четверг, 1 октября 2015 г.

Война на два фронта

Что поставил на карту Путин, «бросив перчатку» ИГИЛ?


Итак, началось. Не покончив с конфликтом с Украиной, Россия официально заявила о своей готовности поучаствовать еще и в гражданской войне в Сирии. Наш «самый независимый в мире парламент» в виде Совета Федерации за считанные минуты проштамповал разрешение президенту использовать войска за рубежом.
Зачем России война в Сирии
И теперь Владимир Путин в любой момент может отдать команду «в бой!». Российские боевые подразделения, как нам любезно сообщили многочисленные иностранные источники, уже давно находятся в зоне конфликта в Сирии в состоянии полной готовности.
В каком-то смысле нечто подобное было почти неизбежным. Сказав «а», обычно приходится говорить и «б». Заявив на весь мир о готовности России сыграть роль «вооруженного арбитра» ближневосточной политической драки, Путин уже не смог сделать вид, что он ничего такого не говорил. Но шок от новости с Большой Дмитровки это смягчило лишь отчасти. Война есть война. Война никогда не бывает красивой, точной и аккуратной. Война очень редко идет согласно заранее составленным планам, зато почти всегда имеет совершенно непредвиденные последствия.
Да, руководитель президентской администрации Сергей Иванов сразу попытался успокоить публику, у которой слова «президент Сирийской Арабской Республики обратился с просьбой о военной помощи» автоматически рождают тревожные ассоциации. И я склонен относиться к заверениям обитателей Кремля — «мы знаем, что мы делаем» — с осторожным доверием.

В момент судьбоносного ввода советских войск в Афганистан в декабре 1979 года мне было всего четыре. И я в силу очевидных причин ничего не помню. Но про политиков, которые сейчас контролируют главные рычаги власти в России, этого сказать нельзя. Путину в те декабрьские дни было 27, Сергею Иванову — 26, Лаврову — 29. Поэтому я уверен: эти люди не меньше меня понимают все очевидные опасности, связанные с прямым втягиванием России в конфликт в регионе, где все традиционно воюют против всех и где обычно полностью отсутствует логика.

Что ещё читать о Сирии:

Но есть опасности неочевидные — опасности, которые в принципе можно предвидеть, но вероятность и размер которых практически невозможно просчитать. Опасность номер один — возможность «асимметричного ответа» ИГИЛ России в виде проведения масштабных террористических актов на нашей территории. Мой высокопоставленной собеседник в Кремле прокомментировал мне эту ситуацию так: «ИГИЛ в любом случае ответило бы России асимметрично. И чем дольше затягивать с решением проблемы ИГИЛ там, где эта проблема имеет свой первоисточник, тем сильнее был бы их ответ».
Опасность номер два — возможность ограниченной эффективности российских авиаударов. РФ — не первая мировая держава, которая вознамерилась решить проблему ИГИЛ с помощью ударов с воздуха. Америка, например, делает это уже давно. А толку от этого все нет и нет. Почему у России должно получиться то, что не получилось у Америки?
Снова предоставляю слово своему собеседнику из ближайшего окружения Владимира Путина: «Да, за время американских бомбардировок территория под контролем ИГИЛ увеличилась на многие тысячи квадратных километров. Но удары с воздуха являются эффективными только в случае, если они скоординированы с действиями сухопутных военных подразделений. Россия — единственная сила в мире, готовая координировать свои авиаудары с единственной силой в Сирии, которая реально сражается с ИГИЛ на земле, — сирийской правительственной армией».
Опасность номер три. Сирии она касается лишь косвенно, зато нас — самым прямым и непосредственным образом. На излете сентября талибам в Афганистане удалось захватить Кундуз — стратегически важный провинциальный центр недалеко от таджикской границы. В перспективе — если ситуация в регионе продолжит ухудшаться — это может принудить Россию и здесь вмешаться в ситуацию.
Силовые структуры бывших среднеазиатских советских республик — это понятие весьма и весьма относительное. Сами по себе они не справятся с мощным нашествием через афганскую границу. А бросить эти государства на произвол судьбы — это для России не вариант. Ведь тогда нам придется воевать с религиозными экстремистами уже непосредственно по периметру наших границ.
Переведя разговор с Сирии на Афганистан, я на несколько шагов забежал вперед? Абсолютно согласен. Сейчас официальной Москве жизненно важно, помня о Средней Азии, сосредоточиться на обеспечении успеха именно своей сирийской операции. Потенциальных источников опасности для России в Сирии гораздо больше, чем те, которые я обозначил выше.
Впервые с бог весть какого года — мне на память приходит разве что Корейская война 1950–53 годов — наши военные подразделения будут действовать в той же самой стране, где военные действия ведут и американцы. Впрочем, даже в Корее времен войны между коммунистическим Севером и капиталистическим Югом советские летчики присутствовали неофициально — в ранге «добровольцев».
Наше нынешнее военное присутствие не может быть еще более официальным, чем оно есть сейчас. И это делает необходимость «разведения по сторонам» российских и американских военных просто жизненно важной. Мы не должны попасть по американцам. Они не должны бабахнуть по нам.
Вступив в гражданскую войну в Сирии в ранге прямого военного союзника президента Башара Асада, мы не должны напрочь испортить отношения с влиятельными суннитскими мусульманскими государствами, для которого шиит Асад — словно кость в горле. Извечное противостояние между двумя основными течениями в исламе — шиизмом и суннизмом — это не то, во что нам стоит вмешиваться.
Но Россия в Сирии должна не просто «избегать опасностей». Время для дебатов о том, стоило ли России в принципе лезть на Ближний Восток, прошло. Жребий брошен. Возможности дать полный назад у нас либо нет совсем, либо почти нет. Россия в Сирии должна быть нацелена на успех — быстрый, очевидный, максимально недорогой, максимально бескровный (если такая вещь вообще возможна в условиях войны).
Мы должны помнить: ставка в игре, в которую вступила Россия, гораздо больше, чем собственно Сирия. Мы ставим на карту собственную репутацию, собственную безопасность. Мы несравненно более активно, чем раньше, вступаем в бой с глобальной угрозой: об Афганистане, Средней Азии, возможности ответного удара ИГИЛ непосредственно на российской территории я в этом тексте упомянул совсем не для красного словца.
Не знаю, окажется ли затеянная ли Владимиром Путиным сирийская военная операция удачной, — сейчас этого не знает никто, включая самого ВВП. Но я от всей души хотел бы пожелать удачи — и нашим военным в Сирии, и всем нам. В современной войне — особенно в войне с такой организацией, как ИГИЛ, — нет четкой линии фронта. В определенном смысле мы все сейчас находимся на передовой.
ЦИТАТЫ ДНЯ
Владимир Путин
(из выступления на совещании с членами правительства):
«Мы, разумеется, не собираемся в этот конфликт с головой. Наши действия будут осуществляться строго в заданных рамках. Во-первых, мы будем поддерживать сирийскую армию исключительно в ее законной борьбе именно с террористическими группировками, во-вторых, поддержка будет осуществляться с воздуха без участия в наземных операциях».
«Боевики «Исламского государства» уже давно объявили Россию своим врагом».
«Единственно верный путь борьбы с международным терроризмом — это действовать на упреждение, бороться и уничтожать боевиков и террористов уже на захваченных ими территориях, не ждать, когда они придут в наш дом».
Смотрите видео по теме "Опубликовано первое видео российских авиаударов в Сирии"
Российские ВКС нанесли первые удары по позициям боевиков запрещенной в России организации ИГИЛ в Сирии. Сегодня Советом Федерации был одобрен закон, разрешающий использование вооруженных сил России за пределами государства.
Видео опубликовано на сайте youtube.com пользователем World Weapon
 

Опубликован в газете "Московский комсомолец" №26926 от 1 октября 2015

Судьба России в XXI веке
Справка об этом сайте.


Каким государством станет Россия в 21 веке: олигархия, демократия, деспотия, монархия, анархия или, может быть, клерикализм?
Блог начат после выборов в декабре 2011 года, которые, по мнению наблюдателей, были сфальсифицированы.
Народ возмутился узурпацией власти и вышел на митинги. Авторы статей в этом блоге юрист Сергей Егоров, автор концепции сферной политики Лев Семашко, действительный государственный советник Леонид Романков, публицист Павел Цыпленков, культуролог Сергей Басов, общественник Юрий Вдовин, писатель Александр Сазанов в те тревожные дни критиковали фальсификацию выборов.
Петербургские политики и в настоящее время озабоченно следят за судьбой России, помещают в этом блоге свои наблюдения, предложения, заметки, газетные вырезки, ссылки на интересные сообщения в Интернете, статьи.

На страницах этого дневника вы найдете интересные статьи:




Судьба революционных реформ в книге
«Колбасно-демократическая революция в России. 1989-1993»

The Fate of Russia in XXI Century
History of the online journal.

Blog coined after the election in December 2011, which, according to lost parties were rigged.
The people protested usurpation and went Square in Moscow and St. Petersburg. Deputies of in while made declarations.

What kind of state will become Russia in the 21st century: anarchy, oligarchy, democracy, monarchy, despoteia or, perhaps, clericalism?
Petersburg politics convocation today closely follow the fate of Russia, publish in this online journal his Notes, articles, observation, Offers, links to interesting posts on the Internet, press clippings.

On the pages of this Blog - publication of the Politics, History, Culture, War, Economy, Finance:




The fate of the revolutionary reforms in the book
« Sausage-democratic revolution in Russia. 1989-1993»


Комментариев нет :

Отправить комментарий