воскресенье, 14 июля 2013 г.

О царях с умилением

... пишет в петербургской газете философ, добавляя, что только Бог без греха.

Читайте, если не надоело,  про монархию в судьбе России, про божественность и всякую другую антинаучную мистику. Возможно, многим приятно помечтать о том, что "Россия сегодня – это единственная в мире страна, сохранившая религиозный потенциал жизни и культуры в отличие от нехристианского Востока и постхристианского Запада, практически расставшегося с верой уже в эпоху Просвещения. В основе отечественной цивилизации лежит устойчивая духовно-онтологическая структура, которая воспроизводит себя под разными именами и знаменами на протяжении вот уже тысячи лет. Внешне она напоминает знаменитую матрешку, в сердцевине которой находится религиозно-языковое ядро – православная вера и русский язык. Вокруг этого ядра с течением времени наращиваются цивилизационные оболочки – культура, государственность, технологии. Отсюда и наше национальное отношение к власти, собственности и свободе".

Вот и покойный Борис Абрамович Березовский тоже призывал россиян монархию восстановить, да не дождался воцарения в Кремле британского принца Гарри, умер при таинственных обстоятельствах. Может быть, за монархизм его и убили?

Выпуск  №130 от 12.07.2013

Империя Романовых и современность


Александр КАЗИН, доктор философских наук, профессор

22 мая 2013 года в «СПб ведомостях» было опубликовано интервью публициста И.Шумейко, посвященное 400-летию династии Романовых. Со многими его положениями можно согласиться, особенно помня те проклятия, которых удостаивались Романовы при советской власти. Однако не все штампы прошлого удалось преодолеть автору. Попытаемся понять величие и трагедию царствовавшей династии в их историческом единстве.



О чем спор?
«Русские монархи слишком часто руководствовались желанием остановить время» – гласит подзаголовок упомянутого интервью. Совершенно верно. Вот только достоинство это или недостаток? Три столетия европейцев – и отчасти русских – приучали к мысли, что прогресс несет в себе одни достижения. Однако это большой вопрос. Для отечественных западников, например, вся история российского православного царства есть нечто враждебное цивилизации («рабовладельческая империя»). Для православных христиан, то есть для большинства русских, отечественная государственность, от св. Владимира до Ивана Грозного, Петра Великого и Николая II, есть их собственная национальная история, отечественный религиозно-державный выбор.
Для либералов Февральская революция – долгожданное освобождение от «ига царизма», а для монархистов – предательство империи. Сталинская держава для коммунистов – предмет гордости, для либералов – концлагерь, и т. д. В 2005 году президент России В. В. Путин назвал распад СССР крупнейшей геополитической катастрофой ХХ века. Я лично думаю, что такой катастрофой был именно распад Российской империи в феврале-марте 1917 года. Советский Союз пытался – в рамках своей идеологии и крайне жесткими средствами – ее восстановить. Что касается современной России, то она оказывается наследницей и преемницей обеих империй.
Но вернемся к Романовым. Действительно, Романовы – одна из самых успешных династий в мировой истории, начавшая почти с нуля. После Смутного времени Московия представляла собой развалины царства Рюриковичей, по которым бродили лихие люди. И всего через 100 лет громами Гангута и Полтавы Россия заявила о себе как о мощной военной державе, при Елизавете Петровне первый раз вошла в Берлин, при Екатерине Великой взяла Крым и присоединила к империи воинственную Польшу, а в 1814 году разгромила фактически объединенную Бонапартом Европу в самом его «логове» – Париже. Еще со времен Ивана Грозного Россия двинулась через Сибирь к Тихому океану, в конце ХVIII века достигла берегов Америки, а в 1820 году открыла Антарктиду. В определенном смысле – по праву геостратегического освоения – она становилась империей четырех континентов. Но в 1917 году могучая Российская империя перестала существовать. Почему это произошло?

Нисхождение власти
Как известно, мы живем во времена всяческих кризисов, и одним из главных среди них является кризис государственности. На наших глазах в Восточной Европе, на Ближнем Востоке и в других местах «цветные», то есть хорошо срежиссированные, революции пожирают одно государство за другим. Да и на цивилизованном Западе современные государства с большой натяжкой могут носить это гордое имя. На рубеже ХХI века на глазах ныне живущих поколений радикально изменились отношения между государством и всем тем, что приходится квалифицировать как не-государство. Речь идет о разных социальных трендах – от крайне правых до крайне левых и от сугубо теоретических до брутально-воинственных. Однако те и другие объединяет одна черта: все они отделяют себя от государства как горизонтальные (прежде всего финансово-информационные) сетевые структуры от духовной и тем более религиозной вертикали, из которой вырастает государственность в строгом смысле слова.
Нравится это кому-либо или нет, но мы должны признать нисходящий, инволюционный характер государственности на Западе и отчасти в России – в той мере, в какой она разделяет судьбу Запада. Однозначно прогрессируют только технологии – все остальное по меньшей мере спорно.
В свое время онтологическую природу государства отразил в своих «Законах» и «Государстве» Платон, для которого порядок социума являлся прямым продолжением божественной гармонии космоса (космос, как известно, и означает «порядок»). В Средние века верховная власть признавалась божественной на протяжении многих столетий – коронация европейских королей происходила в Риме.
Однако начиная с Ренессанса в Европе развивался процесс постепенного слома классической христианской парадигмы Средневековья. Эпоха Возрождения инициировала новый – модернистский проект для государства. Реформация в Германии отделила власть от церкви, в Англии король создал собственную церковь. После кровавой французской революции конца ХVIII века модернистский принцип в политике и культуре делается господствующим. Точкой приложения власти теперь оказывается государственность как таковая, уже не сакральная, а именно светская (даже революционная, как в случае с Бонапартом). Собственно, наполеоновская диктатура, несмотря на весь свой имперский военно-политический арсенал, отодвинула сектор власти в Европе еще дальше от центра – от государственности к экономике, материально-хозяйственной жизни вообще. Буржуазные революции сделали свое дело.
Что касается современной Европы, то здесь традиционная национальная государственность превратилась в несколько архаический инструмент управления, явно отставая по своей социальной эффективности от могущественных «сетевых сообществ» – автономных экономико-политических структур вроде ТНК (транснациональных корпораций) или теневых «неправительственных» организаций («Тройственная комиссия», «Бильдербергский клуб» и т. п.). В сущности, дело идет о мягкой репрессии западных народов, превращаемых посредством искусных политтехнологий в самодовольных сытых рабов, гордящихся своей принадлежностью к «золотому миллиарду», но не отдающих себе отчета в собственной полной управляемости и безответственности.

Русский вариант
В отличие от Европы Россия – и прежде всего русская власть – не проделала (во всяком случае не проделала до конца) подобного нисходящего движения. Со времен Ивана Грозного с его образом священного царства (Третьего Рима) русское политическое сознание все более утверждалось в том, что Россия – страна не европейская, существующая по другому принципу. «Россия никогда ничего не имела общего с остальною Европою; ее история требует другой мысли, другой формулы» (А. С. Пушкин). Действительно, вопреки Европе русская история разворачивается по религиозной вертикали, а не по прагматической горизонтали.
Империя Романовых – яркое подтверждение сказанному. Конечно, жестоким был Петр Великий: достаточно сказать, что в ходе петровских реформ население страны уменьшилось почти на четверть. Именно Петр разрушил древнюю православную симфонию церкви, народа и державы, отменил патриаршество и пытался построить нечто вроде европейского абсолютизма в протестантском духе. Однако где бы мы были сейчас без Петра? Можно сколько угодно осуждать его кровопийство («указы написаны будто кнутом»), но вся последующая судьба Отечества подтверждает его общерусскую и мировую правоту. Постпетровская Россия с ее Санкт-Петербургом, Пушкиным, Достоевским и Блоком – это вечный памятник воле и делу Петра. В контексте большой истории России, относительно магистральной линии ее вселенского служения, нет сомнения в том, что петровские преобразования, и прежде всего заимствование западных технологий, модернизировали Россию, но не убили святую Русь.
Теперь о Николае I – еще одном излюбленном персонаже либерально-демократических страшилок. В декабре 1825 года, в самом начале своего царствования, он подавил государственный мятеж, грозивший России не меньшим хаосом, чем 1917-й, и заслужил ненависть революционеров всех мастей. Если либералы прозвали его «жандармом Европы», то как назвать вдохновителей англо-французской агрессии против России в Крымской войне – тех самых «светочей прогресса», которые так нравятся нашим свободолюбцам? Может, это была благодарность Европы за освобождение от Наполеона? Кстати, именно при Николае I Пушкин стал другом царя, официальным историком империи и написал грозные стихи «Клеветникам России». Именно в царствование Николая I Гоголь сложил свою поэму о Руси-тройке.
Что касается трех Александров – Благословенного, Освободителя и Миротворца, то сегодня очевидно их выдающееся положение в отечественной истории. Первый из них «взял Париж и основал Лицей», второй освободил русских крестьян от помещиков и славянские народы от турок, третий мог спокойно сказать Европе, чтобы она подождала, пока русский царь удит рыбу.
Наконец, последний законный русский государь – Николай II. Вероятно, никто не вынес – и уже при жизни – столько клеветы, сколько он. Волей судьбы Николай Александрович Романов оказался «крайним» в той цепи нисхождения нашей и общеевропейской истории, которая вела от христианской монархии к сетевой манипуляции олигархических кланов – «новому прекрасному миру». Пресловутое отречение Николая II – акт, направленный на спасение русской крови от междоусобицы в условиях, когда большинство правящей элиты (как правые, так и левые) уже вошло в зону социального соблазна, подтолкнув туда же и уставший от затянувшейся войны народ. Между прочим, если бы Россия сохранила набранную в начале ХХ века экономическую динамику, она, как подсчитано специалистами, к 1940-м годам вышла бы на первое место в Европе (или даже в мире) по уровню своего хозяйственного и технологического развития. И до Москвы и Волги немцы в Первую мировую войну не дошли – бои шли в Галиции и Польше. Но Бог судил иначе, и мученик Николай причислен теперь к лику святых вместе со всем своим зверски убитым семейством.

Некоторые выводы

B.A.Berezovsky: "Returning the monarchy to the throne will reinstate an interrupted chain of time and become a symbol of the rebirth of Russia. Prince Harry — the younger son of Prince Charles and Princess Diana — is one of the bright symbols of the modern civilized world and a possible candidate. He has more Russian blood than the last Russian Emperor Nicholas II." Berezovsky claimed Harry's great grandmother was a Romanov, but he died under mysterious circumstances shortly.


Наиболее серьезным упреком монархии Романовых являются, во-первых, «синодальный плен» церкви и, во-вторых, крепостное право. Однако во времена Синода петербургские императоры оставались такими же благословленными на царство христианскими государями, как и до Петра. Что касается зависимости крестьян от помещиков, то вопреки либеральным преувеличениям крепостное право осуществлялось на Руси во многом как родовая организации жизни. Точно сказал об этом в 1918 году С. А. Аскольдов в статье «Религиозный смысл русской революции»: «Русь была до отмены крепостного, а отчасти и после него страной рабов и рабовладельцев, но это не мешало ей быть Святой Русью, поскольку крест, несомый одними, был носим со светлой душой и в общем и целом с прощением тех, от кого он зависел, поскольку и те и другие с верою подходили к одной и той же святой чаше. Так праведность десятков миллионов очищала и просветляла в единстве народного сознания грех немногих тысяч поработителей, к тому же грех, часто ясно не сознаваемый в качестве такового ни той, ни другой стороной». Династия Романовых создала и по мере сил поддерживала великую православную империю и культуру. Другое дело, что не надо Романовых идеализировать. Один Бог без греха.
Возможно, Россия сегодня – это единственная в мире страна, сохранившая религиозный потенциал жизни и культуры в отличие от нехристианского Востока и постхристианского Запада, практически расставшегося с верой уже в эпоху Просвещения. В основе отечественной цивилизации лежит устойчивая духовно-онтологическая структура, которая воспроизводит себя под разными именами и знаменами на протяжении вот уже тысячи лет. Внешне она напоминает знаменитую матрешку, в сердцевине которой находится религиозно-языковое ядро – православная вера и русский язык. Вокруг этого ядра с течением времени наращиваются цивилизационные оболочки – культура, государственность, технологии. Отсюда и наше национальное отношение к власти, собственности и свободе.
Завершая эту статью, замечу, что нам, живущим в современной России, необходимо взять в ХХI век все лучшее, что было создано предками в истории – и царской, и императорской, и советской.



Судьба России в XXI веке
Философия блога.

Группа депутатов Ленсовета 21 созыва и в настоящее время внимательно следят за судьбой России, помещают в настоящем блоге свои статьи, заметки, предложения, ссылки на интересные сообщения в Интернете, газетные вырезки, наблюдения.

Каким государством станет Россия в 21 веке: монархия, анархия, олигархия, деспотия, демократия или, может быть, клерикализм?
Блог придуман после выборов в представительные органы власти в декабре 2011 года, которые, по мнению проигравших партий, были сфальсифицированы.
Народ возмутился столь явным обманом и вышел на площади в Москве и Петербурге. Депутаты Ленсовета в то время сделали соответствующие заявления.

На страницах этого дневника - публикации о войне, экономике, истории, финансах, культуре, политике:




Новейшая история России в книге
«Колбасно-демократическая революция в России. 1989-1993»

The Fate of Russia in XXI Century
History of the online journal.

A group of deputies of Lensoviet 21 convocation currently preoccupied follow the fate of Russia, put in this online journal his Notes, observation, press clippings, Offers, links to interesting posts on the Internet, articles.

Blog coined after the election to representative bodies in December 2011, which, according to observers were rigged.
The people protested so obvious fraud and went rallies. Deputies of in December 2011 made declarations.
What kind of state will become Russia in the 21st century: anarchy, monarchy, despoteia, democracy, oligarchy or, perhaps, humanism?

On the pages of this online journal you will find interesting articles:




The fate of the revolutionary reforms in the book
« Sausage-democratic revolution in Russia. 1989-1993»

Комментариев нет :

Отправить комментарий