понедельник, 8 февраля 2016 г.

Ещё возможны варианты


От революции до оккупации. Что ждет Россию в 2016-м?

Кризис заставляет чаще задумываться о будущем, о судьбе России: в соцсетях и немногих оставшихся либеральных СМИ завязалась оживленная дискуссия о том, какой может быть послепутинская Россия. Мнения относительно того, насколько прочен нынешний российский режим, как скоро могут начаться перемены, будут ли они мирными или насильственными и какую Россию мы увидим в результате, разделились кардинально. Между тем система власти, возникшая в России при Владимире Путине, не так уж уникальна, а значит, известны и сценарии ухода подобных режимов с исторической сцены. Насколько опыт других стран способен помочь увидеть будущее России?

Для начала напомним некоторые наиболее яркие высказывания участников дискуссии о перспективах России после Путина.

Гарри Каспаров: «Одним из важнейших факторов, определяющих дальнейшее развитие событий, станет то, каким именно образом Путин будет отстранен от власти. Вариант с более или менее добровольным уходом по примеру Пиночета или Ярузельского не стоит даже рассматривать всерьез, поскольку он принципиально несовместим с базовой логикой существующего режима. Варианты дворцового переворота и массовых протестов по отдельности также имеют сравнительно мало шансов на успех. Скорее всего, режим падет в результате некой комбинации этих двух сценариев».

Олег Кашин: «Путинские и сверхпутинские черты в критиках Путина, вероятно, указывают на то, что ими владеет тот же страх, какой, безусловно, есть и у Путина. Страх потерять власть, страх оказаться лицом к лицу с неуправляемым политическим процессом. Соблазн заменить „плохую“ диктатуру „хорошей“ — это и идеализм, и подлость одновременно. Хороших диктатур не бывает, и даже если во главе „очищения“ станет сам Гарри Каспаров, мы, как уже бывало, очень быстро обнаружим себя под властью его охранников, родственников и тренеров, никем не выбранных и никому не подотчетных».


Карина Орлова: «У меня одно предложение насчет того, что надо сделать в первую очередь после ухода Путина — провести люстрации. Но поскольку делить „по партийным спискам“ будет очень сложно, так как нет почти тех, кто так или иначе не перебегал со стороны на сторону, то запретить занимать государственные должности и вообще иметь какое-то отношение к построению новой государственности надо всем, кто старше, ну скажем, 1980 года рождения».




Максим Горюнов: «Будущий Путин может быть как нынешний Путин — бестолково имперский, маловразумительный и, в общем, мутный. Будущий Путин может быть как Горбачев, который тоже оттенок Путина, только в других экономических, институциональных и исторических условиях. Будущий Путин, если россиянам невероятно, сказочно повезет, вполне может быть как Александр Второй — в меру успешный реформатор и освободитель крестьян. Не надо обманывать себя, мечтая о будущем слишком широко. Послепутинская Россия будет как вариант путинской России, как один из пятидесяти оттенков серого. Оттенок может быть темнее или светлее — зависит от случайности и от выбора».

По мнению политолога, докторанта Колумбийского университета (США) Марии Снеговой, специализирующейся на проблемах трансформации авторитарных режимов, возможных путей перехода от нынешней системы к «постпутинизму» не так уж много — куда сложнее спрогнозировать, насколько долгим окажется этот переход.




А вот так видит возможные варианты судьбы России в недалеком будущем Константин Боровой, российский предприниматель и политик

1. Либеральный.

Самый незамысловатый, наиболее ожидаемый или желаемый. Ожидаемый, кстати, не только теми, кого называют "радикалами", но втайне и даже теми, кто себя относит к националистам, левым, империалистам и даже сторонникам Путина.
По очень простой причине – он не очень кровавый. Ну, примерно, как в августе 1991 года. Или даже, как в октябре 1993 года.
Еще одно его преимущество – все остаются "при своих".
И чекисты – в том смысле, что так грабить, как сегодня, тотально и безнаказанно, уже будет нельзя, но зато никакой ответственности за предыдущие "подвиги". Амнистия.
И предприниматели – появляется хоть какой-то шанс на независимое и не очень задавленное существование.
И простым людям – злой, раздраженный и не предсказуемый лидер, как всем уже понятно, уходит. Его причуды, каждая из которых сильно ударяет по желудку каждого, прекращаются.
Вариант не плох, но маловероятно реализуем.
Главная причина – большинство, подсаженное на малопитательный наркотик "национального величия", не сможет быстро отказаться от этой наркотической зависимости. Ломка потребует доз. В 1991 году наркотик "строительства коммунизма" устарел, выветрился или протух и напоминал скорее плацебо.
Другая причина – страх ивановых, сечиных, ротенбергов…
22 августа 1991 года министр МВД Борис Пуго совершил самоубийство: "Совершил … ошибку, равноценную преступлению, обманулся в людях, которым очень верил". Страх. Но чаще страх толкает на немотивированные кровавые преступления. Бомбить противников (Каддафи, Руцкой, Хусейн), локальный террор, снайперы (1993 год, Чаушеску) – все это без шансов на помилование.

2. Революция, кровавая гражданская война.

Сегодняшняя внутренняя политика Кремля делает такой сценарий почти неизбежным, если Кремль не сможет противодействовать спонтанному ходу событий.
Сценарий всегда почти один и тот же в любой части мира. Сначала идеологически обозначаются два лагеря – враги и сторонники. Даже, если этих врагов – всего один человек (Манделла, Новодворская, Гавел, Ельцин, Гапон…), тем самым обозначается просто лагерь оппозиции. Если при этом существуют поводы, даже придуманные, для протестов, то протесты и начинаются.
При этом хитроумные планы политической полиции, охранки для провоцирования протестов и их подавления, для снятия напряжения, для демонстрации мышц "сильной власти", просто ускоряют и радикализируют спонтанные протесты.
А дальше, все, как по написанному сценарию – протесты => жертвы протестов => протесты против жертв => применение властью оружия => геометрический рост протестов => оружие появляется у протестующих => переход на сторону протестующих => бессмысленные призывы к мирному протесту…
Интересно, что при этом опора власти условный Уралвагонзавод превращается в один из главных центров сопротивления власти. А попытка мобилизации еще недавно многочисленных сторонников на поддержку власти, превращается в убогий митинг из 50-100 сотрудников спецслужб, который можно снять для телевидения только из одной точки, откуда он хоть выглядит многочисленным – последние митинги в поддержку Хусейна и Каддафи так и снимались. А Чаушеску пытался бежать из страны прямо с такого митинга.
Расчет Кремля на условного Рамзана не может оправдаться, так как условный Рамзмн в своей осажденной крепости, обнесенной колючей проволокой, будет пытаться выжить и не рискнет даже взводом преданных нукеров – самому не хватает. Но с большей вероятностью наблюдает за всеми событиями из своего дома в условном Дубайе. И довольно искренне переживает за Папу.
Сценарий превращения столичного конфликта в гражданскую войну начинается с возникновения нескольких центров в поддержку Кремля и противостояния Кремлю на территории все еще России.

3. Оккупация.

Многие сегодня фиксируют аналогию с фашистской Германией. Было бы странным не рассмотреть и сценарий финала, аналогичного финалу Тысячелетнего Рейха – оккупация и международный трибунал.
Наличие у Кремля ядерного оружия – основной аргумент против такого сценария. Но современные скорости развития военных конфликтов превращают возможность использования ядерного оружия в сценарий "бомбежки Воронежа".
Хотя, Главный и самый умный военный эксперт Кремля по военным вопросам Дмитрий Рогозин в свое время предлагал просто начать взрывать бомбы прямо в шахтах, чтобы глобальным заражением уничтожить жизнь на Земле.
К сожалению, этот сценарий не реализуем по другой причине. Мир считает, что извращенная любовь Путина и его народа – внутренняя проблема России. И пока ссыкливый президент не лезет вовне, не стоит его и провоцировать на это.
А наносить ядерный удар по Западу в отместку за разговоры о его несметном богатстве, размещенном в основном на Западе, даже последний придурок не будет.

4. Другие варианты развития событий мы, к сожалению, проехали.

Все три варианта образуют треугольник возможностей, внутри которого события и будут развиваться в 2016 году.
История человечества в 2016 году не останавливается. Интересно будет и дальше.

Константин Боровой, российский предприниматель и политик
31.01.2016
Статья опубликована на сайте Обозреватель.Ком

Михаил Саакашвили: Проблемы начнутся из-за отсутствия элиты, которая смогла бы взять власть в свои руки

Губернатор Одесской области Украины и экс-президент Грузии Михаил Саакашвили в интервью Дмитрию Гордону рассказал о том, как видит судьбу России после неизбежного краха режима Владимира Путина.
По мнению Саакашвили, после того, как «Путин неминуемо падет», прежде всего в стране начнется «большая смута», так как «в России нет элиты, которая могла бы взять» страну в свои руки.
Такой элитой, по мнению политика, не смогут стать военные, а спецслужбы для этого не годятся: «Путин уничтожил всю политическую жизнь».
После этого у России начнутся проблемы с регионами — прежде всего с Северным Кавказом, Татарстаном и Дальним Востоком. На Кавказе Россия, по словам Саакашвили, уничтожила «всех секулярных лидеров» типа Масхадова и Дудаева, и в итоге получила «исламистского» Рамзана Кадырова.
Такую ситуацию политик назвал «очень временной и очень искусственной».
Также он предсказал, что вооруженные люди из ЛНР и ДНР перейдут в российские приграничные регионы, «от Таганрога до Ростова». Именно в это время Украина и «вернет свое», то же, по мнению Саакашвили, осуществит и Грузия.

Источник: www.mk.ru


Комментариев нет :

Отправить комментарий