вторник, 6 декабря 2016 г.

Два года после украинской революции

Судьба России в XXI веке
История создания сетевого журнала.

Каким государством станет Россия в 21 веке: демократия, монархия, деспотия, анархия, олигархия или, может быть, гуманизм?
Блог придуман после выборов в декабре 2011 года, которые, по мнению наблюдателей, были сфальсифицированы.
Народ возмутился узурпацией власти и вышел на площади в Москве и Петербурге. Авторы статей в этом блоге петербургский адвокат Сергей Егоров, изобретатель сферной политики Лев Семашко, интеллигент Леонид Романков, писатель Александр Сазанов, публицист Павел Цыпленков, культуролог Сергей Басов, общественник Юрий Вдовин в декабре 2011 года критиковали фальсификацию выборов.
Петербургские политики и в настоящее время внимательно следят за судьбой России, помещают в этом блоге свои ссылки на интересные сообщения в Интернете, предложения, заметки, наблюдения, статьи, газетные вырезки.

На страницах этого дневника вы найдете интересные статьи:




Новейшая история России в книге
«Колбасно-демократическая революция в России. 1989-1993»

Евромайдан – именно так мировые СМИ до сих пор называют события в Украине. Украинцы также, общаясь с Западом, настаивают: это была борьба за европейские ценности – за свободу, за верховенство права. Люди вышли на улицы, чтобы добиться справедливости, чтобы бороться с коррупцией. Лозунги Майдана 2013-2014 годов созвучны тем, что звучали во время освободительных революций последней четверти века: от бархатных в Восточной Европе конца 1980-х до Арабской весны начала 2010 года. Начиная с 2014-го произошла серия референдумов, некоторые из которых, например, в Крыму или на территориях, контролируемых группировкой «ДНР», были постановочным народным псевдоволеизъявлением, другие – следствием популизма, например, британский референдум по выходу из ЕС или нидерландский об ассоциации Евросоюза с Украиной. В этот период произошла также оккупация и аннексия Крыма. В Европе стали набирать силу популистские движения, которым ближе по духу «нелиберальная демократия». На референдуме в Нидерландах победили именно противники евроинтеграции. Большинство британцев проголосовало за выход из ЕС, а американцы выбрали президентом Дональда Трампа, чьи идеи об изоляции, то есть отмежевание США от остального мира, далеки от тех европейских ценностей, о которых шла речь на Майдане. Был ли Майдан последней демократической революцией нашего времени? Как вписать его в исторический контекст с точки зрения 2016-го года? И насколько изменения в Украине зависят от настроений в Европе и на Западе?
Громадське задало эти вопросы украинским и мировым интеллектуалам и исследователям нашего региона.
cda4237d742cb92ab00c8a5c019b27a5Энн Эпплбаум – лауреат Пулитцеровской премии, исследовательница Восточной Европы, колумнистка «The Washington Post» (США):
«Политическая система, которую молодые украинцы взяли как модель, – интернациональная либеральная демократия, которая является основой порядка в США и Европе, – стала непопулярна у себя на родине. Продвижение международных связей действительно ослабевает. Это означает, что задача для украинцев оказалась не такой, как вы думали. Вместо того, чтобы просто подать заявку на вступление в существующие демократические организации – ЕС, НАТО – имея представления, что именно присоединение к ним принесет свободу и благосостояние, надо создавать собственную жизнеспособную политическую систему. Украинцы должны осознать: никто вам не поможет, вы сами строите сильное государство и защищаете собственные границы. Вы сами по себе. Дорога к независимости будет сложнее, но и результат может быть сильнее и надежнее – это будет более самодостаточная Украина.
31d42d914596e1da7f462feeb634e5fdАндрей Портнов, историк, редактор historians.in.ua (Днепр – Берлин)
Я не уверен, что Майдан было бы корректно описывать как «либеральную революцию», но совершенно очевидно, что он апеллировал к Европейскому Союзу, который к тому времени уже де-факто не существовал, и говорил о «евроинтеграции», которая на тот момент была просто невозможна. Европейского Союза, который действительно поддержал постмайданную Украину образца 2014 года и мог бы всерьез рассмотреть вопрос о ее членстве, на тот момент просто не было. Brexit сделал эту очевидность наглядной. Ход и результат британского референдума, как и ход и исход президентских выборов в США, на мой взгляд, вписываются в общую тенденцию текущего момента, которую можно назвать, по Марку Лилла, «концом сосредоточенного на идентичности либерализма» (the End of Identity Liberalism) или, по Александру Филиппову, «концом идеологии глобализации». В разных странах (в конце концов, не только так называемого «западного мира») заметен рост общественной потребности в сохранении культурной идентичности и национального суверенитета. В случае последнего, все больше людей возлагают надежды на государство как территориально очерченное сообщество граждан, одновременно отстраняясь от глобальной торговли, туризма или глобальных (ненациональных) идентичностей. В этом контексте стоит задуматься вместе с А. Филипповым: а не было ли то, что многим казалось окончательным триумфом глобализма, только временной передышкой по аналогии с годами «золотого покоя» в Западной Европе накануне Первой мировой войны?
0c0bed842fae3ea3eb48135e466421aeКарл Шлёгель, исследователь истории Восточной Европы, России, публицист (Германия):
Возможно, Евромайдан был последним крупным массовым движением в череде таких мощных народных сдвигов, которые начались в 1989 году в Центральной и Восточной Европе. С точки зрения настоящего, Майдан кажется первой серьезной, рискованной попыткой проблематизировать понятие Европы за пределами послевоенного миропорядка. Это начало эрозии путинской России стоит за так называемым «украинским кризисом». Это начало переосмысления подхода к обороне Европы после долгого периода иллюзий относительно счастливого конца истории. Мы снова учимся бороться за наши ценности, наш образ жизни, за то, за что люди умирали и до сих пор умирают в Украине.
17ba44b7ac493ca6e801736f626b3145Сесиль Весье, политолог, автор книги «Сеть Кремля во Франции» (Франция):
Как по мне, слишком рано говорить, что это последняя революция, то есть пока она действительно хронологически является последней демократической революцией в мире. Сейчас кажется, что воцаряются другие тенденции, однако это происходит в других странах, в другой части Европы. Это факт, что до сих пор в Восточной Европе есть народы, которые предпочитают приближаться к Европе и уходить из-под влияния Кремля. Еще слишком рано признавать возвращение к старому строю, хотя те силы, которые этого хотят, действительно существуют. Если мы посмотрим на Францию, то увидим, как Марин Ле Пен, лидер партии «Национальный фронт», получает достаточно большую поддержку, на выборах президента она получит немало голосов. Люди, которые готовы за нее голосовать, могут и не разделять всех ее идей, концепций, но они за неё голосуют из чувства недовольства, страха перед миром, перед изменениями.
f1366ad4ca825ffb12376987a4c2c17cВасилий Черепанин, культуролог, директор Центра визуальной культуры (Украина):
Любые нереализованные революционные возможности могут легко обернуться в свою идеологическую противоположность. Если вы рассматриваете Майдан в контексте недавних революционных событий, например Арабской весны или движения Occupy, то увидите, что они являются звеньями в цепи событий, запущенных экономическим кризисом 2009-го года. О Майдане говорят, что он был наивным. Да, он мог быть таким, он имел определенное видение будущего, вполне утопическое. И сейчас этот взгляд меняет постапокалиптический, антиутопический образ. Мир получил Трампа, Brexit, Путина, Орбана, Эрдогана, Ле Пен. И мы получаем другую логику, которая зацикливается на прошлом. То же свойственно и процессу декоммунизации в Украине. Мы скорее переписываем историю, пытаемся избавиться от нашей фрустрации, вызванной воображаемым прошлым.
45da2ffe8e64cd1fb49e13d160ace3efГаля Акерман, писательница и журналистка, исполнительный директор «Европейского форума за Украину»
Есть один парадокс, который не был таким ощутимым, когда проходил Майдан, – но сейчас он становится заметным. Заключается он в том, что Майдан состоялся в некотором противоречии с западным мейнстримом. Я имею в виду возвращение к традиционным ценностям, к закрытости. Сейчас во многих западных странах ценности безопасности ставятся выше демократических.
Симптомом этого является то, как закончились выборы в Америке. Сейчас наблюдаем изоляционистскую позицию ряда европейских стран. Видим, что произошел Брексит; во Франции президентом вполне может стать Марин Ле Пен и тогда страна тоже может оставить ЕС. Если же президентом станет Франсуа Фийон – наиболее пророссийский из правоцентристских кандидатов – то будет осуществлять программу социальной политики, очень похожую на программу Ле Пен.
Украина в этом новом тренде является трагической фигурой. Ведь в Украине произошла революция, целью которой была победа европейских ценностей. А оказывается, что в самой Европе эти ценности сегодня ставятся под сомнение.
С другой стороны, сегодня водораздел в Европе проходит также вот по какой линии: между бывшими имперскими нациями и нациями, которые были под имперским гнётом. Франция, особенно «глубинная» Франция, до сих пор не преодолела своих имперских комплексов. Поэтому она увлекается Россией, как может делать одна имперская нация по отношению к другой. Другие страны, которые поддерживают Путина, это страны бывшей Австро-Венгерской империи, Австрия и Венгрия, то есть страны с имперским наследием.
Похожий поворот к реакции состоялся в последнюю треть 1930-х годов. Тогда очень агрессивной была Германия, которая открыто хотела завоевать «жизненное пространство», но было также много фашистских движений в ряде других стран. В разных странах Европы были также профашистские правительства. Америка же, как и сегодня, вела изоляционистскую политику. Тогда это была реакция на испанскую революцию, это был страх перед коммунизмом – и целый ряд европейских правительств хотел купить мир ценой определенных уступок Гитлеру.
Источник: Наталья Гуменюк, Татьяна Огаркова, Жанна Безпятчук, Владимир Ермоленко /
Громадское

Отголоски Майдана, или два года после революции в Украине

Что принесла Революция достоинства нашей многострадальной стране? Поднялся ли уровень жизни и как теперь жить в Украине?

Я пишу это как украинец и как человек, который жил в Украине всё это время. Ни к каким «ватным» или иным движениям себя не приписываю и делаю выводы не на основе СМИ, а на основе статистики и личных наблюдений непосредственно изнутри.

Итак, уже прошло 2 года с момента окончания Евромайдана в столице Украины, Киеве. Для начала вспомним, какая цель была у людей, которые вышли на акции протеста. Убрать действующую коррумпированную власть под началом В.Януковича, подписание ассоциации с Евросоюзом, проделывание реформ, которые бы сподвигли экономический рост страны.

Что мы имеем к началу 2017 года?
Экономика страны за это время упала более чем на 5%, внешний долг вырос до $150 млрд, и, казалось бы, Украина получала кредиты от МВФ и помощь от США на подъем экономики и социального сектора, но вместо этого мы видим полное отсутствие интереса политиков жизнью граждан, резкий рост цен и остановку производства крупнейших заводов, среди которых:

Авиастроительный концерн «Антонов»
Автомобильный завод «Часив Яр»
Автомобильный завод «Черкасский автобус»
Автомобильный завод корпорации «Эталон»
Азотный завод «Ривнеазот», город Ровно
Азотный завод «Северодонецкое объединение Азот», город Северодонецк
Аккумуляторный завод «Веста»
Баливский комбинат хлебопродуктов
Днепропетровский комбайновый завод
Днепропетровский трубный завод
Завод «Азовские смазки и масла»
Завод «Днепрошина»
Завод сельскохозяйственной техники «Львовсельмаш»
Запорожский автомобильный завод
Запорожский арматурный завод
Запорожский сталепрокатный завод
Запорожский ферросплавный завод
Киевский завод безалкогольных напитков «Росинка»
Кременчугский автосборочный завод
Львовский автобусный завод ЛАЗ
Лохвицкий сахарный завод
Машиностроительный завод «Азовмаш»
Оржицкий сахарный завод
Ровенская спичечная фабрика
Троицкий маслодельный завод
Харьковский авиационный завод
Харьковский тракторный завод (все еще работает, на 4-дневном графике)
Цементный завод «Пушка» в г. Краматорск
Южный машиностроительный завод имени О. М. Макарова

Уровень инфляции на данный момент составляет 9,39%, а курс доллара, который до Майдана был 8 гривен за 1 доллар, теперь составляет 26,2 гривны за 1 условную единицу.
Также Украина де-факто потеряла один из важнейших регионов — Донецкую и Луганскую области. И, конечно, никто не забыл про переход Крыма в состав Российской Федерации. Можно ли это назвать побочным эффектом революции «достоинства», и если да, то какое достоинство имеет страна, которая допустила подобный исход?

Закрыт экспорт в Россию, от чего, прежде всего, страдает сельскохозяйственная промышленность. Доля авиарейсов в Россию, которые закрыты с 2015 года, составляла более 20%.
Благосостояние населения падает с каждым днём, происходят задержки зарплат, массовые сокращения, связанные с остановкой производства и недостаточным финансированием, рост преступности, тысячи погибших людей и ещё больше тех, кто стал инвалидом.

Вновь поднимаются тарифы на отопление, так называемые новые европейские тарифы. Национальная комиссия госрегулирования энергетики и коммунальных услуг сообщила, что текущий средневзвешенный тариф тепловой энергии будет увеличен на 22,38%. Только почему когда они хотят поднять тарифы к европейским (для сравнения, средний платёжный чек в Финляндии — 120 евро, в Париже — 99-110, в США — 99 долларов (Пенсильвания)) они забывают, что в той же Финляндии минимальная зарплата на 2015 год составила 3200 евро, а в Украине — 1650 гривен, то есть, 60,74 евро (от 1.12.2016).

Следующим пунктом хотелось бы отметить что шансы на вступление в ЕС практически равны нулю на много лет вперёд, а то, что политики «скармливают» народу сказки о безвизовом режиме, только показывает необразованность и готовность людей «хавать» всякую ересь.

Ну и напоследок о гаранте украинской Конституции. Закончить АТО за три месяца, продать фабрику Рошен, создать боеспособную армию, поднять пенсии и обещание ЕС. Именно такими словами взошёл на президентский пост Петр Порошенко, и как вы догадались, ни одно из этих обещаний и близко не было выполнено, но украинские СМИ, работающие под началом олигархов, уверенно и нагло врут с голубых экранов, зомбируя украинский народ как кучку аквариумных рыбок.


Комментариев нет :

Отправить комментарий