, что думал.

В 2008 году, выступая на митинге после замены Путина на Медведева на президентском посту, Шмидт язвительно заметил: «Кремлевская мафия торжественно отметила смену пахана». А в 2010 году, когда Ходорковскому и Лебедеву выносили второй приговор, заявил, что Путина он готов защищать в суде бесплатно. Наконец, в прошлом году, когда «взбесившийся думский принтер» начал штамповать свои безумные решения, Шмидт дал им удивительно точную характеристику: «Депутаты принимают законы, которые посвящены исключительно сокращению поля гражданских свобод»…

Он долго и тяжело болел, но до осени прошлого года мы надеялись, что болезнь отступит. Надежды не сбылись — и уже в ноябре, на прощании с Борисом Стругацким, на которое Шмидт пришел с венком от Михаила Ходорковского, было видно, что ему уже очень худо.

Его друзья и коллеги делали все, что могли, — но, видимо, помочь было уже не в силах человеческих.

В конце декабря я навещал Юрия Марковича у него дома. Он понимал, что осталось немного, но держался удивительно мужественно. Сказал, что следит за тем, как работает Законодательное собрание, и что ему за меня не стыдно. Наверное, это самая высокая оценка того, что я стараюсь делать…

«О нем мы будем вспоминать всякий раз, когда нужна будет его помощь, светлая улыбка и вера в то, что добро победит зло», — говорит правозащитник Юрий Вдовин.

Мы все сделаем для этой победы.

Светлая Вам память, Юрий Маркович.

Юрий Вдовин
Для «Фонтанки.ру»,  12.01.2013  

Добро победит, потому что Шмидт был с нами

Россия теряет лучших людей. Сегодня ночью от нас ушел человек, которым Россия вправе гордиться и еще оценит реальный вклад этого человека в историю рождения в страшных корчах демократии в стране. От нас ушел Адвокат, отмеченный многими регалиями, нелюбимый нашей властью – а это тоже дорогого стоит – Юрий Маркович Шмидт. Я не случайно написал слово "Адвокат" применительно к Юрию Шмидту с большой буквы. Немного таких людей. В советское время, когда самой большой угрозой человеку с юридическим образованием было пожелание «чтоб ты стал адвокатом!», Юрий Маркович хотел стать адвокатом и мечтал о том времени, когда адвокат станет и достойной профессией, и равноправным участником судебных процессов в противовес карательной системе.

Это почти случилось. Почти. Этому сопротивляется криминализованная власть, но Юрий Шмидт бесстрашно шел к этой цели. Он защищал в трудные времена Аркадия Манучарова, Тореза Кулумбегова, Абдуманноба Пулатова.

В начале 1990-х он основал Российский комитет адвокатов в защиту прав человека, стал одним из учредителей правозащитной организации «Гражданский контроль». В 1996 году добился права защищать Александра Никитина, безосновательно обвиненного органами госбезопасности в шпионаже, которые всеми силами стремились не допустить Юрия Шмидта к защите Александра Никитина. Дело было блистательно выиграно. А одним из последствий этого стало учреждение Эколого-правозащитного центра «Беллона», где одним из учредителей организации и почти постоянным членом правления был Юрий Маркович Шмидт.

Он представлял интересы Галины Старовойтовой и Сергея Юшенкова в судах после их убийств, он был одним из основных и упорных участников процессов по делу Ходорковского…

Это только самые громкие дела, которые вел Юрий Шмидт, а были еще и «мелкие» дела, которые либо прекращались после его вмешательства, либо с треском проигрывались обвинением.

Но это не все. Кроме того, что он был Адвокатом, он был еще и потрясающим Человеком. Он был трудным человеком. Он был требовательным человеком. Он был человеком удивительной доброты. Он был очень интеллигентным человеком. Дай бог, чтоб такими начитанными и широко образованными, по-детски любопытными и любознательными были еще наши адвокаты, да и вообще люди!

Общение с этим человеком было всегда огромным удовольствием, и я рад, что мне довелось много общаться с Юрием Марковичем. Я всегда мог ему позвонить и спросить любого юридического совета, и, как бы он ни был занят, он находил возможность помочь, даже когда мои вопросы и просьбы ему казались следствием моего дремучего невежества в юриспруденции.

Его уход – невосполнимая потеря и для всего правозащитного сообщества, и для организаций, с которыми он тесно сотрудничал. Это и «Гражданский контроль», и «Беллона», и Правозащитный совет Санкт-Петербурга, и российский правозащитный совет, и еще для всех тех, кому он решительно и просто шел на помощь, часто абсолютно бескорыстную.
Память о нем сохранится в наших сердцах и умах не только как о прекрасном друге и товарище, но и потому что возместить эту потерю просто невозможно. О нем мы будем вспоминать всякий раз, когда нужна будет его помощь, светлая улыбка и вера в то, что добро победит зло.

Юра, мы постараемся все сделать, чтобы добро победило зло, а значение «Адвоката» всегда бы понималось как слово с большой буквы.


Лидия Графова

УШЕЛ ОТ НАС ЮРИЙ МАРКОВИЧ ШМИДТ

Радио "Эхо Москвы"  12 января 2013


Блистательный адвокат, человек высокой нравственности, во все времена защищавший только тех, в чьей порядочности был искренне уверен. Его называли «одним из последних русских аристократов».

Опустел без него Питер и во всей России без этого аристократа духа станет еще более знобко. В прошлом году, когда Шмидту исполнилось 75, я опубликовала в «Новой» статью «Атланты держат небо на каменных плечах». Теперь наше серое небо еще ниже прильнет к земле.

До чего же темно и душно.

В последнем письме от 22.12.2012 Юрий написал мне:

«…Спасибо за прекрасные слова, которых я не стою. Нет, не надо приезжать, я мало пригоден для общения, и вообще для чего-либо. Существую только физически, и не могу понять, зачем и кому это надо. Мне такая жизнь только в тягость.»

Так что не будем его жалеть. Ему Там будет легче. Это себя, нас, оставшихся без него, уж очень жалко: где брать силы, как продолжать жизнь, когда почти каждый день на наши головы сваливаются какие-то позорные «сюрпризы» властей и хоть криком кричи: «Стыдно! Больно!», но все – бесполезно. Раньше я находила утешение в том, что звонила Юре и он напоминал, что его подзащитному Ходорковскому во сто крат труднее терпеть, а он не отчаивается, только крепнет.

Почему именно Шмидт в апреле 2004-го стал руководителем защиты Михаила Ходорковского??

«Мои дела сами меня находят»… Понятно: он — адвокат со всемирной известностью. Но это теперь. А ведь было время, когда Шмидта отстранили от всех дел: в 1986-м по ложному доносу выгнали из адвокатуры, и я помню, как этот всехный защитник пришел в «Литгазету»… просить защиты. Помочь ему оказалось, как ни странно, легко: достаточно было одного визита корреспондента в Верховный суд РСФСР, где заместителем председателя была Нина Сергеева, человек редкой порядочности. Через год Шмидта восстановили.

И вот с тех пор, присутствуя в жизни Юрия почти 30 лет, я будто въявь видела: он постоянно находился под крылом ангела-хранителя. В человеческом облике это была, конечно, его жена Лена, тоже юрист, трепетный и вместе с тем стойкий человек. Но главное в том, что Бог давал ему столько же сил, сколько посылал испытаний.

Сын «врага народа», арестована была и мать, чудом выжил в блокаду... С тех пор остался тощим, а в последние годы из-за болезни исхудал до прозрачности – плоть, ставшая духом. Ну как он мог после тяжелой операции, облучения и химиотерапии непрерывно работать, вдохновенно выступать в судах, давать бесконечные интервью и регулярно ездить к своему подзащитному в Карелию?

Вот каким был его ответ:

«Сначала я даже не представлял себе, до какой степени ненавидит Ходорковского эта власть. И до какой степени он жертва личной мести мелких и гнусных людишек. Чем больше узнаю Михаила Борисовича, тем больше восхищаюсь его красотой и благородством. Я сказал ему, что он «держит» меня, я просто не привык умирать с неисполненным чувством долга…»

Свой долг он, конечно, исполнил, но ушел от нас не только из-за болезни, но еще и потому, что стало невыносимо терпеть царящее в стране беззаконие и чувствовать свое бессилие противостоять злу.

Судьба России в XXI веке
Философия блога.

Петербургские политики и сегодня озабоченно следят за судьбой России, публикуют в настоящем сетевом журнале свои статьи, газетные вырезки, ссылки на интересные сообщения в Интернете, заметки, наблюдения, предложения.
Блог создан после выборов в представительные органы власти в декабре 2011 года, которые, по мнению наблюдателей, были сфальсифицированы.
Народ возмутился узурпацией власти и вышел на площади в Москве и Петербурге. Депутаты Петросовета в те тревожные дни сделали соответствующие заявления.

Какая власть сложится в России в 21 веке: деспотия, анархия, олигархия, монархия, демократия или, может быть, гуманизм?

На страницах этого блога вы найдете интересные статьи:




Новейшая история России в книге
«Колбасно-демократическая революция в России. 1989-1993»

The Fate of Russia in XXI Century
Philosophy of blog.

Blog coined after the election to representative bodies in December 2011, which, according to lost parties were rigged.
The people protested usurpation and went Square in Moscow and St. Petersburg. Deputies of in while made declarations.
Petersburg politics convocation today preoccupied follow the fate of Russia, publish in this online journal his press clippings, articles, observation, links to interesting posts on the Internet, Offers, Notes.

What kind of state will become Russia in the 21st century: anarchy, monarchy, democracy, despoteia, oligarchy or, perhaps, clericalism?

On the pages of this online journal you will find interesting articles:




Modern History of Russia in the book
« Sausage-democratic revolution in Russia. 1989-1993»

Комментариев нет :

Отправить комментарий